Невероятное » Страница 4
Главная Обратная связь Добавить в закладки Сделать стартовой
Черт "Нарисован черт, да такой страшной: черный, с рогами, хвостом и копытами"- так описан этот представитель нечисти в одной из русских сказок. Копыта его могут быть козлиными, коровьими или лошадиными - от этого нрав и зловредность дьявольского отродья не зависят. Чертей знают все славянские народы. Называли же их везде по разному, тем более что поминать черта впрямую никогда не рекомендовалось -вмиг явится! Обычно использовали прозвища-заместители, эвфемизмы: нежить, враг, лукавый, нечистый, немытик, игрец, окаянный. Живут черти в лесах, на болотах, в заброшенных домах, даже в церквах, могут вселяться в человека.Основное назначение черта - искушать человека, толкать его на дурные поступки, склонять к лени, жадности, злобе и прочим порокам и грехам. Искуситель нашептывает свои козни человеку в левое ухо, а ангел хранитель наставляет на путь истинный, шепча в правое ухо. В брак черти в основном вступают с ведьмами; когда черт с ведьмой венчаются, устраивают они игрища, пляски и шабаши, во время которых на перекрестках дорог возникают пыльные вихри. Если в такой вихрь бросить нож - острие окрасится кровью, смерч исчезнет, а на земле можно будет разглядеть отчетливые следы копыт.Но, в общем, не так страшен черт как, его малюют. Универсальное средство борьбы с чертом - святая вода и крестное знамение. Постоянное место обитания черта - пекло (ад), где он и его собратья всячески мучают грешные души. Однако черт может появиться в любом месте. Известны две группы сюжетов о черте: первая, где черт представлен чрезвычайно опасным и почти равновеликим богу, и вторая, повествующая о глупом черте. Первая группа сюжетов опирается на библейские представления и притчи. В них отражаются христианские мифы о происхождении черта, как то, что черт это падший первоангел.Вторая группа сюжетов представляет жизнь чертей в комическом аспекте: черти дерутся, женятся, играют в азартные игры, спорят с мужиком и солдатом...


Дракон — один из самых сложных у широко трактуемых символов; на Западе является главным образом разрушительной силой, злом; на Востоке — силой созидательной и благоприятствующей человеку. Английское слово происходит от греческого дракон, "змея"; в латинском draco означает как "дракон", так и "змея". В христианской культуре это — мифический зверь со смрадным дыханием и чешуйчатым телом, когтями льва, крыльями, похожими на крылья летучей мыши, и раздвоенными языком и хвостом; дракон-символ смерти, тьмы и дьявола как змия, введшего человека в грех: в искусстве часто изображается архангел Михаил с драконом у ног, также святой Георгий, пронзающий дракона копьем, что символизирует победу добра над злом; аналогично дракон на цепи означает побежденное зло, часто у него хвост завязан узлом, так как существует поверие, что, как и у скорпиона, у дракона его сила заключена в хвосте.

Несмотря на такую характеристику, короли и императоры выбирали дракона своим символом. Символ дракона был принесен в Британию римлянами, которые несли его изображение на своих знаменах; древние бритты сделали дракона своим символом борьбы с саксонскими захватчиками; у кельтов он символизировал способность внушать ужас, а также непобедимость, а отсюда — независимость. Национальным символом Уэльса является красный дракон уэльсского героя 7 столетия Кадвалладера (на уэльсском флаге красный дракон изображен на зелено-белом поле); Генрих VII перенял красного дракона, чтобы подчеркнуть свое происхождение от Кадвалладера. На городском гербе Лондона "поддерживателями" щита являются два дракона, что напоминает о поверий, по которому когда-то в Темзе жил Дракон, охранявший город.

На Востоке «крылатая змея» обладает космической, сверхъестественной силой; драконы охраняют сокровища, они служат символами плодородия и силы. В Китае это существо, имеющее наибольшую спиритуальную силу, символ жизни и света; эмблемой китайской императорской семьи является золотой дракон. По восточным гороскопам дракон является самым счастливым знаком. В 1988 году, году Дракона, китайские родители игнорировали закон, предписывающий давать близнецам разные имена, и называли их сыновьями дракона.



В других странах существовали иные "возвращенцы" с того света, восставшие из могил. В Вест -Индии аф- риканские рабы создали странный гибрид веры, смешав религии своих племен с элементами католицизма. Основой новой веры - Вуду - было оживление трупов и превращение их в зомби. Целью многих ритуалов был также поиск защиты от них, и что еще более важно - как самому не превратиться в зомби. Честно говоря, удел еще более худший, чем смерть.

Похоронный обряд на Гаити и в других странах, где практиковалось Вуду (в том числе и в Бразилии), был очень сложным. Он должен был защитить личное лоа (душу) усопшего от злых духов. Как только человек умирал, семья его призывала хунгана (священника Вуду), который приносил с собой цыпленка. Хунган отщипывал от него пригоршню перьев и клал в белый горшочек вместе с волосами покойного и обрезками ногтей с левой руки и ноги. Собранные вместе, эти части символизировали душу усопшего, а горшок, на- зываемый по-де-тет, тщательно хранился семьей покойника до того дня, пока его тело не будет предано священному огню.

Хунгану предстояло выполнить еще более жуткую работу: попросив родственников держаться поодаль от покойника, он приподнимал саван и заползал под него. Гремя амулетами и заунывно напевая заклинания, он обхватывал тело умершего, пытаясь выпустить на свободу душу - лоа, а затем поместить ее в специальную бутылочку. В преданиях Вуду есть упоминания о том, что покойник, прощаясь с душой, иногда поднимал голову и плечи и открывал рот. Закупоренная в бутылочке лоа могла быть передана лишь близким родственникам, а иногда хранилась у самого хунгана, но ни в коем случае не должна была попасть к бокору (колдуну), который мог использовать ее в своих целях и создать зомби.

Но каким образом это могло произойти? Есть пара способов, хотя подробности колдовства не совсем ясны. Если у колдуна есть такая возможность, то он кладет 21 семечко конголезского гороха и шнурок с 21 узелками под подушку умирающего. Когда тот покидал жизнь, веревка превращалась в паука, который становился ос- новной частью души человека. И если бокор подойдет к двери, трижды постучит по ней и повернется спиной, то человек - а теперь уже зомби - встанет со смертного ложа. Бокор не должен был забывать лишь одного - если он хочет добиться от зомби повиновения, то ему следует почаще сечь его кнутом.

Другой метод превращения живого человека в зомби заключался в том, что бокор просто мог отравить его ядовитым плодом или дурманом, а после того, как несчастного похоронят, вызвать его из могилы. Согласно вере Вуду, покойника надо назвать по имени и он должен откликнуться. Вот почему на Гаити многих умерших хоронят лицом вниз, рты забивают землей, а губы сшивают. Нередко в могилу кладут нож, дабы покойник смог защититься от вызывающего его колдуна.

Но у зомби вряд ли были силы и желание сопротивляться. Их характеризуют как безвольных, похожих на автоматы людей - исполнителей, беспре- кословно подчинявшихся бокору- На Гаити зомби якобы выполняли работу рабов на плантациях сахарного тро- стника с утра до вечера, безмолвные и безвольные, облаченные в лохмотья. Им ничего не давали есть. кроме жидкой похлебки да объедков со стола. Такая жизнь и слепое повиновение было уготовлено зомби навеки. Но даже таких их очень боялись. Если зомби отведает мяса или кто-нибудь из живых назовет его по имени, то он придет в гнев и будет страшен. Самым разумным и мудрым решением в такой ситуации будет прострелить ему голову, убив еще раз, закопать, теперь уже навсегда.



На востоке вера в драконов сильна и по сей день. В наибольшей степени это относится к Китаю, Тибету, Японии и Корее.

В Китае легенды о драконах восходят к 5000 до нашей эры. Китайский народ почитал и поклонялся дракону со времен глубокой древности, и постепенно его образ занял центральное место в верованиях и мифах Китая. Сохранились многочисленные предания о том, как при дворе некоторых мифических государей ухаживали за драконами, а также - о происхождении легендарных правителей и героев от союза женщины и дракона. Существует также легенда, что прародительница всех предметов и людей - Нюй-ва, женщина-дракон.

Драконы в Китае символизируют собой доблесть и благородство и считаются существами мудрыми, обладающими магией и тайным знанием. В "Книге Перемен" иероглиф дракон означает "мудрец". Представления о драконах тесно связаны с погодой и урожаем. Большинство драконов покровительствуют какому-нибудь определенному природному явлению. Чаще всего восточных драконов относят к положительным или нейтральным силам, но, наравне с добрыми, существуют и злые драконы, губящие урожай и насылающие болезни. Обычно такое случается, когда смертный человек наносит дракону оскорбление. И тогда месть разгневанного дракона будет ужасна. Существуют легенды и о злом, Черном драконе, которому, для того чтобы задобрить его, в жертву приносили молодых девушек. И все же чаще люди относились к драконам, как к защитникам. В Гонконге существует легенда, что город охраняют девять драконов, живущих в водах Коулуна (название полуострова Коулун и значит - девять драконов). Вообще с драконами связана масса легенд и интересных историй. Например очень много рассказано в книге китайского писателя У Ченьэня "Путешествие на Запад" (есть еще сокращенный перевод на русский - "Сунь Укун Царь обезьян".

А так написал о превращении драконов Ло Гуань-Чжун в "Сань-го чжи янь-и" цзюань 21. (Ло Гуань-Чжун, "Троецарствие", глава 21):

"...Лю Бэй успокоился и последовал за Цао Цао в беседку, где уже были расставлены кубки, блюда с черными сливами и сосуд для подогревания вина. Хозяин и гость уселись друг против друга и с наслаждением пили вино.

На небе сгустились тучи. Собирался дождь. Опершись на ограду, Цао Цао и Лю Бэй смотрели на темное небо, где словно повис дракон.

- Вам знакомы превращения дракона? - неожиданно спросил Цао Цао.- Не знаю подробностей.- Дракон может увеличиваться и уменьшаться, может взлетать в сиянии и скрываться в поднебесье, - принялся объяснять Цао Цао - Увеличиваясь, дракон раздвигает облака и изрыгает туман, уменьшаясь - теряет форму и становится невидимым. Поднимаясь, он носится по вселенной, опускаясь - прячется в глубинах вод. Сейчас весна в разгаре и дракон в поре превращений. Подобно человеку, стремящемуся к цели, он пересекает Поднебесную вдоль и поперек. В мире животных дракона можно сравнить с героем в мире людей. Вы долго странствовали по свету и должны знать героев нашего века. Я хотел бы, что б Вы их назвали..."

