Главная Обратная связь Добавить в закладки Сделать стартовой

Разговор зашел о призраках. Я утверждал, что все это ерунда. Мы заспорили. И тогда приятель рассказал несколько случаев, происшедших с ним.

Когда-то он был дружен с тульской поэтессой А. У той была дочь. Девочка смышленая, талантливая. Часто в "салоне" поэтессы собиралась местная богема. Говорили и спорили в те тихие времена о разном, но больше о грядущей демократии. Присутствовавшая при этих спорах двенадцатилетняя девочка вдруг сказала: "А вы не задумывались о том, что будет с этой демократией в нашей многонациональной стране?" Никто тогда вразумительно ответить не мог, и, чтобы замять разговор, попросили ее (а она здорово играла на пианино) сыграть что-нибудь. Синеглазая девочка согласилась, и звуки печальной музыки (мы так и не поняли, чья это была музыка!) заполнили небольшую квартиру. Всеми овладела непонятная тягучая тоска, и гости поспешили ретироваться.

Вскоре мой приятель уехал из Тулы в Орел. И не был там целых пять лет. Как-то его ошарашила горькая телеграмма от поэтессы, в которой сообщалось о неожиданной и непонятной смерти дочери. Ее нашли утром мертвой в постели. Болезни или отравления врачи не нашли. Мой приятель приехал в Тулу только на седьмой день после похорон. В опустевшей квартире было непривычно тихо и не по-летнему холодновато. Поэтесса, сразу постаревшая на 20 лет, тогда держалась стойко, только в ее серых красивых глазах таилось бездонное горе. Засиделись за поминальным столом мой приятель, хозяйка и ее тетя, за полночь. Потом легли спать. Поэтесса и ее тетя - в одной из комнат, приятель же - в зале на диване, в головах которого находилась дверь, ведущая в комнату покойной.

Спавшего приятеля, будто что-то толкнуло в грудь. В раскрытое окно лился прозрачный свет полной луны. Вдруг над ним склонилось женское лицо, казавшееся полупрозрачным. Но огромные синие глаза на этом лице были реальными и смотрели на гостя с бесконечной грустью и нежностью. Мой приятель подумал, что это хозяйка, и спросил, что с ней. Та молчала. Затем выпрямилась и стремительно прошла в комнату, где раннее жила ее дочь. Приятель пособолезновал горю, поэтессы и снова уснул. Проснулся часов в семь утра, надо было срочно уезжать... И думая, что хозяйка находится в комнате умершей дочери, стал стучать в эту дверь, чтобы сообщить о своем отъезде. Каково же было его удивление, когда он услышал голос хозяйки из другой комнаты. Она спросила его о том, почему он стучит в дверь умершей. Затем поэтесса вышла к нему.

- Ты же (они были на "ты") ночью прошла туда, - ответил он.

Теперь удивилась хозяйка: "Ничего подобного не было!" Да и мой приятель, наконец, осознал, что у хозяйки серые глаза, а у той, что смотрела на него ночью, глаза были пронзительно синими. Неприятный холод пробежал у него по спине, но он старался выглядеть спокойным.

- Ты видел дух моей дочери, - сказала хозяйка и, помолчав, добавила, - если бы мне пришлось увидеть ее, я бы умерла на месте. Но Бог щадит меня. С тех пор мой приятель, до этого ни во что не верящий, принялся за соответствующую литературу и стал знатоком в области паранормальных явлений.

