Главная Обратная связь Добавить в закладки Сделать стартовой
Однажды, много веков назад жил славный своим учением мастер Фэншуй. Однако он был нервный и часто выходил из себя. Однажды жарким летом вызвали его оценить место могилы в горах, далеко от дома, где проживал мастер Феншуй.После работы, возвращался он домой. На второй день пути кончилась у него вода, а жара стояла нестерпимая. Рядом не было ни реки, ни колодца.Вдалеке мастер фэн шуй заметил женщину. Та работала на рисовом поле с тремя своими детьми. Мастер направился к ней и попросил чашку воды. Иначе не было сил продолжать путь.Женщина радостно согласилась и налила холодной чистой воды из кувшина, стоявшего под деревом. Но прежде, чем передать ее мастеру Фен шуй, бросила в воду щепотку соломы.Мастер фэншуй мгновенно разозлился. Он выхватил чашку из рук женщины и, жадно глотая воду, сдувал соломинки к краю чаши. Он тешил, что женщина решила оскорбить его и, осушая свою чашу, обдумывал месть.Он спросил у женщины, где она живет.Та ответила, что живет с сыновьями в бедной хижине на краю поля.Мастер фэн шуй долго смотрел на поле, а потом сказал, что знает причину ее несчастий. Фен шуй дома, в котором она живет - нехороший. Но по другую сторону горы есть участок земли. На нем стоит дом. И хотя участок надо расчищать, а дом чинить, феншуй этого места очень хороший. Он принесет достаток и счастье в семью.Женщина и сыновья поклонились мастеру фэншуй и поблагодарили за доброту. А мастер направился дальше, радуясь, что наказал злую женщину, послав ее в «Гиблое место Пяти Призраков», где ее сыновьям недолго придется жить.Прошло пять лет. Мастер Фен шуй снова оказался в тех местах по долгу своей работы. Он решил проверить, как живет та злая женщина, и направился к ее дому. Увидев мастера, женщина приветствовала его, встав на колени. Она поблагодарила его за мудрый совет, который он ей дал когда-то. И теперь земли ее плодородны, а сыновья выросли и готовятся к поступлению на государственную службу. Она пригласила мастера Фэншуй в дом и стала угощать кушаньями.Сидя за столом, мастер в изумлении рассматривал заново отштукатуренные стены и новую мебель. Он не понимал, почему эти люди живут хорошо. Ведь местность не изменилась и феншуй ее все еще остается плохим. А у женщины даже нет колокольчиков, чтобы защититься он вредоносного влияния плохого фэн шуй.И тогда мастер рассказал женщине, что он разозлился тогда и послал ее в очень плохое место, где она и ее сыновья должны были тяжело заболеть. Он попросил объяснить ее, как ей удалось выжить и процветать в таком гиблом месте.И тогда, удивленная женщина спросила, за что мастер фэн шуй хотел наказать ее. Он ответил, что она загрязнила воду, которую дала ему пить в тот знойный день.- Разве вы не поняли? - рассмеялась женщина. – День был жаркий, вы долго были в пути. Ваша жажда была столь велика, что вы выпили бы воду мгновенно. И от ледяной воды вам стало бы худо. Вы могли заболеть. А так, вам приходилось сдувать соломинки при каждом глотке, и поэтому вы пили воду медленно. Я просто пыталась вас защитить.Мастер Фен шуй одобрительно покачал головой. Он понял, что послал женщину в дурное место, но ее поступок был вознагражден.И тогда он сказал женщине:- Каждый день с тобой будет благословение Небес и Будды.


История фэн-шуй насчитывает немало тысячелетий. Нет никаких сомнений, что им занимались уже 3 тысячи лет назад, но корни традиции уходят в еще более далекое прошлое. Некогда в Китае фэн-шуй считалось чуть ли не государственной наукой. В русле этой науки существовало множество различных методов, лишь немногие из которых применяются до сих пор.

Основные принципы фэн-шуй и способы их практического применения содержатся в древних текстах, таких, как "Ши Цзин" ("Книга Песен"), которая неоднократно переписывалась начиная с IX века до нашей эры. Важные события произошли во времена династии Хань (206 г. до Р. X. - 224 г. от Р. X.), когда была составлена "Ли Цзы", или "Книга Ритуалов". Там описаны методы фэн-шуй для правильного расположения семейных захоронений и могильных курганов, а во времена более поздней династии Сун (960- 1279 гг. от Р. X.) Вэнь Ци применял эти методы в архитектуре.

