Главная Обратная связь Добавить в закладки Сделать стартовой

Благодаря историям о Дракуле и ему подобных возникла уже целая индустрия - сегодня известно множество литературных произведений и более 180 фильмов. Проводятся даже конгрессы на тему вампиризма. Можно понять румын, которые используют байки о вампирах для привлечения туристов на курорты Трансильвании, но что заставляет собираться на эти конгрессы ученых, литераторов, деятелей искусства со всего света?

Недавно чешские археологи отыскали убедительные доказательства того, что в переходный от язычества к христианству период у народов Европы бытовала повальная вера в существование вампиров. О новых фактах стало известно в начале августа 2001 г. из передачи "Радио-Прага".

Самое обширное в Чехии кладбище вампиров обнаружено одним из археологов в небольшом городке, расположенном всего в нескольких километрах от Праги. Захоронения на этом кладбище проводились с древних времен, а в Х-ХI вв. здесь было погребено особенно много людей, подозреваемых в вампиризме. По сути дела, это единственный в стране некрополь, предназначенный исключительно для ночных кровопийц.

Впрочем, подобные захоронения находят повсюду. Лютовский, автор книги "Могилы наших предков", утверждает, что почти на любом старинном кладбище есть по крайней мере хотя бы одна могила, где похоронен вампир. Чтобы удержать злодея от возвращения в мир живых, порой прибегали к весьма радикальным мерам. Обнаружены захоронения, в которых череп покойника раздроблен железными гвоздями, сердце пробито деревянным колом, подошвы ног рассечены, а в рот вонзен нож - последняя мера, гарантирующая, что вампир не сможет больше пить ничью кровь. Археологи, работавшие в алтарной части часовни Святой Троицы в моравском городе Простехове, нашли останки предполагаемого вампира в гробу, укрепленном коваными железными брусками; ноги трупа завалены грудой камней, а туловище отделено от остальных частей тела. Страх перед вампирами заставлял людей начисто забывать о традиционном уважении славянских народов к смерти. Чего же так боялись наши предки?

Оказывается, в этих страхах есть и эротический элемент. По славянскому поверью, вампир после смерти мог вступать в интимные отношения с женщиной и производить потомков, которые рождались бы, ко всеобщему ужасу, без костей. В Словакии вампиры внушали людям страх даже в нашем столетии. В 1930-х гг. пресса писала о том, что найден гроб, перетянутый цепями, - таким образом, очевидно, пытались предотвратить выход погребенного вампира наружу. В 1991 г. этнологи обнаружили в Словакии гробницу, усыпанную семенами опиумного мака. Вампир должен был сосчитать маковые зернышки, что, естественно, отняло бы у него очень много времени. Иногда для этого использовали и зернышки проса.

Нынешние голливудские байки о Дракуле существенно отличаются от тех мрачных кладбищенских историй, которые из поколения в поколение передавали друг другу наши предки. В современной интерпретации вампиры чаще всего боятся солнечного света, у них длинные ногти-когти и торчащие клыки. Согласно другому признаку, вампир бледен до тех пор, пока не выпьет чьей-то крови. Что же может убить вампира? Солнечный свет, чистая родниковая вода или деревянный кол, воткнутый в сердце. Венгры и румыны клали на шею трупа серп. По их мнению, он сам срезал бы себе голову, если бы надумал выйти! Святая вода может сжечь вампира, а крест, серебро или запах чеснока отпугивают.

Описания вампиров у разных народов поразительно схожи. Разница есть, но она незначительна. В одних легендах вампир изображается как чудовищное, наводящее ужас существо, в других - как обычный человек, который почему-то не умер в надлежащий срок, а затаился в своем укромном убежище, чтобы под покровом ночи выходить на охоту за очередной порцией живой крови. Но все-таки кто же он, вампир, - чудовище или обычный человек? Ответ, как водится, лежит где-то посередине.

Поскольку доморощенный лекарь знал не так уж много, все необычное и странное, что происходило вокруг, должно было иметь некое сверхъестественное, мистическое объяснение. Церковь же учила, что все козни - от дьявола, потому-то странные события случались обычно по ночам. На этом фоне и рождались легенды о вампирах. Как же это происходило?

