Невероятное » Страница 2
Главная Обратная связь Добавить в закладки Сделать стартовой

ТРИ ЗАВЕТА ДРУИДА:

Поклоняйся тому, что для тебя свято - будь то Бог, Богиня или Боги. Не наноси никому вреда без причины. Всегда и везде веди себя подобающе.

ДВА ЗАКОНА ДРУИДА:

Каждый решает сам за себя. Право самостоятельного выбора свято.

Эти законы и заветы неизменны и не допускают никаких толкований. Суть ясна. Слова обладают лишь прямым значением. Искажать слова - значит лгать самому себе. Ложь под запретом. Друид обязан хранить Закон. Быть живым Законом, а не мертвыми буквами кодексов. Учение передается от одного к одному. Срок тому - шестнадцать лет. Лучше наглядный пример, чем десять тысяч слов. Слушать - тоже искусство, к тому же величайшее из всех. Принимать Мир - бесконечный и беспрестанный труд разума. Воспринять хотя бы малую его толику - великое свершение. Смысл жизни скрыт тенью живущих в ней. Видеть то, что скрыто в тени - значит видеть самого себя. Сделать пятьдесят шагов. Из них сорок девять - упражнения, и лишь одно - знание. Просветление? Где оно? Внутри? Снаружи? - Увидим. Друиду отмеряно восемьдесят, а не двадцать лет человеческой жизни. Помните, что в Старом Исчислении не было нуля. Видеть, воспринимать, верить, знать. Чувствовать воспринимать, знать, верить. Целое - как часть, часть - как целое. Часть - как одно, сумма - как одно. Невежественному глазу не видно ни того, что вовне, ни того, что извне. Видеть вовне, видеть извне.

Жизнь полна,Жизнь мила,Чувствовать,Знать,Понимать.

Великое время,Время течет,Над нами,Под нами.

Мать живет,Играет дитя,В глазах егоНовый день.

Тьма не лжет,И не страшныЦветаНежнойМогилы.

У каждого есть право ошибаться - только если ты не охвачен безумием или недостаточно возмужал. На то, чтобы стать друидом, уходит не меньше шестнадцати лет. И не больше вечности. За эти шестнадцать лет надо сделать пятьдесят шагов. Три года даны для первых девяти шагов. В первые три года нет никаких обязательств, и идущий может сойти с Пути безо всякого вреда для себя. Но только не после десятого шага.

РАЦИОНАЛЬНОЕ

В каждом из нас - в каждом человеке - заложена божественная искра. У каждого из нас свой путь, каждый из нас непохож на другого, каждый видит мир по-своему. Опыт и знание каждого из нас - уникальны и неповторимы. Каждый из нас хранит накопленный опыт в памяти. На этом основаны все наши физические и психологические реакции на любые условия. Наши глубочайшие воспоминания, которые большинство из нас не осознает, относятся к пребыванию в материнской утробе, рождению и первым шести месяцам жизни. Для большинства из нас эти врожденные воспоминания, как правило, негативные по своему содержанию.Увы, вселенской панацеи не существует. Нет такого лекарства для человечества, которое привело бы к определенным и ясным результатам. Сегодняшний мир - парадоксальная смесь научных учений, постоянно развивающихся и сменяющих друг друга. Медицина, психология, физика, химия - все это меняется. Сегодняшняя правда - завтрашняя ложь.И уж если даже мир наш подвержен постоянным переменам, то можем ли мы контролировать собственную жизнь? Слепо рваться на Внутренний Путь, не имея определенной цели - большая опасность. Все равно что разрушить систему, не дав ничего взамен. Стремится к переменам только ради самих перемен? Увольте. Тот, кого ведет слепая вера, приходит к саморазрушению.Предугадать можно только на восемьдесят процентов. Ничто не совершенно.



Дворец Хэмптон-Корт построен в 1515 г. кардиналом УОЛСИ. Он подарил его Генриху VIII, рассчитывая вернуть монаршью милость. Призрак УОЛСИ был впервые замечен в 1966 г., и с тех пор его видели еще дважды.

Пятой жене Генриха Екатерине Говард досталась трагическая роль в борьбе за власть между придворными католиками и протестантами. В 1540 г., когда ей было 19 лет, католическая родня устроила ее брак с королем. Протестанты обвинили ее в аморальном поведении, и 13 февраля 1542 г. ее обезглавили. Ее призрак с криком проносится по Галерее привидений, напоминая о том дне в 1541 г., когда ее взяли под стражу, а она, вырвавшись, побежала по коридору, криками призывая Генриха VIII сжалиться над ней.

В 1918 г. Галерею привидений отремонтировали, и на какое-то время призрак Екатерины исчез. Но позднее художник, срисовывавший один из гобеленов, увидел руку с кольцом, которая несколько раз возникала перед гобеленом. Кольцо принадлежало Екатерине. Женщина, жившая тогда во дворце, рассказала исследователю Эндрю Грину, что она так часто видела кричащий призрак, что перестала обращать на него внимание.

Появлялся во дворце и призрак Джейн Сеймур, третьей жены Генриха. Почему ее душа не находит покоя, объяснить трудно. Генрих был искренне опечален кончиной королевы в 1537 г., вскоре после рождения его единственного сына, будущего короля Эдуарда VI. За упокой души Джейн было отслужено 1200 месс.

Среди призраков некоронованных особ можно назвать Сибелл Пенн, кормилицу Эдуарда VI. Она умерла от оспы в 1562 г. и была похоронена неподалеку, в церкви Св. Марии. В 1829 г. покой ее могилы был потревожен, а вскоре обитатели дворца стали слышать бормочущий женский голос и звук прялки. Была обнаружена комната, где стояла старинная прялка.

В феврале 1907 г. полисмен, совершавший обход вблизи дворца, около полуночи увидел на аллее группу людей в вечерних туалетах. Компания прошла несколько шагов, а затем исчезла.



