Главная Обратная связь Добавить в закладки Сделать стартовой

Зомби 1-го типа отличаются тем… что "выглядят как зомби " :). Другие же вовсе не всегда выглядят как-либо особенно. Форма одежды может иногда указывать на принадлежность к определенной группе, но она не является надежным критерием. Основной отличительный признак зомби любого типа - СПЕРТОСТЬ, принимающая агрессивные формы даже при небольших внешних попытках "поковырять программу". Тут срабатывают "системы защиты", которые могут довести клиента до прямого физического самоуничтожения, если "перепрограммировать" берутся грубо и резко. Большая часть самоубийств связана как раз с интенциальным, или же спонтанным "перезомбированием" со стороны общества, близких людей, представителей других зомбирующих формаций. Как правило зомби не знает что он зомби , и ежели у клиента есть какая-либо достаточно жесткая программа, то он сильно взбудоражится, если поинтересоваться его здоровьем :), или высказать вслух предположение об его зомбировании. Другая отличительная черта зомби (не штучного типа) - необходимость всенепременно доказывать "свою правоту", эдакий активный прозелитизм, потребность привлечь как можно больше сторонников той идеи, которую он уже считает своей. Конечно же характерна неспособность выслушивать возражения или всякие аргументы, выдвигаемые его оппонентами. Еще одна характерная черта - предсказуемость поведения в определенных обстоятельствах, автоматический "отклик" на команды, свойственные для его группы, то есть действие происходит минуя сознание.



Леший.

06.10.19 | Раздел:Невероятное

Лето - это именно то время года, когда люди вспоминают чаще, чем обычно таких персонажей славянского фольклора, как лешие, водяные, русалки и т.д. и т.п. К сожалению, первые серьезные труды по славянской мифологии относятся ко второй половине XVIII века, когда исследователи всерьез занялись собиранием и записью устной народной традиции. Очевидно, к этому времени многое было уже утрачено, и у нас нет целостной картины славянской мифологии. Некоторые исследователи считают, что ее никогда и не было. Может быть... Поэтому рассмотрим для начала обзор сведений о такой популярной фигуре русского фольклора, как леший. Надеюсь, что вы узнаете для себя что-нибудь новенькое.

Многие исследователи отмечают общность представлений о лешем с мифологическими образами других народов, например, с сатирами в античной мифологии. Посмотрим, что удалось записать нашим исследователям, а потом сами решайте, есть ли у лешего общие черты с другими персонажами.

Леший считается хозяином леса, покровителем зверей и птиц, но иногда он почитается и как дух леса. По убеждениям многих крестьян в каждом лесу был свой лесовик. Он часто появлялся в сопровождении стада волков, или перегонял зверей и птиц с места на место. Леший также охранял лес от охотников, но мог заключать с ними и справедливые договоры на пользование дарами леса. Вот лишь некоторые рассказы о лешем.

В Рязанской губернии записан такой рассказ:

"К кабатчику ночью пришел мужик в звериной шкуре и с толстой дубиной. Выпил стакан водки и пошел. Кабатчик вышел на улицу и увидел множество разного зверья. На его вопрос мужик ответил:

"Это я товарищу в карты проиграл, и теперь иду долг платить". А на вопрос, кто же он такой, мужик сказал: "Я - царь лесной".

В Вологодской губернии записан аналогичный рассказ, только там леший выпивает ведро водки и гонит стадо волков.

В Калужской области записан рассказ о том, как перед лесным пожаром леший, трубя в рог, перегонял зверей. И повалили из леса медведи и волки, лисицы и зайцы, белки, лоси, козы... Всякая лесная живность шла со своей парой и с другими не смешивалась, а на людей и вовсе никакого внимания не обращала. А за зверьем и "сам" с кнутом за плечом и с рожком в руках. А величиною он с большую колокольню будет. Отличительной чертой лешего является его хохот.

