Главная Обратная связь Добавить в закладки Сделать стартовой

Разговор зашел о призраках. Я утверждал, что все это ерунда. Мы заспорили. И тогда приятель рассказал несколько случаев, происшедших с ним.

Когда-то он был дружен с тульской поэтессой А. У той была дочь. Девочка смышленая, талантливая. Часто в "салоне" поэтессы собиралась местная богема. Говорили и спорили в те тихие времена о разном, но больше о грядущей демократии. Присутствовавшая при этих спорах двенадцатилетняя девочка вдруг сказала: "А вы не задумывались о том, что будет с этой демократией в нашей многонациональной стране?" Никто тогда вразумительно ответить не мог, и, чтобы замять разговор, попросили ее (а она здорово играла на пианино) сыграть что-нибудь. Синеглазая девочка согласилась, и звуки печальной музыки (мы так и не поняли, чья это была музыка!) заполнили небольшую квартиру. Всеми овладела непонятная тягучая тоска, и гости поспешили ретироваться.

Вскоре мой приятель уехал из Тулы в Орел. И не был там целых пять лет. Как-то его ошарашила горькая телеграмма от поэтессы, в которой сообщалось о неожиданной и непонятной смерти дочери. Ее нашли утром мертвой в постели. Болезни или отравления врачи не нашли. Мой приятель приехал в Тулу только на седьмой день после похорон. В опустевшей квартире было непривычно тихо и не по-летнему холодновато. Поэтесса, сразу постаревшая на 20 лет, тогда держалась стойко, только в ее серых красивых глазах таилось бездонное горе. Засиделись за поминальным столом мой приятель, хозяйка и ее тетя, за полночь. Потом легли спать. Поэтесса и ее тетя - в одной из комнат, приятель же - в зале на диване, в головах которого находилась дверь, ведущая в комнату покойной.

Спавшего приятеля, будто что-то толкнуло в грудь. В раскрытое окно лился прозрачный свет полной луны. Вдруг над ним склонилось женское лицо, казавшееся полупрозрачным. Но огромные синие глаза на этом лице были реальными и смотрели на гостя с бесконечной грустью и нежностью. Мой приятель подумал, что это хозяйка, и спросил, что с ней. Та молчала. Затем выпрямилась и стремительно прошла в комнату, где раннее жила ее дочь. Приятель пособолезновал горю, поэтессы и снова уснул. Проснулся часов в семь утра, надо было срочно уезжать... И думая, что хозяйка находится в комнате умершей дочери, стал стучать в эту дверь, чтобы сообщить о своем отъезде. Каково же было его удивление, когда он услышал голос хозяйки из другой комнаты. Она спросила его о том, почему он стучит в дверь умершей. Затем поэтесса вышла к нему.

- Ты же (они были на "ты") ночью прошла туда, - ответил он.

Теперь удивилась хозяйка: "Ничего подобного не было!" Да и мой приятель, наконец, осознал, что у хозяйки серые глаза, а у той, что смотрела на него ночью, глаза были пронзительно синими. Неприятный холод пробежал у него по спине, но он старался выглядеть спокойным.

- Ты видел дух моей дочери, - сказала хозяйка и, помолчав, добавила, - если бы мне пришлось увидеть ее, я бы умерла на месте. Но Бог щадит меня. С тех пор мой приятель, до этого ни во что не верящий, принялся за соответствующую литературу и стал знатоком в области паранормальных явлений.