Как-то он был по служебным делам в г. Ельце. Позвонил дальнему родственнику, который давно жил в этом городе. У того горе: год назад умерла жена. Мой приятель видел ее только раз тридцать лет назад, да и то мельком. Приятель и его родственник встретились на квартире последнего. Был большой ужин, воспоминания и даже романсы под гитару - у хозяина был приятный голос и отменный музыкальный слух. За окном валил снег, но в квартире было уютно, если не считать непонятной прохлады, словно легкий ветерок, проносившейся порой над головами сидящих за столом. Был час ночи, когда сыновья хозяина со своими женами разошлись по своим комнатам. Приятель и его родственник еще немного посидели, и последний предложил ему лечь спать на кровати в зале. Сам же собрался и ушел к новой своей подруге, жившей в соседнем доме. Мой приятель лег на шикарную постель и, как говорится, тут же отключился. Сколько проспал, не помнит. Но что-то вдруг разбудило его. За окнами было темно, темно было и в квартире. Но стеклянная дверь, ведущая в коридор, почему-то была освещена желтоватым странным светом. Приятель смотрел на дверь и соображал, что же это за такое непонятное освещение.

Вдруг за стеклом появилась полная женщина с белокурыми волосами, собранными на затылке в тугой узел. Она стояла, хмурила брови, о чем-то думая. Неожиданно она подняла голову, и взгляды их встретились. Приятель ничего не успел сообразить, как женщина исчезла. Было такое впечатление, что она лопнула, как мыльный пузырь. Мой приятель еле-еле дождался прихода хозяина и рассказал тому о своем видении.

- Да это моя является, - ответил тот спокойно, - за младшего все беспокоится. Он выпить горазд.

- И ты ее видел? - спросил приятель у родственника.

- А как же. И не раз. Но не разговаривал. Видел всего мгновение, - вздохнул тот и добавил, - чаще всего она мне во сне является, с собой зовет. Да мне помирать еще рано...

С этими словами он достал из шкафа семейный фотоальбом, показал моему приятелю. На последних прижизненных фото хозяйки он признал ту женщину, которую видел ночью за стеклом двери.

И еще случай. Мой приятель до недавнего времени жил в девятиэтажном доме недалеко от Оки. В их подъезде жил на одном из этажей высокий мужчина средних лет. Иногда они встречались и в лифте, и на улице, но не знали друг друга. Здоровались из вежливости. Года три назад он поздно возвращался домой. Возле дома на мокром от осеннего дождя асфальте увидел разбросанные раздавленные гладиолусы и астры. "Кого-то хоронили", - решил мой приятель, и неприятный холодок пробежал промеж лопаток. Тут хлопнула дверь подъезда, и навстречу ему пошел тот самый мужчина. Был он не по-осеннему легко одет, хмур и словно безмерно углублен в себя. На приветствие не ответил.

Прошел год. Сосед по подъезду что-то перестал встречаться. И вдруг на следующий год летом встретился на Октябрьской улице. Был он не один. Рядом с ним шагал другой мужчина, помоложе. Они, как показалось моему приятелю, шли как-то отрешенно, но перебрасывались между собой короткими фразами. И еще раз он видел того длинного возле дома. Тот куда-то спешил и опять не ответил на приветствие.

С той поры непонятное, щемящее чувство безраздельно овладело моим приятелем: выяснить у жены последнего, что же такое произошло с ее мужем, если тот перестал здороваться. Вроде бы ерунда, но узнать что-либо о том длинном просто не давало моему приятелю покоя... Набравшись смелости, он подошел к той женщине, поинтересовался: здоров ли муж, живет ли он в их доме? Очень удивленная таким вопросом, женщина ответила: "Разве вы не знаете, что мой супруг скончался три года назад?"

Мы с приятелем тогда долго говорили об аномальных явлениях, об НЛО, полтергейсте, телекинезе, левитации, призраках. Я все же доказывал, что (начитался в ужастиках!) призраки если и являются, то обязательно в саванах. Приятель посоветовал мне прочитать книгу британского биолога, доктора Кеннеса Бартона, в которой говорится, что современные призраки нисколько не чураются завоеваний цивилизации. И частенько теперь расхаживают среди живых и в джинсах, и в коротеньких юбочках, и в другой современной одежде. И вообще, ездят на автомобилях. Бывает, что среди тысяч автомобилей, мчащихся по автострадам, и такое, что несущаяся машина исчезает.



