Главная Обратная связь Добавить в закладки Сделать стартовой

Еще одной темой обсуждения уже несколько веков является вопрос о продолжительности жизни демонов. Древнегреческий поэт Гесиод высчитал среднюю длину жизни Феникса — мифической птицы неописуемой красоты, которая сама сложила свой погребальный костер, а затем возродилась из пепла. Феникс, утверждал Гесиод, живет в десять раз дольше, чем человек, а демоны — в десять раз дольше, чем Феникс. Таким образом, средняя жизнь демона равняется 6 800 годам.

Позднее знаменитый греческий писатель и биограф Плутарх немного поправил это утверждение, учитывая, что демоны, как и люди, с которыми их сравнивают, подвержены недугам и болезням. Он увеличил продолжительность жизни демонов до 9 720 лет.

Другие же считают, что демоны, подобно ангелам, бессмертны и будут существовать до конца света. Так что ответ на данный вопрос пока еще не ясен.



Эти имеющие жабры тролли, также называемые скрагами или речным троллями, являются наиболее неприятными из всех троллей. Речные тролли, как их название и подразумевает, путешествуют по воде в поисках жертв. Их руки тонкие и хилые, но их рты широки и имеют множество острых как иглы клыков. Их цвет располагается от голубо-зеленого до маслинового. Скраги имеют все способности обычных троллей, но они регенерируют только когда погружены в пресную воду. Скраги могут выходить из воды на один час, и часто ходят по берегу в поиске добычи. Речные тролли пожирают все, что они поймают, но предпочитают гуманоидов и очень любят дварфов.Скраги – хитрые охотники и часто несут с собой несколько безделушек. Они кладут драгоценные камни около края воды и ждут кого-то, кто позариться на них, чтобы утащить его вниз. Другие ловушки включают закапывание в песок, в мелкой воде, и ожидание когда кто-то наступит на них, или запутывая рули маленьких лодок. Речные тролли иногда гнездятся под мостами, около лодок и паромов, требуя пошлину в обмен на проход. Пошлина разная, но в среднем эквивалент одной коровы в неделю, на тролля. Домашний скот и дети часто исчезают, когда речные тролли селятся рядом. Шаманы Скраги имеют доступ к элементным (водным) заклинаниям.



Ежедневно боги древней Скандинавии собирались под сенью священного ясеняИггдрасиль, здесь они держали совет и вершили суд.Глубоко в землю ушли корни ясеня, а под ними бурлил поток, имя которому — Кипящий Котел, и жил в нем дракон Нидхегг. Дракон этот подгрызал корни божественного дерева. Обитал он там не один:Глупцу не понять, сколько ползает змей под ясенем Иггдрасиль... Они постоянно ясень грызут.В ветвях ясеня сидел орел, обладавший великой мудростью. Он находился в вечной вражде с Нидхеггом. А белка по имени Грызодуб сновала вверх и вниз по стволу Иггдрасиля и переносила бранные слова, которыми осыпали друг друга орел и дракон Нидхегг. Нидхегг грыз не только древесные корни. Была у него и другая пища — грешники. Праведники после смерти, если верить древнему мифу, попадают в Гимл, на небеса, или в горы Ущербной Луны, в чертог Синдри, сделанный из красного золота. Клятвопреступников ждет чертог на Берегах Мертвых: он огромен и ужасен, весь свит из змей, как плетень, и текут по чертогу ядовитые реки. Но хуже всех приходится грешникам, попадающим по смерти в воды Кипящего Котла: Нидхегг там гложет трупы умерших.


КамариллаКамарилла - огромная секта вампиров, сформировавшаяся в период позднего средневековья. Вампирская ООН, она была создана, чтобы защитить вампиров от преследований Инквизиции, для соблюдения Традиций Каина и поддержки великого Маскарада. Много вампиров Камариллы, помня огненные ночи, когда вампиры были под угрозой искоренения, соблюдают Маскарад фанатично. Вампиры Камариллы отвергают идею вампиров как чудовищных хищников, вместо этого предпочитая тайно жить среди смертных и питаться с осторожностью.

Камарилла - самая многочисленная секта, и теоретически, самая могущественная. Но она объединяет семь кланов вампиров, каждый со своей культурой и целями, и это свидетельствует о ее нестабильности. Управляемая неким подобием парламентаризма, Камарилла действует медленно и часто беспомощна перед опасностями; когда, однако, она собирает всю мощь для удара, Камарилла практически непобедима.