Как же выглядит леший? Обычно у него рога и козлиные ноги, длинные растрепанные волосы и большая седая борода. Одет он чаще всего в белую рубаху или балахон, на ногах лапти, а на голове широкая большая шляпа. Рост он меняет в зависимости от того, где он находится. В лесу он вровень с самыми высокими деревьями, а на лугу или поляне - он вровень с травой. Леший может явиться в виде зверя, птицы, жеребца, человека и даже гриба. Он часто пугает людей хохотом, бьет в ладоши, уносит детей и заводит путников в непролазную чащу.

Большинство рассказов о лешем сводятся к простому рассказу о встрече рассказчика с нашим героем. Часто леший принимает облик какого-либо знакомого рассказчика, его соседа, помещика или, даже, дьякона. Распространены рассказы о том, как леший под видом старичка подсаживался на телегу или сани, и тогда никакая сила не могла сдвинуть их с места.

Избавиться от лешего можно было и именем Господа, и матерной руганью, и выстрелив в него медной пуговицей, а также рассмешив его.

Рассказы о похищениях лешим в большинстве случаев имеют счастливый конец. Так, когда леший похитил девок, они жили у него двенадцать дней, но благодаря помощи сельского колдуна вернулись домой. В другом рассказе леший в наказание за кражу овцы уводит сына мужика в лес, где тому приходится жить с "лешовихой". Или, леший уводит девицу в лес, но служат в церкви молебен, и девица счастливо возвращается домой. Леший заводит в лес одного парня, который понравился жене лешего. По ее совету он ничего не ест в доме у лешего и благодаря этому возвращается. А одну пропавшую девушку обнаружили через некоторое время сидящей на сосне и беременной.

В рассказах о договорах с лешим часто встречается сюжет о том, как он пасет за пастуха его стадо и предсказывает погоду на год вперед. В этих рассказах леший уже ближе к людям. Он сидит с пастухами или охотниками у костра, ест с ними кашу и выпивает, с ним можно договориться, задобрить, от него можно откупиться.

К концу девятнадцатого века ужас в рассказах о лешем сменяется доброй насмешкой. Леший постепенно очеловечивается. В результате такого смягчения образа лешего меняется и его внешний облик. К началу XX века относится такая запись о лешем:

"Леший живет в лесах, в большой избе. Изба укрыта кожами. Леший всегда ходит в оболочке: в желтом зипуне, опоясан, в красной шапке, молодой, без бороды. Это скорее человек: живет лешней, ходит с собакой, женат, имеет детей".

Леший был очень популярен в русском фольклоре и стал героем многих русских народных и авторских сказок. Но эту тему я рассматривать не буду. Отвечу напоследок лишь на вопрос, как можно вызвать лешего? Надо в великий четверг ночью сесть в лесу на старую березу и громко три раза крикнуть: "Царь лесовой, всем зверьям батька, явись сюда!" Тогда он явится и скажет "все тайное и будущее". Счастливых встреч!



Доктрина друидов, предмет этого учения, сохранявшегося столькие годы, почти полностью неизвестна нам: те, кто обладали знаниями, не записывали того, что знали. Мы попытаемся здесь понять причины подобной неприязни к записи, а затем обратимся к некоторым дошедшим до нас основным идеям.