Большинство людей стали вампирами, согласно легендам и преданиям, из-за общения с другими вампирами. Однажды укушенный ими человек оказывался "зараженным опасной инфекцией вампиризма". Такие люди сразу же обретали вечную жизнь, но были обречены на постоянную "жажду крови", чтобы продлить свое существование. Возникает вопрос... А с кого же началась эта кровавая цепочка?

По этому поводу существуют разные мнения. Согласно одной версии, вампиры - это оживленные трупы умерших во грехе, которые были не приняты церковью и, соответственно, утратили надежду на спасение. В славянских странах считали, что потенциальными вампирами могли быть те, кто в жизни был зол и жесток или же занимался черной магией, равно как и самоубийцы, клятвопреступники или дети, проклятые своими родителями. Естественно, что в этот список входили те, кто был отлучен от церкви. В других странах, таких как Греция и Сицилия, вампирами могли стать мертвые, чье убийство не было отомщено: любой, кто погиб насильственной смертью, мог выйти из могилы вампиром и восстановить справедливость.

Еще одно старое поверье, распространенное от Румынии до Китая, гласило, что если через гроб, еще не преданный земле, перескочит кошка (собака, курица или любое другое животное), то покойник превратится в вампира. Поэтому за гробами до погребения старались хорошо следить. Если из гроба раздавался какой-либо непонятный шум или над ним внезапно пролетала птица, или даже вдруг открывалось веко покойного, то в гроб клали веточку боярышника, а если ее не было под рукой, то зубок чеснока. Оба этих растения считались священными и обладали чудодейственной силой. На Балканах в руки мертвеца вкладывали кусок железа. Злые твари должны были бояться холодного железа, также как и серебра.

В некоторых регионах появление вампиров объяснялось следующим образом. Любой ребенок, появившийся на свет с зубами, был под подозрением, точно так же как и дети, рожденные с яркими родимыми пятнами или заячъей губой, напоминающей оскал вампира. Еще подозрение вызывали уродцы или младенцы, непохожие на других. В странах Средиземноморья детей, у которых были рыжие волосы, голубые глаза или необычайно бледный цвет лица, тщательно проверяли, нет ли у них признаков вампира.



Мы уже касались вопроса о скульптурных изображениях людей или только человеческой головы. Эта традиция получила распространение в кельтском мире с VI века до н. э., вероятно, в результате греческого или этрусского влияния. Естественно, у каменных изваяний было больше шансов уцелеть. Мы видим примеры этого в находках в Хиршландене, Хольцерлингене или Пфальцфельде. То же доказывают голова из Мшецке-Жехровице, каменный человеко-вепрь из Эфинье (Марна) или более ранние высеченные из камня головы и нетипичных омфалоидных (почкообразных) камнях, вроде тех, что обнаружены в Туро или замке Стрейндж в Ирландии. Все они местного изготовления. Бронзовые изображения, такие, как сидящая на корточках фигура мужчины, частично литая, частично кованая (Бурэ, департамент Сены и Уазы), или голова из Тарба и многие другие, относятся к доримскому периоду.

В исключительных случаях сохранялись и деревянные фигурки, как, например, фигурка из района Женевского озера или серия фигур неустановленной даты с Британских островов. Подобные им фигуры были обнаружены на территории Галлии в шахте близ Орлеана, а также в Кот-д'Ор. Поразительная коллекция из почти двухсот деревянных скульптур была обнаружена в предположительно кельтском святилище близ истоков реки Сены. Она включает в себя изображения людей и животных, а также внутренних органов, причем эти последние, по всей вероятности, являются вотивными предметами или связаны с гаданиями, подобно этрусским обычаям.