В своей "Книге вымышленных существ" Хорхе Луис Борхес так рассказывает о Китайском драконе: "Китайский дракон "лунь" - одно из четырех волшебных животных. (Прочие - это единорог, Феникс и черепаха.) Западный дракон в лучшем случае страшен, в худшем - смешон; напротив, "лунь" китайских легенд наделен божественным достоинством и подобен ангелу, который вместе с тем лев... Некогда дракон, или лошадь-дракон, вышел из Желтой реки и показал некоему императору знаменитый рисунок круга, в котором отражена взаимосвязь Янь и Инь; у одного царя были в конюшне драконы для верховой езды и для упряжек; другой питался драконами, и царствование его было успешным. Один великий поэт, желая обрисовать опасности высокого положения, написал: "Удел единорога - стать ветчиной, дракона - стать мясным пирогом...

На протяжении веков дракон был символом императора. Трон императора именовался Троном Дракона; лицо императора - Лицом Дракона. Когда надо было оповестить о кончине императора, говорили, что он улетел на небо верхом на драконе. Народное воображение связывает дракона с облаками, с желанным для земледельцев дождем и с большими реками. "Земля соединяется с драконом" - так обычно говорят о дожде. В VI веке Чжань Цынью изобразил в стенной росписи четырех драконов. Зрители стали его осуждать за то, что он сделал их безглазыми. Чанг, осердясь, взялся снова за кисть и дорисовал две из этих извивающихся фигур. И тогда "грянули громы и молнии", стена треснула и драконы унеслись в небо. Но другие два дракона, без глаз, остались на месте".

У китайского дракона есть рога, когти и чешуя, а на хребте - ряд острых зубцов. Обычно его изображают с жемчужиной, которую он либо глотает, либо выплевывает, - в этой жемчужине его сила. Если ее отнять, он - безвреден. Чжуан Цзы повествует о человеке, который, упорно трудясь, за три года изучил колдовское искусство убивать драконов, но за всю оставшуюся жизнь не имел ни одного случая его применить."

Существенную роль играет дракон и в космогонических представлениях Древнего Китая. Он символизирует соединение темного женского земного начала инь (змея) и светлого мужского небесного (крылья), а водяные драконы, испускающие огонь, объединяют в себе холодное водяное начало инь и горячее огненное ян. Таким образом дракон владеет четырьмя стихиями - землей, воздухом, огнем и водой.

Строение тела восточных драконов сильно отличается от западных. У них длинное, змееподобное тело и обычно нет крыльев. Несмотря на это они могут летать, а также и плавать. Чаще всего они изображаются с четырьмя ногами. У китайского дракона – по пять когтей на каждой лапе.

В Китае существуют различные типы драконов:

Тянь Лун, Небесные Драконы – защитники богов и Императора. Они живут на вершинах гор и никогда не участвуют в битвах. Обычно они бывают желтого цвета с огромной, золотистой гривой. Тянь-лун является символом власти и могущества. Такой дракон обязательно присутствует при рождении каждого императора и оставляет на челе новорожденного свою отметину. Считается, что изображение небесного дракона на одежде приносит счастье. В прошлом только император имел право носить одежду с изображением Тянь-Лун. Нарушение этого закона каралось смертью.

Фу Цзан Лун, Драконы богатства и подземного мира, хранители ценных ископаемых и металлов. Они собирают их под землей повсюду. Если такого дракона разозлить или взять слишком много из его сокровищ, то он может пробудить вулканы или вызвать землетрясение.

Шень Лун, Священные драконы, хозяева погоды, властители ветра и дождя. У них нет крыльев, а сами они похожи на огромных змей с красными и голубыми полосами. Хотя Священный Дракон и считается добрым драконом, те, кто посмеет потревожить его, пожалеют об этом. Ярость его может воплотится в наводнения, тайфуны или засухи. Они по китайской космогонии подчиняются богам Грома и Молнии.

Тай Лун, Драконы Земли. Они властвуют над реками и водой. В ярости они насылает шторма и бури.

Чан Лун, Великие Драконы, повелители рек. Это кроваво-красные змеи, чья грива достигает невероятных размеров. Они любят жемчуг и все, что живет в воде.

Лун Ван (Князья Драконы) охраняют все морские существа и помогают Повелителям морей. Они похожи на морских черепах с головами драконов. Они нападают на всякого, кто зайдет в их владения без разрешения.

Пан Лун - стражники потаенных мест. Они похожи на змей и также, как змеи, сбрасывают кожу. Эти драконы не любят мяса и едят исключительно овощи и фрукты.

Дун Ми Лун – драконы уничтожения, их связывают с разрушительными силами воздуха и воды. Они обитают на морском дне. Если дракон уничтожения выбрал себе жертву, то он не прекратит охоту на нее и ничто не остановит его.

Одним из повелителей стихий считается Цин Лун, чье появление считалось благоприятным знаком. Летящий в облаках дракон цвета свежей весенней травы бросал на землю жемчужины, драгоценные камни и золото.

В древнекитайских мифах встречаются и такие драконы, как небесный дракон Грома, изогнувшийся дугой дракон-радуга, и многочисленные драконы-духи различных рек, озер, гор и пещер.

Одним из таких драконов является знаменитый страж Севера - легендарный Дракон-Свеча. Он охраняет Врата Холода, за которыми начинается Страна Вечной Стужи и Мрака. Вместо зубов у него во рту горящие свечи, и, когда он открывает пасть, мир озаряется огненным светом. Так о нем писал поэт Ли Бо:

На дальнем Севере у врат жестокий стужиДракон-Свеча с холодным ветром дружит.Чуть пасть откроет он и сразу рассветает...Но и луне и солнцу путь сюда закрыт.Лишь ветер северный здесь жутко завываетДа вьюга снежная беснуется, шумит!

В даосском тексте сохранилось поразительное предание о драконе, способном вырастить жемчужину бессмертия из ничего. Он концентрирует всю свою волю и собирает из пространства тончайшую субстанцию. День за днем длится эта работа, и в результате возникает жемчужина с просяное зернышко, сияющее ярче солнца. Проглотивший эту жемчужину, становится бессмертным.

В древнюю Японию предания и мифы о драконах перекочевали из Китая. Со временем к ним добавились многочисленные национальные особенности, возникли новые вариации. В японских легендах и мифах дракон олицетворяет могучие божественные силы, которые могут нести либо добро либо зло. Если к дракону относится с должным почтением и уважением, то он может щедро отблагодарить человека, потому что драконы сказочно богаты. В легенде о Короле-Драконе молодой самурай в награду за спасение дочери дракона получает золотой пирог, который, сколько от него не отламывай, никогда не уменьшается.

Японский дракон отличается от китайского тем, что у него не 5, а всего лишь три когтя.

Еще сильнее воззрения Древнего Китая повлияли на корейскую и вьетнамскую мифологии. Драконы здесь обычно выступают как доброе начало и непременно символизируют сан государя. Очень редко они являются отрицательными персонажами. По виду они так же напоминают китайских драконов, но количество когтей у них равно четырем.

Царя корейских драконов зовут Ёнван, он управляет водной стихией, и, следовательно, является покровителем урожая. О настроении Ёнвана можно судить по льду, покрывающему водоемы во время зимнего солнцестояния. Чуть подтаявший на солнце лед покрывается своеобразными бороздками, считается, что их прочертил дракон. Если они направлены с юга на север, то год будет урожайным, если же - с запада на восток, то хорошего урожая не жди.

Пятый день первой луны называется в Корее "днем дракона". Считалось, что если в этот день удается найти колодец, в котором накануне дракон отложил яйцо, и зачерпнуть ведро воды, то на ваш дом снизойдет благополучие.

Очень часто на драконов переносятся человеческие черты, такие как жадность, зависть, сладострастие и т.д. Так, например, в книге вьетнамского писателя Нгуен Зу рассказывается о водяном драконе, который похитил жену одного наместника. Тот, горюю о жене, подал прошение Царю драконов, и счастливому наместнику вернули его жену, а не в меру любвеобильному дракону пришлось отправится в ссылку.



В печать достаточно часто проникают сообщения, свидетельства и некоторые строго секретные документы о страшных последствиях радиоактивного воздействия на человека и животных, а также проводимых исследованиях.

Одно из таких необычных и сенсационных свидетельств опубликовал недавно американский журнал «Уорлд Эдвенчурс обсервер». Вот что пишет его автор Патрик Макроуди.

…История, рассказанная мне сорокапятилетним Сергеем Левицким, бывшим геологом, в прошлом году эмигрировавшим из России в Соединенные Штаты, удивительна и достойна пера триллер-писателя. Тем не менее Левицкий утверждает, что все. о чем он говорил, - абсолютная правда.

- Это произошло в 1989 году, в одном из самых глухих и труднопроходимых районов сибирской тайги. Наша геологоразведочная партия вела изыскательские работы на юге Якутии в отрогах Амгинского хребта.

Якутское лето быстротечно, поэтому мы работали по двенадцать часов в сутки, чтобы уложиться в сезон. Тем не менее через две недели усталость заставила группу сделать выходной. Каждый проводил его посвоему: кто рыбачил на ручьях, кто занялся стиркой, кто играл в шахматы, а я взял карабин и поутру ушел поохотиться на склонах хребта.

…Я продвигался по склону, обходя стороной сплошные лесозавалы и глубокие овраги ручьев с надеждой на встречу с горной козой: за две недели всем нам изрядно надоела консервированная пища и свежее десятикилограммовое филе пришлось бы очень кстати.

Часа через полтора моих блужданий я вышел на почти ровное пространство, поросшее густо стоящими молодыми даурскими лиственницами. Вот тогда и. произошла эта встреча…

Я уже углубился в лесок, когда в тишине раздался едва слышный треск ветки, - как раз впереди меня, шагах в тридцати. Я замер и стал как можно тише взводить затвор карабина.

Нечто, скрытое от взора за пологом веток, двигалось мне навстречу. Судя по шуму, это было достаточно крупное животное, перемещавшееся по лесу без особой осторожности. На кабаргу или росомаху было явно непохоже. Те идут иначе.