Этот заголовок я позаимствовал из книги Гарри Прайса, самого бесстрашного из британских парапсихологов последних десятилетий. Титулом «беспокойнейшего» он удостоил Борли-Ректори, дом в Эссексе, возведённый в 1853 году (якобы, на руинах средневекового монастыря) преподобным Генри Д.Э.Буллем.Книга, вышедшая под таким названием в 1940 году, а также следующая, «Конец Борли-Ректори» (1946), стали бестселлерами. Гарри Прайс умер в 1948 году. Ещё семь лет спустя трое других исследователей – Тревор М.Холл из Британского Общества психических исследований, Эрик Дж.Дингуолл и Кэтлин М.Голдни (двое последних – друзья и коллеги Прайса) опубликовали книгу «Призраки в Борли: критический анализ имеющихся фактов», в которой попытались развенчать тайну «беспокойнейшего» британского дома и обвинить Прайса в мистификации, утверждая, будто бы он умышленно искажал все относившиеся к делу факты. Скандал, разразившийся вокруг этого совершенно надуманного «разоблачения», оказался беспрецедентным в истории психической науки.*

* Г-н Дингуолл, один из руководителей Лондонского О.П.И., нанёс много вреда «психическим" исследованиям. О его деятельности писал ещё А.Конан-Дойль. Из-за Дингуолла писатель прекратил своё членство в О.П.И. и других призывал к тому же. Подробнее см. об этом в «Записках о Спиритизме» (а также в нашем «Приложении») письмо под заглавием «Отречение от Общества психических исследований». (Й.Р.)