Кельтские религиозные скульптуры из дерева, до-римских времен, видимо, были распространены гораздо шире, чем мы полагали ранее. Лукан в своем впечатляющем стихотворном описании кельтского святилища в лесах близ Массалы, оскверненного и разграбленного Цезарем, говорит именно о таких скульптурах: «...И много темных источников струило там свои воды, и рядом стояли белесые от времени угрюмолицые боги, грубо вырубленные из неотесанных древесных стволов». Если отбросить эпитеты, картина, которую рисует Лукан, весьма убедительна. Он описывает «неметон», священное место в чаще темного страшного леса, где бьют священные родники и вода собирается в озерки, стоят деревянные фигуры божеств, вырубленных в кельтской традиции, примитивной и совершенно чуждой классической манере, требующей точного воспроизведения пропорций. Такие статуи вполне могли быть теми «множественными изображениями», которые видел Цезарь или его осведомители. Похоже, что Джилдас, говоря о Британии VI века н. э., видел и сожалел о более поздних кельтских скульптурах, возможно также деревянных, гротескных, негибких, свирепого вида.

В первой главе мы говорили о трудностях интерпретации лишь по надписям большого числа имен богов, галльских и, до некоторой степени, бриттских. Любопытно поэтому отметить, что имена бриттских надписей не повторяются на континенте, что свидетельствует не только о замкнутом характере бриттско-кельтской традиции (это, кстати, заметно на всей материальной культуре), но также об ошеломляющем количестве сельских божеств «местного значения» с местными именами. Однако по ним удалось восстановить контур ареала местных культов в Галлии в достаточно широком масштабе. Примером могут служить: культ трехголового бога, распространенный главным образом в долине Марны и на Кот-д'Ор, божество с колесом, часто встречающееся на Центральном горном массиве и на нижней Роне, или бог с молотом, популярный на среднем и верхнем течении Роны, культ которого, видимо, доходил до Сены и Рейнской области.

Ареал этот не совпадает с известными границами поселения кельтских племен, но вполне соотносится с ареалом культа «божественной пары», приписываемому эдуям. Другие иконографические типы были рассеяны по всей галльской территории, как то рогатый бог или двуликое божество, вроде Януса. Вообще, изучение иконографических и эпиграфических свидетельств говорит о невероятном разнообразии и узко местном характере кельтских божеств, а также о невозможности привести в систему то, что никогда в ней не нуждалось. Кельтам была чужда строгая иерархия пантеона, которую пытались навязать им римские авторы.

По мере усвоения римских художественных традиций резко возросло количество каменных скульптур, используемых в кельтской культуре для религиозных целей и в погребальных обрядах. Мы наблюдаем иконографию, сопровождаемую надписями с именем бога или упоминанием его атрибутов. Одновременно с освоением средиземноморских художественных приемов продолжала существовать местная традиция, особенно в части высечения из камня отрубленных голов, как в Британии или Ирландии. Хотя голова Антенокитиуса из Бенуэлла близ стены Адриана представляет собой не отдельное произведение, но отсеченный фрагмент статуи.