Такая практика дала мощный толчок к изучению наиболее благоприятных мест и условий для строительства императорских дворцов и храмовых комплексов. Вскоре богатые землевладельцы стали прибегать к советам мастеров фэн-шуй при строительстве и планировке собственных домов и владений. Мудрецы и философы, многие из которых сочетали в себе достоинства государственных деятелей, жрецов и астрологов, были первыми пропагандистами искусства фэн-шуй. После углубленного изучения местности эти "энергетические кудесники" давали подробные советы о том, как, когда и где следует строить жилье. В конце концов большая часть этих знаний стала доступна простым людям, и многие стали практиковать фэн-шуй на деловой основе.

Западный мир сравнительно медленно воспринимал философские основы и практику фэн-шуй. Лишь к концу XIX века это искусство получило некоторое признание - в основном благодаря визитам путешественников из Европы и христианских миссионеров.



"Почему у меня нет живого огня, который выткал бы музыкой все эти красоты? Я не могу сделать это красками. Мне нужны музыка, поэзия и свет, а не цветные мелки" (из письма Фриды Харрис Алистеру Кроули, дата неизвестна).

Колоде Таро Тота, созданной английским мистиком и магом Алистером Кроули в сотрудничестве с художницей Фридой Харрис, отдают предпочтение перед прочими колодами тысячи тарологов-профессионалов, любителей и коллекционеров во всем мире. По данным Американской ассоциации Таро, среди профессиональных тарологов колода Тота занимает второе место по популярности после Таро Райдера-Уэйта. Странная, чарующая красота сочетается в ней с исключительной эффективностью - это одна из самых мощных "рабочих" колод, существующих на сей день.

О жизни и творчестве Алистера Кроули известно много (хотя подчас нелегко отделить факты от многочисленных домыслов и сплетен, окружающих его личность и по сей день), поэтому ограничимся здесь лишь краткими биографическими сведениями, имеющими непосредственное отношение к предыстории и истории создания Таро Тота. В 1898-1900 гг. Кроули состоял в Герметическом ордене Золотой Зари, учение и сама структура которого оказали на него огромное влияние и во многом предопределили его дальнейшую самостоятельную работу. От посвященного Золотой Зари 5-й степени (так называемая степень Младшего Адепта) требовалось, среди прочего, создать собственную колоду Таро по образцу, предоставленному орденом. Образцом служила колода, созданная главой ордена - С.Л. Макгрегором Мазерсом и его женой - художницей Мойной Мазерс. Достигнув степени Младшего Адепта, Кроули, как и прочие, наверняка выполнял это задание и глубоко погрузился в образную систему орденской колоды. Впоследствии эта система и послужила прототипом для колоды Тота, хотя и образный ряд, и смысл арканов, и, отчасти, даже структура колоды подверглись изменениям.

Соавтор колоды Тота, Фрида Харрис, далеко уступает в известности Алистеру Кроули, и сведений о ее жизни и личности сохранилось значительно меньше. Поэтому на ее биографии мы остановимся подробнее и приведем здесь те немногие факты, которые все же сохранила для нас история. Леди Фрида Харрис (в девичестве Маргарита Фрида Блоксам, 1877-1962; творческий псевдоним - Джизус Чатни), английская художница, мистик и оккультист, была женой баронета Перси Харриса, главного организатора либеральной партии в британском парламенте, а позднее председателя Британского международного либерального совета. Сама Фрида Харрис состояла в обществе со-масонов - тайной организации, по структуре и деятельности подобной масонским братствам, но, в отличие от последних, допускающей женщин в свои ряды. Для этой организации она как художница создала так называемые чертежные доски - символические рисунки, использовавшиеся в ритуалах.

Образцы старинных масонских чертежных досок:

Чертежные доски, разработанные Фридой Харрис:

С Кроули Фрида Харрис познакомилась в июне 1937 года благодаря известному писателю и журналисту Клиффорду Баксу (1886-1962), приятелю Кроули, в то время искавшему по его просьбе художника для работы над проектом по изданию исправленной колоды Таро. Первоначально Бакс предполагал представить Кроули других художников - Мьюма Стюарта и Лесли Бланш, однако они не явились на встречу, и тогда он решил пригласить Фриду Харрис, с которой общался в масонских кругах. Он прибег к посредничеству Греты Валентайн - также художницы и общественной деятельницы, посещавшей антропософскую школу. Грета была подругой Фриды Харрис и возлюбленной Кроули (по-видимому, так и не ответившей на его страсть). Именно она представила друг другу будущих соавторов колоды Тота, и в ее лондонском доме на Гайд-парк-Крескент они впоследствии работали над этим проектом.