Между тем, призраки Борли-Ректори – феномен стародавний; странности в доме начались задолго до того, как там в 1929 году впервые появился Прайс. К систематическим наблюдениям он, кстати, приступил лишь 9 лет спустя, когда снял здесь комнату на год и попытался найти себе объективных помощников с помощью объявления в «New York Times Magazine».В течение следующих 14 месяцев в Борли-Ректори было зафиксировано около двух тысяч паранормальных явлений разного рода: необъяснимые голоса, звуки шагов, звон колокольчика, клацание дверных замков, появление письменных посланий на стенах, превращение вина в чернила, полёты предметов, появление трещин в оконных рамах, огненные всполохи в окнах. Самыми жуткими персонажами этого театра ужаса была постоянно расхаживавшая по поместью призрачная монахиня, которая в своих письменных посланиях молила живых об упокойной мессе, а также обезглавленный возница, разъезжавший в своей призрачной карете. Обе фигуры достаточно наглядно иллюстрировали издавна ходившую в этих краях легенду о монахе и юной монашке, сбежавших из Борли в карете. Когда беглецов поймали, мужчину обезглавили, а женщину живьём замуровали в стене монастыря.Если верить Гарри Прайсу, поселившиеся в доме наблюдатели не ощущали со стороны привидений сколько-нибудь враждебного к себе отношения. Живший тут трёхлетний ребёнок придерживался иного мнения. На вопрос, кто поставил ему синяк под глазом, мальчик ответил: «Это меня страшила какой-то стукнул. Он стоял в комнате у занавески».Собаки также относились к безголовому призраку без особых симпатий. Однажды капитан Грегсон, последний владелец Борли (это при нём призрак монашки спалил-таки дом, исполнив таким образом многочисленные угрозы, передававшиеся с помощью планшетки) поздно вечером вошёл во двор со своим чёрным спаниэлем. Вот что затем произошло:«В дальнем конце двора послышались отчётливые шаги, – рассказывает он. – Затем кто-то прошёл по деревянной крышке люка, который ведёт в подвал. Я остановился. Внезапно собака словно сошла с ума. Она завизжала, вырвала из рук поводок и с визгом умчалась прочь. С тех пор я её больше не видел».Капитан Грегсон купил себе такого же чёрного спаниэля. Тот без промедления последовал примеру предшественника: взвыл, завизжал, умчался куда-то стрелой и больше в окрестностях не появлялся.Воздержусь от самоцитирования; желающие могут обратиться к моей статье, опубликованной журналом «Tomorrow» (зимний выпуск 1956 года), где я выразил против этого, с позволения сказать, «разоблачения» возмущённый протест. Поверьте, за Гарри Прайса я вступился вовсе не потому, что питал к нему какие-то личные симпатиии. Мы не были друзьями – впрочем, врагами тоже. Прайс мало кому нравился: это был человек крайне честолюбивый, эгоистичный, ревнивый к славе и к конкурентам. Но по меньшей мере в одном достоинстве ему не откажешь: это был честный исследователь, всю свою жизнь посвятивший разоблачению разного рода мошенников и проходимцев. Нетерпимость к обману была, пожалуй, наиболее яркой чертой его весьма своеобразного характера. Прайс (автор знаменитой «Terrum Of Spiritualism») проявил немалое мужество, когда в своей второй публикации о Борли-Ректори заявил следующее:«Шесть лет назад я пришёл к выводу, что объяснить происходящее здесь можно лишь исходя из теории посмертного существования индивидуума; сегодня без колебаний могу заявить, что за это время лишь утвердился в своём мнении. Более того, утверждаю, что феномен Борли-Ректори подтверждает концепцию «жизни после смерти" куда убедительнее, чем любое паранормальное проявление того же рода, когда-либо встречавшееся мне на пути».Итак, Гарри Прайс высказался в поддержку спиритов: за этот грех его теперь и пытаются смешать с грязью. Что касается меня, то могу оспорить лишь одно утверждение Прайса – а именно, что Борли-Ректори – самый «неспокойный» из домов Британии. Этот отъявленный эгоцентрист просто умер бы от смущения, если бы узнал, что дело, им расследуемое – не «самое-самое» во всех отношениях. Самый густонаселённый привидениями дом страны (о чём Гарри Прайс не мог не знать хотя бы из уже опубликованных к тому времени книг и статей) – всё же Баллехин-Хаус в графстве Пертшир, на протяжении многих веков состоявший во владении семейства шотландских баронов. С любезного согласия лорда Бьюта дом был сначала сдан Обществу психических исследований в аренду, а затем перешёл в полное владение этой организации. Мисс Гудрих-Фриэр, очень известная и способная исследовательница, провела здесь 92 дня, ежедневно записывая свои наблюдения. Происходившие тут события носили религиозный оттенок, но по странности значительно превосходили всё, что имело место в Борли-Ректори.Последним владельцем дома по мужской линии был майор С., человек весьма эксцентричный. Он участвовал в индийской кампании, сохранил самые тёплые воспоминания о тех днях, а главное, верил в то, что души мёртвых могут возвращаться в наш мир, вселяясь как в людей, так и в животных. Майор С. не раз намекал на то, что после собственной кончины непременно вселится в тело своего любимого чёрного спаниэля.После смерти майора члены его семьи, должно быть, дабы затруднить осуществление этого плана, приказали перестрелять всех собак в доме. С тех пор в окрестностях его постоянно носятся стаи призрачных псов. Чёрного спаниэля встречали несколько очевидцев; не раз появлялись на территории поместья и другие его покойные собратья. Вот фрагмент дневниковых записей мисс Гудрих-Фриэр:«Около десяти часов утра я сидела в библиотеке и писала что-то, находясь спиной к окну. В комнате со мной была миссис Уокер. Она обратилась ко мне пару раз с каким-то вопросом, но я не ответила ей, поскольку была слишком занята. Вдруг кто-то подтолкнул мой стул. Я решила, что это пёс: внизу, однако, никого не было. Я продолжала работу и через несколько минут почувствовала толчок настолько решительный, что я чуть не упала со стула. Решив, что это миссис Уокер, не дождавшись ответа, решила напомнить о себе таким образом, я обернулась и вскрикнула от изумления: комната была пуста! Миссис Уокер через секунду вошла, и тут же увидела собаку, которая сидела на коврике перед камином и очень внимательно глядела в ту самую точку рядом со стулом, где ожидала увидеть её я».Четыре дня спустя:«Сегодня после захода солнца мы с миссис Мур снова слышали шум – в основном, какие-то лёгкие шаркающие шаги. Затем раздалось царапанье. Мы решили, что это наша собака, но обнаружили её мирно спящей на привычном коврике».Ещё две недели спустя мисс Гудрих-Фриэр увидела в комнате миссис Мур чёрного пса, которого приняла поначалу за своего шпица. Она как раз устанавливала фотокамеру и замерла, опасаясь, что животное сдвинет стол. В ту же секунду появилась вторая собака: на этот раз это был её Спукс. Прижав ушки, он направлялся к чёрному гостю.«Куда это наш Спукс так помчался? – удивилась другая женщина, находившаяся в комнате. Мисс Фриэр увидела затем, как Спукс спешно ретировался, помахивая хвостом. Призрачная собака была покрупнее живой, хотя не исключено, что это тоже был спаниэль».Появлялись здесь и «человекоподобные» привидения. Дважды оказывалось, что это образы ныне живущих людей, которые в тот момент, очевидно, спали. Одним из них был священник (во всех отчётах он фигурирует под именем «отец Х.»), переживший в доме мучительные мгновения и потому, наверное, всеми мыслями всё ещё находившийся здесь. Именно он, кстати, и обратил впервые внимание лорда Бьюта на странности Баллехин-Хауса.Священник решил, что покойный майор С. пытается таким образом привлечь к себе внимание живущих и убедить их в том, что душа его жаждет успокоения при посредстве святой молитвы. Находясь у себя в комнате, он слышал удары, напоминавшие, скорее, взрывы, и ещё какие-то глухие стуки, как если бы большая собака всем телом бросалась на дверь. Окропив помещение святой водой, отец Х. произнёс «Visita Qu?sumus» – молитву, призывающую небо защитить дом и его обитателей от козней врага рода человеческого. В ту ночь, засыпая, святой отец явственно увидел на стене бурое деревянное распятие высотой около полуметра.Известный астроном сэр Уильям Хиггинс тщательно расспросил отца Х. и убедился в том, что тот не стал жертвой болезненных галлюцинаций. То же распятие позже увидел другой священник, отец К. Стоя у камина, он испытал вдруг сильнейший озноб. В постели дрожь усилилась. «Случайно подняв взгляд, – рассказывал он в письме лорду Бьюту, – на стене над самой кроватью я увидел деревянное распятие из бурой древесины. Стена комнаты была совершенно пуста, там не было ни картин, ни чего-либо, что могло бы явиться причиной оптического обмана, допустим, в силу особенностей освещения. Озноб прекратился: не то, чтобы мгновенно, но очень скоро. Я словно ощутил вдруг какую-то поддержку извне».«4 марта у мистера Поулса начался внезапный озноб, – пишет мисс Гудрих-Фриэр. – Он сумел лишь выдавить из себя какие-то жалобные звуки. Взглянув в его сторону, я увидела руку, державшую бурое распятие, на вид выточенное из дерева. Некто стоял у подножия кровати, оставаясь невидимым. Мистер Поулс тут же сказал: «Мне лучше!» – или что-то в этом роде».В Баллехин-Хаусе нередко слышалось бормотание, напоминавшее тихое молитвенное чтение. Согласно легенде во времена Реформации здесь был убит священнослужитель. Раздавались и другие голоса: невидимые люди то беседовали едва слышно, то принимались вдруг яростно спорить. Слов разобрать было невозможно, но многоголосица прослушивалась отчётливо.Когда-то маленький флигель на территории поместья служил летним приютом монахинь. Возможно, именно этим объясняется частое появление здесь призрака монашки.«На снежном фоне я увидела едва заметную фигурку, – пишет мисс Гудрих-Фриэр. – Некоторое время женщина продвигалась по узкому ущелью вверх, затем остановилась, обернулась и посмотрела прямо на меня. Лицо её казалось бледным, руки были скрыты в складках монашеского одеяния. Затем она вновь двинулась по склону – мне показалось, противоестественно быстро. У дерева фигура исчезла – может быть, потому, что дальше не было снега, который бы оттенял её контур. У ручья, снова на снежном фоне, она на мгновение появилась, но тут же исчезла вновь».Призрак монашки являлся не всем. Но одному из участников исследовательской команды удалось сделать набросок её портрета в фас и профиль. Призрак назвали «Изабель» – просто чтобы отличать от «Марго», другой женщины-привидения. Этих двух не только видели вместе, но и слышали: оне о чём-то спорили тихими голосами. Однажды в ходе сеанса «столоверчения» мистер Поулс и мисс Фриэр получили любопытное приглашение явиться в рощицу у ручья после половины седьмого вечера – монахиня пообещала там прикоснуться к плечу мужчины.«С того места на западном берегу, где я стояла, трудно было отчётливо разглядеть фигуру, – пишет мисс Гудрих-Фриэр, – но она подошла к священнику очень близко. Из кармана у неё выглядывал кончик белого носового платка. Я видела, как её рука потянулась к плечу мистера Поулса, но не могу с полной уверенностью утверждать, что контакт состоялся».Послали за мисс Лэнгтон, не объяснив ей, зачем.«Я снова остановился под молодым деревцем, – продолжает священник. – На этот раз дрожь обуяла меня почти сразу же. По словам мисс Лэнгтон, спустя полминуты чуть левее от меня возникла фигура. Она, вроде бы, подняла руку и снова прикоснулась ко мне. Я ничего не почувствовал, кроме продолжавшегося озноба, – так, похоже, организм реагировал на каждое появление фантома».Куда больше, нежели разгуливающие привидения, досаждал исследователю загадочный комнатный шум. Тут было всё: стуки, хлопки, треск, взрывы, лязганье, стоны, шаги и крики (не только человеческие, но и звериные). Этот бедлам не прекращался ни днём, ни ночью. Приведу в заключение краткое описание лишь одного жуткого происшествия.«После ужина мы втроём расселись за картами у камина. Вдруг кто-то из нас воскликнул: «Слышите? Шаги!» Да, комнату – вдоль стены со стороны сейфа – явно обходил невидимый мужчина. Шаги раздались совсем рядом, но мы никого не увидели».Призрак этот, кроме того, имел пренеприятнейшую привычку сдёргивать со спящих одеяла и поднимать в воздух кровати, однако встречи с представителями высших научных кругов явно приводили его в смущение. Сэр Оливер Лодж, посетивший дом, сообщил лорду Бьюту следующее:«Мне так и не удалось услышать ничего громкого – так, постукивание в стене, чей-то храп, глухой вой – и всё». Маститый физик не нашёл причин оставаться в доме для дальнейших исследований.Лорд Бьют дважды читал заупокойную молитву в разных участках особняка. Несколько раз он буквально терял дар речи, явственно ощущая чьё-то «злое влияние».«Атмосфера в доме изменилась. Ничего подобного ранее не наблюдалось, – писала мисс Гудрих-Фриэр. – Во время первого визита мы ощущали, в основном, изумление, меланхолию и подавленность; сейчас все независимо друг от друга сошлись на том, что в доме таится какое-то ужасное зло. Спукс сразу это почувствовал: никогда прежде наша собачка не обнаруживала признаков такого ужаса, как теперь. Измождённые лица гостей являют собой за завтраком печальное зрелище».Исследователи попросили, чтобы им разрешили остаться ещё, в надежде провести исследование сейсмическими методами. Но владелец, обеспокоенный падением репутации Баллехина, ответил отказом. С ещё большим недовольством семья восприняла выход книги Гудрих-Фриэр «Призраки Баллехина». Несколько лет назад я направил обитателям особняка письмо, в котором спрашивал, продолжаются ли у них прежние странности, но получил очень краткий и совершенно невразумительный ответ.Важно отметить, что феномен Баллехин-Хауса отличался явной «одушевлённостью»: призраки вели себя здесь далеко не автоматически, как это часто бывает. Похоже, наблюдатели в данном случае действительно столкнулись с явлением спиритического толка. Вызывая у гостей озноб, призраки дома явно отнимали у них энергию жизни – в полном соответствии, надо сказать, с нормами своего поведения на земле.