Я уже слышал дыхание этого существа. А через минуту впереди дрогнули ветки и показалось Оно. От первого же взгляда на него у меня зашевелились волосы на голове и кровь застыла в жилах.

А что чувствовали бы вы, если б перед вами, в двухтрех шагах, в глухом лесу, от которого до ближайшего населенного пункта тысяча километров, вдруг предстал воплотившийся в реальность монстр из фильма ужасов, жуткий упырь — желтокожий, с коричневыми трупными пятнами на лице…

Но это был не бред, не страшный сон: я видел его голый череп, глаза, руки, одежду — серую куртку и черные брюки, чувствовал, что существо тоже настороженно разглядывает меня…

Это длилось несколько мгновений. Потом Оно утробно застонало и метнулось в чащу.

Опомнившись от страха и призвав на помощь весь свой здравый смысл, я стал думать: начать преследование, чтобы раскрыть эту потрясающую тайну, или рвануть назад без оглядки? Мои ноги настойчиво требовали второго.

И все же победила душа геолога — я отправился по следу умчавшегося существа. Конечно, теперь я двигался крайне осторожно, останавливаясь и прислушиваясь, не спуская пальца с взведенного курка.

Примерно часа через два я увидел, что лес впереди меня обрывается обширной поляной, расположенной как бы в огромной чаше. На поляне стояли в хаотичном порядке десять-двенадцать срубов под плоскими, поросшими травой и мхом крышами. Некоторые строения напоминали бараки, другие — обычные деревенские дома.

Странный это был поселок, скажу я вам! Часть крыш и дворов были накрыты… камуфляжными сетками, а сама поляна обнесена забором из колючей проволоки…

И тут я увидел людей. Они были одеты, как и встреченное мною существо, в серые робы. Один за другим эти люди медленно выходили из большого барака и как-то сонно, опустив головы, брели в сторону строения, стоящего на другой стороне поляны. Потом они остановились у дверей, где их ждал человек в военной форме, но без погон. На поясе висела кобура.

От этой процессии меня отвлекла другая группа в робах, которая, выйдя из барака, направилась к «избе», стоявшей в двадцати шагах от моего наблюдательного пункта. Когда я посмотрел на них в бинокль, меня с головы до пят вновь окатила ледяная волна ужаса: передо мной находилась компания монстров, еще более страшных, нежели встреченный мною в лесу. Это были ожившие творения чудовищных фантазий Босха (средневекового нидерландского живописца. - Н. Н.). Я категорически утверждаю, что это не были жертвы безжалостной проказы или физических травм.

Кожа монстров была разных оттенков, но все цвета были какими-то неестественными. Таких не встретишь ни у одного из существующих на Земле народов. Представьте себе, например, оттенок сплошного — во все тело, пятидневного синяка, с желтизной, пробивающейся-, сквозь побледневшую синеву… Или глянцево-розовый, словно с головы до пят существо обварили кипятком. Или пастельнозеленый, будто и не кровь у монстра в жилах, а хлорофилл…

Но еще чудовищней были их тела. Повторяю, я уверен, что их уродство не является следствием травм или лепры, изгрызающей человека заживо, — здесь было что-то другое. Судите сами: у одного существа, например, на обеих верхних конечностях (язык не поворачивается сказать — руках…) по три пальца. Подозреваю, что то же самое у него и на нижних - так естественно и легко они ими управлялись. Это, очевидно, были не приобретенные, а врожденные уродства.

У других существ вместо ушей были видны небольшие отверстия в.туго обтягивающей череп коже, у третьих — не было носов, по крайней мере, в нашем, общепринятом представлении. На месте носа лишь чутьчуть выпирала переносица. И в подтверждение моей мысли о врожденном характере уродств навстречу этой группе из дверей «избы» вышла другая: совершенно очевидно, что передо мной — потомство. Они были субтильней и куда меньше ростом. Но их чудовищные черты и цвет кожи являлись копиями взрослых особей.

Это было страшно: монстры воспроизводили себя… Из дверей третьего барака потянулась еще одна группа в робах. Они двигались чуть дальше от меня, но рассмотреть их не составляло особого труда. Эта группа удивила меня иным: безусловно, передо мной были люди. Без каких-либо внешних уродств, глаза осмысленны, нормальный цвет кожи. Но важно было другое: их руки оказались скованы тонкими, но, видимо, крепкими цепочками, а охрана, окружившая людей в робах, была многочисленной. Похоже, подумал я, эти скованные ребята куда опасней стоящих свободно и без особого наблюдения страшных вурдалаков…

Как я понял, всех их вели на некий «медосмотр»: сначала вышедший из избы «врач» без халата, но в той же военной форме без погон сделал каждому монстру укол, у некоторых небольшими шприцами взял кровь (или что там текло в их жилах…), слил содержимое в пробирки, затем после визуального осмотра отобрал трех монстров - взрослого и двух «детей» - и завел их в избу.

Да, и еще одно весьма любопытное наблюдение: «врач» обследовал каждого с помощью дозиметра. То, что это был именно дозиметр, я не сомневаюсь: геологи постоянно работают с самыми различными приборами, определяющими уровень радиоактивности. Показательный факт, не находите?

Что еще рассказать? Вокруг поселка я не заметил просек и тем более дороги. Это говорит прежде всего о том, что попадают сюда только по воздуху. Кстати, большая круглая площадка в центре поселка вполне может служить для приема вертолета… Таким был удивительный рассказ Сергея Левицкого.

Но что же было дальше? — спросил я его.

Ну а дальше… Меня заметили… И не люди, и не монстры. Обыкновенные собаки. Такие черные, большие. Видимо, я неосторожно произвел шум, а может, ветер изменился и потянул в их сторону. Так или иначе, но до того поразительно безмолвный поселок (за все время я не услышал ни одного человеческого слова - лишь шарканье ног) вдруг огласился яростным лаем. И из-за дальнего барака выскочили черные собаки.

Я, не раздумывая ни мгновения, выскочил из своей засады и бросился наутек. Дорогу назад я помнил хорошо, поэтому не было необходимости размышлять о маршруте: ноги несли сами. Мне пришлось продираться через густой подлесок, перепрыгивать ручьи, нагромождения валунов и упавших деревьев. И все это мгновенно сбивало дыхание, отнимало силы. Настал миг, когда мне пришлось остановиться. Я замер, стараясь дышать как можно спокойней, хотя это вряд ли получалось. Сердце с безумной частотой, как колокол, стучало, казалось, прямо в мозгу.

Я ждал собак. Но мне было уготовано куда более жуткое испытание: вместо черных теней среди деревьев на меня 'надвигались человеческие фигуры. Но это не были охранники, меня преследовали существа в серых робах, освобожденные от своих цепочек, и несколько желто-лиловых и розовых монстров…

Они бежали организованной цепью, почти прогулочной трусцой, не издавая ни одного звука и не глядя себе под ноги, - и это было особенно страшно. Оружия при них я не заметил, но то, что намерения этих существ были для меня фатальными, — это очевидно. Жуткая тайна поселка требовала от его хозяев самых радикальных мер…

Я вновь что есть силы припустил вверх по склону, крепко держа в руках свой карабин, отчетливо понимая, что ноги уже не спасут.

Не знаю, сколько прошло времени, может, минут тридцать, а может, в три раза больше, но, в очередной раз остановившись, чтобы перевести дух, я не услышал погони. «Неужели ушел?» — мелькнуло с отчаянной надеждой.

И вдруг буквально в пятидесяти шагах из кустов показались две серые фигуры. Они дышали ровно! Той же неспешной трусцой жуткие существа направлялись в мою сторону. Их лица были по-прежнему подняты, а глаза, которые я уже видел, так близко они оказались, смотрели равнодушно, будто сквозь меня.

И тут мои нервы не выдержали — и я выстрелил… Расстояние было так мало, что, несмотря на бьющую. меня дрожь, я не промахнулся. Первый преследователь напоролся на пулю, на миг замер и медленно рухнул лицом вперед.

В центре спины торчали клочья окровавленной робы.

Я передернул затвор и выстрелил во второго почти в упор. Его отбросило назад.

Не ожидая появления других преследователей, я стал карабкаться по ставшему уже.весьма крутым склону. Пройдя вверх метров сто, оглянулся. То, что я увидел, заставило меня закричать от ужаса: «убитые» мной монстры трусцой приближались к склону, по которому только что взобрался я! И все-таки я ушел… А случилось это так. Увидев, что монстры, несмотря иа полученные ими раны, продолжают.преследование, я выстрелил в их сторону еще раз и, ломая ногти, полез по каменной гряде. В этой части хребет был хоть и крут, но не столь высок, тюэтому уже через полчаса я оказался на его почти плоской безлесной вершине. Перед тем как начать спуск, оглянулся назад. Два моих преследователя были уже рядом. Но я сразу заметил, 410 их движения стали шаткими и куда более медленными. Причем они слабели на глазах. Прошло несколько мгновений, и вдруг один из монстров споткнулся и упал. Через несколько шагов упал и второй. Они не шевелились. Подождав минут пять, постоянно оглядываясь и прислушиваясь, нег ли рядом других, я решился подойти к ним поближе. Страха не было. Видимо, сегодня его было так много, что моя нервная система просто выключилась, оставив в душе какую-то холодную пустоту…

Монстры лежали почти рядом. Совершенно очевидно, что они были мертвы. Похоже, даже их чудовищная жизненная сила, позволившая продолжать погоню за мной даже после убойных выстрелов, все же не смогла победить удар карабинных пуль.

Последний раз взглянув на распростертые тела, я начал спускаться по склону…Когда я увидел костер, палатки, ребят, уже смеркалось.

По глазам моих коллег я понял, что они мало поверили моему сбивчивому рассказу и тем более не вняли требованию срочно вызвать вертолет для эвакуации. Но все же было решено оставить на ночь дежурного.

Но ничего не произошло. Ни на следующий день, ни после. Мы еще две недели работали в тайге. А потом без приключений партия вернулась на Большую землю…

Рассказ Сергея Левицкого комментирует бывший сотрудник Ливерморской научной лаборатории, четыре года участвовавший в секретных биологических исследованиях, профессор Дэвид Невлинг:

— При всей фантастичности этой истории тем не менее я бы отнесся к ней серьезно. Результаты исследований, по крайней мере те, о которых я имею право говорить открыто, определенно свидетельствуют о самых поразительных последствиях воздействия радиации на человека и животных.