Идея создания принципиально новой колоды исходила, как ни удивительно, не от Кроули, а от Фриды Харрис. Именно она побудила Кроули переработать традиционные образы Таро и написать о них книгу, которую пообещала снабдить соответствующими иллюстрациями. Сперва Кроули отказывался: изначально в его планы входило лишь выбрать "лучшую из уже имеющихся колод" и перерисовать ее, внеся кое-какие отдельные поправки в изобразительную символику, - на это, как он полагал, уйдет около трех месяцев. Однако Харрис продолжала настаивать на своем, требуя радикально переработать старую систему, и в конце концов сделала Кроули предложение, от которого тот не смог отказаться, поскольку в то время был крайне стеснен в средствах: она будет выплачивать ему еженедельное жалование в два фунта стерлингов, а он за это будет обучать ее магии.

В результате леди Харрис стала официальной ученицей Кроули. 11 мая 1938 года она прошла посвящение в O.T.O. и приняла магическое имя "Сестра TZBA". Древнееврейское слово TZBA имеет несколько значений: "воинства, сонмы", "деятельный", а также "ревностный, усердный". И действительно, в работе над новой системой Таро Фрида Харрис проявила истинное усердие и энтузиазм.

Колода Тота создавалась на протяжении пяти лет, с 1938 по 1943-й: столько времени понадобилось художнице, чтобы создать по указаниям Кроули семьдесят восемь акварельных полотен, которые затем были воспроизведены в форме карт Таро.

Приступая к работе над колодой, Фрида Харрис одновременно постигала азы магического искусства и самой системы Таро: в этой области она была новичком, несмотря на значительную осведомленность в эзотерической философии и ритуальной практике. Прежде всего она тщательно изучила традиционные образы Таро и описания Таро Золотой Зари, опубликованные в журнале Кроули "Эквинокс" ("Равноденствие"). Затем она приступила к разработке арканов, скрупулезно следуя указаниям Кроули, подчас не вполне понятным, противоречивым и нередко менявшимся в процессе работы. Сохранились свидетельства, что леди Харрис погрузилась в тему так глубоко, что в событиях ее жизни начали воплощаться идеи арканов, на которыми она работала в соответствующий период (к примеру, при создании Восьмерки и Девятки Мечей ее преследовали всевозможные неприятности и проволочки).

Еще в 1937 году Фрида Харрис заинтересовалась антропософией и стала изучать труды Рудольфа Штайнера, оказавшие влияние на ее художественный стиль. Мистическая глубина сочеталась в ее творчестве с особой художественной техникой, в основе которой лежали идеи проективной геометрии (эта наука входила в программу антропософских исследований, и Харрис занималась ею частным образом у двух лучших учеников Штайнера - Джорджа Адамса и Олив Уишер): представление о единстве пространства и времени и о сущностном тождестве центральной точки и бесконечного пространства (последнее также является одним из основных положений оккультной философии Кроули). Эти идеи нашли зримое выражение в образах колоды Тота: сознательно включая в изображения арканов схемы проективной геометрии, Харрис преображала визуальное восприятие пространства и создавала принципиально новую среду, в которой бесконечно далекое и предельно близкое оказываются неотличимы друг от друга.

О личных отношениях между создателями колоды Тота известно не так уж много. В период работы над колодой им обоим было уже за шестьдесят; у Кроули к тому времени серьезно пошатнулось здоровье, а леди Харрис вела чрезвычайно активную общественную жизнь, в которой едва ли нашлось бы место для бурных романтических отношений, так что сотрудничество их, вопреки некоторым предположениям, не было обременено любовной связью. Однако все свидетельствует о том, что Фриду Харрис и Алистера Кроули связывала искренняя и прочная дружба, выдержавшая испытание временем, хотя и омрачавшаяся периодическими размолвками. Достаточно серьезные разногласия возникли, например, в связи с вопросом о правах на колоду Тота, когда Кроули объявил ее своей собственностью на две трети и даже нанял адвокатов для защиты этого требования. Однако все размолвки разрешались миром, а из сохранившихся писем явствует, что Харрис питала к Кроули неизменную приязнь и сочувствие: "Не надо, Алистер, говорить мне "полюбите меня хоть немножко". Вы, смею надеяться, - мой друг, а когда мои друзья бывают со мной невежливы, я этого не запоминаю. Что бы там ни было, они остаются стержнем, узловой точкой, средоточием, из которого исходит все самое приятное, что есть в моей жизни" (28 января 1940 года). В декабре 1947 года Фрида Харрис посетила Кроули на смертном одре (он уже был при смерти и не узнал ее). Она была в числе исполнителей его завещания; она была одной из немногих, кто пришел на его похороны; она устроила по нему пышные поминки, а спустя одиннадцать лет, в одном из писем 1958 года, все еще вспоминала о нем с нежностью и теплом.