Предположим, в некой деревне неожиданно умирали один за другим несколько сельчан, причем, на первый взгляд, без причины. Местный знахарь ничего вразумительного сказать не может. Люди запираются в своих хижинах и со страхом ждут, какую еще каверзу учинит сатана. Внезапно одна из женщин, проснувшись поутру, обнаруживает у себя странную бледность. Затем другая в том же селе видит вспухающие кровавые следы укусов на своем теле. Несколько дней спустя опять похороны, и тут народ замечает, что гроб в одном из склепов вроде бы слегка сместился, а это как раз гроб мужчины, умершего на прошлой неделе. Крышку гроба снимают, и что же? Все видят, что на лице покойника гримаса предсмертной муки, оскал рта обнажил непомерно большие зубы, а на губах следы крови. Кто-то указывает на волосы и ногти мертвеца - они явно выросли, и на ногтях тоже следы крови! И уж совсем странно, что кожа трупа - вместо гробовой бледности - выглядит красноватой. Тело отнюдь не закостенело - оно податливо, даже слишком. Ну все ясно! Скорее за священником! Нужны святая вода и кол в сердце. И тут умерший (или не умерший?), в которого вонзили деревянный кол, вдруг оживает, изгибается и извивается, пока, пригвожденный колом, не затихает навеки.

Так примерно и появляется живучая легенда. А что если посмотреть на это происшествие с точки зрения медицины?

В средневековой Европе люди довольно часто умирали неожиданно и в массовом порядке. То чума, то холера, то другие эпидемии. В те времена, когда никаких холодильных устройств еще не изобрели, умерших старались хоронить как можно быстрее, особенно, если было тепло. Каталептическое состояние, кома, транс или паралич означали тогда одно: быть погребенным заживо. При каталепсии к тому же возникает такое двигательное расстройство, что человек застывает в принятой или приданной ему позе, а тело обретает "восковую гибкость". И хотя человек сознает все, что происходит вокруг, он не может ни шевелиться, ни говорить. Дыхание и сердцебиение замедляются настолько, что окружающие их вообще не замечают. И такое состояние может длиться несколько дней. Полуграмотный деревенский лекарь в таких ситуациях звал священника, а если это случалось в период эпидемий, приглашали гробокопателя.

А затем "покойник" неожиданно просыпался в гробу, но гроб уже был забит гвоздями. Понятное дело, человек впадает в панику, мечется, отчаянно скребет ногтями крышку гроба, но все тщетно. Обреченный умирает мучительной смертью - от удушья, жажды, обезвоживания организма. И не исключено, что в последние минуты страданий он кусает свои губы или язык.

Теперь берутся за дело силы разрушения - тело начинает разлагаться. Оно усыхает, сокращается в объеме из-за обезвоживания. Кожа натягивается, вследствие чего плоть отступает, обнажая основание волос и ногтей (они становятся длиннее). Открываются десны, которые тоже ужимаются, создается впечатление, будто у человека выросли длинные клыки. Клетки крови распадаются на химические компоненты. Один из них - билирубин, оранжево-коричневый пигмент - является продуктом распада гемоглобина. Он оседает в поверхностных кровеносных сосудах, придавая коже красновато-ржавый оттенок. Через несколько суток процесс окостенения тела завершается, и оно вновь становится гибким. Газы, образующиеся из-за разложения тканей, скапливаются в грудной и брюшной полости. Когда гроб открывают, люди видят результат всех этих естественных разрушительных процессов. Деревянный кол, протыкающий тело, высвобождает воздух, тело начинает сокращаться и как бы двигаться.

Есть, однако, и некоторые другие медицинские причины, которые могли породить такие легенды. Например, кожное заболевание, при котором вокруг рта появляется сиреневатый оттенок, - таких больных тоже могли принять за кровопийц. При некоторых дерматологических нарушениях возникают локальные кожные изъязвления. Одно из таких нарушений - Pemphigus /ulgaris - может даже привести к появлению пятен, напоминающих следы укусов, на лице и шее. И, наконец, некоторые врожденные деформации порождают чрезмерный рост зубов, создающих впечатление звериных клыков.

Писатели, журналисты и кинематографисты сделали вампиризм популярной темой, но следует признать, что внешность вампиров списана с натуры: у людей, страдающих порфирией или ангидратической эктодермальной дисплазией, нарушается формула крови - в ней не хватает эритроцитов и железа. У таких больных солнечный свет может вызывать ожог кожи, потому они переходят на ночной образ жизни, бледнеют, у них меняются волосы и ногти, а под кожей скапливается особый пигмент - порфирин. Вследствие нарушений в работе эндокринных органов эти отшельники обрастают жестким волосом, похожим на звериную шерсть. Необычный вид таких больных и необъяснимость их поведения особенно поражают воображение обывателя. Достаточно произойти нескольким таким случаям, чтобы о них потом рассказывали веками.

