Невероятное
Главная Обратная связь Добавить в закладки Сделать стартовой
Авариель, или крылатые эльфы, - это редкая раса замкнутых эльфов, которые живут высоко в горах или лесах, вдали от цивилизаций. Они кажутся даже более хрупкими, чем их сухопутные братья, их черты лица даже более точеные и угловатые. Наиболее ошеломляющей особенностью авариель, однако, являются их красивые, мягкие крылья. Хотя эти крылья в основном белые, есть авариель с крыльями, чей цвет близок к черному. Крылья – их гордость и радость, и авариель, потерявшего свои крылья, очень жалеют другие авариель. Так как эльфы вообще не принимают жалость других, бескрылый авариель часто оставляет сообщество, чтобы жить в другом месте.Глаза авариель обычно немного больше, чем у большинства эльфов, хотя того же самого цвета, что и у большинства серых и высоких эльфов. Их волосы чаще всего белые или черные, но есть многочисленные исключения. Авариель имеют тенденцию использовать дальнее зрение, когда не требуется непосредственного внимания. Они чувствуют себя как дома на открытом воздухе и встречаются вне закрытых помещений или подземелий.Одежда авариель наиболее напоминает тоги, ибо другие типы одежды часто мешают их крыльям. Тоги и их подобия легко обматывают тела и крылья авариель.Для тех, кто не привык к воздушному бою, авариель - сложный противник. В то время как большинство гуманоидов обычно думает во время боя в двух плоскостях, авариель думают в трех, что они и используют, усиливая разрушительный эффект.У них не только есть обычное эльфийское инфразрение, в полете или на открытом воздухе они могут концентрировать свое зрение, чтобы засечь детали на расстоянии мили или скрытые в гуще леса. Они используют это невероятное восприятие как максимальное преимущество и таким образом являются превосходными разведчиками.На расстоянии авариель кажутся в полете большими птицами. Таким образом, в то время как противники могут заметить их силуэты, они их обычно игнорируют. Это не один раз заканчивалось почти полным уничтожением вражеских сил. Так как авариель – отличные охотники, они безжалостно преследуют тех, кто бежал с поля битвы, чаще, чем не могут обнаружить и убить тех, кто может сообщить о их присутствии.В бою авариель предпочитают использовать легкое оружие, ибо более тяжелое препятствует полету. Лассо, боло и меч - их оружие. Авариель, в отличие от других эльфов, трудно использовать обычные луки, потому, что их крылья влияют на плавность движений, требуемую, чтобы стрелять из лука.Сила авариель – это также их падение. Если авариель сильно ранены, то они не способны более летать и должны продолжить сражение на земле. Однако пока они не теряют 75% своих жизней, они все еще могут парить на небольшие расстояния. Также могут подскакивать на высоту 10 футов.Их крылья восприимчивы к огню, и они быстро сгорают, если их подожгли. Только несколько недель выздоровления восстановит их крылья до нормального состояния. Любимая тактика их врагов – запустить огненный шар (fireball) в середину группы высоко парящих авариель и наблюдать, как они пикируют к своей смерти. Из-за этого авариель очень подозрительны к использующим огонь магам. Воздушные эльфы никогда не будут полностью доверять этим персонам, даже если они эльфы.Другая слабость, которую имеют авариель – клаустрофобия. Они не могут переносить закрытые места, особенно под землей. Это приводит ко временному безумию, и авариель впадают в бешенство, бессознательное состояние или панику. Такое безумие продолжается, пока авариель не выберется на открытое пространство. Если воздушный эльф находится длительное время в закрытом пространстве, он или она становятся безумными навсегда. Это может быть вылечено только заклинанием.Воздушные эльфы могут нести массу, равную их собственному весу, прежде чем крылья их не выдержат. Но любой вес уменьшает маневренность эльфа в полете.Авариель может стать воином, магом и клириком, также как смешанной комбинацией, доступной для этих трех. Нет никаких известных случаев, когда авариель становились разбойниками.В некоторых областях авариель известны как "Аль Карак Элам", и не-эльфийские расы создали свою мифологию вокруг представлений об этих неизвестных существах. Чтобы распространить эту глупость некоторые вредные авариель вошли в контакт с людьми, выдавая себя за агентов высшей силы. Старшие авариель возражают против этого, потому что это толкает людей на их поиски, но этот запрет еще не остановил никого из молодых воздушных эльфов. Однако, когда авариель стали более обычными, случаи такой деятельности весьма сократились.Как и другие эльфы, авариель приспособились сами и свои общины к окружающей среде. Нет никаких исключений, основанных на поле; женщины часто занимают так же много, если не больше, важных постов в сообществе авариель.Существует два обычных типа обществ у авариель, независимо от того, какова окружающая среда. Оба типа используют аспекты эльфийского наследия, исключая другие. Однако, эти два типа обществ находятся всегда рядом друг с другом, так, что они могут легко коммуницировать.