Дроу - это страшные, злые существа которые когда-то были частью сообщества эльфов, и которые ранее бродили по всемирным лесам. Теперь эти темные эльфы населяют черные пещеры и вьющиеся туннели под землей, где они вынашивают страшные планы против рас, которые все еще живут под солнцем, на поверхности зеленой земли.Дроу имеют черную кожу и бледные, обычно белые волосы. Они короче и более стройные чем люди, редко достигая больше 5 футов в высоту. Мужчина дроу весит между 80 и 110 фунтами, а женщина между 95 и 120 фунтами. Дроу имеют точно точеные особенности, и их пальцы, и пальцы ног длинные и тонкие.Одежда дроу обычно черная, функциональная, и часто обладает специальными свойствами, хотя и не излучает магию. Материал из которого делают плащи дроу, не легко режется и огнестойкий. Эти плащи и обувь соответствуют, функционируют и созданы только для эльфийского размера.За столетия которые они провели в подземелье, дроу узнали языки многих интеллектуальных существ подземелья. Помимо их собственного языка, экзотического варианта эльфийского, дроу говорят, на общем языке и на подземном торговом языке, используемом многими расами под землей. Они хорошо говорят на языке гномов и других эльфов.Дроу также имеют собственный бесшумный язык, составленный из движений рук и языка тел. Эти жесты могут передавать информацию, но не тонкое значение или эмоциональное содержание. Если в пределах 30 футов от другого дроу, они могут также использовать сложные выражения лица, движения тела, и положения, чтобы передать значение. Вместе с их ручными жестами, эти выражения и жесты составляют бесшумный язык дроу, потенциал для выражения равняется обычным разговорным языкам.Мир дроу – тот, в котором жесткие конфликты являются частью каждодневной жизни. Тогда не должно быть удивительно, что большинство встреченных дроу, или один или в группе, всегда готовы сражаться.Дроу носят точно изготовленный и не обременяющий их черный кольчужный доспех. Это чрезвычайно сильная броня сделана из специального сплава стали, содержащей адамантит. Специальный сплав, когда изготавливается доспешниками дроу, выдает броню, которая имеет те же самые свойства как кольчуга, хотя она не излучает магию.Темные эльфы также несут маленькие щиты (баклеры), сделанные из адамантита.Большинство дроу носят длинный кинжал и короткий меч из адамантитового сплава. Некоторые дроу также несут маленькие арбалеты, которые могут держаться в одной руке и будут стрелять дротиками на 60 ярдов. Дротики причиняют небольшие повреждения, но темные эльфы обычно покрывают их ядом, который делает жертву бессознательной.Некоторые дроу вооружаются адамантитовыми палицами вместо клинков. Другие несут маленькие охотничьи копья, покрытые тем же самым ядом как и дротики.Дроу могут бесшумно передвигаться, и имеют превосходное инфравидение. Они также имеют то же самое интуитивное чувство относительно своего подземного мира, как и карлики, и могут обнаруживать секретные двери с тем же успехом как и другие эльфы.Возможно обычное использование магии в обществе дроу, и дало темным эльфам невероятную сопротивляемость к магии.Темные эльфы имеют одну большую слабость – это яркий свет. Поскольку дроу уже очень долго живут под землей, редко рискуя появляться на поверхности, они больше не способны выносить яркий свет любого вида. Очень давно, темные эльфы были частью эльфийской расы, которая бродила по всемирным лесам. Тем не менее, не намного позже чем они были созданы, эльфы оказались разорваны на конкурирующие фракции – одна последовала по пути зла, другая следовала идеалам добра (или по крайней мере нейтральным). Последовала большая гражданская война между эльфами, и эгоистичные эльфы, следующие путем зла и хаоса ушли в глубины земли, в холодные темные пещеры и глубокие туннели подземелья. Эти темные эльфы и стали дроу.Дроу больше не желают жить на поверхности земли. Фактически, очень немногие из тех существ что живут на поверхности когда-либо видели дроу. Но темные эльфы обижаются на эльфов и фейри, которые прогнали их и строят козни против тех существ, что живут при солнечном свете.Дроу, живут в великолепных темных мрачных городах в подземелье, которые видели немного людей или полулюдей. Они строят их здания полностью из камня и полезных ископаемых, вырезанных в сверхъестественных, фантастических формах. Те немногие поверхностные существа, которые видели город темных эльфов (и возвратились, чтобы сообщить об этом) сообщают, что – это материал из которого сделаны кошмары).Общество дроу разделено на много противостоящих благородных домов и торговых семейств, все борющиеся за власть. Фактически, все дроу несут брошки с символом торговца или группы дворян, с которой они соединены, хотя они скрывают и не показывают их часто. Дроу полагают, что управлять должен самый сильный; вся их твердая классовая система, с длинным и сложным списком титулов и прерогатив, основана на этой идее. Они поклоняются темной богине, называемой некоторыми Лолт, и ее жрицы занимают очень высокие места в обществе. Так как большинство жрецов дроу женщины, женщины имеют тенденцию заполнять почти все позиции большой важности.Воины Дроу проходят строгое обучение пока они молоды. Те из них, кто не проходят требуемые испытания, убиты при заключительном испытании.