Проблема, однако, и в самом деле существует. Вампиры (или вообразившие себя таковыми) встречаются и в наши дни. Если это не жертвы описанных выше заболеваний, то, скорее всего, люди, которые, начитавшись историй о вампирах, повредились рассудком. В средневековой книге "Черный туман" описаны особые вампирические ритуалы, в частности, утверждалось, что мужчина, пьющий кровь девственницы, мог стать бессмертным двуполым существом. В 1911 г. во Франции судили некоего Самуэля Мазерса за то, что он "совершал акты вампиризма с целью продления жизни". Адепты определенных тайных обществ верили (а иные верят и поныне), что регулярно потребляемая свежая кровь может сделать человека если не бессмертным, то долгожителем. У некоторых народов, например у североамериканских индейцев, бытовало поверье, что в крови растворена душа, а значит, можно позаимствовать некоторые качества другого живого существа, если выпить его кровь. Этим объясняются и соответствующие магические ритуалы. Не случайно вампиры предпочитают пить кровь молодых, красивых и сильных людей. Говорят, в секте хлыстов существовал когда-то ритуал, во время которого они "причащались" плотью и кровью младенца - первого мальчика, рожденного избранной в "богородицы" женщиной. Чаще встречаются вампиры-одиночки. Итальянский бандит Гаэтано Маммоне имел привычку припадать губами к ранам своих несчастных пленников, а в 1949 г. стал известен лондонский вампир Джон Хейг, который убил 10 женщин с единственной целью - выпить их кровь.

В последние десятилетия опыты ученых с пептидами как носителями информации и стимуляторами иммунитета навели кое-кого на бредовые мысли, что с помощью этих "коротких" белков можно передавать качества, свойства и даже способности одного человека другому, точнее, множеству других. Так что почва для психогенного вампиризма существует и сегодня. Немудрено, что новоявленный вампир (по описанию, высокий мужчина в плаще с огромными клыками) обнаружился недавно в США: у его 17 жертв была прокушена шея и выпита кровь. ФБР объявило в розыск 42-летнего Пола Мерриота: с 1994 г. он совершил нападения на молодых девушек в 11 разных штатах США. Широко известна и история техасской женщины-вампира Кейн Пресли. Она, в отличие от других вампиров, не прячется и не скрывает, что ей ежедневно требуется стаканчик-другой свежей крови. Ее вампирский "стаж" - без малого 30 лет. В качестве добровольных доноров Пресли использует своих сексуальных партнеров - надрезает им руку и осторожно сосет кровь. Иногда ей приносит коровью кровь местная молочница.

Все это вовсе не значит, что живая кровь излечила бы этих несчастных, скорее наоборот: она плохо расщепляется и очень вредна для почек. Медики уверяют, что, выпив более полутора стаканов, можно вообще тяжело отравиться. Вылечить таких вампиров может не кровь, а хороший психиатр, но жертве от этого не легче.

И что же нам теперь делать? Беречь свое психическое здоровье и пореже смотреть ужастики на тему вампиризма.