I. ПИСЬМЕННОСТЬТрудно исследовать доктрину друидов, основанную на системе передачи табуированных знаний. “Доктрина” — слово даже слишком сильное, чтобы обозначить то немногое, что нам известно. К тому же, что скрывало за собой наименование “друидизм” в кельтской античности? Классические авторы лишь весьма неполно отвечают на этот вопрос. Несомненно лишь то, что, исходя из первого значения ирландского слова “druidechta”, оно объединяло в себе совокупность представлений, связанных с духовным авторитетом, включая сюда, — что для Древнего Мира есть черта весьма необычная — и нравственные понятия.Нам тяжело судить об этом сегодня, когда в нашем распоряжении имеются лишь разрозненные сведения и современные критерии объединения, из которых наиболее неадекватным, безусловно, является использование письменности, письменное оформление. Это последнее, на взгляд древних кельтов, было неспособно играть роль хранилища знания, каковую мы признаем ныне за письменным документом; равно как не могло оно и стать тем средством передачи знания последующим поколениям, каковое человек XX столетия видит в “книге”. Отсутствие записи, подтверждаемое Цезарем, должно побудить нас к известной осторожности в исследовании. “Мне кажется (mihi videntur)”, — осмотрительно пишет Цезарь, — когда отмечает, что друиды не пишут, и он прав, употребляя такой оборот, поскольку он ошибается относительно существа проблемы. То, что друиды не использовали записи в делах религиозных, совсем не означает, что они не знали письменности. Отсутствие галльских текстов — факт, совершенно не зависящий от того культурного уровня, которого достигла кельтская цивилизация в Галлии, и сам Цезарь свидетельствует о том, что гельветы греческими буквами помечали на табличках для письма, которые были обнаружены в их лагере, результаты собственной переписи. Нам известно, также, что послание умершим писали на табличках по-гречески и бросали их в погребальный костер. Наконец, галльские монеты часто имеют на себе теонимы, написанные по-гречески.Письменность вовсе не была друидам неведома, и нет никаких оснований полагать, что употребление ее было запрещено неким друидическим “постановлением”. Если бы это было так, то, с точки зрения Цезаря, мы могли бы, на худой конец, иметь систему счета гончаров из Ла-Грофесенка, но у нас не было бы ни одной надписи. Тем не менее, Галлия представляет нам их, — в небольшом количестве, написанные по-галльски, разумеется, с трудом читаемые и трудно переводимые, но безусловно кельтские, по своему характеру. Значительная часть дешифрованных текстов — чаще всего, записанных греческим письмом, — по содержанию относятся к погребальной сфере кельтской религии. С другой стороны, было бы крайне странно, если бы кто-то пожелал систематически препятствовать приобщению к истине целой части общества: кельтская цивилизация была либеральной, поскольку всякий человек, отвечавший известным требованиям, мог получить друидическое образование, даже если он сам не становился друидом.Итак, следует полагать, что и в Галлии, и в Ирландии друиды и их ученики не представляли собой парадоксальным образом эрудитов, не знавших письменности, но, напротив, прекрасно умели читать и писать. Письменности придавалось своего рода магическое значение, более значительное, нежели таковое было у речи; следовательно, она могла использоваться только в исключительных случаях. Тем не менее, имелась, по-видимому, и другая причина, более серьезная.Фактически кельты почти ничего не писали. В Ирландии могли высечь несколько огамов на погребальной стеле, в крайнем случае — бросить письменный вызов противнику, как не раз делает это Кухулин в “Похищении...”, или, наконец, наложить чары с помощью нескольких таинственных букв, но в целом почти что все происходило вербально, в устной форме: asbert in drui, “друид говорит...”, и письменное проклятие являлось ужаснейшей санкцией, так что трактат о письменности (“Auraicept”), причисляет огамы к сфере связующего бога Огмы, в то время как те триста пятьдесят коротких и длинных историй, которые должен был знать оллам, разумеется, были созданы не для чтения, но для рассказа их наизусть, для “сказа”. Этим объясняется то, что многие ирландские тексты существуют в двух или трех вариантах, наиболее древние из которых редко бывают самыми длинными. Как указывает Ж. Дюмезиль, относящий проблему к индоевропейским временам: “...буддийские гатха Индии и авестийские гатха Ирана, наконец, весь ирландский эпос позволяют распознать в них один и тот же прототип: стихотворные пассажи в более или менее установленных — патетических, особо выразительных или просто важных местах (речи, диалоги, иногда — описания); но все остальное, то есть, повествование в целом, исполнено в прозе, подвижного характера, которую каждый рассказчик передавал на свой манер — удлиняя или сжимая свой рассказ, приукрашивая его, осовременивая, адаптируя... Возможно, что те многочисленные стихи, которыми друиды-ученики (скорее, разумеется, ученики-ватес) нагружали свою память, были стихами именно такого типа: не самодостаточными поэмами, но узлами, ритмическими ориентирами в прозаических повествованиях, традиционным в которых являлся только смысл”.Отчего так происходило, зачем этот отказ от наиболее удобного способа, изобретенного людьми для того, чтобы освободить от лишнего труда свою память? Что за несовместимость была между традицией друидов и письменностью? Вот как, по-видимому, можно сформулировать это вкратце. Если письменность служит для закрепления религиозного положения и навечно, статически продлевает действие той или иной формулы, погребальной надписи, обязательства или проклятия, defixio или гейса, то реальная, активная, динамическая мысль, изменчивая, как жизнь, частью которой, наиболее тонкой и неуловимой, она является, не может и не должна применяться к таким обстоятельствам: “...в каждом поколении, — говорит далее Ж. Дюмезиль, — в каждом ученике знание обретает новое рождение, оно не вкладывается как некая сумма, оно облекается в форму, которая, сохраняя в себе его смысл и существенные черты, омолаживает и до некоторой степени актуализирует его...” Всеобщее использование письменности зафиксировало во времени, привело бы к фиксации определенного момента времени и, следовательно, в определенном смысле, убило бы то, что должно было таким образом жить и возрождаться к жизни вечно.