Кажется, что многие из авариель воспитываются для боя. Многое в обществе авариель основано на воинском кодексе чести, поисках великой славы для себя и своих союзников. Их жизнь зависит от войны и сражений, и они служат своим боевым вождям. Это авариель, которых боятся гуманоидные нации, поскольку они – смертельные противники. Они мало уважают жизни других, в отличие от сухопутных эльфов; вместо этого, авариель живут ради сражений и уничтожения своих противников. Это гордый, искренний народ, и они вступают в дружеские союзы навечно с теми, кто заслужит их доверие. Хотя они мало заботятся о жизнях своих врагов, они пытаются прожить свои собственные как можно полнее.Другая половина общества авариель мало знает о войне. Эти авариель сосредоточились главным образом на искусствах и интеллектуальных аспектах жизни. Где другой авариель высоко ценят войну и ритуал мужественности, эти авариель полагается исключительно на свои умственные и дипломатические способности. Это художники и философы, творящие просто ради радости творчества.Отношения между двумя половинами сообщества авариель совершенно гармоничны, и они остаются в постоянной связи. Оба очень уважают других, часто обмениваясь своей молодежью в программах культурного обмена. Так как их дети часто интересуются другим аспектом их культуры, им дают шанс поучаствовать в этом некоторое время, чтобы вырос хорошо сбалансированный эльф. Странно, но после опыта другой стороны жизни в течение нескольких десятилетий, большинство авариель стремится вернуться к своим родным домам и вести жизнь, для которых они были рождены.Конечно, существует больше, чем только эти два общества авариель; эти – только самые типичные. Имеются другие, более сбалансированные между полюсами их обществ, другие, которые более гармоничны. Однако нет ни одного, кажется, кто процветает так же хорошо, как комбинация воинов-мыслителей. Эти два так или иначе достигли гармонии, которая делает их цивилизации более великими, чем другие. Творческие и деструктивные импульсы, соединясь, делают авариель грозными противниками.Авариель – особо религиозная секта эльфов, хотя они не фанатики. Они поклоняются Аердри Фаениа (Aerdrie Faenya), эльфийской богине воздуха и погоды, почти все. Они полагают, что это благодаря ее вмешательству они вообще живут, и они оказывают ей соответствующее почтение. Они также полагают, что она больше участвует в их жизнях, чем другие боги эльфов. Должно поклоняться ей, что воин авариель не будет очарован другими обычаями и, таким образом, останется в сердце эльфом.Оружие, созданное авариель, обычно из стекла или обсидиана. Открытые цеха, используемые другими расами для ковки металла, могут опалить их перья; авариель обычно избегают их. Таким образом, они используют печи, чтобы выдувать стекло в действенное, прочное оружие. Стеклодувы авариель - большие мастера. Любое металлическое оружие, которое имеет при себе авариель – результат торговли с другими расами или другими эльфами. Стеклянное оружие, разработанное авариель, может иногда ломаться в бою.Никто не знает, являются ли авариель естественным ответвлением эльфийского рода или результатом мощной магии. Есть те, кто утверждают, что авариель – самые исконные эльфы и что другие эльфы деградировали от этого высшего состояния. Большинство, однако, утверждает, что авариель – это результат действия магии, которая объединила эльфов с их любимыми гигантскими орлами. Немногие думают, что авариель – просто такие же эльфы, на которых постоянно наложено заклинание крылья полета (wings of flying).Авариель сохраняют контакт с другими эльфами, но крылатые эльфы склонны быть несколько выше мирских дел. Ничто не касается их слишком уж сильно, если не посягает на них. Они обычно пытаются избежать контакта с другими расами, несмотря на тот факт, что некоторые настаивают на том, чтобы посмотреть мир.Авариель не откладывают яйца, вопреки общему мнению. Однако, как у птиц, у них полые кости, что делает их более хрупкими, чем типичные эльфы. Это цена, которую они платят за свои крылья, без полых костей они не смогли бы летать. Даже полет причиняет некоторый дискомфорт, потому что это тяжелое упражнение – держать на весу такой большой вес. Однако, они находят боль менее неудобной, ибо чистая радость полета так опьяняет.Крылья авариель – предмет поисков магов и злых гигантов. Маги предпочитают использовать эти крылья в создании микстур и крыльев полета, и они платят огромные деньги за любые принесенные им крылья. Гиганты, с другой стороны, используют крылья авариель как художественные оформления своих головных уборов. Они думают, что выглядят особенно прекрасно, имея красивую пару крыльев на боевых шлемах.Авариель не живут так долго, как большинство эльфов. Их типичная продолжительность жизни – только 300 лет, потому что они слышат зов неизвестности так же явственно, как и другие эльфы. Таким образом, они склонны более по-человечески, чем другие эльфы, потому что знают, что у них меньше времени, чем у других эльфов. Они воспринимают вещи более серьезно и пробуют прожить так насыщенно, насколько это возможно. Это не должно означать, что они столь же безумны, как люди, но они пытаются сделать много вещей перед уходом.