Они свидетельствуют, что и за гробом нас ждет царство света. Тоска по ушедшим в мир иной близким - одно из самых мучительных наших страданий. Иногда горечь утраты настолько непереносима, что накладывает неизгладимый отпечаток на всю последующую жизнь человека, лишая ее смысла и радости. Продолжая жить, мысленно он далеко: в воспоминаниях, в бесплодных попытках загладить свою вину, в мысленных диалогах с умершими и т.п. Можно ли изменить ситуацию и вернуть человека к полнокровной жизни? Да, считает знаменитый исследователь проблемы жизни после смерти Раймонд Моуди. Моуди написал новую книгу «Все о встречах после смерти», которая одновременно является как продолжением его прежних исследований, так и открытием необычного средства терапии для людей, чья психика сильно пострадала в результате смерти близкого человека. Прихожая царства мертвых. Статистика говорит: около 65 процентов вдов видят призраков умерших мужей; до 75 процентов родителей, потерявших ребенка, сохраняют контакт с ним (визуальный, слуховой и т.д.) по крайней мере в течение года. И тем и другим, попавшим в царство горя, это приносит облегчение. Однако подобные встречи с умершими происходят непроизвольно и не могут быть организованы по заказу, чтобы наблюдать и исследовать их в лабораторных условиях. В предыдущих книгах Моуди писал о воспоминаниях людей, переживших клиническую смерть. Очень часто, пока врачи боролись за жизнь пациентов, они совершали необычные астральные путешествия, в которых встречали своих умерших родственников и друзей. Все эти странные существа сообщали, что в загробном мире им живется прекрасно, но убеждали пациентов вернуться, так как их земной путь еще не закончен. Такие встречи производили на больных неизгладимое впечатление и, как правило, изменяли их отношение к жизни и смерти. Они переставали бояться последней, на собственном опыте убедившись, что это лишь переход к иной, более счастливой и прекрасной жизни. У людей исчезали комплексы, болезни, возникало новое, оптимистическое восприятие жизни. То есть налицо был целебный эффект от переживаний во время клинической смерти. Однако у этой зоны, в которую попадали «путешественники», есть своя четкая граница, далее которой человек не способен продвинуться, иначе он умрет окончательно и бесповоротно. Моуди назвал ее срединной областью - перекрестком физического и потустороннего мира. Неожиданно для себя ученый открыл, что на самом деле встречи с умершими родственниками могут проходить не только в срединной области, причем не обязательно во время клинической смерти. Таинственные возможности зеркал С древних времен люди использовали полированные чаши, наполненные водой, стеклянные шары, просто речную воду, фонтаны и водопады, чтобы вызывать различные видения. И конечно же, они использовали для этого зеркала. Особая техника смотрения в зеркало (далее - ТСЗ), по словам Моуди, «дает возможность людям видеть духов умерших родственников практически в любое время по их желанию... Способность видеть образы умерших родственников сулит большую пользу. Горе некоторых людей не знает границ, когда они теряют близких. ТСЗ позволяет перенесшим тяжелую утрату утешиться. Думаю, это свойство ТСЗ - наибольшая награда для нас, ибо такое горе является одной из самых тяжелых душевных болей». Людям всегда досаждают разные тревоги, но одну из них они не преодолевают никогда: это страх смерти. ТСЗ помогает проникнуть совершенно новым и безопасным путем в срединную область. В отличие от книг и кинофильмов призраки здесь не ужасны, а доброжелательны. Проведя несколько пробных экспериментов с зеркалами и получив в результате подтверждение своей идеи, что человеку вовсе не обязательно пережить клиническую смерть, дабы встретиться с духами умерших, Моуди решил подойти к делу серьезно, изучив все возможные техники вызывания подобных видений. У древних греков, например, для этих обрядов существовали психомантеумы, или оракулы мертвых. Наиболее известное подобное место, по словам древнегреческого географа Страбона, располагалось в Западной Греции в городе Эфир (или Эпир). Те, кто управлял оракулами, селились в подземных глиняных домах, соединенных туннелями. Они никогда не выходили на поверхность днем, покидая свои пещеры лишь ночью. В конце 50-х годов греческий археолог Сотир Дакар обнаружил это место и начал раскопки. Оракул оказался сложным подземным комплексом келий и лабиринтов, сходящихся к большой пещере, где и происходили свидания с привидениями. В ней Дакар нашел остатки гигантского бронзового котла. Когда-то внутренняя поверхность котла была отполирована и привидения можно было наблюдать на поверхности воды, заполнявшей его. Большие размеры создавали огромные, в натуральную величину, видения. Надо заметить, что посетителей оракула тщательно готовили к таинству. Месяц они находились под землей, затем их проводили по темным коридорам и кельям, и лишь потом они попадали в пещеру. После долгого одиночества в темноте посетителей ошеломляли мерцающие огни, отбрасывающие феерические тени на стены. По окончании церемонии свидания с призраками умерших искателей этих встреч окуривали для очищения серой и выводили на свет к реке, где они совершали ритуальное омовение. Современный психомантеум «Изучив историю ТСЗ,- пишет Моуди,- я решил попытаться воспроизвести... свидания с умершими на греческий манер... Я превратил верхний этаж моей старой мельницы в Алабаме в современный психомантеум... В одном конце комнаты на стене было закреплено зеркало в четыре фута высотой и три с половиной фута шириной». На расстоянии трех футов от зеркала разместилось легкое удобное кресло. На изогнутом стержне висел черный бархатный занавес, окружавший зеркало и кресло, так что получилась темная камера. Поэтому зеркало отражало только кристально чистое пространство темноты. За креслом находился единственный источник света - небольшой светильник из цветного стекла с лампочкой в 15 Ватт. Моуди просил участников экспериментов приносить какие-нибудь памятные вещи, принадлежавшие умершему. Затем проводил с ними целый день, неторопливо прогуливаясь на природе и выясняя причины, по которым человек пожелал встретиться с тем, кто ушел из этого мира. Некоторое время спустя, набравшись опыта, ученый понял, что подготовка к встрече играет очень важную роль. Она облегчает переход к измененному состоянию сознания, в котором только и возможны подобные свидания. Детали подготовки к встрече с призраком Моуди описывает подробно не только потому, что является серьезным исследователем, но и как руководство для тех, кто захочет заняться подобными экспериментами самостоятельно. Его опыт показывает, что такая техника работы с зеркалами не может причинить вреда, несмотря на многочисленные байки о коварности зеркал и даже смертельной опасности каких-либо обрядов с ними. Так что же лучше всего способствует переходу в измененное состояние сознания? Красота природы - что-то очень глубокое в человеческом естестве откликается на нее. Изменение чувства времени - люди, испытавшие измененные состояния сознания, часто говорят о нарушении чувства времени. Чтобы помочь подопытному «потеряться» во времени, Моуди заставлял их снять часы, а также убирал все механизмы, висевшие в доме. Большая библиотека, обставленная старинной мебелью, также создавала атмосферу прошедших времен. Ту же роль играла и сама мельница, построенная в 1839 году. Использовал ученый и различные художественные альбомы прошлого времени, и литературу, посвященную встречам с призраками. Встречи в зазеркалье Моуди откровенно признается, что не знает, как работает ТСЗ и почему эта система вообще работает. Он просто взял древнюю идею и использовал ее. Научное объяснение всего этого еще только предстоит разработать. «Я проводил исследование... с 1990 года и... обследовал более трехсот человек. В большинстве случаев ТСЗ использовалась для того, чтобы вызвать видение умерших близких... Однако проводились и другие эксперименты, послужившие базой для создания новаторской терапии, с целью помочь людям понять себя... Сделанные открытия были поистине удивительными. Многие пациенты виделись не с теми умершими, с которыми хотели встретиться. И таких оказалось немало - около 25 процентов. Свидания с призраками происходили не всегда в самом зеркале. Приблизительно в каждом десятом случае привидение выходило из него. Подопытные часто говорили, что оно прикасалось к ним или что ощущают его близость. Бывало и наоборот - около 10 процентов пациентов сообщали, что сами отправлялись в зеркало и там происходило их свидание с умершими». И конечно, книга Моуди насыщена многочисленными поразительными рассказами, как и все его предыдущие работы. Смерть ставит жирную точку в конце жизненного пути человека, и уже ничего нельзя изменить, исправить в отношениях с ним, невозможно пожалеть, проявить заботу. У каждого приходящего к доктору Моуди свои проблемы. Один мужчина, например, явился с навязчивой идеей: его мать много болела при жизни, и ему так хотелось узнать, хорошо ли ей в посмертии. Вечером Раймонд повел его в комнату видений, объяснил все необходимое и оставил одного. Примерно через час пациент появился в кабинете врача - улыбающийся и одновременно плачущий. Он видел свою мать! Она выглядела более здоровой и счастливой, чем в конце жизни. Мужчина сказал ей: «Рад увидеть тебя снова». - «Я тоже рада». - «Как ты, мама?» - «У меня все прекрасно»,- ответила она и исчезла. То, что мать больше не мучается, как перед кончиной, успокоило мужчину, и он ушел, чувствуя, как с его сердца упал тяжелый груз. Бывают очень яркие примеры. «Женщина пришла на свидание с умершим дедушкой. У нее был с собой фотоальбом, и она рассказывала мне о своей любви к дедушке, показывала снимки. Она ушла в комнату с зеркалом в надежде увидеть деда, но никто не был готов к тому, что случилось. Она не только виделась и разговаривала с ним; когда женщина начала плакать, тот вышел из зеркала и стал успокаивать ее, обнимая и поглаживая по спине. Пациентка прекрасно запомнила прикосновения его рук и слова о том, что он счастлив там, где находится». Позднее выяснилось, что до 13 процентов подопытных вступают не только в визуальный, но и в осязательный контакт с призраками! Интересно, что немалая доля пациентов достигала контакта, уже покинув психомантеум. Они встречали умерших близких по возвращении в гостиницу, домой или, как это произошло у самого Моуди, перейдя в другую комнату. Очень близки к тому, что описывал Моуди в прежних книгах о путешествиях души в срединную область, некоторые случаи из его практики ТСЗ. «25-летняя женщина пришла искать воссоединения с любимой тетей Бетти... Ее беспокоило, что та умирала в одиночестве, страдала и не была в состоянии попросить помощи в свои последние часы. Вот что рассказала эта женщина: «Сначала я увидела в зеркале цветные россыпи и маленькие яркие искры. Дымка заполнила зеркало, а потом оно засияло ярким светом. Я видела вдалеке пейзажи и сценки, а затем мое внимание привлекла тропинка, и я знала, что должна идти по ней. И я пошла по длинному коридору, пока не увидела трех женщин. Это были моя бабушка, тетя Бетти и еще какая-то женщина, которую я не узнала. Тетя Бетти сказала, что это моя прабабушка. Она выглядела совсем молодой, поэтому я и не узнала ее - на снимках она всегда выглядела старушкой. На протяжении всей встречи меня переполняло радостное чувство, потому что они рассказывали мне, как им хорошо. Это было истинным облегчением для меня - я больше не ощущала вины перед тетей. Из-за их спин лились потоки чудесного света. Надо заметить, что мы не произнесли ни слова, но знали, что хотим сказать друг другу. Я видела их с близкого расстояния, но чувствовала, что нас разделяет невидимый барьер, который не подпускает меня к родственникам». Словом, с помощью ТСЗ, пишет Моуди, ему удалось проникнуть на перекресток миров, но как бы по другой дороге. Все оставалось как прежде: сияющий свет, встречи с умершими дорогими людьми, радостное чувство от того, что им хорошо в потустороннем мире. И уверенность, что каждого из нас ждет там царство света, а не тьмы