Как-то он был по служебным делам в г. Ельце. Позвонил дальнему родственнику, который давно жил в этом городе. У того горе: год назад умерла жена. Мой приятель видел ее только раз тридцать лет назад, да и то мельком. Приятель и его родственник встретились на квартире последнего. Был большой ужин, воспоминания и даже романсы под гитару - у хозяина был приятный голос и отменный музыкальный слух. За окном валил снег, но в квартире было уютно, если не считать непонятной прохлады, словно легкий ветерок, проносившейся порой над головами сидящих за столом. Был час ночи, когда сыновья хозяина со своими женами разошлись по своим комнатам. Приятель и его родственник еще немного посидели, и последний предложил ему лечь спать на кровати в зале. Сам же собрался и ушел к новой своей подруге, жившей в соседнем доме. Мой приятель лег на шикарную постель и, как говорится, тут же отключился. Сколько проспал, не помнит. Но что-то вдруг разбудило его. За окнами было темно, темно было и в квартире. Но стеклянная дверь, ведущая в коридор, почему-то была освещена желтоватым странным светом. Приятель смотрел на дверь и соображал, что же это за такое непонятное освещение.

Вдруг за стеклом появилась полная женщина с белокурыми волосами, собранными на затылке в тугой узел. Она стояла, хмурила брови, о чем-то думая. Неожиданно она подняла голову, и взгляды их встретились. Приятель ничего не успел сообразить, как женщина исчезла. Было такое впечатление, что она лопнула, как мыльный пузырь. Мой приятель еле-еле дождался прихода хозяина и рассказал тому о своем видении.

- Да это моя является, - ответил тот спокойно, - за младшего все беспокоится. Он выпить горазд.

- И ты ее видел? - спросил приятель у родственника.

- А как же. И не раз. Но не разговаривал. Видел всего мгновение, - вздохнул тот и добавил, - чаще всего она мне во сне является, с собой зовет. Да мне помирать еще рано...

С этими словами он достал из шкафа семейный фотоальбом, показал моему приятелю. На последних прижизненных фото хозяйки он признал ту женщину, которую видел ночью за стеклом двери.

И еще случай. Мой приятель до недавнего времени жил в девятиэтажном доме недалеко от Оки. В их подъезде жил на одном из этажей высокий мужчина средних лет. Иногда они встречались и в лифте, и на улице, но не знали друг друга. Здоровались из вежливости. Года три назад он поздно возвращался домой. Возле дома на мокром от осеннего дождя асфальте увидел разбросанные раздавленные гладиолусы и астры. "Кого-то хоронили", - решил мой приятель, и неприятный холодок пробежал промеж лопаток. Тут хлопнула дверь подъезда, и навстречу ему пошел тот самый мужчина. Был он не по-осеннему легко одет, хмур и словно безмерно углублен в себя. На приветствие не ответил.

Прошел год. Сосед по подъезду что-то перестал встречаться. И вдруг на следующий год летом встретился на Октябрьской улице. Был он не один. Рядом с ним шагал другой мужчина, помоложе. Они, как показалось моему приятелю, шли как-то отрешенно, но перебрасывались между собой короткими фразами. И еще раз он видел того длинного возле дома. Тот куда-то спешил и опять не ответил на приветствие.

С той поры непонятное, щемящее чувство безраздельно овладело моим приятелем: выяснить у жены последнего, что же такое произошло с ее мужем, если тот перестал здороваться. Вроде бы ерунда, но узнать что-либо о том длинном просто не давало моему приятелю покоя... Набравшись смелости, он подошел к той женщине, поинтересовался: здоров ли муж, живет ли он в их доме? Очень удивленная таким вопросом, женщина ответила: "Разве вы не знаете, что мой супруг скончался три года назад?"

Мы с приятелем тогда долго говорили об аномальных явлениях, об НЛО, полтергейсте, телекинезе, левитации, призраках. Я все же доказывал, что (начитался в ужастиках!) призраки если и являются, то обязательно в саванах. Приятель посоветовал мне прочитать книгу британского биолога, доктора Кеннеса Бартона, в которой говорится, что современные призраки нисколько не чураются завоеваний цивилизации. И частенько теперь расхаживают среди живых и в джинсах, и в коротеньких юбочках, и в другой современной одежде. И вообще, ездят на автомобилях. Бывает, что среди тысяч автомобилей, мчащихся по автострадам, и такое, что несущаяся машина исчезает.