Образ ликантропа — ровесник каменного топора и шаманского бубна, объединяющий в себе страх человека перед природой, наивный анимализм первобытных племен и патриархальный уклад развивающегося человеческого общества. Оборотень появился в народном фольклоре задолго до многих других сказочных существ — вампиров, гарпий, пегасов, демонов, василисков, гномов, джиннов, минотавров, ангелов, бегемотов, единорогов, эльфов, драконов — словом, тех невероятных обитателей наших фантазий и грез, которых мы знаем с детства. Но даже несмотря на то, что недавнее открытие генетического “синдрома ликантропии” окончательно разрушило мистическое очарование древних легенд, нам до сих пор хочется верить в существование таинственных и могучих людей-волков, преследующих свою добычу при свете луны. Ведь мечта — дыхание нашего разума, а человек не может жить без воздуха.

Некоторые случаи ликантрапии в XIX веке

1824 — Антуан Легер помещен в психиатрическую лечебницу за то, что убил 12-летнюю девочку, выпил ее кровь и съел ее сердце.

1828 — в Париже в возрасте 40 лет умер Виктор из Авейрона — первый из признанных наукой “диких” людей, найденных в лесу и ведущих животный образ жизни без каких-либо проявлений человеческого разума.

1849 — сержант Франсуа Бертран разрывал могилы, поедал плоть трупов и вступал с покойниками в половую связь. Аналогичная практика была якобы характерна для лимиккинов (см. выше — “ходящих в коже”) навахо — некрофилов, совокупляющихся с мертвыми женщинами и поедающих их после окончания полового акта.

1886 — “Оборотень Лондона” Генри Блот разрыл две могилы и обгрыз мягкие ткани трупов, после чего впал в гипнотический транс и был пойман полицией.



Существует много примеров того, что смертным врагом вампиров было солнце. Попасть под открытые солнечные лучи было для них все равно, что войти в пылающую печь. Согласно другим источникам солнечные лучи причиняли им лишь неудобство. Вампиры имели право покидать свое жилище только с наступлением темноты, днем же были обязаны возвращаться в свои могилы или склепы. Возможно, такое поведение было предопределено волей свыше, но кроме этого было еще немало условий, которых вампирам было необходимо придерживаться. Вампир не мог выносить запаха чеснока, не терпел распятий и других святых реликвий. Вампиры не могли отражаться в зеркалах и поэтому сторонились их. По некоторым данным, они не способны были перейти через текущую воду. Вампира практически невозможно было поймать, но можно было убить.

Сперва, конечно, нужно было выследить могилу вампира. Если не было видно характерных дыр в земле, то приходилось выкапывать всех покойников. Тот, чье тело выглядело здоровым и неразложившимся, являлся вампиром. Если он недавно утолил свою жажду, то, как утверждают некоторые знатоки, тело его должно быть раздуто, как у пиявки, или гроб забрызган кровью. Другой метод, с помощью которого находили могилу вампира, состоял в следующем. На кладбище выпускали белого племенного жеребца, который еще ни разу не спотыкался. Считалось, что лошадь перешагнет все могилы, кроме могилы вампира. Отыскав жилище вампира, можно было применить несколько способов, чтобы навсегда покончить с ним: выстрелить в него освященной серебряной пулей или же связать в гробу специальными узлами. Но самым верным и испытанным способом был следующий: в сердце вампира одним ударом втыкали деревянный кол. После этого обычно голову отсекали церковным мечом, а затем все части тела вампира вместе с опоганенным колом сжигали, а пепел рассеивали по ветру.