Как показывает практика, продать можно все, что угодно, даже такую тонкую материю как душа. До сих пор неизвестно, материальна ли она и где находится, но, по данным разных ученых, взвешивавших людей до и после смерти, вес души колеблется от 11 до 43 г. Что же можно получить в обмен на эту легковесную, но такую ценную субстанцию?Классика жанраЗа что же готовы люди продать свою бессмертную душу? Наверное, на первом месте в списке желаемых трофеев будет богатство. Жадность человека безгранична, недаром существует множество поговорок с общим смыслом: «Денег много не бывает». И этой человеческой слабостью активно пользуется всякая нечисть. Другая разновидность соблазна - удача: в делах или в игре, но так или иначе, конечной целью все равно будет обогащение. Вопрос лишь в том, какую цену придется за это заплатить.В фольклорном наследии каждого народа найдется поучительная история на этутему. Один бедный человек пожелал, чтобы в его кармане всегда было столько же денег, сколько у самого удачливого и богатого игрока в кости, который жил в этой деревне. Сформулированное таким образом условие уже само по себе дает нечистой силе возможность обвести жаждущего богатства простака вокруг пальца. Однажды новоявленный везунчик сел играть в кости с тем самым богачом, и тут везение обернулось против него: чем больше он выигрывал, тем меньше денег становилось у него в кармане. И вот настал момент, когда в его кармане стало так же пусто, как и у его соперника. Тот же жаждал отыграться и требовал начать новый кон. Напрасно жертва дьявольского обмана выворачивал пустые карманы и говорил, что ему нечем сделать ставку: друзья проигравшего решили, что он просто припрятал деньги, и со злости чуть не выбили из него дух.В Японии существует поучительная история о человеке, который решился заключить сделку с гоблином. В обмен на успех в делах этому человеку надо было съесть небольшую личинку - на первый взгляд, небольшая плата. Личинка прикрепилась к стенке желудка, свила кокон и превратилась в куколку. Эта куколка стала давать своему хозяину полезные советы, какой тон выбрать во время переговоров, на какое мероприятие стоит ходить, а какое лучше пропустить, как вести себя с новыми знакомыми. Но со временем из куколки вылупился жук, который стал ползать по внутренностям человека, а его советы превратились в категорические приказы. Платой за временную удачу в делах стала полная потеря контроля над своими действиями, этот человек превратился в бездушную оболочку, которая слепо выполняла приказы своего нового хозяина.Час расплатыДалеко не всегда расплата наступает при жизни. Некоторые демоны терпеливо ждут, когда человек сбросит с себя груз земных забот и поступит в их полное распоряжение.В 1992 году в Австралии на месте бывшей тюрьмы «Богго Роуд» в городе Брисбейн появился музей, где посетители могут увидеть темные камеры, сохранившие свою первоначальную обстановку, а также услышать дьявольский смех одного из бывших заключенных, чей дух продолжает обитать в здании.Эрнест Остин был последним приговоренным к смерти и повешенным в этой тюрьме 22 сентября 1913 года. Говорят, что во время казни, и даже в агонии, этот жестокий убийца 11-летней девочки смеялся в лицо своим палачам. А теперь он продолжает издавать свои дикие смешки в ставших музейными тюремных коридорах. Раньше он пугал тюремщиков и других заключенных, а теперь любопытных посетителей. По утверждению местных жителей, он таким образом отрабатывает свой контракт с дьяволом, собирая для него новые души. Неизвестно, что послужило предметом их сделки, но если - вечная жизнь, то Остина жестоко обманули: быть в шкуре тюремного привидения до конца дней, да еще на службе у дьявола - участь незавидная.