На эти необъяснимые феномены все чаще обращают внимание исследователи аномальных и паранормальных явлений многих стран мира. Возможно, кто-нибудь и наткнется на разгадку явлений, получивших название "проклятые километры".

В Кадорском ущелье (Абхазия) по узкой горной дороге спешила на боевое задание юркая десантная машина. Старшим группы был капитан А.Зубарев. Неожиданно, когда БМД-1 с бортовым номером 453 выехала на относительно ровный и широкий участок дороги, двенадцатитонную машину на гусеничном ходу резко кинуло влево - прямо к высоченному обрыву. С большим усилием механик-водитель и бросившийся ему на помощь командир вывернули штурвал вправо и остановили автомобиль. Выскочили наружу, отерли холодный пот и осмотрели участок пути. Дорога как дорога: никаких ям, откосов, участков скольжения. Глубоким вечером возвращались той же дорогой. Вновь машина резко дернулась и зависла буквально над обрывом. К счастью, экипаж и десант уцелели и осторожно выбрались из БМД, которая начала опасно балансировать. Вызванный по рации тягач утром отволок ее на безопасное место.

Спецкомиссия, расследовавшая причины аварии, не установила ничего криминального. Варианты диверсии или ошибки водителя отвели сразу. Зато по следам было отлично видно, что БМД и в первый, и во второй раз словно тащила к пропасти какая-то сила...

В Польше, недалеко от Тарнова, специальными щитами отмечен 7-километровый участок дороги, на котором регулярно происходят катастрофы и аварии. Без всяких видимых причин машины теряют управление, выскакивают на встречную полосу, сваливаются в кювет... Свои действия ни один из водителей пояснить никак не может! Недавняя медицинская экспертиза пришла к удивительному выводу: именно на этом отрезке шоссе у водителей резко поднимается кровяное давление, меняется ритм сердечной деятельности, причем пульс и ритм дыхания периодически опускаются до нуля. Это приводит к кислородному голоданию и кратковременному отключению сознания водителей.

Между Франкфуртом-на-Майне и Мангеймом существует аналогичная "проклятая дорога". За последние шесть лет на одном (!) километре трассы произошли 73 аварии, которые привели к 200 с лишним жертвам. Участок дороги совершенно прямой.