Я думаю, Сергей Левицкий «открыл» поселокрезервацию, где спрятаны от мира жертвы радиогенетических мутаций. Предполагаю, что такие резервации есть не только в России, но и в США. Возможно также, деревни мутантов тайно размещены на территории третьих стран, где-нибудь в Амазонии или Центральной Африке…

Есть у меня и еще одно соображение. Подобные резервации выполняют… гуманную роль. Возможно, исследователи пришли к выводу, что генетические мутации монстров зашли так далеко, их наследственный аппарат изменился настолько, что они стали представлять - в случае контакта - реальную и страшную угрозу всему человечеству как носители совершенно, иного и чуждого людям генотипа. То есть они стали новым видом существ, которые к тому же, судя по свидетельству Левицкого, способны воспроизводить себе подобных. А это уже страшно…



Эльфы - (альвы в германской мифологии) - родственникигмуров (гномов), но они не выносят подземелий, потому им было труднопрятаться от людей. Не любили они воевать, потому не сопротивлялись, а толькобежали от людскогоплемени. Альвы - мудрецы и волшебники, но владеют лишь добрымволшебством, не могут причинить зла. Некоторые альвины приходили к людям и сделали много добра. Они учили волхвовволшебству, тайнымнаукам, стремились улучшить нравы. И кое-чего добились. Но нынеальвов почти не осталось, ибо на нихпервых был направлен гнев властителей, служащихсилам тьмы.Одним из последних пристанищ альвов-эльфов была Эвлисия -Блаженная Лебединая страна близАлатырской горы, но потом они ушли и отсюда. автор энциклопеди Александрова Анастасия Говорят, что где-то в океане естьволшебный остров, кудаони переселились, но туда нетдороги для людей. На этом острове среди вечно цветущих садов стоят их замки.Здесь альвов никто не беспокоит, они питаются фруктами, поют песни и никогда не старятся. Об их облике мало что известно, кроме того, что они маленького роста и предвещают беду. Они похищают скот и детей, а также горазды на мелкие пакости. В Англии называли «локоном эльфа» клок спутавшихся волос, считая, что это проказа эльфов. В одном англосаксонском заговоре, относящемся, по всем данным, к эпохе язычества, им приписывают коварную привычку метать издали крошечные железные стрелки, которые пронзают кожу, не оставив следа, и причиняют внезапные мучительные колики. На немецком кошмар называется «Аlр»; этимологи возводят это слово к эльфу, ибо в средние века было распространено поверье, что эльфы давят на грудь спящих и внушают им дурные сны. автор энциклопеди Александрова Анастасия myfhology.narod.ru О происхождении эльфов рассказывается различно. В «Эдде» оно тесно связывается с историей всего мироздания и различаются два главные «разряда» эльфов: альфы - белые, светлые, добрые эльфы, и дверги - мрачные и угрюмые, хитрые карлики. Боги, как говорится в «Эдде», восседая на своих престолах, держали совет и рассуждали о том, как карлики впервые зародились в пыли, под землей, подобно червям, которые заводятся в мясе, ибо карлики вначале были созданы в мясе Имира и были в нем червями; но по воле богов восприняли в себя часть человеческого разума и наружный вид людей.Вот единственное предание о происхождении жителей невидимого мира, догиедгнее до нас в своей древней форме. Все остальные предания явно изменены под влиянием христианства. Самым интересным из них является исландское, которое мы и приводим ниже.«Ева, обмывая однажды детей у источника, была внезапно позвана Богом. Она очень испугалась и спрятала в стороне тех из своих детей, которые еще не были вымыты. Бог спросил ее: — Все ли дети твои здесь? — Все, — отвечала смущенная Ева. Тогда Бог сказал ей: — Скрытое от меня и от людей будет скрыто. Спрятанные в стороне дети были тотчас же отделены Богом от ос-тальных и стали мгновенно невидимы. Прежде начала потопа Бог за-гнал их в пещеру и завалил вход в нее камнем. От них-то и после потопа произошли эльфы и все сверхъестественные существа». Даже у кельтов предание о происхождении эльфов не сохранилось уже в своей древней форме: шотландцы и ирландцы производят своих фей и эльфов от тех ангелов, которые некогда соблазнены были дьяволом и за то вместе с ним низвергнуты с неба. Валлийцы и бретонцы производят своих фей еще более странно: первые - от языческих жриц, будто бы осужденных Богом вечно скитаться на земле; вторые полагают родоначальницами своих фей тех принцесс-язычниц, которые не захотели принять слова Божия от христианских проповедников.Согласна с «Эддою», многие народные предания также делят эльфов на светлых и мрачных, приписывая первым всевозможные добрые качества и красоту, а последних представляя в виде злых, безобразных и угрюмых карликов. Те и другие разделяются в понятии народа по своему названию, по образу жизни и по выбору занятий. Первых обыкновенно называют общим собирательным именем добрых людей и мирных соседей, тихим народом и жителями холмов. За вторым разрядом почти всюду сохранилось древнее название карликов (dwergar, zwerge) и трольдов.Народ представляет себе житье их чрезвычайно привольным: в нем все время делится постоянно между любимыми занятиями и самым шумным, необузданным весельем. Все они живут либо отдельными большими семьями в холмах, либо целыми народами в особых подземных государствах. Государства эти обыкновенно состоят из огромных волшебных садов, по которым текут прозрачные ручейки в золотых и серебряных берегах, где круглый год красуются цветы, поют райские птицы, где вместо солнца, месяца и звезд ярко горят самоцветиые камни, где в воздухе вечно носятся звуки дивно прекрасной, неземной музыки... Кто бывал в их холмах - а это в старину, по рассказам стариков, бы-ло вовсе не редкостью, - тот надивиться, налюбоваться не мог тем блеском и великолепием, которые там видел: везде золото, серебро, парчи да бархаты и такое множество свеч, что в холме, как днем, светло. Вообще жить в довольстве эльфам нетрудно, потому что денег у них куры не клюют. В Дании многие поселяне рассказывают, что не раз случалось им видеть издали, как эльфы, готовясь к какому-нибудь празднику, поднимали верхушки своих холмов на красные столбы и суетливо передвигали с места на место сундуки, полные денег, хлопали их крышками или звонко пересыпали червонцы из мешка в мешок.Если вы спросите шотландца, где живут эльфы, он укажет вам на холмы и расскажет, притом подробно, что и окна, и двери, и трубы есть у их подземных жилищ, как у его собственной хижины; только все это искусно скрыто от глаз людей под видом каких-нибудь скважин, расселин и углублений. автор энциклопеди Александрова Анастасия myfhology.narod.ru Эльфы более всего любят собираться хороводами в светлые лунные ночи па лугах и перекрестках; там, взявшись за руки, пляшут они до первых петухов, под звук какого-нибудь однообразного напева. Беда, если какой-нибудь неосторожный путник приблизится к тому месту, где они неутомимо предаются своему необузданному веселью: эльфы тотчас схватят его, заставят плясать с собой и, конечно, заморят до полусмерти; а чуть только он окажет малейшее сопротивление, так ему и в живых не бывать. Музыку и музыкантов эльфы очень любят. Их собственная музыка состоит из одних минорных тонов и однообразно жалобна.В Норвегии многие пастухи наигрывают разные мотивы, которые называют музыкой эльфов, и говорят, что им случалось послушать их в горах.- А то есть еще, -рассказывают они, - один танец, музыку которого мы все очень хорошо знаем, только играть боимся.- Почему же? - спрашивают их.- А потому, что как заиграешь, так все кругом - люди, и звери, и камни -все запляшет, да и сам не у стоишь на месте и будешь до тех пор плясать, пока не догадаешься, проиграв весь танец с начала до конца, сыграть его потом с конца до начала. До тех пор все плясать будешь! До злых шуток проделок эльфы очень доходчивы: Однаждыони полюбившемуся музыканту-горбуну убрали горб. Ему тут же начала завидоватьодна женщина имевшая тоже сына-горбуна. Она послала его чтобы и ему эльфы сняли горб за хорошую песню, но тот не послушался матери и не стал делать как делал музыкант-горбун, и за то эльфы его наказали добавили к его горбу еще один горб (того полюбившегося им музыканта с которого они его сгняли). Эльфы большие охотники, проделывать такие шутки и хотя иногда бывают в них довольно жестоки, но, вообще говоря, свои милости и немилости распределяют очень справедливо. автор энциклопеди Александрова Анастасия myfhology.narod.ru Несмотря на всю свою любовь к музыке, эльфы терпеть не могут колокольного звона и стали гораздо реже являться на землю с тех пор, как всюду звонят в колокола.Грома боятся эльфы еще более, нежели колокольного звона: едва загремит он где-нибудь вдали, как тотчас же они все попрячутся под землей; точно так же невыносим для них и барабанный бой, который они постоянно смешивают с громом. Люди во многих случаях очень искусно пользовались этой боязнью. автор энциклопеди Александрова Анастасия myfhology.narod.ru Не в одних плясках да музыке проходит время эльфов: они любят зани-маться ремеслами и уж за что берутся, то выполняют превосходно. Занятия их чрезвычайно разнообразны, по словам легенд: где население занято горными работами, там оно и эльфов считает за отличнейших рудокопов; где земледелием — там эльфы являются хлебопашцами; где скотоводством - там и эльфы занимаются им успешно.Шотландцы и датчане почитают эльфов хорошими строителями. Пер-вые полагают, что ни построили все те сталактитовые пещеры, которыми так богаты берега и прибрежные острова Шотландии; последние приписывают им даже и постройку многих готических церквей.Чрезвычайно замечательны шотландские предания о знаменитом архитекторе Михаэле Скотте, деяния которого так удивляли современник, что даже обратились в сказку для потомства. Он был любимцем эльфов: при их помощи воздвигал он в самое непродолжительное время то, чего другой не мог бы построить в несколько лет. Но проворство помощников было, с одной стороны, очень невыгодно для Скотта: он должен был постоянно придумывать новые труды для своих сподвижников, которые, в случае бездействия, обещались его тотчас же покинуть. Скотт задавал им беспрестанно самые тяжкие работы, но эльфы кончали их за один присест. Наконец, он придумал для них такой труд, который их совершенно озадачил: он велел им крутить из песка и щелока канат такой длины, чтобы по нему можно было добраться до луны. Эльфы принялись за это дело, но при самом страшном труде могли скрутить очень немного такого каната; а Михаэль Скотт обыкновенно пользовался этим и в промежутках между двумя работами постоянно напоминал им об этом производстве. С тех пор, говорит предание, эльфы у ж и не думали более умничать. О занятиях эльфов скотоводством знают только в Ирландии, Дании и Швейцарии. В Ирландии старики рассказывают, что не раз видели, как в светлые лунные ночи выходили из воды (реки или озера) большие, сытые белые коровы с телятами и паслись на лугах, где после того целый год не росла трава. В Дании пастухи твердо верят в то, что эльфы пасут свой невидимый скот около холмов и очень не любят, когда этот скот мешается с людскими стадами, даже насылают за это на стада всякого рода болезни и беды. Впрочем, у пастухов есть против этого верное средство: приближаясь к холмам со стадами, они обыкновенно кричат: «Маленький эльф, могут ли мои коровы пастись около твоего холма?» Если на это не воспоследует запрещения, то можно совершенно безопасно травить луга эльфов. В Швейцарии предания гораздо живописнее: там скотом эльфов почитаются легкие горные серны, и охота за ними тем страшнее, что дерзкий смертный, осмеливающийся на нее, подвергается опасности быть сброшенным со скалы маленькими волшебными пастухами, которые жестоко гневаются на людей за их неуважение к чужой собственности. Когда кто-нибудь из бесстрашных горных охотников, поскользнувшись, падает в пропасть, поселяне, находя его тело, ни в каком случае не приписывают его смерть неосторожному прыжку, а, грустно покачивая головами, говорят: «Вот что значит за скотом эльфов гоняться!» Все феи и эльфы, без исключения, одарены способностью мгновенно являться, мгновенно исчезать и становиться невидимыми либо принимать на себя наружный вид разного рода животных или неодушевленных предметов. Первые два свойства - мгновенное появление и исчезновение - заключаются в их волшебной одежде.Что же касается оборотничества, то оно у них, кажется, обязательное; по крайнеймере, народ утверждает, что эльф не смеет никому явиться днем в своем собственном виде, если только не хочет поразить и испугать своим безобразием. Днем эльфы так же отвратительны, как кажутся прекрасны ночью; глаза у них тогда красные и горят, как уголья, рот от уха до уха; волосы зеленые, и в се лицо изрезано глубокими морщинами. Вот почему они чаще всего являются днем в виде кошек, собак, козлов или сорок. Всего полнее объясняются свойства одежды эльфов преданиями острова Рюгена. Боольшой ценностью для эльфа, трольда или карлика является его одежда или стекланные бошмачки, нопотеря стеклянного башмачка для эльфов и карликов еще не так важна, как потеря шапочки или того серебряного колокольчика, который обыкновенно бывает пришит к ней наверху: оба эти обстоятельства для них сущее горе. (читать легенду о колокольчике)Эльфы очень дорого ценят свою волшебную одежду и как щедро выкупают ее от счастливых смертных, которым она попадается в руки! Например пастушку они дали волшебный посох благодаря которому он разбогател, купил себе большие стада, поместья и стал бороном.Очень часто эльфы делают добро людям совершенно бескорыстно, точно так же, как и наказывают порок из одной любви к справедливости. Очень час-то помогали они разным беднякам деньгами, от которых те богатели, но которые в руках притеснявшего их обращались в уголья или в мучные лепешки; еще чаще награждали они детей за любовь к родителям (чудесным образом спасая сыновей из плена или избавляя дочерей от власти какого-нибудь чудовища), слуг - за верность господам и чистоплотность.Доброе сердце эльфов еще более выражается в их постоянном покровительстве детям: они их охраняют от опасности, облегчают их работы, кладут на дороге их в лесу или в поле вязанки хвороста или дров и кузовки ягод, кормят их своими волшебными кушаньями, которыми мгновенно залечивают болезни их родителей.Но при всей свой доброте они чрезвычайно мстительны и злопамятны. Бе-да огорчить их чем-нибудь! Ни одной обиды не оставляют они без возмездия. Они гневаются даже на то, если люди изъявляют неготовность услужить им или невольно делают им что-нибудь неприятное. В руках эльфов много разных средств вредить людям: они то насылают какие-нибудь накожные болезни, то спутывают волосы в такой плотный комок, что их нельзя бывает расчесать никаким гребнем, то в виде блудящих огоньков зажигают крышу дома, то отго-няют стада, то издали поражают людей своими стрелами (elf-bolt, elf-arrow).Последнее мщение-самое ужасное, потому что маленькие, зубчатые стрелки эльфов, попадая в человека или в животное, приносят с собой мгновенную смерть,(Так привыкли шотландские и датские поселяне объяснять себе скоропостижную смерть.) против которой нет решительно никакого спасения.Только самые искусные знахари умеют отыскать рану, сделанную этим волшебным орудием, и даже вытащить его из раны; но подобные случаи, по рас-сказам людей старых и опытных, «теперь никогда уже более не повторяются, потому что перевелись искусные знахари, хоть в старину бывали и нередки». У всех эльфов есть один особенно неприятный порок: это их страсть к во-ровству. Еще пускай бы забавлялись они тем, что обирали бы поля с горохом да опорожняли бочки с пивом, либо, забравшись в погреб, вытягивали через соломинку дорогие старые вина! Но нет - они не довольствуются этим, их воровство принимает обыкновенно гораздо более важный и вредный характер: они постоянно стараются уводить в холмы невест тотчас после венца и уносить новорожденных детей до крещения. На место похищенных малюток кладут они в колыбели каких-то своих уродцев, которые мучают всех окружающих несносным криком, злостью и капризами. Эти черты характера эльфов особенно возбуждали против эльфов негодо-вание людей, и много существует разных легенд о подобных проделках жителей холмов. Все подобные легенды, равно как и поверья, послужившие им основанием, очень древни и так сильно укоренились, что до сих пор поселяне в Швеции и Норвегии очень неприязненно смотрят на хромых, горбатых и болезненных детей, называя их обыкновенно подкидышами эльфов.У людей, конечно, и против этого порока, общего всем эльфам, есть опять-таки вернейшие средства, вынуждающие обыкновенно эльфов к непосредственному возвращению похищенного ребенка, причем подкидыш с визгом и вихрем уносится обыкновенно в трубу или вылетает в открытое окно. автор энциклопеди Александрова Анастасия myfhology.narod.ru Несмотря на свою власть и силу, эльфы очень часто нуждаются в помощи людей и должны бывают обыкновенно прибегать к пей в следующих трех случаях.Во-первых, они очень часто просят у людей взаймы хлеба, извиняясь тем, что их хлеб еще не вышел из печи, а дети голодны, есть просят, причем они действительно через два-три часа всегда отплачивали за хлеб, данный им, свежим, теплым и ароматным печением.Во-вторых, весьма часто нанимают они у людей залы и другие комнаты на ночь, прося позволения играть в них свадьбу, за что всегда щедро награждают хозяев своих подарками. В-третьих, они должны бывают всегда призывать людей, когда хотят решить какой-нибудь спор или собираются делить общее сокровище.Люди в последнем случае часто бывали очень несправедливы к эльфам да нередко обманывали их и во всем остальном; заботясь только о своей выгоде, они не обращали никакого внимания на выгоды жителей холмов, не держали данных обеш,аний и наконец возбудили в них такую ненависть к себе, что те совершенно отказались от сношений с людьми, перестали помогать им в нужде и труде и во многих местах покинули даже свой кров и выселились в другие места, где ожидали встретить в людях более справедливости и внушить им к себе более уважения.Легенд, рассказывающих о подобных переселениях, удивительно много, и все они описывают их почти с одинаковыми подробностями.В одном месте хитрые жители также ставят на дороге эльфов-переселенцев ящик, в который каждый из них обязан влагать посильную дань, и в то же время некоторые из жителей прячутся под мост, чтобы подслушивать и подсматривать за эльфами; целую ночь напролет они слышат, как по мосту, над головами их, проходят толпы мирных соседей, и рассказывают потом, что шум их шагов очень походил на топот стада баранов.