Дроу часто используют гигантских ящериц как грузовых животных, и часто берут медвежатников или троглодитов как слуг. Города Дроу – это приюты для злых существ, включая живодеров разума, и дроу в союзе со многими из злых жителей подземелий. С другой стороны, они постоянно находятся в войне со многими из их подземных соседей, включая карликов или темных гномов (свирфнеблинов), которые живут близко к городу дроу. Темные эльфы часто держат рабов всех типов, включая прошлых союзников, не сумевших соответствовать ожиданиям дроу.Дроу производят необычное оружие и одежду с квазиволшебными свойствами. Некоторые писцы и исследователи говорят, что это странное свечение вокруг городов дроу делает ремесла дроу специальными. Другие теоретизируют, что это их прекрасное мастерство дает уникальные признаки их чудесно сильным металлам и превосходной ткани. Безотносительно от причины, ясно, что дроу обнаружили некоторый способ делать свою одежду и оружие без использования магии.Прямой солнечный свет полностью уничтожает ткань, обувь, оружие и доспех дроу. Когда любое изделие, произведенное ими подвергнуто солнечному свету, начинается необратимый распад. В пределах от 2 до 12 дней, изделия теряют свои волшебные свойства и распадаются становясь полностью ничего не стоящими.Сонный Яд Дроу, используемый в их дротиках и охотничьих копьях, высоко ценится купцами на поверхности. Однако, этот яд теряет свои свойства немедленно когда подвергнут солнечному свету, и остается эффективным только 60 дней после того, как он подвергнут воздуху. В нераскрытом пакете яд Дроу остается мощным в течение годаТемные эльфы (также известные как дроу) – злые родственники остальных эльфов. Загнанные под землю любящими свет эльфами, эти зловещие существа осели в таком месте, которое они называют Underdark, убежище, которое они грубо вытесали в подземных пещерах. Они стали владельцами темных гротов, и любое мыслящее существо избегает их.Первоначально дроу были просто эльфами, которые больше времени проводили за изучением принципов силы, чем принципов справедливости. В их поисках большей власти над жизнью они неизбежно стали иметь дело с силами, которые однажды предадут их. Их эльфийские собратья, встревоженные началом изменений в их прежде мирных родственниках, искали возможность убедить их. Дроу, считая эти попытки агрессией, отвечали убийствами послов и вторжениями в эльфийские города. Убедившись в зле дроу, другие эльфы объединились, чтобы изгнать их.Длинная, мучительная война прошла через столетия; эльф убивал эльфа, и много магии носилось в воздухе. Большая часть мира лежала опустошенной, впитывая кровь эльфов. Наконец, добрые и нейтральные эльфы одержали победу и изгнали дроу в подземелья. Развращение дроу отразилось и в их внешности, ибо их кожа потемнела, а волосы стали белыми. Их глаза пылали красным — еще одно доказательство пламени, горящего в их груди.Дроу по общему мнению столь же широко распространены, как и другие подрасы эльфов — возможно, даже больше. Никто, даже дроу, не знает точно, как далеко простираются их подземные владения. Хорошо известно, что они имеют некоторые знания в межизмерительной магии, поскольку они используют ее, чтобы путешествовать на длинные расстояния. Они ненавидят свет, и они глубоко исследовали способы путешествовать, избегая солнце, которое прокляло их. У дроу есть обширные сети туннелей, которые могут вести (или не вести) в их мир.Дроу обычно ниже, чем остальные эльфы. Во всех других отношениях, сохраняя свои собственный рост и цвет кожи, дроу походят на своих наземных братьев.Мастерство дроу – настоящее чудо, отточенное странными и запутанными украшениями. К сожалению, плоды их труда неспособны существовать вне мира дроу, и предметы изменяют, хотя и медленно, свою структуру, когда удаляются от излучения Underdark.Их общество – обычно матриархат, где женщина-дроу играет главенствующую роль. Мужчина-дроу занят на относительно незначительных работах маханием мечом или мелким колдовством. Женщины, с другой стороны, занимают руководящие позиции в обществе. Они – жрицы их темной богини, Лолт (или иногда Ллот), Королевы Пауков.Эти женщины владеют огромной, данной богиней силой, с беспощадностью. Используя угрозу сурового наказания, они держат мужчин в страхе и покорности. Они – верхушка социальной иерархии в Underdark; они ревностно охраняют свою власть от занимающих низкое положение мужчин, которые могли бы попробовать отнять эту силу.Пока женщины-дроу имеют большую власть, чем мужчины, и физически более сильные и также более умные, дроу трудно поверить, что мужчины могут удерживать власть в других обществах. Таким образом, они не верят, что любая угроза, исходящая от мужчин, может серьезно угрожать дроу.Несмотря на их хаотически злой характер, общество дроу жестко структурировано и разделено. Социальные страты и классификации фактически неизменны. Дроу, конечно, может продвигаться в своей касте, но не может продвигаться вне ее. Хаотический характер дроу наиболее очевиден, когда кто-нибудь пытается развиться — обычно это делается через смерть.Дроу постоянно пытаются улучшать свои позиции в обществе и в глазах Лолт. Если это происходит за счет жизни других, так намного лучше — так делает какой-нибудь младший дроу, вызвая на поединок пришельца, и это гарантирует большую защищенность в новом положении.Дроу испытывают постоянную ненависть ко всему наземному, но ничто так не приводит их в гнев, как добрые эльфы. Дроу используют любую возможность, которую только получают, чтобы уничтожить других эльфов, с которыми они сталкиваются. Даже немногие злые эльфы на поверхности считаются врагами, и дроу, не колеблясь, предадут такого эльфа, когда он или она сделает свое дело.