Кроули, со своей стороны, высоко ценил ее творчество и отзывался о нем с восхищением, редким для человека, вообще-то крайне скупого на похвалы: "Она вложила свой гений в эту Работу. Она невероятно быстро вошла в ритм и с неистощимым терпением принимала все указания своего фанатичного надсмотрщика, нередко переделывая одну и ту же карту вплоть до восьми раз, пока та не приходила в точное соответствие с его ванадиевым эталоном! Пусть же страстная "любовь по желанию", которую она вложила в эту сокровищницу Истины и Красоты, изливается из Великолепия и Силы ее труда, озаряя мир; пусть это Таро послужит отважным мореплавателям Нового Эона картой, что проведет их через Великое Море Понимания к Городу Пирамид!".

Следует отметить, что "указания надсмотрщика" относились не только к содержательной, но и к чисто художественной стороне работы. К примеру, в письме от 19 декабря 1939 года, в ответ на высказанное Фридой Харрис беспокойство в связи с картой "Исправление" ("Adjustment", аналог "Правосудия" в Таро Тота) и по поводу ее страха перед прорисовкой лиц, Кроули пишет: "Ощущаемое вами отсутствие форм и лиц - не более чем симптом всеобщей болезни, поразившей современную душу. Это неверие в собственные творческие силы. Здесь корень […] всех этих сумасбродных течений - неотомизма, бухманизма, дадаизма, сюрреализма. Довольно далеко это зашло у Пикассо: он попытался нарисовать стул вообще - такой, чтобы его нельзя было счесть каким-либо конкретным стулом. Следовательно у этого стула не должно было быть ни цвета, ни формы; но чтобы оставаться стулом, он должен был служить опорой для человеческого тела; и в результате вышла горизонтальная линия. Но это метафизика, а не искусство. […] Несчастье ваше, что вам пришлось слишком много общаться с такими людьми без надлежащей медицинской подготовки, которая помогла бы распознать их болезнь; у них остались только жалкие огрызки соображения - и никакой широты кругозора, никакой гармонии, ни малейшего чувства пространства, природы или свежего воздуха. […] Должен подчеркнуть, что эта боязнь лиц - отвратительное проявление трусости. Это ведь природный инстинкт - ассоциировать выражение лица с нравственными идеями, а ваша задача - проиллюстрировать именно нравственные идеи, или, вернее сказать, идеи магические. В данной конкретной карте это не так уж важно, поскольку по традиции Правосудие слепо; но, с другой стороны, скрытое лицо предполагает обман, что решительно противоречит смыслу этой карты; только прихвостни инквизиции или фемгерихта[1] вершили свое так называемое "правосудие" под капюшонами. Беспристрастие - красивая идея, но вы с ней недалеко уйдете, если будете допускать, что ее олицетворением может оказаться какой-нибудь демон зловещей тьмы".

На протяжении всей работы над проектом Харрис регулярно выплачивала Кроули обещанное жалование. Кроме того, она задействовала свои общественные связи для финансового обеспечения выставок готовых акварелей, выпуска каталогов и, в конечном счете, издания самой колоды. Выставки полотен с образами будущих карт Таро проводились по крайней мере трижды: в июне 1941 года - в оксфордском отеле "Рэндольф", в июле 1942-го в галерее Беркли (Дэвис-стрит, Лондон) и в августе 1942-го - в здании Королевского общества художников-акварелистов (Кондит-стрит, Лондон). К выставкам были выпущены две программные статьи: к оксфордской - заметки самого Кроули о Таро, подвергнутые некоторой переработке и снабженные торжественным названием "Выставка игральных карт: Таро (Книга Тота) 78-ми картин, представленное в согласии с традицией Посвященных и современной научной мыслью, а также прочие оккультные и алхимические зарисовки"; к выставке для галереи Беркли - статья, написанная другом Харрис Робертом Сесилом и озаглавленная попросту "Выставка 78-ми картин Таро Фриды Харрис". По настоянию Фриды, Кроули на выставках не присутствовал и имя его в программных статьях не упоминалось - во избежание скандала.