Но вопреки ожиданиям вампиры иногда оставались живы. В начале XVIII в. венгерский городок Лиебава подвергся нападениям вампира. По велению епископа Оломуцкого(Olmuts) было начато расследование: человека направили на колокольню, чтобы следить за кладбищем. В одну из ночей он увидел, как вампир в саване, тащившемся за ним, появился из могилы. Как только вампир скрылся из вида, оставив саван на могильном камне, наблюдатель схватил это покрытие и снова забрался на верх колокольни. Через несколько часов вампир вернулся. Увидев, что саван исчез, он пришел в ярость. Человек с колокольни окликнул его: "Смотри, он здесь у меня. Если хочешь забрать его, то тебе придется подняться ко мне".

Вампир бросился к приставной лестнице и стал карабкаться по ступенькам. Когда он добрался до верха, человек вытащил молоток и ударил вампира по голове. Тот на какое-то время вцепился в лестницу, а затем, ослабев, рухнул на землю. Человек поспешил вниз и, пока вампир был в беспамятстве, отсек ему топором голову. Ночные нападения в Лиебаве с тех пор прекратились.

Сложнее было справиться с вампиром в восточноевропейском торговом городе Кринче. В 1672 г. умер житель этого города по имени Георг Грандо. Он был похоронен монахом св. Павла. Но когда тот отправился к жене Грандо, чтобы утешить ее, то увидел за дверью призрачную фигуру покойника. Монах и все, кто был в доме, бросились бежать. Фигуру Георга еще не раз видели бродящей по ночным улицам города. Он слегка постукивал в двери домов и, не дожидаясь ответа, уходил дальше.

Скоро заметили, что после посещения Грандо в домах кто-нибудь умирал. Вдова Георга была убеждена, что призрак мужа приходит .к ней по ночам, напускает глубокий сон и сосет ее кровь.

Верховный судья города дал указание заняться этим странным делом. Он сам, вместе с группой горожан, отправился на кладбище. Когда откопали гроб и вскрыли его, то увидели, что Грандо лежал здоровый и румяный. На губах его застыла легкая улыбка. Потрясенные этим зрелищем горожане в страхе бежали с кладбища, и судье пришлось снова возвращать их. На этот раз они привели с собой священника, прихватив толстый заостренный кол из боярышника.

Священник, приступая к делу, опустился на колени рядом с трупом и, держа перед его глазами распятие, нараспев заговорил: "О вампир, взгляни сюда, это Иисус Христос, спасший нас от мук ада и умерший за нас на кресте".

По щеке покойника прокатилась слеза. Чем больше говорил святой отец, тем больше было слез. Горожане поднесли кол, нацелили его в грудь вампиру и сильно ударили по нему. Вместо того, чтобы пронзить тело, кол отскочил в сторону. Люди попытались еще раз вбить дерево, но оно отказалось войти в тело. Били снова и снова. Однако все было напрасно. Один из горожан, не выдержав, спрыгнул в могилу и обезглавил труп топором. Внезапно раздался пронзительный вопль, тело задергалось в конвульсиях, и дух зла исчез навсегда.



Существовало два понимания идеи Антихриста. Одно из них, предполагавшее, что антихристами являются все грешники, было основано на соборных посланиях Иоанна: «Дети! последнее время. И как вы слышали, что придет антихрист, и теперь появилось много антихристов, то мы и познаём из того, что последнее время» (1 ИОАН. 2:18). Эту точку зрения поддерживали некоторые богословы, например, Исидор СЕВИЛЬСКИЙ, утверждавший В «ЭТИМОЛОГИЯХ» (8:11): «Тот есть антихрист, кто отрицает Господа Христа». Однако под влиянием трактата западнофранкского аббата Адсо Дервенского (Адсо из Монтье-ан-Дер, ок. 910—992) «О месте и времени Антихриста» такое понимание было почти полностью вытеснено персонифицированной трактовкой, согласно которой Антихрист — единичное существо, взлелеянное дьяволом к моменту конца света, дабы предотвратить наступление Царства Божьего.

Все же и персонифицированное понимание Антихриста не исключало своеобразную множественность антихристов, которые трактовались как воплощения-предвосхищения главного и последнего Антихриста, в соответствии с принципом «все злодеи суть фигуры и образы дьявола» (ВИР, ОБ ОБМАНАХ, гл. 21, § 28). Средневековое историческое мышление, читавшее историю наоборот — от конца к началу, видело в исторических или библейских личностях лишь «фигуры», метафоры конечных смыслов, как они будут явлены в великих эсхатологических событиях Конца света. Одним из таких великих смыслов и был Антихрист, который уже многократно посылал в историю своих «фигурантов», многократно предвосхищался в исторических злодеях. Фома Аквинский утверждает об Антихристе, что «все прочие злые люди, которые ему предшествовали, суть как бы образ Антихриста» (СУММА ТЕОЛОГИИ, ч. 3, вопр. 8, ст. 8). Таким образом, характерные для Средневековья «два представления о приходе Антихриста — он должен явиться непосредственно перед вторым пришествием Христа и он уже явился в виде многочисленных антихристов» — были лишь «внешне полярными» (ЭММЕРСОН, 63); средневековый человек не усматривал между ними противоречия.