Мы уже касались вопроса о скульптурных изображениях людей или только человеческой головы. Эта традиция получила распространение в кельтском мире с VI века до н. э., вероятно, в результате греческого или этрусского влияния. Естественно, у каменных изваяний было больше шансов уцелеть. Мы видим примеры этого в находках в Хиршландене, Хольцерлингене или Пфальцфельде. То же доказывают голова из Мшецке-Жехровице, каменный человеко-вепрь из Эфинье (Марна) или более ранние высеченные из камня головы и нетипичных омфалоидных (почкообразных) камнях, вроде тех, что обнаружены в Туро или замке Стрейндж в Ирландии. Все они местного изготовления. Бронзовые изображения, такие, как сидящая на корточках фигура мужчины, частично литая, частично кованая (Бурэ, департамент Сены и Уазы), или голова из Тарба и многие другие, относятся к доримскому периоду.

В исключительных случаях сохранялись и деревянные фигурки, как, например, фигурка из района Женевского озера или серия фигур неустановленной даты с Британских островов. Подобные им фигуры были обнаружены на территории Галлии в шахте близ Орлеана, а также в Кот-д'Ор. Поразительная коллекция из почти двухсот деревянных скульптур была обнаружена в предположительно кельтском святилище близ истоков реки Сены. Она включает в себя изображения людей и животных, а также внутренних органов, причем эти последние, по всей вероятности, являются вотивными предметами или связаны с гаданиями, подобно этрусским обычаям.

Кельтские религиозные скульптуры из дерева, до-римских времен, видимо, были распространены гораздо шире, чем мы полагали ранее. Лукан в своем впечатляющем стихотворном описании кельтского святилища в лесах близ Массалы, оскверненного и разграбленного Цезарем, говорит именно о таких скульптурах: «...И много темных источников струило там свои воды, и рядом стояли белесые от времени угрюмолицые боги, грубо вырубленные из неотесанных древесных стволов». Если отбросить эпитеты, картина, которую рисует Лукан, весьма убедительна. Он описывает «неметон», священное место в чаще темного страшного леса, где бьют священные родники и вода собирается в озерки, стоят деревянные фигуры божеств, вырубленных в кельтской традиции, примитивной и совершенно чуждой классической манере, требующей точного воспроизведения пропорций. Такие статуи вполне могли быть теми «множественными изображениями», которые видел Цезарь или его осведомители. Похоже, что Джилдас, говоря о Британии VI века н. э., видел и сожалел о более поздних кельтских скульптурах, возможно также деревянных, гротескных, негибких, свирепого вида.

В первой главе мы говорили о трудностях интерпретации лишь по надписям большого числа имен богов, галльских и, до некоторой степени, бриттских. Любопытно поэтому отметить, что имена бриттских надписей не повторяются на континенте, что свидетельствует не только о замкнутом характере бриттско-кельтской традиции (это, кстати, заметно на всей материальной культуре), но также об ошеломляющем количестве сельских божеств «местного значения» с местными именами. Однако по ним удалось восстановить контур ареала местных культов в Галлии в достаточно широком масштабе. Примером могут служить: культ трехголового бога, распространенный главным образом в долине Марны и на Кот-д'Ор, божество с колесом, часто встречающееся на Центральном горном массиве и на нижней Роне, или бог с молотом, популярный на среднем и верхнем течении Роны, культ которого, видимо, доходил до Сены и Рейнской области.

Ареал этот не совпадает с известными границами поселения кельтских племен, но вполне соотносится с ареалом культа «божественной пары», приписываемому эдуям. Другие иконографические типы были рассеяны по всей галльской территории, как то рогатый бог или двуликое божество, вроде Януса. Вообще, изучение иконографических и эпиграфических свидетельств говорит о невероятном разнообразии и узко местном характере кельтских божеств, а также о невозможности привести в систему то, что никогда в ней не нуждалось. Кельтам была чужда строгая иерархия пантеона, которую пытались навязать им римские авторы.

По мере усвоения римских художественных традиций резко возросло количество каменных скульптур, используемых в кельтской культуре для религиозных целей и в погребальных обрядах. Мы наблюдаем иконографию, сопровождаемую надписями с именем бога или упоминанием его атрибутов. Одновременно с освоением средиземноморских художественных приемов продолжала существовать местная традиция, особенно в части высечения из камня отрубленных голов, как в Британии или Ирландии. Хотя голова Антенокитиуса из Бенуэлла близ стены Адриана представляет собой не отдельное произведение, но отсеченный фрагмент статуи.



19-е июня в календаре значится как Русалии, языческий праздник древних славян. История хранит множество сведений об этих необычных существах. Что является правдой, а что вымыслом, остаётся только догадываться…

Этнографические данные 19-го века позволяют соотнести свидетельства средневековых памятников с русальными обычаями южных славян. Например, в Македонии мужчины, называемые «русалиями», ходили по дворам, устраивали хороводы вокруг больных людей и исполняли обрядовые танцы с целью их исцеления. Русальскую дружину встречали во всех домах с большими почестями. Люди верили, что их приход способствовал сохранению здоровья и изгнанию болезней.

В Болгарии и Сербии ряженые русалии ходили от села к селу, чтобы излечить тех, кто заболел именно «русальской» болезнью. Кстати, считалось, что подобный недуг посылали мифологические существа – русалии, которые появлялись в весенне-летний период. Группа мужчин, состоящая из нечётного числа человек, была одета в меховые шапки, на которые надевались специально сплетённые венки из цветов, на поясе закрепляла погремушки и колокольчики, в руки брала – большие палки.

В других славянских традициях обряды, которые зовутся «русалиями», не зафиксированы, но существует версия, что само название «Русальная неделя» восходит к латинскому наименованию античного праздника роз, известного как «розалии». Он отмечался в период цветения роз и заключался в поминовении безвременно умерших, на могилы которых приносили венки из роз и устраивали поминальные трапезы.

У восточных славян к Русальной неделе приурочен обряд «проводы русалки». Девушки рядили выбранную «русалку», надевали на неё венок и поздно вечером в конце Русальной недели выводили ряженую к реке, срывали с неё венок и бросали его в воду, а сами быстро убегали, чтобы «русалка» не догнала их и не навредила. Между тем, по преданию, во время Русальной недели русалок можно было видеть вблизи рек, на цветущих полях, в рощах и, безусловно, на кладбищах. Встреча с русалкой могла принести как богатство, так и, наоборот, обернуться несчастьем.