Для большинства поклонников вуду зомби представляется самой зловещей фигурой в этой религии. Составной частью религиозной доктрины гаитян является мысль о том, что при помощи магических ритуалов тела мертвых можно вернуть к жизни — в своем новом статусе зомби они будут играть роль рабов. Мужчина или женщина становится зомби (на языке индейцев племени аравак это слово означает «дух») после того, как труп заставляют «отведать» манцинеллы, или дурмана вонючего, который содержит атропин. Зомби легко узнать по полуидиотскому выражению лица, неуклюжей походке и невнятному бормотанию.

Страх превратиться после смерти в зомби широко распространен на Гаити, и, чтобы защитить покойных от злобных колдунов, здесь существуют особые церемонии. Народ Гаити глубоко убежден, что в рядах полиции, которую здесь называют «тонтон-макуты» (Речь идет о временах правления династии Дювалье.) (как и колдунов вуду), служат сплошные зомби (считалось, что зомби служили и в личной гвардии бывшего пожизненного президента страны Папы Дока Дювалье).

Миф о зомби проник во все слои общества, вера в эту легенду не ослабевает. Рассказывают, что в 1959 году жители сумели схватить одного зомби и привели его в полицейский участок, где он неожиданно ожил, после того как ему дали выпить соленой воды! Существует множество историй о том, как люди видели своих давно умерших друзей на улицах или в домах могущественных колдунов. Многие считают, что хозяева зомби-рабов обращаются с ними чрезвычайно жестоко, потому что боятся их изощренной мести. Такова сила, приписываемая в этой коррумпированной и отсталой стране оккультным явлениям, — сила, традиционно позволявшая политикам держать мертвой хваткой жестоко подавляемое и доверчивое население.



Народные рецепты красоты
© 2012 Мир народной медицины | Все права защищены.Копирование материалов запрещено
Яндекс.Метрика