Начинающие персонажи считаются вампирами Камариллы и принадлежат к одному из семи кланов.

КланыBruja (Бруха, Бруджи, Совы). Сильный и злобный клан, наследники древнего могущества, которое в настоящее время не способны удержать по причине дурного характера. Совы сейчас - это беспредельщики, преступники, контролирующие сомнительный бизнес на улицах. Совы - это панки, террористы, революционеры, анархисты, признающие (и то не всегда) только страх физической расправы. Совы, вопреки Маскараду, не останавливаются перед убийством смертных. Кроме того, стоит Князю, особенно если он не из клана Сов, выказать слабость, как в результате интриги, сплетенной Совами, Князь теряет не только власть, но часто и жизнь.

Gangrel (Гангрелы, Бродяги). Извечные враги Сов, от открытых стычек с которыми их удерживает лишь уважение к Князю. Причина войны Бродяг и Сов проста: и те, и другие отличные воины, но, если у Сов злоба исходит из идеи беспредельной анархии, то у Бродяг злоба происходит из их животной сущности. Бродяги часто путешествуют в одиночку. В компании себе подобных Бродяги любят рассказывать истории, забывая о времени. Это клан вампиров, которые могут превращаться в летучую мышь или волка и даже сливаться с Землей, чтобы поспать, если день неожиданно застал их вдали от дома, хотя слово "дом" в лексиконе Бродяг иногда просто не существует. Бродяги могут научиться управлять животными, но может случиться, что именно из-за общения с животными на ментальном уровне Бродягам становится тяжело управлять Зверем внутри себя.

Toreador (Тореадоры). Самый изящный клан из семи. Тореадоры - это поэты, художники, музыканты, все те, кто связывает свою вечную жизнь с искусством. Что бы ни делали Тореадоры, они делают это страстно и всепоглощающе. Но у медали есть и обратная сторона - любовь Тореадоров к искусству так велика, что может привести к дегенерации, когда, например, любимое место у Вивальди прослушивается по тысяче раз или же когда Тореадоры часами смотрят на одну и ту же картину. Тореадоры - это гедонисты. Мужчин и женщин из клана можно сравнить с инкубами и суккубами.

Ventrue (Вентру, Клан Судьбы). Клан аристократов и прирожденных властителей. Выходцы из Вентру чаще всего занимают места Князей. Вентру одновременно и старомодны, и современны. Они лучшие политики и дипломаты, умеющие не только улаживать споры между Совами и Бродягами, но и решать сложные вопросы с кланом Носферату, которые выше общевампирских канонов (Шесть Традиций) ценят честь и достоинство собственного клана. Ортодоксальность и верность Маскараду делает Вентру наиболее ответственным кланом.

Nosferatu (Носферату). Страшный, древний клан вампиров. Только совершенно безумные смертные становятся Носферату. У этих вампиров острые уши, чудовищное лицо и они полностью лысые. Сотни лет, проведенные в катакомбах и канализации, обезобразили Носферату, но в душе они не такие злобные, как могут показаться. Унижение и насмешки со стороны других кланов сделали Носферату чувствительными и "человечными". Однако еще никто, будь то смертный или вампир, оскорбивший Носферату, не ушел от страшного возмездия. Если сделать зло одному Носферату, то весь клан объявляет обидчику войну.

Tremere (Треме, Тремеры). Тремеры произошли от могущественных смертных волшебников, которые раскрыли секрет вампиризма, несмотря на сопротивление со стороны Рода (Kindred). Тремеры могут научить, как убивать с помощью слов или жестов, но взамен Клан требует полного подчинения и отречения от собственных интересов. Проводя параллели с миром смертных скрытный Клан Тремеров можно сравнить с оккультным отделом КГБ или отделом Мартина Бормана. Тремеры - опасные противники и могущественные союзники, но их склонность к предательству заставляет многих вампиров из других Кланов мечтать о прекращении рода Тремеров.