В 1944 году Кроули опубликовал (под псевдонимом "Мастер Терион") одну из главных своих работ - "Книгу Тота". Она была задумана как "руководство для начинающих" по системе Таро в целом и колоде Тота в частности. Но в действительности эта книга весьма сложна и способна отпугнуть многих "начинающих". О том, насколько она непроста и далека от "элементарного пособия", можно судить хотя бы по жалобам Фриды Харрис из письма Кроули 1939 года: "Что касается ваших книг, полагаю, вы и сами догадываетесь: будь они написаны на санскрите, новичку и то было бы легче, и у любого читателя от них зайдет ум за разум. Поэтому люди благоразумные (вроде меня) отщипывают от них по кусочку, сколько смогут переварить, да и то лишь время от времени, когда позволяет самочувствие". Научиться гадать на Таро или быстро освоить колоду Кроули по "Книге Тота" невозможно, однако многим серьезным исследователям оккультной философии она служит настольной книгой и практически неисчерпаемым источником новых откровений. Так или иначе, она требует глубокого и длительного изучения, для которого понадобятся достаточно обширные познания в эзотерической философии, каббале, алхимии и прочих оккультных дисциплинах, а также знакомство с другими трудами Кроули, на основе которых вырастало и складывалось его учение о Таро.

Создание Таро Тота стало достойным венцом магической карьеры Кроули. В письме граверу г-ну Пирсону, которому предстояло работать над пробным изданием колоды, Кроули ясно дает понять, сколь важное значение он придавал своему "Деланию Таро": "По-видимому, важно, чтобы вы понимали, чем я руководствуюсь. Для меня это Делание Таро - Энциклопедия всей серьезной "оккультной" философии. Это стандартное Справочное Руководство, которым будет определяться весь ход развития мистической и магической мысли на протяжении последующих двух тысяч лет. Единственная моя забота - оградить его от опасности уничтожения, а для этого необходимо воспроизвести и размножить его в стандартной форме и распространить как можно более широко. Финансовой выгоды я не ищу; если бы я располагал капиталом в этой стране, я бы сам разослал 200 (допустим) экземпляров по государственным библиотекам во все части света и столько же - моим главным представителям" (29 мая 1942 г.).

Ходили слухи, что Кроули якобы разбогател на колоде Тота, а Фрида Харрис осталась ни с чем. В действительности же ни Харрис, ни Кроули не дожили до того дня, когда их проект начал приносить доходы. Более того, они так и не увидели свое детище опубликованным в виде колоды Таро. В 1944 году вышло лишь около 200 пробных экземпляров, отпечатанных по фотокопиям с иллюстраций к "Книге Тота", а не с акварельных полотен, и всего в два цвета: для изображений на лицевой стороне карт использовалась только синяя краска, а на "рубашке" - красная. Колоды этого тиража, известные также под названием "Одноцветное Таро Святого Грааля", ныне стали коллекционной редкостью.

Первое полноцветное издание колоды Тота осуществила только в 1969 году компания "Samuel Weiser". Но качество печати и здесь оставляло желать лучшего, как и в тираже, выпущенном вскоре после этого компанией "Llewellyn".

В 1977 году компания "U.S. Games Systems" осуществила переиздание на основе новых фотокопий с акварельных полотен, а в 1983-1987 гг. выпустила в свет еще два улучшенных издания (в зеленой и фиолетовой коробках).

Тогда же, в 80-е годы, три издания колоды Тота (в синей коробке) выпустила швейцарская компания "A.G. Muller". В дальнейшем выходило множество переизданий в разных странах.

В настоящее время регулярно переиздаются две основные версии колоды (различающиеся только размером карт и языком надписей): Таро Тота версии "U.S. Games Systems" - с зеленой каймой и приглушенными цветами и так называемое "швейцарское Таро Тота" (по образцу первых изданий компании "A.G. Muller") - с серой каймой и более яркими цветами. Кроме того, "U.S. Games System" выпустила специальное издание "швейцарского Таро", в которое входят три различных варианта карты "Маг" - "греческий", "индийский" и "египетский" (из этих трех вариантов, предложенных Фридой Харрис, Кроули в свое время выбрал "греческого", который и фигурирует во всех стандартных изданиях). [1] [Фемгерихт - полулегальный суд в средневековой Германии, выносивший приговоры в порядке секретного разбирательства, в отсутствие обвиняемого, и тайно приводивший приговор в исполнение.]