Описание мифологическое

Эти небольшие существа встречаются во многих рассказах. Чаще всего изображаются подобными злым импам, которые приходят в восторг, разыгрывая и обманывая людей.В английской мифологии существа, похожие на людей, но безобразные, злобные. Их дом - подземные пещеры, туннели, так же селятся в людских домах или в дуплах деревьев. Так же гоблины любят жить под каменными мостами. Ходят гоблины в надвинутых на глаза колпаках. Гоблины боятся солнечного света. Маленькие, скрюченные с несоразмерно крупными головами, ногами и руками, зеленые, у них щелястые головы и ненасытные пуза, головы у гоблинов тверже камней. Маленькие уродцы жили в грязи и ужасе. На Хэллоуин они, как правило, принимают обличье уродливых животных и пугают людей. (Хэллоуин - древний языческий праздник у кельтов, отмечаемый 31 октября.)

_____________________________Описание фэнтэзи

Среди гуманоидных рас гоблины являются одними из самых слабых, превосходя лишь кобольдов. Им не хватает дисциплины хобгоблинов и физической силы орков, гноллов и багбиров. Это небольшие, сгорбленные существа ростом около метра с лишним. Их длинные, когтистые лапы почти волочатся по земле, а широкая пасть полна зубов, привычных к любой пище, от говядины до человечины и падали. Цвет кожи канонического гоблина обычно варьируется от желтого до красного, хотя все без исключения художники предпочитают рисовать их зелеными. Гоблины обычно используют примитивное оружие, не требующее большого умения, и плохо обработанные шкуры и кожи в качестве брони.

