Главная Обратная связь Добавить в закладки Сделать стартовой

Системы придворных карт колод Райдера-Уэйта и Тота

08.10.19 | Категория: Гадания

В разных колодах семейная модель используется по-разному. Цель этого — подчеркнуть разные роли, исполняемые ее членами, и взаимоотношения между ними, либо проиллюстрировать определенную метафизическую систему.

В конце XIX века Герметический Орден Золотой Зари разработал систему соответствий стихий рангам, а не только мастям, что было хорошо известно и ранее. Так паж олицетворял плодоносную землю, а королева — эмоциональную воду. Рыцарь на коне являл динамическую и инициирующую силу огня. Однако ввиду того, что огонь и вода суть первичные элементы, естественными партнерами оказывались рыцарь и королева. Тогда рыцари были «повышены» до королей (новый ранг был от руки написан на их картах), в то время как бывшие короли оказались низведены до положения сыновей, или принцев, и таким образом стали ассоциироваться со стихией воздуха. Пажей сделали дочерьми, или принцессами, чтобы обеспечить должный гендерный баланс.

Как Артур Эдвард Уэйт (автор колоды Райдера-Уэйта, картинки к которой выполнила художница Памела Колман-Смит), так и Алистер Кроули (в сотрудничестве с Фридой Харрис создавший Таро Тота) были членами Золотой Зари. Уэйт следовал стандартной традиции Таро, согласно которой король был главной придворной картой. Кроули же оставил титул рыцаря для супруга королевы, сделав его тем самым главой семьи, а короля понизил до принца. Эти два подхода отражают фундаментальную разницу в видении мира.

В традиционной системе, использованной Уэйтом, был сделан упор на власть и объективность официального, возведенного на трон короля. Для Кроули куда важнее была динамическая (и сексуальная) энергия рыцаря. Этот конфликт точек зрения мы еще обсудим позднее. В последующих главах этой книги еще будет рассказываться о стихийных ассоциациях придворных карт, однако уже сейчас следует сказать, что супруг королевы (будь то король, рыцарь или кто-то еще) всегда ассоциируется со стихией огня. Во многих колодах (в том числе и Райдера-Уэйта) создатели недостаточно ясно отразили эти соответствия, что открыло простор и для других интерпретаций.

Что собой представляет семейная модель, состоящая из короля, королевы, рыцаря и пажа — как в Марсельском Таро или Таро Райдера-Уэйта? Это ранги, соответствующие европейскому королевскому дому феодальной эпохи. По характеру это общество было патриархальным. Король являлся абсолютным владыкой своего домена, который он унаследовал в свое время от отца. Его супруга, королева, входила в семью, как правило, как залог политического союза для объединения земель. От нее ожидалось, что она произведет на свет здорового и сильного сына — наследника трона и будущего властелина. Рыцарь мог быть просто одним из военачальников короля или молодым амбициозным вассалом, но также и тем самым сыном и наследником, в чьи обязанности входит беспрестанно доказывать свою доблесть на турнирах и в битвах. Он может быть пылок и склонен к бунту, но все его бунты — не более, чем безопасные издержки «юношеского рвения». Вдоволь наигравшись в приключения, он в один прекрасный день слезет с коня и воссядет на трон отца, став новым хранителем и символом status quo. Паж может быть домашним прислужником, или даже приемным ребенком, не связанным с остальными членами семьи кровно, но все же живущим в доме и служащим удовлетворению их нужд.

Многие элементы такой модели домашнего уклада до сих пор живы в нашей современной культуре. Даже если мы живем в нетрадиционной семье или работаем с менее авторитарными парентальными моделями, фигура отца как «владыки замка» и недвусмысленная цепочка передачи власти от отца к матери, затем к старшему ребенку и к младшему все еще несет мощную социальную нагрузку и вызывает сильные личные реакции.

В Таро Тота первичная пара — это рыцарь и королева, а их сын и дочь называются соответственно принцем и принцессой. В Ордене Золотой Зари королем называли персонажа, сидящего верхом на лошади, в то время как бывший король именовался принцем или императором и изображался едущим на колеснице. В Кроуливском варианте источником изложенной ниже концепции стали языческие культуры допатриархальной Европы и Египта.

Некогда отдельные человеческие сообщества были настолько изолированы друг от друга, что стали генетически вырождаться, теряя жизненную силу и способность к деторождению. Поскольку их правители часто считались богами, их здоровье и благополучие в глазах народа были напрямую связаны с процветанием земли и общества. Когда король становился старым и бесплодным или получал рану (как Король-Рыбак в цикле легенд о Святом Граале), земля истощалась и превращалась в пустыню, либо же являлось ужасное чудовище, которому король оказывался не в силах противостоять. Чтобы вдохнуть новую жизнь в королевский род, продолжавшийся по линии королев, нужна была новая кровь (и новый генетический материал). Когда в город приезжал странствующий рыцарь, ему полагалось пройти испытание, в котором должны были проявиться его сила и мудрость. Рыцарю предстояло победить дракона или сфинкса, разгадать загадку, спасти деву или добыть сокровище. Часто его действия приводили к тому, что прежний король так или иначе переходил в мир иной. Преуспев в выполнении задания, он получал в награду руку королевы. Их сын становился принцем, которого с детства прочили в будущие короли. Их дочь, принцесса, олицетворяла плодородие людей и преемственность линии рода, в то время как королева, ее мать, была символом королевского престола или земли как таковой.

Система Таро Тота, таким образом, представляет совершенно иную семейную динамику, в которой мужчины правят благодаря своему союзу с женщинами, представляющими род и суверенитет страны и ее народа. Рыцарь в ней куда более могуществен и властителен, чем традиционный король, и параллельно с этим обладает всей жизненной силой и динамичностью традиционного рыцаря. Рыцарь должен доказать, что он достоин быть принятым в род, что весьма иронически отражает в перевернутом виде положение женщин в патриархальном браке, характерное для феодальной модели, и наоборот утверждает матриархальный брак, сохранившийся в волшебных сказках и фольклоре. Само управление государством как таковое, в основанных на феодальной модели колодах являющееся прерогативой короля и потому синонимичное абсолютной власти, в колоде Тота отдано принцам. Это смещает его по важности на второе место в сравнении с героизмом и сексуальной мощью рыцаря. Принц, которого Кроули именует также императором, побуждается действует не сам, а исключительно по приказу отца или матери. Принцесса Таро Тота олицетворяет женский потенциал, а не детскую подчиненность, характерную для традиционного пажа. В некотором смысле она — самая важная фигура из всех четырех, поскольку представляет одновременно постоянство и преемственность. Именно через нее королевский род продолжается из поколения в поколение, давая тем самым жизнь и королевству как институту. Итак, в Таро Тота каждая придворная карта обладает совершенно определенной силой, очень важной для выживания системы, которая поддерживается в динамическом равновесии, благодаря взаимодополняющим ролям мужских и женских архетипов на обоих уровнях.

Очень важно понимать, что система Тота отличается от Райдер-Уэйтовской не только именами придворных карт, но и взаимоотношениями между ними. И не существует способа уравнять карты одной колоды с картами другой, так чтобы они означали одно и то же.

Статья "Системы придворных карт колод Райдера-Уэйта и Тота " опубликована на сайте мир народной медицины
(голосов:0)
Похожие статьи:
{related-news}
Народные рецепты красоты
© 2012 Мир народной медицины | Все права защищены.Копирование материалов запрещено
Яндекс.Метрика