Зомби 1-го типа отличаются тем… что "выглядят как зомби " :). Другие же вовсе не всегда выглядят как-либо особенно. Форма одежды может иногда указывать на принадлежность к определенной группе, но она не является надежным критерием. Основной отличительный признак зомби любого типа - СПЕРТОСТЬ, принимающая агрессивные формы даже при небольших внешних попытках "поковырять программу". Тут срабатывают "системы защиты", которые могут довести клиента до прямого физического самоуничтожения, если "перепрограммировать" берутся грубо и резко. Большая часть самоубийств связана как раз с интенциальным, или же спонтанным "перезомбированием" со стороны общества, близких людей, представителей других зомбирующих формаций. Как правило зомби не знает что он зомби , и ежели у клиента есть какая-либо достаточно жесткая программа, то он сильно взбудоражится, если поинтересоваться его здоровьем :), или высказать вслух предположение об его зомбировании. Другая отличительная черта зомби (не штучного типа) - необходимость всенепременно доказывать "свою правоту", эдакий активный прозелитизм, потребность привлечь как можно больше сторонников той идеи, которую он уже считает своей. Конечно же характерна неспособность выслушивать возражения или всякие аргументы, выдвигаемые его оппонентами. Еще одна характерная черта - предсказуемость поведения в определенных обстоятельствах, автоматический "отклик" на команды, свойственные для его группы, то есть действие происходит минуя сознание.