Эти маленькие, злые гуманоиды были бы просто вредителями, если бы не их большое число.Гоблины имеют плоские лица, широкие носы, уши торчком, широкие рты и маленькие, острые клыки. Их лоб имеет наклон назад, и их глаза обычно тупые и стеклянные. Они всегда ходят вертикально, но их руки висят вниз почти до колен. Их цвет кожи располагается от желтого и любого оттенка оранжевого к глубокому красному. Обычно у всех членов одного племени кожа примерно одинакового цвета. Их глаза изменяются от яркого красного к ярко желто-лимонному. Они носят одежду из темной кожи, имеющей тенденцию быть выглядящей поврежденной, унылых цветов.Речь гоблинов резкая и выше чем у людей. В дополнение к их собственному языку, некоторые гоблины могут говорить на языках кобольдов, орков и хобгоблинов.Гоблины ненавидят яркий солнечный свет, и на свету сражаются намного хуже обычного. Эта необычная чувствительность к освещению, однако, делает гоблинов хорошими подземными жителями, давая им инфровидение до 60 футов. Они могут использовать любой вид оружия, предпочитая, те которые требуют мало обучения, подобно копьям и палицам. Они, как известно, несут короткие мечи как второе оружие. И обычно носят кожаный доспех, хотя лидеры могут иметь кольчуги или даже латы.Стратегия и тактика гоблинов проста и незатейлива. Они - трусливы и обычно избегают сражения лицом к лицу. Более часто они пытаться устраивать засаду на своих противников.Люди рассмотрели бы пещеры и подземные дома гоблинов слишком сырыми и мрачными. Те немногие племена, которые живут над землей, найдены в руинах, и активны только ночью или в очень темные, облачные дни. Они никогда не чистят свои логовища и потому в них стоит грязное зловоние. Гоблины, кажется, довольно стойки к болезням, которые размножаются в такой грязи.Они живут коммунальной жизнью, разделяя большие общие места для еды и сна. Только лидеры имеют отдельные места проживания. Все их имущество они носят с собой. Собственность племени сохраняется с руководителем и подруководителями. Большинство их товаров украдено, хотя они производят их собственные предметы одежды и кожаные изделия. Концепция индивидуальности в значительной степени чужда гоблинам.Типичное племя гоблинов имеет 40-400 взрослых воинов. На каждых 40 гоблинов иметься лидер и 4 его помощника. На каждых 200 гоблинов иметься под-руководитель и 2-8 телохранителей, каждый из которых имеет в вооруженние боевые топоры. Племя имеет единственного руководителя гоблина и 2-8 телохранителей каждый вооруженные оружием в обеих руках. Некоторые из гоблинов ездят верхом на огромных воргах, и иметь еще 10-40 не верховых воргов с ними. Имеется шанс, что логовище охраняется волками, и медвежатниками. Шаманы среди гоблинов редки, но как известно, достигали высокого уровня колдоства.В дополнение к мужчинам, имеются взрослые женщины и дети равные общему количеству взрослых в логовище. Ни те ни другие не участвуют в сражениях.Племя гоблинов имеет твердую иерархию; каждый член знает, кто выше, а кто ниже его. Они постоянно сражаются между собой, чтобы продвинуться по социальной лестнице.Они часто содержат рабов для продовольствия и рабочей силы. Рабы всегда держатся скованными, и приковываются к общей цепи на время сна.Гоблины ненавидят большинство других рас эльфов, дварфов и гномов в частности и пытаются истребить их всякий раз, когда это возможно.Гоблины живут только 50 лет или около того Они не должны есть много, но убивают просто ради удовольствия. Они едят любое существо от крыс и змей до людей. В скудные времена они едят падаль. Гоблины обычно портят их логово, уничтожая всю дичь вокруг и исчерпывая в области все ресурсы. Они - приличные шахтеры, способные обратить внимание на новое или необычное строительство в подземной области, есть вероятность, что любое логово будет быстро расширено в конюшне подобную сеть туннелей.



Сообщения об оборотнях встречаются во множестве древних источников.Еще греческий историк Геродот писал о некоем северном народе нуров,способном превращаться в волков.А в «Слове о полку Игореве» упоминается полоцкий князь Всеслав,который днем суды судил, а ночью волком рыскал.И сегодня приходят письма, рассказывающие об этихзагадочных существах. Стоит ли всерьез относитьсяк подобным историям? Судите сами.

Несколько лет назад в издание, где я работала, пришло письмо из сибирской деревни. Письмо, которое поначалу все сочли за умелый розыгрыш: необычный смысл текста, пожалуй, слишком хорошо совпадал с его стилем - не очень грамотным, усыпанным своеобразными сибирскими словечками. Если не обращать внимания на грамматику, суть послания сводилась примерно к следующему.

«Дорогие друзья!

Пишет вам очень несчастный, еще молодой человек Владимир К-в. Моему горю можете помочь только вы, люди столичные и образованные.

Примерно год назад ночью мне приснился очень яркий, отчетливый сон. Снилось мне, что я вдруг ни с того ни с сего превратился в огромного матерого волка-одиночку, оказался при этом в ночном лесу. Сквозь деревья светила полная, яркая луна, а мною - волком владело только одно чувство: жажда крови... Я должен был убить кого-то живого, впиться в него зубами и когтями. Ничего другого я не чувствовал и не понимал, это было сильнее меня. И при первом же шорохе в кустах я бросился в погоню за добычей... Тогда еще это был обыкновенный заяц. На дворе стояла оcень, я бежал за зверьком, и за мою шкуру цеплялись ветки деревьев. Я настиг добычу и долго терзал ее клыками и когтями...

Проснулся я после этого сна позже обычного, и первое, что ощутил, - страшную усталость. Все мышцы ныли. Но каков же был мой ужас, когда я обнаружил у себя под одеялом мелкие веточки и пихтовые иглы, а под ногтями - запекшуюся кровь! Кроме того, все мое тело было поцарапано, как будто я нагишом продирался сквозь кусты... Значит, это был не сон?

Но если бы на этом все кончилось! С того момента каждый раз в полнолуние я две-три ночи подряд становлюсь оборотнем и охочусь, охочусь - точнее, рыскаю по лесу в поисках очередной жертвы. Я бы, наверно, не обратился ни к кому за помощью, но в последний раз случилось ужасное: моей жертвой стал человек. Мне не хотелось верить в это, когда я «проснулся» на другой день, не хотелось верить, что на этот раз под моими ногтями запеклась человеческая кровь. Но к вечеру по нашей деревне пополз слух, что какой-то невероятной величины зверь задрал насмерть лесничего с соседнего угодья... Я понял, что дальше так продолжаться не может. Я не хочу быть убийцей, я не хочу быть оборотнем, помогите мне, спасите от этого ужаса! Если можно, так, чтоб в деревне не узнали, а то забьют кольями. Мои родители давно умерли, я живу у хозяйки и мне и так уже трудно скрывать от нее, мне кажется, она о чем-то и сама догадывается, но пока молчит. Наверно, боится меня... Помогите!»

Если бы не искреннее отчаяние, прозвучавшее в просьбе о помощи, вряд ли бы вообще этому письму придали значение. А так - решили показать на всякий случай одному известному целителю-экстрасенсу, признанному специалисту по аномальным явлениям. И, как это ни странно, специалист отнесся к письму Владимира крайне серьезно.

«Дайте мне адрес парня, - сказал он. - Речь идет о крайне неприятном, но, возможно, вполне реальном явлении... Гарантировать результат не берусь, но помочь попробую...»

Оговорюсь сразу: спустя примерно полгода мне удалось выяснить, что его труды увенчались положительным результатом. Автор необычного письма перестал «бегать оборотнем» по полнолуниям и навсегда покинул свою глухую сибирскую деревушку, поскольку для его полного излечения требовалась смена климата и обстановки... Так что же реально, а что вымысел или результат живого воображения в этом страшном и явно мистическом явлении?

Легенды об оборотнях бытуют вовсе не только и не исключительно в России. В доброй старой Англии, например, и среди горожан, и особенно в сельской местности ходит масса историй про оборотней - вервольфов. То же можно сказать и о Германии, других европейских странах.

Профессор Рейнского института по изучению нетрадиционной медицины Гельмут Шульц, так же как и упомянутый выше российский целитель, давно уже относится к явлению вервольфов вполне серьезно, считая его наследственным генетическим заболеванием. По его наблюдениям, наиболее часто оборотни (или слухи о них) курсируют в малонаселенной местности, где люди из поколения в поколение живут в довольно замкнутом и небольшом кругу, соответственно, бытуют и родственные браки. «Возможно, - пишет Шульц в одной из своих монографий, - эта болезнь как раз и есть результат кровосмешения... Современная медицина сегодня не в состоянии разобраться в механизме заболевания. Но совершенно очевидна способность оборотней менять на некоторое время свою биологическую форму, не теряя белковой основы...»

Объяснять это явление чисто психической аномалией, когда больной просто ВООБРАЖАЕТ себя оборотнем, отмечает профессор, было бы ошибкой.

Несколько месяцев назад неподалеку от одного из старинных баварских замков объявился вервольф. Документально зафиксирован (на уровне полицейских протоколов) случай, когда в ясную летнюю ночь - опять же в полнолуние - оборотень напал на двоих припозднившихся за полночь туристов-итальянцев. Прыгнуло это чудовище на них из-за кустов, и если бы вместо двоих на дороге оказался один человек, все завершилось бы трагически. Даже двум вполне сильным, молодым и, кстати, вполне трезвым мужчинам не удалось совладать с оборотнем, спасло их то, что они успели позвать на помощь и их услышали. Когда вдали завыли полицейские сирены, отвратительное, по словам туристов, чудовище с рычанием скрылось в придорожных кустах.

Оба итальянца одинаково описывают вервольфа: ужасная волчья пасть с клыками на искаженном «лице», огромные когти, покрытое шерстью вертикальное тело и невероятная, нечеловеческая злоба и сила... Возможно, полицейские и не поверили бы им, если бы не отчетливые следы ранений, особенно у того из туристов, который был ближе к обочине и первым подвергся нападению: «Ощущение, что по его спине прошлись граблями», - так сказал один из полицейских, доставивший истекающего кровью итальянца в ближайшую лечебницу...

Как видим, для того, чтобы выглядеть так, как выглядел напавший на туристов вервольф, да еще обладать столь невероятной, звериной силой, одного больного воображения явно маловато...

Таких свидетельств, как показывают исследования самых разных европейских специалистов, за последние несколько веков накопилось вполне достаточно для того, чтобы отнестись к ним серьезно, а не просто как к народным легендам и сказкам на определенную тему. Кстати, в самом народе к ним и относятся всерьез. Во всяком случае, это касается жителей сельской российской глубинки, с которыми мне самой доводилось говорить на эту тему.