Наиболее популярной из фигур-предвосхищений Антихриста был Симон Маг (ДЕЯН. 8:9-24), которого сравнивали с пророками, предвестившими явление Христа (ЭММЕРСОН, 27). Другими широко обсуждавшимися историческими метафорами Антихриста служили Антиох IV, преследователь евреев, описанный в первой книге Маккавеев, а также, конечно, римский император Нерон, в представлениях о котором христианские апокалиптические воззрения слились с чисто языческой легендой о его возвращении (Nero redivivus). Согласно Сульпицию Северу (ок. 353—420), Нерон должен вернуться до появления Антихриста и совершить ряд злодеяний, после чего он будет убит самим Антихристом (ЭММЕРСОН, 29). Смертельно раненная и исцеленная голова из Откровения от Иоанна (ОТКР. 13:3) рассматривалась как метафора «воскрешенного Нерона».

Наиболее детально идея библейских фигур-метафор Антихриста разработана у Бонавентуры в его «Сопоставлениях...» (Collationes in hexameron): Священное Писание, от книги Бытия до Апокалипсиса, включает двенадцать «таинств», в которых и Христос, и Антихрист обозначены «фигурами»: так, фигурами Антихриста служат Ламех, первый двоеженец; Нимрод, якобы построивший Вавилонскую башню (БЫТ. 11:1-8); мародер Ахан (Иис. 7:1-25); Голиаф; Иуда и т. п.; в одиннадцатом таинстве — «распространении харизматических даров» Антихриста символизирует Симон Маг, который пытается купить Святого Духа, летать по воздуху и имитирует чудеса при помощи дьявола; Антихрист, подобно ему, «будет худшим из лжецов; он явится с обманными знаками и чудесами» (цит. по: ЭММЕРСОН, 31).

Различные духовные течения Средневековья и Возрождения находили те или иные фигуры Антихриста не только в историческом или библейском прошлом, но и в пределах собственной эпохи. Спиритуалы 13 в. видели Антихриста в императоре Фридри хе II, с ожидаемым свержением которого в 1260 г. должна была начаться последняя «эра духа» (по Иоахиму Флорскому). Пражский реформатор Иоганн Милитш пророчествовал о начале последнего этапа истории в 1367 г. и видел Антихриста в германском императоре Карле IV. «Неосуществление всех предсказаний не обескураживало, оно лишь порождало новых пророков и новых критиков пророчеств» (БЕНРАТ, 27). Позднее идея исторических воплощений Антихриста уже не так тесно связывалась с эсхатологическими ожиданиями: Мартин Лютер и папа римский видели воплощение Антихриста друг в друге, но не делали отсюда выводов о близком конце света.



В древнейшем памятнике иран-ской культуры «Авеста» описан ис-полинский дракон Ажи-Дахака:Трехпастный, шестиглазый, Коварный, криводушный... (Перевод И. Стеблина-Каменского)Его жестокость не знала границ, а замыслы были поистине ужасающи. Об этом рассказывает гимн, посвященной древнеиранской богине Ардви — покровительнице вод и плодородия, любви и деторождения:Жертву богатую приносил ей Трехпастный, чудовищныйАжи-Дахака... Сотню коней отборных пожертвовал, Тысячу лучших быков пожертвовал, Десять тысяч овец пожертвовал. Вот что просил он:«О добрая, щедрая, Ардви могучая и непорочная!Дай, ниспошли мне такую удачу, Чтобы всех людей сумел истребить я!»Не даровала подобной удачи Злому трехпастному Ажи-Дахаке Ардви могучая и непорочная.(Перевод С. Северцева)Наоборот — самого дракона ждала скорая погибель. Вышел на бой с чудовищем могучий герой по имени Трайтаона: И поразил он змея Трехглавого Дахаку. (Перевод И. Стеблина-Каменского)Но память об Ажи-Дахаке осталась не только в «Авесте». В совре-менном таджикском языке дракон называется похоже: Аджахо. А одного из армянских дроконов-вишапов зовут Аждахак — почти так же, как и его древнеиранского предшественника.


Народные рецепты красоты
© 2012 Мир народной медицины | Все права защищены.Копирование материалов запрещено
Яндекс.Метрика