В Чехии после аварии автомобиля, в котором находился видный политический деятель страны Александр Дубчек, был создан "фонд 88 километра". Именно на этом отрезке трассы Брно - Прага лишь за один 1998 год было зарегистрировано 395 дорожных происшествий, одиннадцать из которых окончились смертями. Несколько подобных участков находятся в Англии, несколько - в США, а также Турции, России, Мексике и т.д.

Объяснений этим феноменам, как всегда, находят множество, но ни одного более или менее подходящего. Ученые что-то твердят о т.н. геопатогенных зонах. Иными словами, русла подземных потоков, наличие рудных жил, геологических разломов приводят к резкому ухудшению самочувствия 15-20% водителей - так считают чешские и швейцарские ученые.

Еще один феномен, так или иначе относящийся к шоссе и автострадам, - это призрак человека, путешествующего автостопом. В типовом сценарии действуют водитель легковушки или грузовика, который подбирает на пустынной дороге человека; затем этот путешественник самым непостижимым образом испаряется на каком-либо участке пути. Еще позднее где-нибудь на заправке или в придорожном кафе по описанию ошарашенного водителя в этом автостопщике узнают местного жителя, умершего за несколько лет до события.

Подобная леденящая душу история произошла и в Кеип-Провинсе, ЮАР, в 1978 году.

Апрельским вечером военный мотоциклист капрал Дейви ван Йаарсвельд ехал по шоссе. Стоящая на обочине женщина помахала ему рукой, явно желая, чтобы Дейви ее подвез. На его вопрос, куда ей нужно, женщина ответила что-то нечленораздельное - что именно, помешал расслышать шлем, - и ловко уселась сзади. Он дал ей второй шлем и один из пары наушников, чтобы она могла вместе с ним слушать музыку по радио.

Через некоторое время Дейви остановился проверить, все ли в порядке с задним колесом, и с изумлением обнаружил, что пассажирка... исчезла! Упасть она не могла, т.к. шлем был аккуратно привязан к сиденью. Изумление капрала переросло чуть ли не в страх, когда, сняв свой шлем, он обнаружил, что оба наушника находятся в его собственных ушах!

Встревоженный и озадаченный Дейви остановился у ближайшего кафе, позвонил своей девушке, к которой он ехал, и сбивчиво рассказал о случившемся. Исследователь Синтия Хайнд позднее проверила его рассказ, а все те, кто видел капрала в кафе, подтвердили, что выглядел он растерянным и испуганным.

История эта имела продолжение. Ровно два года спустя, проезжая на мотоцикле мимо того места, где капрал Дейви посадил к себе голосующую женщину, Андре Коетце почувствовал, как кто-то руками обхватил его сзади за талию. "У меня было полное впечатление, что сзади кто-то сидит, - объяснял Андре журналистам, - в испуге я дал газ и погнал по шоссе, обгоняя все машины. Я четко почувствовал, как кто-то, сидящий сзади, отпустил одну руку с талии и трижды крепко ударил меня по шлему. Только когда скорость превысила 160 км/час, ощущение чьего-то присутствия сзади растаяло".

Между тем изучение феномена продолжалось, и в руках исследователей оказались свидетельства семи водителей, каждый из которых в последние годы в той же местности и, более того, в те же месяцы, подвозил в салоне автомобиля или на мотоцикле незнакомую молодую женщину, одетую, судя по подробным описаниям, всегда одинаково. Через 7-10 километров пути автостопщица непонятным образом исчезала.

В конце концов некоторую ясность в таинственные явления внес некий летчик. Он рассказал, что его невеста Мария Ру погибла в автомобильной катастрофе 12 апреля 1968 года на том самом месте, где каждый год стал объявляться призрак молодой женщины.Описание Марии Ру, включая одежду, которая была на ней в момент гибели, как нельзя более точно подходило таинственной путешественнице.