Леший.

06.10.19 | Раздел:Невероятное

Лето - это именно то время года, когда люди вспоминают чаще, чем обычно таких персонажей славянского фольклора, как лешие, водяные, русалки и т.д. и т.п. К сожалению, первые серьезные труды по славянской мифологии относятся ко второй половине XVIII века, когда исследователи всерьез занялись собиранием и записью устной народной традиции. Очевидно, к этому времени многое было уже утрачено, и у нас нет целостной картины славянской мифологии. Некоторые исследователи считают, что ее никогда и не было. Может быть... Поэтому рассмотрим для начала обзор сведений о такой популярной фигуре русского фольклора, как леший. Надеюсь, что вы узнаете для себя что-нибудь новенькое.

Многие исследователи отмечают общность представлений о лешем с мифологическими образами других народов, например, с сатирами в античной мифологии. Посмотрим, что удалось записать нашим исследователям, а потом сами решайте, есть ли у лешего общие черты с другими персонажами.

Леший считается хозяином леса, покровителем зверей и птиц, но иногда он почитается и как дух леса. По убеждениям многих крестьян в каждом лесу был свой лесовик. Он часто появлялся в сопровождении стада волков, или перегонял зверей и птиц с места на место. Леший также охранял лес от охотников, но мог заключать с ними и справедливые договоры на пользование дарами леса. Вот лишь некоторые рассказы о лешем.

В Рязанской губернии записан такой рассказ:

"К кабатчику ночью пришел мужик в звериной шкуре и с толстой дубиной. Выпил стакан водки и пошел. Кабатчик вышел на улицу и увидел множество разного зверья. На его вопрос мужик ответил:

"Это я товарищу в карты проиграл, и теперь иду долг платить". А на вопрос, кто же он такой, мужик сказал: "Я - царь лесной".

В Вологодской губернии записан аналогичный рассказ, только там леший выпивает ведро водки и гонит стадо волков.

В Калужской области записан рассказ о том, как перед лесным пожаром леший, трубя в рог, перегонял зверей. И повалили из леса медведи и волки, лисицы и зайцы, белки, лоси, козы... Всякая лесная живность шла со своей парой и с другими не смешивалась, а на людей и вовсе никакого внимания не обращала. А за зверьем и "сам" с кнутом за плечом и с рожком в руках. А величиною он с большую колокольню будет. Отличительной чертой лешего является его хохот.