Думаю, что для современного человека будет интересно узнать, а как же выглядела эта самая загадочная русалка? Вот только представления об её внешнем виде, к сожалению, не так однозначны, как хотелось бы. Кто-то говорит, что русалки – это молодые красивые девушки, обычно обнажённые или облачённые в белое одеяние, с распущенными волосами и с венком на голове. Другие рисуют русалок в виде косматых, уродливых, страшных девиц, «горбатых и старых», «чёрных, заросших шерстью», которые вооружены клюкой или кочергой. Считалось, что русалками становились девушки, не дожившие до свадьбы, те, кто умерли на Русальной неделе, либо неокрещённые умершие младенцы.

Люди верили, что русалки могли увести ребенка в свой хоровод, защекотать или затанцевать до смерти. Поэтому во время Русальной недели детям и молодым девушкам категорически запрещалось выходить в поле или на реку, а если всё-таки кто-то из детей погибал или умирал, то говорили, что их забрали к себе русалки.

Русалии – это своеобразный день памяти, а также общения с теми, кто ушёл из жизни преждевременно, не став взрослым, или попрощался с земными благами добровольно. Суть праздника сводилась к чествованию умерших предков, которых приглашали погостить в дом. Для того чтобы русалки не смогли навредить семье, наши предки соблюдали определённые запреты, во многом совпадающие с поминальными. Люди избегали работ, связанных с пряденьем, шитьем, вышивкой «щоб русалцы очей не зашить», не выполняли полевых работ, не подмазывали печь и стены избы «щоб русалкам очи не избрызгать глиною», не ездили за дровами в лес и т.д. А самым мощным оберегом против русалок считались такие растения, как полынь, хрен и чеснок.

Вот такие интересные, неправдоподобные, но, кто знает, быть может, вполне реальные сведения хранит история о русалках и соответственно о празднике, который так и зовется в народе «Русалии». Этот день – ещё одна яркая страничка нашей богатой истории. Давайте, друзья, её беречь, помнить традиции и обычаи своего народа и ценить каждый прожитый день!



Домово́й (славянская мифология) — дух беcкрылый, беcтелесный и безрогий, который живёт в каждом доме в каждом семействе.

От сатаны он отличается тем, что не делает зла, а только шутит иногда, даже оказывает услуги, если любит хозяина, или хозяйку. Перед смертью кого-нибудь из семейства, воет, иногда даже показывается кому-нибудь, стучит, хлопает дверями и пр. По общему поверью, живёт он по зимам около печки, или на печи, а если у хозяина есть лошади и конюшня, то помещается около лошадей. Если лошадь ему нравится, то домовой холит её, заплетает гриву и хвост, даёт ей корма, от чего лошадь добреет, и напротив, когда ему животное не по нраву, то он её мучает и часто заколачивает до смерти, подбивает под ясли и пр. От этого мнения многие хозяева покупают лошадей той масти, которая ко двору, то есть любима домовым.

Если домовой полюбил домашних, то он предупреждает в несчастье, караулит дом и двор; в противном же случае, он бьёт и колотит посуду, кричит, топает и пр. Тому, кого любит, завивает волосы и бороды в косы, а кого не любит, то ночью щиплет до синяков. По этим синякам судят, о какой-нибудь неприятности особенно, если синяк сильно болит. Также наваливается во время ночи на спящего и давит его, так, что в это время нельзя ни пошевелиться, ни сказать ни слова(см. Сонный паралич). Обыкновенно эта напасть наваливается на того, кто спит на спине, в это время спрашивают, к худу или к добру, а домовой отвечает мрачным голосом — «да» или «нет».

Говорят, что он не любит зеркал, также козлов, а равно тех, кто спит около порога, или под порогом. Иногда слышат, как он, сидя на хозяйском месте занимается хозяйской работой, между тем, как ничего этого не видно. В простом народе к домовому питают уважение, так что мужичёк боится его чем-либо оскорбить и даже остерегается произнести его имя без цели. В разговорах не называют его домовым, а «дедушкой, хозяином, набольшим или самим».

При переезде из одного дома в другой, непременною обязанностью считают в последнюю ночь, перед выходом из старого дома, с хлебом-солью просить домового на новое место. Хозяйство каждого, по их мнению, находится под влиянием домового. Говорят, что домовой не любит ленивых. Если домовой не будет любить хозяина, то он начинает проказить, в этом случае пред порогом дома зарывают в землю череп, или голову козла.

Родственные домовому духи: кикимора (может быть, даже жена), банник, гуменник (он же «овинник»), полевой.



Благодаря историям о Дракуле и ему подобных возникла уже целая индустрия - сегодня известно множество литературных произведений и более 180 фильмов. Проводятся даже конгрессы на тему вампиризма. Можно понять румын, которые используют байки о вампирах для привлечения туристов на курорты Трансильвании, но что заставляет собираться на эти конгрессы ученых, литераторов, деятелей искусства со всего света?

Недавно чешские археологи отыскали убедительные доказательства того, что в переходный от язычества к христианству период у народов Европы бытовала повальная вера в существование вампиров. О новых фактах стало известно в начале августа 2001 г. из передачи "Радио-Прага".

Самое обширное в Чехии кладбище вампиров обнаружено одним из археологов в небольшом городке, расположенном всего в нескольких километрах от Праги. Захоронения на этом кладбище проводились с древних времен, а в Х-ХI вв. здесь было погребено особенно много людей, подозреваемых в вампиризме. По сути дела, это единственный в стране некрополь, предназначенный исключительно для ночных кровопийц.

Впрочем, подобные захоронения находят повсюду. Лютовский, автор книги "Могилы наших предков", утверждает, что почти на любом старинном кладбище есть по крайней мере хотя бы одна могила, где похоронен вампир. Чтобы удержать злодея от возвращения в мир живых, порой прибегали к весьма радикальным мерам. Обнаружены захоронения, в которых череп покойника раздроблен железными гвоздями, сердце пробито деревянным колом, подошвы ног рассечены, а в рот вонзен нож - последняя мера, гарантирующая, что вампир не сможет больше пить ничью кровь. Археологи, работавшие в алтарной части часовни Святой Троицы в моравском городе Простехове, нашли останки предполагаемого вампира в гробу, укрепленном коваными железными брусками; ноги трупа завалены грудой камней, а туловище отделено от остальных частей тела. Страх перед вампирами заставлял людей начисто забывать о традиционном уважении славянских народов к смерти. Чего же так боялись наши предки?