Аналогичное явление имело место в 50 километрах от Остина, столицы американского штата Техас. В период с 1989 по 1997 год здесь 2-3 раза в месяц с наступлением сумерок появлялся на обочине пожилой человек с рюкзаком и удочками в чехле. Он "голосовал", останавливал какое-либо транспортное средство и просил подвезти к озеру Бушлейк. Спустя несколько минут он исчезал из машины, оставляя водителей приходить в себя с разинутыми ртами. Однажды его подвезла даже полицейская машина.

Разгадать тайну призрака-рыболова взялся журналист газеты "Остин Геральд" Макс Фримен. Он установил, что в марте 1988 года 50-летнего рыболова-любителя из предместья Остина Фрэнка Джакомбо сбил насмерть грузовик, который уехал с места происшествия, не оказав умиравшему Джакомбо помощи. Последний скончался от потери крови и спустя год стал являться водителям на этом шоссе. А в середине 1997 года он появился последний раз, доехал до самого озера со школьным учителем и с тех пор больше не появлялся.



Едва ли удивительно, что исключения из общего правила, а именно одна замкнутая священная ограда и небольшие бревенчатые капища, были обнаружены на территории покоренной Южной Галлии, ставшей римской провинцией в 121 году до н. э. В двух местах, в Моурисе (департамент Буш-де-Рон) и в Сен-Блэзе (департамент Альп-Маритимс), были найдены фрагменты ранних каменных святилищ, встроенные в галло-греческие строения IV века до н. э. В первой точке стела и перемычка двери были украшены стилизованными фигурами лошадей и всадников, выполненными в стиле скорее V века или ранее. А во второй точке каменный дверной косяк имел врезанные в камень ниши, в которых, судя по находкам в других местах, должны были размещаться черепа или отрубленные головы. В Рокепертузе (департамент Буш-де-1'ом) такое святилище располагалось на вершине пятиступенчатой лестницы, а перемычки поддерживались столбами с нишами для черепов, которые увенчивались большим скульптурным изображением птицы. В нем содержатся статуи сидящих на корточках людей (в натуральную величину). Такая поза соответствует кельтской традиции, что отмечает Посидоний и что видно на кельтских и романо-кельтских монументах. Такие же столбы с нишами для черепов и перемычками находились и в Провансе (Франция). Там они были связаны с пещерой и родником и были повторно использованы во II веке до н. э. В Салувии (Прованс) в оппидуме существовало весьма примечательное святилище. Его вход украшала старинная колонна, украшенная резными изображениями человеческих голов, в нишах которой находилось пятнадцать черепов взрослых людей. Некоторые из них были отсечены от высохших тел, а в нескольких даже сохранились большие железные гвозди, которыми они были ранее прибиты к какой-то деревянной конструкции. Это святилище было разграблено в 123 году до н. э., так что оно, а также остатки ряда крупных каменных скульптур с изображениями воинов и отрубленных голов должны были быть гораздо более древнего происхождения. Монументальные каменные скульптуры, созданные около VI века до н. э., встречаются то тут, то там в кельтском мире и несколько позже в долине Рейна. Например, так называемый Хиршландский воин из окрестностей Штутгарта. Существование культа отрубленной головы и черепа, в частности, подтверждается находками в других местах, в крепостях на холмах в Галлии и Британии, о чем свидетельствуют классические авторы. Любопытно отметить, что такие же варварские святилища в двадцати милях от Массалии почему-то остались незамеченными.