Придворные карты в отличие от Старших Арканов Таро (открытых в свое время независимо от всей остальной системы) имеют общую историю с «картинками» обычной колоды игральных карт. Двадцать два Старших Аркана Таро появились по меньшей мере полвека спустя после самого раннего упоминания о бытовании игральных карт в Европе. Чтобы понять первоначальный смысл придворных карт, давайте посмотрим, каков был путь развития игральных карт, приведший их, в конце концов, в Италию XV века, где они стали неотъемлемой частью колоды Таро.

Несмотря на вполне европейский дизайн большинства используемых в наши дни игральных колод, происходят они из Азии. Есть версия, что предком западных игральных карт стали китайские карты, проделавшие долгий путь вместе с монгольскими завоевателями, и в XVI веке попавшие в Западную Европу из Персии. Одним из возможных источников являются так называемые «карты домино» вроде тех, в которые, согласно хроникам, играли Му-цзун, император из династии Ляо, и его жена в 969 году нашей эры. При игре в китайское домино бросаются две кости, которые дают двадцать две комбинации (если кости три, в итоге получается, соответственно, пятьдесят шесть возможных раскладов). Кроме того, у китайцев были так называемые «денежные карты», имевшие четыре масти: монеты, шнуры монет, тысячи шнуров монет и десятки тысяч шнуров монет. Эти колоды нередко включали три специальные карты, называвшиеся «Старая Тысяча», «Красный Цветок» и «Белый Цветок», на некоторых из которых были изображены известные люди. Красный Цветок часто нес портрет мужчины с китайским иероглифом «Ван», который не только служил фамилией рода, но и переводился как «государь».

В XI веке кочевое племя сельджуков пришло с территории современного Казахстана и завоевало Персию, часть Малой Азии и часть Северной Африки. К XIII веку великие монгольские вожди Чингисхан и его внучатый племянник Хубилай включили Китай в границы своей империи. Именно благодаря этому игральные карты, скорее всего, и попали в XIII-XIV веках в Персию, а, может быть, также и в Индию. Связь между этими регионами можно проследить по распространенной там карточной игре, которую в Индии называют ганджифа, в Персии — ганджифе, а в арабских странах и Египте — канджифах.

Монгольские правители, боявшиеся мятежей, создали клан воинов-рабов преимущественно турецкого происхождения и христианской веры, которых еще детьми забирали от родителей. Их обращали в ислам и посылали в Северную Африку. Эти воины стали известны под названием мамелюков, что означает «находящиеся в подчинении». К 1250 году мамелюки свергли монгольскую династию Айюбидов в Египте и правили там до 1517 года.

В 1400 году в мамелюкской среде бытовала колода из пятидесяти двух карт с мастями мечей, клюшек для поло, чаш и монет, достоинствами от единицы до десятки и тремя придворными картами: маликом («владыкой»), наибом («наместником» или «заместителем») и тани-наибом («вторым наместником» или «младшим наместником», хотя такой должности в исламских государствах того времени не существовало). Слово «наиб» постепенно стало ассоциироваться с игральными картами в целом. Именно оно стало самым ранним названием карт в Испании (naipes) и Италии (naibbe или naibi). Можно допустить, что карты считались в те времена «игрой наместников». Скорее всего, мамелюки привезли их с собой из Персии. В христианскую Европу они попали через Испанию, большей частью которой вплоть до 1492 года правили мавры. Первые в Европе упоминания о картах и изготавливавших их мастерах появились в Каталонии. Слово «наип» («игральная карта») зафиксировано в каталонском словаре рифм уже в 1371 году. В 1377-1379 годах записи об игре в карты внезапно появились в летописях многих городов Западной Европы, где они описывались, как «недавно завезенная» или «новая» игра.

Вскоре европейцы переделали дизайн мамелюкских карт, чтобы он отражал теперь уже их культуру. Так персидская масть джавкан, или клюшек для поло, не была знакома европейцам, поскольку они не играли в поло, которое персы называли «спортом царей». В Италии форма и аристократичность предметов были сохранены, но клюшки переделали в bastoni (вероятно, означавшие положенные чиновникам по рангу жезлы). В Испании они превратились в bastos, или палицы, что было еще дальше, от первоначальной идеи.