Malkavians (Малкавиане). Некоторые вампиры лишаются рассудка от ощущения вечности, некоторые помешаны от природы. Последние и есть Малкавиане, чье безумие усугубляется Голодом. В Клане Малкавианов можно встретить представителей всех смертных рас и выходцев из абсолютно всех социальных уровней. Ни один нормальный смертный не может стать Малкавианом, но стоит ему хоть немного помешаться, Поцелуй вампира сделает свое дело и сумасшедший новый мир откроется Новорожденному, мир, который не видит ни один вампир из других Кланов. Однако в безумии Малкавиан есть глубокое видение и восприятие мира. Их можно сравнить с оракулами, которые в провидческом экстазе узнают и рассказывают вещи, известные только богам.

Стоит выделить также бесклановых вампиров Caitiff (Кайтифы, Презренные). Кайтифами становятся те, кто, будучи Обращен, не был обучен правилам и устоям мира Undead.



Разговор зашел о призраках. Я утверждал, что все это ерунда. Мы заспорили. И тогда приятель рассказал несколько случаев, происшедших с ним.

Когда-то он был дружен с тульской поэтессой А. У той была дочь. Девочка смышленая, талантливая. Часто в "салоне" поэтессы собиралась местная богема. Говорили и спорили в те тихие времена о разном, но больше о грядущей демократии. Присутствовавшая при этих спорах двенадцатилетняя девочка вдруг сказала: "А вы не задумывались о том, что будет с этой демократией в нашей многонациональной стране?" Никто тогда вразумительно ответить не мог, и, чтобы замять разговор, попросили ее (а она здорово играла на пианино) сыграть что-нибудь. Синеглазая девочка согласилась, и звуки печальной музыки (мы так и не поняли, чья это была музыка!) заполнили небольшую квартиру. Всеми овладела непонятная тягучая тоска, и гости поспешили ретироваться.

Вскоре мой приятель уехал из Тулы в Орел. И не был там целых пять лет. Как-то его ошарашила горькая телеграмма от поэтессы, в которой сообщалось о неожиданной и непонятной смерти дочери. Ее нашли утром мертвой в постели. Болезни или отравления врачи не нашли. Мой приятель приехал в Тулу только на седьмой день после похорон. В опустевшей квартире было непривычно тихо и не по-летнему холодновато. Поэтесса, сразу постаревшая на 20 лет, тогда держалась стойко, только в ее серых красивых глазах таилось бездонное горе. Засиделись за поминальным столом мой приятель, хозяйка и ее тетя, за полночь. Потом легли спать. Поэтесса и ее тетя - в одной из комнат, приятель же - в зале на диване, в головах которого находилась дверь, ведущая в комнату покойной.

Спавшего приятеля, будто что-то толкнуло в грудь. В раскрытое окно лился прозрачный свет полной луны. Вдруг над ним склонилось женское лицо, казавшееся полупрозрачным. Но огромные синие глаза на этом лице были реальными и смотрели на гостя с бесконечной грустью и нежностью. Мой приятель подумал, что это хозяйка, и спросил, что с ней. Та молчала. Затем выпрямилась и стремительно прошла в комнату, где раннее жила ее дочь. Приятель пособолезновал горю, поэтессы и снова уснул. Проснулся часов в семь утра, надо было срочно уезжать... И думая, что хозяйка находится в комнате умершей дочери, стал стучать в эту дверь, чтобы сообщить о своем отъезде. Каково же было его удивление, когда он услышал голос хозяйки из другой комнаты. Она спросила его о том, почему он стучит в дверь умершей. Затем поэтесса вышла к нему.

- Ты же (они были на "ты") ночью прошла туда, - ответил он.

Теперь удивилась хозяйка: "Ничего подобного не было!" Да и мой приятель, наконец, осознал, что у хозяйки серые глаза, а у той, что смотрела на него ночью, глаза были пронзительно синими. Неприятный холод пробежал у него по спине, но он старался выглядеть спокойным.

- Ты видел дух моей дочери, - сказала хозяйка и, помолчав, добавила, - если бы мне пришлось увидеть ее, я бы умерла на месте. Но Бог щадит меня. С тех пор мой приятель, до этого ни во что не верящий, принялся за соответствующую литературу и стал знатоком в области паранормальных явлений.