Как же выглядит леший? Обычно у него рога и козлиные ноги, длинные растрепанные волосы и большая седая борода. Одет он чаще всего в белую рубаху или балахон, на ногах лапти, а на голове широкая большая шляпа. Рост он меняет в зависимости от того, где он находится. В лесу он вровень с самыми высокими деревьями, а на лугу или поляне - он вровень с травой. Леший может явиться в виде зверя, птицы, жеребца, человека и даже гриба. Он часто пугает людей хохотом, бьет в ладоши, уносит детей и заводит путников в непролазную чащу.

Большинство рассказов о лешем сводятся к простому рассказу о встрече рассказчика с нашим героем. Часто леший принимает облик какого-либо знакомого рассказчика, его соседа, помещика или, даже, дьякона. Распространены рассказы о том, как леший под видом старичка подсаживался на телегу или сани, и тогда никакая сила не могла сдвинуть их с места.

Избавиться от лешего можно было и именем Господа, и матерной руганью, и выстрелив в него медной пуговицей, а также рассмешив его.

Рассказы о похищениях лешим в большинстве случаев имеют счастливый конец. Так, когда леший похитил девок, они жили у него двенадцать дней, но благодаря помощи сельского колдуна вернулись домой. В другом рассказе леший в наказание за кражу овцы уводит сына мужика в лес, где тому приходится жить с "лешовихой". Или, леший уводит девицу в лес, но служат в церкви молебен, и девица счастливо возвращается домой. Леший заводит в лес одного парня, который понравился жене лешего. По ее совету он ничего не ест в доме у лешего и благодаря этому возвращается. А одну пропавшую девушку обнаружили через некоторое время сидящей на сосне и беременной.

В рассказах о договорах с лешим часто встречается сюжет о том, как он пасет за пастуха его стадо и предсказывает погоду на год вперед. В этих рассказах леший уже ближе к людям. Он сидит с пастухами или охотниками у костра, ест с ними кашу и выпивает, с ним можно договориться, задобрить, от него можно откупиться.

К концу девятнадцатого века ужас в рассказах о лешем сменяется доброй насмешкой. Леший постепенно очеловечивается. В результате такого смягчения образа лешего меняется и его внешний облик. К началу XX века относится такая запись о лешем:

"Леший живет в лесах, в большой избе. Изба укрыта кожами. Леший всегда ходит в оболочке: в желтом зипуне, опоясан, в красной шапке, молодой, без бороды. Это скорее человек: живет лешней, ходит с собакой, женат, имеет детей".

Леший был очень популярен в русском фольклоре и стал героем многих русских народных и авторских сказок. Но эту тему я рассматривать не буду. Отвечу напоследок лишь на вопрос, как можно вызвать лешего? Надо в великий четверг ночью сесть в лесу на старую березу и громко три раза крикнуть: "Царь лесовой, всем зверьям батька, явись сюда!" Тогда он явится и скажет "все тайное и будущее". Счастливых встреч!



Доктрина друидов, предмет этого учения, сохранявшегося столькие годы, почти полностью неизвестна нам: те, кто обладали знаниями, не записывали того, что знали. Мы попытаемся здесь понять причины подобной неприязни к записи, а затем обратимся к некоторым дошедшим до нас основным идеям.