Хотя нумерология и получила большую популярность сравнительно недавно, на самом деле она принадлежит к одной из древнейших наук. До некоторой степени уже сами числа образуют собственный язык, который понимали и которым пользовались многие первобытные племена, поддерживая связи между собой на языке чисел. А в древних алфавитах (например, в древнееврейском) численные значения приписывались и буквам.

Не погружаясь в лабиринты и глубины каббалистической космологии и ее изотерических доктрин, современная нумерология отдает предпочтение упрощенному числовому и алфавитному коду, основанному на теориях Пифагора, великого древнегреческого математика и мистика, пришедшего к своей славе примерно в 550 году до нашей эры.

Как нам известно, Пифагор, его ученики и последователи сократили все числа до цифр от 1 до 9 включительно, поскольку они являются исходными числами, из которых могут быть получены все другие.

Двадцать столетий спустя знаменитый Корнелиус Агриппа в своем труде "Оккультная философия", вышедшем в 1533 году, назвал эти числа и их значения.

- число цели, которое проявляется в форме агрессивности и амбиции - всего, что начинается с "А", первой буквы алфавита - число антитезиса с такими крайностями, как день и ночь. Оно стоит за равновесие и контраст и поддерживает равновесие, смешивая позитивные и негативные качества. - означает неустойчивость и символизируется треугольником, который представляет прошлое, настоящее и будущее. Оно объединяет талант и веселость и символизирует собой приспосабливаемость. - означает устойчивость и прочность. Его надежность представлена квадратом - сторонами космоса, временами года и элементами "огня", "земли", "воздуха" и "воды". Это самое примитивное число. - символизирует риск, достигая своего окончательного результата через путешествие и опыт. Отсутствие в нем стабильности, с одной стороны, может привести к неуверенности, но, с другой стороны, это число является и самым счастливым, и самым непредсказуемым. - символ надежности. Оно находится в гармонии с природой, представляя семь цветов радуги. Это идеальное число, которое делится как на четное число (2), так и на нечетное (3), объединяя, таким образом, элементы каждого. - символизирует тайну, а также изучение и знание как путь исследования неизвестного и невидимого. Это семь правящих планет, семь дней недели, семь нот гаммы. Семь объединяет целостность 1 с идеальностью 6 и образует собственную симметрию, делающую его действительно психическим числом. - число материального успеха. Оно означает надежность, доведенную до совершенства, поскольку представлено двойным квадратом. Разделенное пополам, оно имеет равные части (4 и 4). Если его еще разделить, то части будут тоже равными (2, 2, 2, 2), показывая четырехкратное равновесие. - символ всеобщего успеха, самое большое из всех элементарных чисел. Оно объединяет черты целой группы, что делает его контролирующим фактором, если оно развито в полной степени. Как трехкратное число 3 число 9 превращает неустойчивость в стремление. Для сокращения больших чисел в элементарные были разработаны разные системы. Самый простой и популярный метод - сложить все цифры этого числа, затем, если образуется 10 или более, сложить и эти цифры. Этот процесс продолжают до тех пор, пока не получат элементарное число от 1 до 9.

В качестве простого примера берем число 125. Раскладываем его так: 1+2+5=8. Таким образом 8 будет представлять вибрирующий символ 125. Возьмем "звериное число" из Апокалипсиса - 666. Сложим: 6+6+6=18, а далее 1+8=9. Это очень уместная вибрация учитывающая всеобщее влияние, представленное числом 9.

Более сложный пример - число 684371. Складываем: 6+8+4+3+7+1=29; далее: 2+9=11; далее 1+1=2. Таким образом 2 становится вибрирующим символом этого числа.

Многие считают, что числа 11 и 22 имеют собственное специальное значение. Таким образом такое число следует проверить на качество: сначала рассматривать как число 11, а затем окончательно рассматривать как число 2, а затем как 4 (2+2).

Сумма 13 будет сокращена до 4 (1+3), также как и 31 (3+1). Ни одно из этих чисел не будет иметь другого вибрирующего значения, кроме того, что представлено окончательным числом 4.



© 2012 Мир народной медицины | Все права защищены.Копирование материалов запрещено
Яндекс.Метрика