Необычайно редки и кратки упоминания в классических текстах о каких-либо культовых строениях в связи с кельтскими верованиями. Так, например, у Диодора Сицилийского лишь мельком говорится о «храмах и святилищах» или «капищах и священных оградах»; Светоний пишет о «храмах и святилищах» Галлии, разграбленных Цезарем. Согласно Плутарху, меч Цезаря был повешен аверниями в храме. А в повествовании Ливия, на которое ссылается Силий Италийский, рассказано, что тело Постумия было отнесено бойями в их «самый почитаемый храм», там обезглавлено, а из оправленного в золото черепа сделана чаша. Полибий упоминает о храме Афины на территории Инсубрии в Цизальпинской Галлии. К сожалению, мы не знаем, идет ли здесь речь о действительных сооружениях, или же мы имеем дело с литературным термином, подразумевающим цель, но не реальное здание с крышей. Впрочем, Посидоний весьма недвусмысленно описывает, как кельтские жрицы в храме на острове в устье Луары согласно ритуалу ежегодно срывали крышу со своего храма и затем заново покрывали его. Посидоний также повествует о том, как галльский вождь Ловерний (III в. до н. э.) «создал квадратную священную ограду», такую огромную, что в ней был устроен широкий пир. Возможно, здесь усматривается связь с большими прямоугольными оградами, которые мы рассмотрим позднее. К счастью, нам нет нужды рассматривать сейчас в этой связи ставший предметом многих дискуссий храм Аполлона у гиперборейцев, описанный в IV веке до н. э. Гекатием Абдерским (его цитирует Диодор Сицилийский). Хотя далее нам придется поговорить о самих гиперборейцах.

Возможно, лучшим примером храма или святилища, построенного из бревен, датируемого доримским кельтским периодом, является храм, раскопанный под лондонским аэропортом Хитроу.

В большом квадратном земляном ограждении, размером 450 х 450 футов, были обнаружены фундаменты одиннадцати круглых бревенчатых домов со следами проживания, относящихся примерно к IV веку до н. э. В некотором отдалении от них было найдено прямоугольное строение, представленное ямами под столбы и фундаментом массивного бревенчатого строения, состоящего из центрального почти квадратного здания, размером 18 х 15 футов, и окружающей его колоннады, 36 х 30 футов. Двойной квадрат в плане типичен для хорошо известных кирпичных и каменных храмов римского периода в Британии и на континенте. Поэтому их относят к классу романо-кельтских, хотя прямоугольные пропорции здания в раскопках под Хитроу напоминают греческие прототипы, притом что, разумеется, соответствие римским строениям позволяет отнести его к культовым сооружениям.

Романо-кельтский храм в Кот-д'Ор перекрывает ямы от более ранних столбов, возможно, кельтской постройки с центральным квадратом примерно такого же размера, как под Хитроу. Подобные же доримские столбы находятся под римско-кельтским храмом около Ворта (Кент) и под римским святилищем близ Трира.

Такая структура храма была достаточно распространенной, о чем свидетельствуют раскопки в Харлоу (Эссекс) и Вулитоне (Оксфордшир).

Наличие ряда небольших святилищ квадратной или круглой формы подтверждают ямы для столбов внутри маленьких квадратных земляных оград вблизи дорим-ских кельтских кладбищ в департаменте Марны.

Эти деревянные святилища чаще всего не более пяти футов в поперечнике. Их можно сравнить с подобными же квадратами с 4 столбами, 5*8 футов, в Нидерландах, которые приписывают капищам железного века, расположенным на месте более ранних построек, чье сооружение уходит в глубь 2-го тысячелетия до н. э.

Мнение, что эти простые четырехстолбовые структуры можно рассматривать как кельтские святилища, поднимает еще одну любопытную проблему при переходе к раскопкам, относящимся к железному веку в Британии, где такие же группы ям под столбы посреди поселений обычно трактовались как склады зерна на сваях. Поневоле задумаешься, не столь же сомнительным ли является не имеющее доказательств противоположное мнение о том, что это храмы. Речь идет о квадрате, стороной в 8 футов, к западу от романо-кельтского храма в Мэйден-Касле (Дорсет), с очагом внутри и подобным же очагом и местной керамикой в Марнхалле, также в Дорсете.