Оказывается, в этих страхах есть и эротический элемент. По славянскому поверью, вампир после смерти мог вступать в интимные отношения с женщиной и производить потомков, которые рождались бы, ко всеобщему ужасу, без костей. В Словакии вампиры внушали людям страх даже в нашем столетии. В 1930-х гг. пресса писала о том, что найден гроб, перетянутый цепями, - таким образом, очевидно, пытались предотвратить выход погребенного вампира наружу. В 1991 г. этнологи обнаружили в Словакии гробницу, усыпанную семенами опиумного мака. Вампир должен был сосчитать маковые зернышки, что, естественно, отняло бы у него очень много времени. Иногда для этого использовали и зернышки проса.

Нынешние голливудские байки о Дракуле существенно отличаются от тех мрачных кладбищенских историй, которые из поколения в поколение передавали друг другу наши предки. В современной интерпретации вампиры чаще всего боятся солнечного света, у них длинные ногти-когти и торчащие клыки. Согласно другому признаку, вампир бледен до тех пор, пока не выпьет чьей-то крови. Что же может убить вампира? Солнечный свет, чистая родниковая вода или деревянный кол, воткнутый в сердце. Венгры и румыны клали на шею трупа серп. По их мнению, он сам срезал бы себе голову, если бы надумал выйти! Святая вода может сжечь вампира, а крест, серебро или запах чеснока отпугивают.

Описания вампиров у разных народов поразительно схожи. Разница есть, но она незначительна. В одних легендах вампир изображается как чудовищное, наводящее ужас существо, в других - как обычный человек, который почему-то не умер в надлежащий срок, а затаился в своем укромном убежище, чтобы под покровом ночи выходить на охоту за очередной порцией живой крови. Но все-таки кто же он, вампир, - чудовище или обычный человек? Ответ, как водится, лежит где-то посередине.

Поскольку доморощенный лекарь знал не так уж много, все необычное и странное, что происходило вокруг, должно было иметь некое сверхъестественное, мистическое объяснение. Церковь же учила, что все козни - от дьявола, потому-то странные события случались обычно по ночам. На этом фоне и рождались легенды о вампирах. Как же это происходило?

Предположим, в некой деревне неожиданно умирали один за другим несколько сельчан, причем, на первый взгляд, без причины. Местный знахарь ничего вразумительного сказать не может. Люди запираются в своих хижинах и со страхом ждут, какую еще каверзу учинит сатана. Внезапно одна из женщин, проснувшись поутру, обнаруживает у себя странную бледность. Затем другая в том же селе видит вспухающие кровавые следы укусов на своем теле. Несколько дней спустя опять похороны, и тут народ замечает, что гроб в одном из склепов вроде бы слегка сместился, а это как раз гроб мужчины, умершего на прошлой неделе. Крышку гроба снимают, и что же? Все видят, что на лице покойника гримаса предсмертной муки, оскал рта обнажил непомерно большие зубы, а на губах следы крови. Кто-то указывает на волосы и ногти мертвеца - они явно выросли, и на ногтях тоже следы крови! И уж совсем странно, что кожа трупа - вместо гробовой бледности - выглядит красноватой. Тело отнюдь не закостенело - оно податливо, даже слишком. Ну все ясно! Скорее за священником! Нужны святая вода и кол в сердце. И тут умерший (или не умерший?), в которого вонзили деревянный кол, вдруг оживает, изгибается и извивается, пока, пригвожденный колом, не затихает навеки.

Так примерно и появляется живучая легенда. А что если посмотреть на это происшествие с точки зрения медицины?

В средневековой Европе люди довольно часто умирали неожиданно и в массовом порядке. То чума, то холера, то другие эпидемии. В те времена, когда никаких холодильных устройств еще не изобрели, умерших старались хоронить как можно быстрее, особенно, если было тепло. Каталептическое состояние, кома, транс или паралич означали тогда одно: быть погребенным заживо. При каталепсии к тому же возникает такое двигательное расстройство, что человек застывает в принятой или приданной ему позе, а тело обретает "восковую гибкость". И хотя человек сознает все, что происходит вокруг, он не может ни шевелиться, ни говорить. Дыхание и сердцебиение замедляются настолько, что окружающие их вообще не замечают. И такое состояние может длиться несколько дней. Полуграмотный деревенский лекарь в таких ситуациях звал священника, а если это случалось в период эпидемий, приглашали гробокопателя.

А затем "покойник" неожиданно просыпался в гробу, но гроб уже был забит гвоздями. Понятное дело, человек впадает в панику, мечется, отчаянно скребет ногтями крышку гроба, но все тщетно. Обреченный умирает мучительной смертью - от удушья, жажды, обезвоживания организма. И не исключено, что в последние минуты страданий он кусает свои губы или язык.

Теперь берутся за дело силы разрушения - тело начинает разлагаться. Оно усыхает, сокращается в объеме из-за обезвоживания. Кожа натягивается, вследствие чего плоть отступает, обнажая основание волос и ногтей (они становятся длиннее). Открываются десны, которые тоже ужимаются, создается впечатление, будто у человека выросли длинные клыки. Клетки крови распадаются на химические компоненты. Один из них - билирубин, оранжево-коричневый пигмент - является продуктом распада гемоглобина. Он оседает в поверхностных кровеносных сосудах, придавая коже красновато-ржавый оттенок. Через несколько суток процесс окостенения тела завершается, и оно вновь становится гибким. Газы, образующиеся из-за разложения тканей, скапливаются в грудной и брюшной полости. Когда гроб открывают, люди видят результат всех этих естественных разрушительных процессов. Деревянный кол, протыкающий тело, высвобождает воздух, тело начинает сокращаться и как бы двигаться.

Есть, однако, и некоторые другие медицинские причины, которые могли породить такие легенды. Например, кожное заболевание, при котором вокруг рта появляется сиреневатый оттенок, - таких больных тоже могли принять за кровопийц. При некоторых дерматологических нарушениях возникают локальные кожные изъязвления. Одно из таких нарушений - Pemphigus /ulgaris - может даже привести к появлению пятен, напоминающих следы укусов, на лице и шее. И, наконец, некоторые врожденные деформации порождают чрезмерный рост зубов, создающих впечатление звериных клыков.