Как-то он был по служебным делам в г. Ельце. Позвонил дальнему родственнику, который давно жил в этом городе. У того горе: год назад умерла жена. Мой приятель видел ее только раз тридцать лет назад, да и то мельком. Приятель и его родственник встретились на квартире последнего. Был большой ужин, воспоминания и даже романсы под гитару - у хозяина был приятный голос и отменный музыкальный слух. За окном валил снег, но в квартире было уютно, если не считать непонятной прохлады, словно легкий ветерок, проносившейся порой над головами сидящих за столом. Был час ночи, когда сыновья хозяина со своими женами разошлись по своим комнатам. Приятель и его родственник еще немного посидели, и последний предложил ему лечь спать на кровати в зале. Сам же собрался и ушел к новой своей подруге, жившей в соседнем доме. Мой приятель лег на шикарную постель и, как говорится, тут же отключился. Сколько проспал, не помнит. Но что-то вдруг разбудило его. За окнами было темно, темно было и в квартире. Но стеклянная дверь, ведущая в коридор, почему-то была освещена желтоватым странным светом. Приятель смотрел на дверь и соображал, что же это за такое непонятное освещение.

Вдруг за стеклом появилась полная женщина с белокурыми волосами, собранными на затылке в тугой узел. Она стояла, хмурила брови, о чем-то думая. Неожиданно она подняла голову, и взгляды их встретились. Приятель ничего не успел сообразить, как женщина исчезла. Было такое впечатление, что она лопнула, как мыльный пузырь. Мой приятель еле-еле дождался прихода хозяина и рассказал тому о своем видении.

- Да это моя является, - ответил тот спокойно, - за младшего все беспокоится. Он выпить горазд.

- И ты ее видел? - спросил приятель у родственника.

- А как же. И не раз. Но не разговаривал. Видел всего мгновение, - вздохнул тот и добавил, - чаще всего она мне во сне является, с собой зовет. Да мне помирать еще рано...

С этими словами он достал из шкафа семейный фотоальбом, показал моему приятелю. На последних прижизненных фото хозяйки он признал ту женщину, которую видел ночью за стеклом двери.

И еще случай. Мой приятель до недавнего времени жил в девятиэтажном доме недалеко от Оки. В их подъезде жил на одном из этажей высокий мужчина средних лет. Иногда они встречались и в лифте, и на улице, но не знали друг друга. Здоровались из вежливости. Года три назад он поздно возвращался домой. Возле дома на мокром от осеннего дождя асфальте увидел разбросанные раздавленные гладиолусы и астры. "Кого-то хоронили", - решил мой приятель, и неприятный холодок пробежал промеж лопаток. Тут хлопнула дверь подъезда, и навстречу ему пошел тот самый мужчина. Был он не по-осеннему легко одет, хмур и словно безмерно углублен в себя. На приветствие не ответил.

Прошел год. Сосед по подъезду что-то перестал встречаться. И вдруг на следующий год летом встретился на Октябрьской улице. Был он не один. Рядом с ним шагал другой мужчина, помоложе. Они, как показалось моему приятелю, шли как-то отрешенно, но перебрасывались между собой короткими фразами. И еще раз он видел того длинного возле дома. Тот куда-то спешил и опять не ответил на приветствие.

С той поры непонятное, щемящее чувство безраздельно овладело моим приятелем: выяснить у жены последнего, что же такое произошло с ее мужем, если тот перестал здороваться. Вроде бы ерунда, но узнать что-либо о том длинном просто не давало моему приятелю покоя... Набравшись смелости, он подошел к той женщине, поинтересовался: здоров ли муж, живет ли он в их доме? Очень удивленная таким вопросом, женщина ответила: "Разве вы не знаете, что мой супруг скончался три года назад?"

Мы с приятелем тогда долго говорили об аномальных явлениях, об НЛО, полтергейсте, телекинезе, левитации, призраках. Я все же доказывал, что (начитался в ужастиках!) призраки если и являются, то обязательно в саванах. Приятель посоветовал мне прочитать книгу британского биолога, доктора Кеннеса Бартона, в которой говорится, что современные призраки нисколько не чураются завоеваний цивилизации. И частенько теперь расхаживают среди живых и в джинсах, и в коротеньких юбочках, и в другой современной одежде. И вообще, ездят на автомобилях. Бывает, что среди тысяч автомобилей, мчащихся по автострадам, и такое, что несущаяся машина исчезает.



Народные рецепты красоты
© 2012 Мир народной медицины | Все права защищены.Копирование материалов запрещено
Яндекс.Метрика