Пожалуй, самой интересной собеседницей среди них оказалась старушка-знахарка из города Агрыз, что под Казанью. Собственно, Агрыз скорее деревня, чем город - маленькая деревянная станция на Казанской железной дороге.

Как ни странно, мнение бабы Сони во многом пересекается с мнением европейских специалистов. Прежде всего, она тоже, говоря об оборотнях, употребляет слово «лечить», считая это болезнью, причем семейной. Утверждает, что сама лично вылечила за свою долгую жизнь троих оборотней, среди которых была одна женщина, по словам бабы Сони, «бегавшая свиньей».

Словом, если попытаться выделить главное, что удалось узнать за несколько лет об этом кошмарном явлении, можно сказать следующее.

Наследственная или нет, но перед нами действительно болезнь. А значит, как всякое заболевание, оно поддается или по крайней мере должно поддаваться излечению. Для этого вовсе не обязательно знать или понимать механизм, в силу которого нормальный человек на несколько часов превращается в чудовище. Но очень важно помнить, что и тут есть свои - народные - способы предохранения. Прежде всего, если вам вдруг начали сниться сны, в которых вы перестаете быть собой (не обязательно оборотнем, возможно, каким-то другим человеком), следует в первую очередь, что называется, «подумать о душе»... Баба Соня начинает свое лечение как раз с того, что заставляет человека покопаться в себе, сверить по религиозным заповедям как можно объективнее и справедливее, правильно ли живет он на свете. Достаточно ли добр к миру, людям, животным, земле... Словом - найти причину, по которойчеловеку вдруг перестает хотеться быть самим собой... Кстати, и европейские специалисты тоже постепенно приходят к выводу, что механизм изменения биологической формы «включается», возможно, неосознанным, но сильным внутренним желанием человека не быть собой. То есть - недовольство собой штука не только неприятная, но еще и опасная... И, наверно, не зря в Библии сказано: возлюби себя и ближнего своего... Любить себя - не на уровне быта, а как личность, как часть Высшего Разума - не только должно, но и нужно. Очевидно, профилактика лечения души и профилактика этого страшного, хотя и, к счастью, редкого явления тесно связаны между собой.

К специалисту - на первом этапе достаточно и обычного экстрасенса или хорошего, думающего психиатра - обращаться надо как можно скорее, не затягивая эту болезнь. Обращаться именно в тот момент, когда начинают появляться странные «чужие» сны. Пока это еще только сны...

Наконец, несмотря на то, что до сих пор совершенно неясно, почему метаморфозы происходят с оборотнями исключительно в полнолуние, помнить об этом надо постоянно, и ни в коем случае в периоды полной фазы Луны не засыпать с незанавешенными окнами. Вообще, стоит позаботиться о том, чтобы шторы в спальне были плотными. Кстати, последнее касается не только тех редких людей, которые склонны к описанному заболеванию, но вообще всех впечатлительных, подвластных дискомфорту и депрессиям, просто нервозных личностей. Как известно с древних времен, полночный свет вечного спутника нашей планеты всегда дурно влияет на спящих, особенно если падает прямо в лицо: порождает тревожные, неприятные сны вплоть до кошмаров, завершающиеся наутро головной болью.

Конечно, оборотни - явление редкое. Но пока полностью не изучен механизм его возникновения, стоит лишний раз задуматься об этом феномене. Как знать, может быть, жажда крови зовет кого-то на ночную тропу и сегодня...



Оборотень - чудовище существующее во многих мифологических системах. Подразумевается человек умеющий превращаться в животных либо наоборот. Животное умеющее обращаться в людей. Так же, часто таким умением обладают демоны, божества и духи. Классическим же оборотнем считается волк. Именно с ним связывают все ассоциации рождаемые словом оборотень. Это изменение можетпроизойтикак пожеланию оборотня,так и непроизвольно, вызванное,например, определенными луннымициклами или звуками (вой).Оборотни не подвержены старению и физическимзаболеваниям благодаря постоянной регенерации (обновлению) тканей. Поэтому они практически бессмертны. Однако их можно убить, смертельно ранив в сердце или мозг, или иными способами, которые повреждают сердце или мозг (например, через повешение или удушение). Считается что серебро так же смертельно для оборотня. Хотя по своей сущности оборотень является волком,находясь в волчьей форме, он тем не менее сохраняетчеловеческие способности и знания, которые помогают ему убивать. Такие вещи, как определенный выбор жертв, обход ловушек и человеческая хитрость становятся очевидными при расследовании дел, связанных с оборотнями. автор энциклопеди Александрова Анастасия Существует несколько способов стать оборотнем: посредством магии; быть проклятым кем-то, кому вы причинили зло(проклятие Ликаония/Lycaeonia); быть укушенным оборотнем; быть рожденным от оборотня; съесть мозг волка; сделать глоток воды из волчьего следа в земле или из водоема, из которого пила волчья стая; вкусить жареной волчьей плоти;носить одежду, сделанную из волка;родиться в канун Рождества.В первых четырех случаях кровь человека становится зараженной или проклятой. Человек, которая стал оборотнем не по своей воле (рождение, проклятие или укус) не считается проклятым необратимо до тех пор, пока не попробует человеческой крови. Как только он это сделает, его душа будет проклята вечно и ничто не сможет его исцелить. Нодаже если он после этого небудет пробовать человеческуюкровь, его душа не сможет попасть в рай и человек останется на Земледосамой своей смерти, пока на нем лежит проклятие.Оборотней чаще всегоизображают какими-то чудищами; так, например, у греков это - тощий колдун с головой осла и хвостом обезьяны. У них верят, что в мрачные зимние ночи, особенно со дня Рождества до Богоявления, оборотни шастают повсюду и пугают людей.После водоосвящения воздух очищается от этих чудищ, и они мгновенно исчезают.Автор Электронной Мифологической энциклопедии Александрова Анастасия myfhology.narod.ru На разных континентах воображение облекало человека в шкуры различных зверей: леопарда, ягуара, лисы... Но самое распространенное представление об оборотне связано с волком. С человеком, превратившимся в волка или в существо с явными «волчьими» признаками. Иногда становятся хищником по своей воле, но чаще в волка превращают злые посторонние силы. Превращение происходит с помощью подсобных средств: притираний, мазей, пояса или одеяния из волчьей шкуры. Оборотень крупнее и сильнее обыкновенного волка, а главное— преступно любит человечину.Почему волк? На протяжении многих столетий он оставался существом вполне фантастическим — даром что охотники и крестьяне немало знали о его повадках (еще в XX веке волки изредка забегали на улицы, скажем, Парижа). Своеобразие средневековой психологии в том и состояло, что будничные наблюдения нисколько не подрубаликрыльяфантазии. Бестиарий верно подмечали прожорливость и силу волка, умение бесшумно подкрасться к овчарне — и тут же добавляли: от голода волк жрет землю, шея у него «негнучая» — поворачивается он только всем телом; ежели человек завидит волка в лесу первым, тот его не тронет, потеряв всю свирепость от человеческого взгляда; но уж если первым заметит путника волк — пиши пропало, человек теряет дар речи. От древних римлян пришла поговорка о молчуне: «Ты что, волка увидел?» Поверье сохранилось, но христианский бестиарий присовокуплял совет: человек, оцепеневший от страха при виде волка, должен сбросить с себя одежду, найти два камня, стать на сброшенную одежду и колотить камень о камень, пока хищник не уйдет восвояси. Одежду, которую сбрасывает с себя человек, бестиарий уподоблял грехам, два камня обозначали когда апостолов, когда пророков, а порой — и самого Христа. Горе простаку, который воспринял бы эту аллегорию как руководство к действию и вздумал бы пугать настоящего волка своим голым телом.Безоглядно ненавидеть волка человек тем не менее не осмеливался никогда. Что-то, пугая, притягивало.Коварный хищник искони был естественным символом ночи и зимы. даже самой смерти (египетский бог с головой волка провожал умерших в царство мертвых). Но наши далекие предки замечали в волке и какое-то загадочное свойство, роднившее его с солнцем. Проворство? Неутомимость? То, как он «катится» вслед за добычей? Мощь и свирепость — и этого достаточно было, чтобы стать символом солнца?В незапамятные времена многие животные перебывали тотемами. Ни в какого хищника охотники и воины не перевоплощались столь самозабвенно и истово, как в волка: свирепость,выносливость, удачливость зверя восхищали первобытное сознание.Не могло это кончиться добром.Геродот передавал рассказ о некоем североевропейском племени, члены которого ежегодно на несколько дней превращались в волков. Такой «манией величия» страдали многие племена в разных концах Европы. Например, у балтов были воины — слуги бога-волка, которые шли в бой буквально белены объевшись (принятие наркотика было частью ритуала). Во время сражения такие воины в своей галлюцинации счита-ли себя волками. Кое-кто из них безвозвратно застревал в образе волка — и тогда человека-волка убивали, чтобы он не нанес ущерба стадам...Германскиевоины-волки, по преданию, так свирепы, что не нуждались в оружии и убивали врагов своими щитами. Но саги повествуют и о кровожадныхразбойниках. тоже мнивших себя волками. Это не мешало верить, что героические предки со смертью превращаются в волков, и боги скандинавов и германцев — Один,Вотан — сам»» были подобны воинам-оборотням. А конец мира представлялся как пришествие Фенрира — вселенского Волка, который откроет пасть от эемлм до неба и пожрет все и всех (даже Одина). Древние греки начинали с поклонения Зевсу Ликейсиному («ликос»—значит волк) Когда-то этот вол кол сдобны и бог «требовал» человеческих жертв, и лишь позже, во вре-мена олимпийской религии. возник миф о царе Ликаоме, которого Зевс превратил в волка, ибо тот дерзнул угостить верховного бога челове-чьим мясом. Аполлон также был богом-оборотнем, одно из его имен — Ликейос. (В «Илиаде» Гомер называет Аполлона рожденным от волчицы; там же, кстати, следует рассказ о человеке-оборотне). В Аркадии, где Ликаон считался основателем государства и первым царем, проходили пышные празднества — Ликайи, во время которых посвящаемые становились волками на девять лет — после того, как они собственноручноприносили человеческую жертву. Торжественно проходили в Древнем Риме и волчьи празднества — луперсалии: ведь легендарные основатели «Вечного города» были вскормлены волчицей...Здесь какая-то философская бездна: отчего зверь, ничем не угодивший человеку, вновь и вновь оказывается мил человеческому сердцу? Неужели это всегонавсего. как писал Юнг, общность вины за давнее каннибальство? Но какая у нас об-щность вины с сереньким волчком из колыбельной, с Серым волком, помогавшим Ивану-царевичу, с волками, воспитавшими Маугли?.. Другое очевидно. Человек слишком часто прикрывался серой шкурой в поисках силы. ловкости, и самое главное, безнаказанности. Нельзя так долго играть с огнем. И искра привела к пожару. В дальнем углу сознания тлело и временами — то в одном, то в другом человеке разных эпох — вспыхивало особого рода безумие — ликантропия.Состояние, в котором человек воображает себя волком и становится социально опасным, способным на любое насилие и на убийство.Христианство яростно искореняло все волчьи культы как языческие, и в конце концов «положительный образ» волка остался только в фольклоре. Первые отцы церкви решительно отрицали и само вероятие превращения человека в животное, но вот в раннем средневековье теологи заколебались. Святой Бонифаций из Майнца еще не верил, что дьявол способен превратить человека в волка, но уже не сомневался, что человек своей злой волей может стать зверем. Самого сатану все чаще рисовали в облике волка. Люди — божьи овцы, их поглотитель — волк, враг божий... Папские буллы XV века против колдовства и ересей подогревали страсти вокруг перевоплощений дьявола в человеке, а человека — в волка. Первая массовая истерия— выявление и преследование оборотней (в том числе оборотней собак и кошек!) — прокатилась по Европе в XIV веке. Два столетия спустя оборотомания достигла нового пика. Следующая (последняя) массовая вспышка длилась во Франции с 1570 до 1610 года и сопровождалась небывалой «теоретической дискуссией». Покуда крестьяне забивали кольями всех подозрительных прохожих, а суды приговаривали к сожжению одержимых ликантропией (а вкупе и невинно оболганных), ученые мужи писали трактаты, магистерские диссертации и памфлеты на тему оборотничества.Ликантропия оказалась важным оселком для проверки соотношения сил бога и дьявола, а потому и предметом яростных теологических битв. Если бог всесилен, то как он допускает бесчинство дьявола — превращениеим человека в волка? Один ученый восклицал: «Тот, кто смеет утверждать, что дьявол в силах изменить облик творения божьего, тот утратил разум, тот не ведает основ истинной философии». Другой возражал: если алхимик может превратить розу в вишню, яблоко — в кабачок, тогда и сатана способен менять облик человека... силой, данной богом!Самым нашумевшим случаем был процесс в XVI веке над неким Жилем Гарнье, наводившем ужас на жителей северных французских деревушек. По мнению современников, нищий бродяга Гарнье встретил в лесу дьявола, продал ему душу, а взамен получил снадобье, благодаря которому мог превращаться в волка. Так или иначе Гарнье действительно загубил множество душ: насиловал женщин, занимался убийством детей, людоедством, отгрызал у трупов убитых им мужчин гениталии... Его поймали, допрашивали и пытали в Доле в 1574 году. Протоколы допросов и сейчас читаются как детективный роман.Подобных протоколов сохранилось немного, документированы единичные случаи ликантропии из тысяч и тысяч. Психоз «помогал» во времена дичайшего голода: позволял людям или списывать на оборотней людоедство, или же безумием «заслониться» от бога, когда отчаяние приводило к людоедству. Теологические споры завершились выводом, что дьявол не превращает человека в волка, а только одевает его облаком и заставляет других видеть в нем зверя. Рождается оборотень от нормальной женщины, грешившей с бесом. Или с оборотнем. Едва она забеременела — возврата уже нет, дитя обречено темным силам. Более обычный случай появления оборотня:вселение в человека дьявола или колдовство. В обоих случаях жертва никакой силой воли не может справиться с роковой метаморфозой. Можно также заразиться ликантропией при контакте с оборотнем — через порез на коже, если туда попадет слюна человекозверя, или от укуса. (Впрочем, варварский аппетит чудовища редко ограничивается укусом...) В некоторых восточноевропейских преданиях на оборотня нет никакой управы — даже крестом нельзя отвадить! По сербским поверьям, можно обезопасить дом от оборотней, натерев его по щелям чесноком. Убить оборотня можно лишь серебряной пулей или жезлом, благословенным в той или иной церкви...Особые случаи оборотничества — когда зло само ищет выход из человека, и он сам норовит стать монстром. Во время ведьминых шабашей такие люди на перекрестках дорог или опушках леса оставляют клочки своих волос, кожи. капельки крови. Дьявол собирает это приношение и одаряет негодяев особым втиранием, составленным из частей жабы, змеи, ежа, лисицы и, разумеется, волка. В полнолуние мерзавец обратится в оборотня. В быту оборотня можно опознать по запавшим глазам, которые светятся в темноте, по шелудивым ногам, по шерсти на ладони, по тому, что указательные пальцы у них длиннее средних, а при нарождающемся месяце на бедре выступает тайный знак...Оборотню в «большой литературе» не повезло. Сюжет использован доброй сотней писателей — начиная с эпохи романтизма в моду вошло демоническое и иррациональное, и оборотень стал перебегать из романа в роман. Но настоящих удач не было. Даже с конвейера Дюма-отца оборотень вышел какой-то анемичный и совершенно нестрашный... Но зато отыгралось на оборотнях кино! Со своего первого экранного появления в 1913 году человековолк прочно утвердился в массовом кинематографе. В 1981 году приза «Оскар» удостоился герой фильма «Американский оборотень в Лондоне» — «за лучший грим»! Сюжет картины немудрящий, но техническое совершенство съемок сразило даже привычных ко всему зрителей: волчьи клыки, шерсть, морда вырастали прямо на глазах — крупным планом, так сказать. без подделки.Находку поспешили тиражировать в новых фильмах об оборотнях. Как и в других случаях, коммерческий успех в массовом кинематографе одновременно свидетельствует о закате доброго старого мифа...Превращения в волка современный человек боится в последнюю очередь. В круго-верти городских буден не превратиться бы в автомат! Или. как подсказывают те же фантастические кинозрелища, в инопланетянина.Тетоже «произрастают изнутри» человека, узурпируют и тело его и сознание. Хоть волком вой от подобных фантазий! Оборотень как фантастическое существо просуществует еще долго. Наверно, пока жив его основной компонент — человек, существо совершенно фантастическое и непредсказуемое. И только когда ненависть человека к человеку наконец окажется выдумкой, которую мы долгое время — веков сорок — принимали за правду, а недоверие превратится в смешной пережиток, вздорная фантазия о человеко-нечеловеке останется невостребованной.