Здесь мы имеем дело с любопытным строением, видимо, римского периода, с углубленным основанием, 17 х 13 футов, которое считали жилищем, хотя, возможно, гут мы имеем дело скорее с культовым сооружением. Маши объяснения выглядят более удачно, когда мы обращаемся к маленьким квадратным, круглым или полукруглым постройкам на столбах, предшествующих римским каменным зданиям в знаменитом Прилегающем храме в Трире, и, по всей видимости, являются их кельтскими предшественниками. Неподалеку оттуда, в Рук-вейлере, такого рода круглые, полукруглые и овальные следы столбовых построек связывают с поздним доримским кельтским кладбищем. Храмом считают и оппиди-ум в Норвиче.

В Фрилфорде (Оксон) мы снова видим округлую столбовую ограду, предшествующую романо-кельтскому храму в форме двойного квадрата. Святилище внутри широкого рва с ямами для столбов, видимо, также имеет культовый характер (с жертвоприношениями в виде плужного лемеха и ритуальных изображений меча и щита).

В Мэйден-Касле круглая постройка железного века предшествует овальному римскому храму. Такие римские храмы на кельтской территории в Галлии и Британии, вероятно, повторяли местные прототипы, бревенчатые постройки либо открытые святилища, огражденные рвами. Недавние раскопки в Колливес-Грейт-Вуд (Нортантс) обнажили комплекс романо-британских капищ, октагональных, гескагональных или круглых в плане построек, вполне возможно бескровельных.

В нескольких милях отсюда, в Бригстоке, расположено многоугольное и круглое святилище, относящееся к III—IV веку н. э., причем первое стоит над кольцевым рвом, скорее всего, доримского происхождения, а последнее, судя по всему, связано с романо-кельтским культом «коня и всадника».

В Уинтертоне (Линкольншир) найденную при раскопках круглую постройку начала II века н. э. с четырьмя постаментами колонн в центре производитель раскопок счел жилым зданием традиционно римского типа. Но и тут его также вполне возможно интерпретировать как святилище. Таких раскопов доримского происхож-и пня довольно много, хотя круглый храм в Рутланде (Неликобритания) представлял собой сначала деревянную постройку, позже замещенную каменной, причем не ранее начала I века н. э.

Некоторые весьма любопытные остатки местных погребений включены в римские кремационные захоронения начала II века н. э. Они окружены тесно поставленными деревянными столбами, вкопанными в канавы (Овертон-Даун в Уилшире, а также на подобных раскопах на территории Нидерландов). Особо интересным примером храма местного типа в Британии — впрочем, не кельтского, а германского — является круглое святилище близ Хаустедса у стены Адриана.

Карта размещения Романо-кельтских храмов, круглых и в форме двойного квадрата

Это грубая постройка, всего 17 футов в диаметре, датируется началом III века н. э. Эта оценка связана с находкой массивного каменного навершия двери и дверного косяка с надписями, а также двух алтарей с посвящениями от германских легионов римской армии. Больший алтарь посвящен Марсу Тингсу и его спутницам Alaisiagae, популярной тевтонской триаде. Как мы уже видели, интерпретация назначения построек бывает недостаточно обоснованной, так что всегда остается возможность иного толкования, как было в случае с раскопом городища VII—VI века до Н. э. в Голдберге (Южная Германия). Там при раскопках было обнаружено большое поселение, состоящее из квадратных деревянных построек, — дома, амбары, хлевы, — а в одном углу, поодаль от хозяйственных строений, в прямоугольном бревенчатом ограждении находились два здания более массивные, чем остальные. (За исключением еще одного, расположенного также на краю городища.) Их посчитали жилищами вождя, но остались сомнения: не были ли эти строения храмами внутри священной ограды? Мы не можем решительно утверждать ни то ни другое. Таким образом, этот раскоп в Голдберге являет нам яркий пример неоднозначности наших толкований. Другим подобным примером является Кастерли в Уилтшире.



Народные рецепты красоты
© 2012 Мир народной медицины | Все права защищены.Копирование материалов запрещено
Яндекс.Метрика