I. ПИСЬМЕННОСТЬТрудно исследовать доктрину друидов, основанную на системе передачи табуированных знаний. “Доктрина” — слово даже слишком сильное, чтобы обозначить то немногое, что нам известно. К тому же, что скрывало за собой наименование “друидизм” в кельтской античности? Классические авторы лишь весьма неполно отвечают на этот вопрос. Несомненно лишь то, что, исходя из первого значения ирландского слова “druidechta”, оно объединяло в себе совокупность представлений, связанных с духовным авторитетом, включая сюда, — что для Древнего Мира есть черта весьма необычная — и нравственные понятия.Нам тяжело судить об этом сегодня, когда в нашем распоряжении имеются лишь разрозненные сведения и современные критерии объединения, из которых наиболее неадекватным, безусловно, является использование письменности, письменное оформление. Это последнее, на взгляд древних кельтов, было неспособно играть роль хранилища знания, каковую мы признаем ныне за письменным документом; равно как не могло оно и стать тем средством передачи знания последующим поколениям, каковое человек XX столетия видит в “книге”. Отсутствие записи, подтверждаемое Цезарем, должно побудить нас к известной осторожности в исследовании. “Мне кажется (mihi videntur)”, — осмотрительно пишет Цезарь, — когда отмечает, что друиды не пишут, и он прав, употребляя такой оборот, поскольку он ошибается относительно существа проблемы. То, что друиды не использовали записи в делах религиозных, совсем не означает, что они не знали письменности. Отсутствие галльских текстов — факт, совершенно не зависящий от того культурного уровня, которого достигла кельтская цивилизация в Галлии, и сам Цезарь свидетельствует о том, что гельветы греческими буквами помечали на табличках для письма, которые были обнаружены в их лагере, результаты собственной переписи. Нам известно, также, что послание умершим писали на табличках по-гречески и бросали их в погребальный костер. Наконец, галльские монеты часто имеют на себе теонимы, написанные по-гречески.Письменность вовсе не была друидам неведома, и нет никаких оснований полагать, что употребление ее было запрещено неким друидическим “постановлением”. Если бы это было так, то, с точки зрения Цезаря, мы могли бы, на худой конец, иметь систему счета гончаров из Ла-Грофесенка, но у нас не было бы ни одной надписи. Тем не менее, Галлия представляет нам их, — в небольшом количестве, написанные по-галльски, разумеется, с трудом читаемые и трудно переводимые, но безусловно кельтские, по своему характеру. Значительная часть дешифрованных текстов — чаще всего, записанных греческим письмом, — по содержанию относятся к погребальной сфере кельтской религии. С другой стороны, было бы крайне странно, если бы кто-то пожелал систематически препятствовать приобщению к истине целой части общества: кельтская цивилизация была либеральной, поскольку всякий человек, отвечавший известным требованиям, мог получить друидическое образование, даже если он сам не становился друидом.Итак, следует полагать, что и в Галлии, и в Ирландии друиды и их ученики не представляли собой парадоксальным образом эрудитов, не знавших письменности, но, напротив, прекрасно умели читать и писать. Письменности придавалось своего рода магическое значение, более значительное, нежели таковое было у речи; следовательно, она могла использоваться только в исключительных случаях. Тем не менее, имелась, по-видимому, и другая причина, более серьезная.Фактически кельты почти ничего не писали. В Ирландии могли высечь несколько огамов на погребальной стеле, в крайнем случае — бросить письменный вызов противнику, как не раз делает это Кухулин в “Похищении...”, или, наконец, наложить чары с помощью нескольких таинственных букв, но в целом почти что все происходило вербально, в устной форме: asbert in drui, “друид говорит...”, и письменное проклятие являлось ужаснейшей санкцией, так что трактат о письменности (“Auraicept”), причисляет огамы к сфере связующего бога Огмы, в то время как те триста пятьдесят коротких и длинных историй, которые должен был знать оллам, разумеется, были созданы не для чтения, но для рассказа их наизусть, для “сказа”. Этим объясняется то, что многие ирландские тексты существуют в двух или трех вариантах, наиболее древние из которых редко бывают самыми длинными. Как указывает Ж. Дюмезиль, относящий проблему к индоевропейским временам: “...буддийские гатха Индии и авестийские гатха Ирана, наконец, весь ирландский эпос позволяют распознать в них один и тот же прототип: стихотворные пассажи в более или менее установленных — патетических, особо выразительных или просто важных местах (речи, диалоги, иногда — описания); но все остальное, то есть, повествование в целом, исполнено в прозе, подвижного характера, которую каждый рассказчик передавал на свой манер — удлиняя или сжимая свой рассказ, приукрашивая его, осовременивая, адаптируя... Возможно, что те многочисленные стихи, которыми друиды-ученики (скорее, разумеется, ученики-ватес) нагружали свою память, были стихами именно такого типа: не самодостаточными поэмами, но узлами, ритмическими ориентирами в прозаических повествованиях, традиционным в которых являлся только смысл”.Отчего так происходило, зачем этот отказ от наиболее удобного способа, изобретенного людьми для того, чтобы освободить от лишнего труда свою память? Что за несовместимость была между традицией друидов и письменностью? Вот как, по-видимому, можно сформулировать это вкратце. Если письменность служит для закрепления религиозного положения и навечно, статически продлевает действие той или иной формулы, погребальной надписи, обязательства или проклятия, defixio или гейса, то реальная, активная, динамическая мысль, изменчивая, как жизнь, частью которой, наиболее тонкой и неуловимой, она является, не может и не должна применяться к таким обстоятельствам: “...в каждом поколении, — говорит далее Ж. Дюмезиль, — в каждом ученике знание обретает новое рождение, оно не вкладывается как некая сумма, оно облекается в форму, которая, сохраняя в себе его смысл и существенные черты, омолаживает и до некоторой степени актуализирует его...” Всеобщее использование письменности зафиксировало во времени, привело бы к фиксации определенного момента времени и, следовательно, в определенном смысле, убило бы то, что должно было таким образом жить и возрождаться к жизни вечно.



Народные рецепты красоты
© 2012 Мир народной медицины | Все права защищены.Копирование материалов запрещено
Яндекс.Метрика