Писатели, журналисты и кинематографисты сделали вампиризм популярной темой, но следует признать, что внешность вампиров списана с натуры: у людей, страдающих порфирией или ангидратической эктодермальной дисплазией, нарушается формула крови - в ней не хватает эритроцитов и железа. У таких больных солнечный свет может вызывать ожог кожи, потому они переходят на ночной образ жизни, бледнеют, у них меняются волосы и ногти, а под кожей скапливается особый пигмент - порфирин. Вследствие нарушений в работе эндокринных органов эти отшельники обрастают жестким волосом, похожим на звериную шерсть. Необычный вид таких больных и необъяснимость их поведения особенно поражают воображение обывателя. Достаточно произойти нескольким таким случаям, чтобы о них потом рассказывали веками.

Проблема, однако, и в самом деле существует. Вампиры (или вообразившие себя таковыми) встречаются и в наши дни. Если это не жертвы описанных выше заболеваний, то, скорее всего, люди, которые, начитавшись историй о вампирах, повредились рассудком. В средневековой книге "Черный туман" описаны особые вампирические ритуалы, в частности, утверждалось, что мужчина, пьющий кровь девственницы, мог стать бессмертным двуполым существом. В 1911 г. во Франции судили некоего Самуэля Мазерса за то, что он "совершал акты вампиризма с целью продления жизни". Адепты определенных тайных обществ верили (а иные верят и поныне), что регулярно потребляемая свежая кровь может сделать человека если не бессмертным, то долгожителем. У некоторых народов, например у североамериканских индейцев, бытовало поверье, что в крови растворена душа, а значит, можно позаимствовать некоторые качества другого живого существа, если выпить его кровь. Этим объясняются и соответствующие магические ритуалы. Не случайно вампиры предпочитают пить кровь молодых, красивых и сильных людей. Говорят, в секте хлыстов существовал когда-то ритуал, во время которого они "причащались" плотью и кровью младенца - первого мальчика, рожденного избранной в "богородицы" женщиной. Чаще встречаются вампиры-одиночки. Итальянский бандит Гаэтано Маммоне имел привычку припадать губами к ранам своих несчастных пленников, а в 1949 г. стал известен лондонский вампир Джон Хейг, который убил 10 женщин с единственной целью - выпить их кровь.

В последние десятилетия опыты ученых с пептидами как носителями информации и стимуляторами иммунитета навели кое-кого на бредовые мысли, что с помощью этих "коротких" белков можно передавать качества, свойства и даже способности одного человека другому, точнее, множеству других. Так что почва для психогенного вампиризма существует и сегодня. Немудрено, что новоявленный вампир (по описанию, высокий мужчина в плаще с огромными клыками) обнаружился недавно в США: у его 17 жертв была прокушена шея и выпита кровь. ФБР объявило в розыск 42-летнего Пола Мерриота: с 1994 г. он совершил нападения на молодых девушек в 11 разных штатах США. Широко известна и история техасской женщины-вампира Кейн Пресли. Она, в отличие от других вампиров, не прячется и не скрывает, что ей ежедневно требуется стаканчик-другой свежей крови. Ее вампирский "стаж" - без малого 30 лет. В качестве добровольных доноров Пресли использует своих сексуальных партнеров - надрезает им руку и осторожно сосет кровь. Иногда ей приносит коровью кровь местная молочница.

Все это вовсе не значит, что живая кровь излечила бы этих несчастных, скорее наоборот: она плохо расщепляется и очень вредна для почек. Медики уверяют, что, выпив более полутора стаканов, можно вообще тяжело отравиться. Вылечить таких вампиров может не кровь, а хороший психиатр, но жертве от этого не легче.

И что же нам теперь делать? Беречь свое психическое здоровье и пореже смотреть ужастики на тему вампиризма.



14 октября 1998 года бразильский исследователь аномальных явлений Витторио Пакачини прибыл в городок Сете Лагоас, чтобы встретиться с двумя спелеологами-любителями. Согласно их рассказу, они видели таинственное существо чупакабру в известняковой пещере в горах Серрадо Эспинхако. Это случилось 1 октября на глубине 150 метров. Испугавшись света фонарей, существо скрылось в одном из боковых проходов. Для проверки подлинности рассказа Пакачини отправился в пещеру вместе со спелеологами. Спуск оказался очень трудным и опасным. Через несколько часов исследователи добрались до подземной галереи на глубине 150 метров. Именно в этот момент из одной шахты раздался странный скрежет. "Казалось, кто-то подтягивал себя вверх, впиваясь в стенки шахты острыми когтями", -- рассказывал Пакачини. Звук приближался, и тут один из спелеологов не удержался и бросил в темноту свой фонарь. Поддавшись панике, Пакачини выхватил пистолет, но не выстрелил, поскольку звуки прекратились. Охвативший всех страх заставил людей устремиться на поверхность.

Сейчас Пакачини готовит новый спуск в известняковую пещеру. Пока же ведется подготовка, он опрашивает местных жителей. Большинство отказывается рассказывать о пещере. Считается, что ее ходы ведут глубоко вниз, в подземный мир, откуда нет возврата...



Лотан — злобный дракон о семи головах из мифологии Древней Месопотамии. В древних текстах упоминания о нем постоянно сопровождаются эпитетами «извивающийся», «вредоносный».Справиться с Лотаном смогла только богиня Анат. В некоторых вариантах мифа, впрочем, эта победа числится за бесстрашным героем Баалом.Средневековый персидский писатель и ученый Рашид ад-Дин сообщает в своем «Сборнике летописей»: «У монголов считается, что молния исходит от некоторого животного, подобного дракону, по имени Луу, и в тех областях жители будто бы видели своими глазами, как оно падает с неба на землю, бьет по земле хвостом и извивается, а из пасти его извергается пламя». Очевидно, именно этим сказанием были навеяны следующие стихи:Он похож на крокодила, когда в беге играет на небосводе, Как будто поднимается из моря его разгневанное темноцветное тело; Зарычит он, словно дракон, когда разгневается на мир. Изрыгает огонь и дым из пастии зубов своих.Весьма уважаемые монголы, слова которых заслуживают доверия, настойчиво утверждают, что «сами неоднократно видели это».


© 2012 Мир народной медицины | Все права защищены.Копирование материалов запрещено
Яндекс.Метрика