Описание фэнтэзи

Как была создана химера – темная тайна, лучше всего если она останется неизвестной. Химера имеет заднюю часть большого, черного козла, а переднюю часть огромного, желтовато-коричневого льва. Ее тело имеет коричнево-черные крылья как у дракона.Монстр имеет три головы: козла, льва и жестокого дракона. Голова козла черная как смоль, с пылающими янтарными глазами и длинными красными рогами. Голова льва имеет коричневую гриву и зеленые глаза. Голова дракона покрыта оранжевыми чешуйками и имеет черные глаза.Химера говорит на ограниченной форме грязного языка красных драконов. Однако как правило, она будет останавливаться чтобы говорить, только с теми существами, кто более мощны чем она сама.Ее несколько голов и мощное телосложение делают химеру смертельным противником в бою. Монстр предпочитает удивлять своих жертв, часто нападая на них с неба. Она может нападать разрывая когтями на передних конечностях, бодая двумя рогами, и кусая головами льва и дракона. Если она желает делать это, то голова дракона вместо укуса может выпускать поток пламени длиной приблизительно 5 ярдов.Химера, является гибридом, который объединяет особенности льва, козла и дракона в своем логове, обществе и экологии. Из драконьей части своей природы химера предпочитает пещеры как логовища. Части дракона и льва кажется воюют друг с другом, поскольку некоторые химера драконоподобна в своем предпочтении одиночества, в то время как другие живут маленькими прайдами. Даже если они спариваются, то потомство очень редко.Монстр всеяден. Голова козла будет поедать самые жесткие растения и кустарник и получит пищу из большинства бесплодной растительности, в то время как головы льва и дракона могут быть удовлетворены только плотью. Химера охотится один раз каждые 3 или 4 дня, используя свою силу и ограниченный интеллект, чтобы получить преимущество над теми за кем охотится. Имея жадный аппетит, она иногда бродит по территориям такого размера, как 20 квадратных миль.Являющаяся хаотично злой в природе, химера любит вытягивать жилы из людей, эльфов, дварфов и халфлингов. Она даже с удовольствием нападет на других монстров в поиске продовольствия. Любой входящий на ее территорию становится добычей, и с ним будут обращаться соответственно.Химера не может сопротивляться желанию напасть на группы путешественников или монстров и по другой причине: ее природа дракона жаждет сокровищ, которые могла бы нести ее добыча. Хотя она не имеет никакого земного их использования, химера собирает монеты ее противников в кучу и лежит на них подобно дракону. Однако ее запас ничтожен по сравнению с запасом истинного дракона, и состоит главным образом из медных и серебряных монет, возможно с некоторыми драгоценностями и несколькими волшебными изделиями.Химера заполняет нишу, и всеядного, и высшего хищника в своей экосистеме. Она очень приспособляема. В течение времени, когда ее добыча недостаточна или не существует, химера может обойтись растительной диетой.ГОРГИМЕРА

Горгимера имеет заднюю часть горгона, переднюю часть льва, а тело и крылья красного дракона. Подобно химере, она имеет головы этих трех существ.Монстр может нападать когтями, укусом головами льва и дракона, и бодать головой горгона. Вместо обычного нападения, головы горгона и дракона могут использовать оружие дыхания. В то время как нападение дракона подобно нападению химеры, дыхание горгона окаменяет любого пойманного в области поражения. Голова горгона может использовать оружие дыхания дважды в день создавая конус шириной 1 фут во рту, 3 фута длиной и на конце 3 фута шириной.Голова горгона может видеть, и Астральные и Эфирные планы, и ее оружие дыхания простирается туда.Подобно ее родственнице химере, горгимера также может говорить на ограниченной форме языка красных драконов.



© 2012 Мир народной медицины | Все права защищены.Копирование материалов запрещено
Яндекс.Метрика