Занимательная волкология

Народная молва обычно отождествляет оборотней с животными, обладающими некими позитивными качествами (благородство, сила, хитрость) или внушающими суеверный страх. Здесь можно вспомнить многообразие японских оборотней: енотовидные собаки (тануки), лисы (кицунэ), кошки (нэко), собаки (ину), обезьяны (сару), журавли (цуру), крысы (нэдзуми), пауки (кумо), карпы (кой) и прочие животные, почитаемые за свои выдающиеся способности. Редкие исключения из этого правила составляют случаи принудительного наложения на человека какого-либо дискриминирующего заклинания, обращающего его в уродливое существо (хорошим примером из русских сказок является царевна-лягушка) или предмет (библейский соляной столб, в который превратилась жена Лота во время бегства из горящего Содома). Среди множества других зверей одним из самых древних соседей человека является волк — canis lupus (волк обыкновенный), обитающий в Европе, Азии и Северной Америке. Считается, что от этого хищника произошли наши лучшие друзья — собаки. Он внушал людям восхищение своими великолепными охотничьими качествами. Его боялись за свирепость и решительность, с которой он нападал на противника. Именно поэтому образ волка послужил морфологической основой для создания многочисленных европейских легенд про оборотня — ликантропа.

В Мексике жить - по-волчьи выть

Несколько десятков лет назад наука полностью отвергала возможность существования ликантропов. Однако взгляды современной медицины существенно изменились — она признает факт существования оборотней, понимая под таковыми не только людей, страдающих экзотическими расстройствами психики, но и задокументированные феномены чисто физического свойства.

В Гуадаладжаре (Мексика) расположен центр биомедицинских исследований, занимающийся проблемами ликантропии. Доктор Льюис Фигуера уже много лет изучает мексиканскую семью Ацивов, состоящую из 32 человек. Все они страдают от редкой генетической болезни, передающейся по наследству и вызывающей сильное изменение человеческого облика. Поверхность их тела, включая лицо, ладони и стопы, покрыта густой шерстью (даже у женщин). У некоторых членов семьи шерсть более густая, чем у других. Заметным отклонениям от нормы подверглись также их осанка, голос и мимика. По предположениям доктора Фигуеры, данная болезнь вызвана генетической мутацией, передающейся по наследству (Ацивы уже много лет заключают только внутриродовые браки) через X-хромосомы родителей. В ходе исследований было установлено, что данная мутация возникла у членов этой семьи еще в средние века, но до последнего времени никак себя не проявляла. Сейчас Ацивы живут в горном городке Закатекас (известном нам по 6-й книге Карлоса Кастанеды “Дар орла”, где рассказывается о способности шаманов, называемых в народе “нагуалес”, превращаться в животных для достижения внутреннего Нагваля) на севере Мексики. Местные жители относятся к ним презрительно, если даже не враждебно, отказываясь поддерживать с “проклятым семейством” какие-либо связи. Врачи из центра биомедицинских исследований не могут вылечить эту болезнь, названную ими “синдром ликантропии”. Но рано или поздно они смогут изолировать ген ликантропии и подарить будущим потомкам Ацивов полноценную жизнь.

Возможно, что изучение “настоящей” (научно доказанной) ликантропии поможет пролить свет на истинную природу мифов о людях-волках — ведь все рассказы про оборотней, дошедшие до наших дней, вполне могут быть основаны на реальных случаях проявления некоей редкой болезни — психической или генетической.

Ликантропия Термин “ликантропия” имеет греческое происхождение: ”lycoi” — “волк” и “anthropos” — “человек”. Сегодня он официально используется в психиатрии для обозначения формы умопомешательства, при котором человек воображает себя волком. Следует отметить, что этот недуг наиболее громко заявил о себе в XIX столетии, когда счет больных пошел на сотни. В средние века подобным людям очень не везло — ведь считалось, что способностью к превращениям в животных обладают только ведьмы и колдуны, использующие для этого черную магию. Когда аутодафе вышло из моды, ликантропическая тематика переместилась из сферы религиозных заблуждений в бескрайнее литературное пространство, где образ “оборотня” быстро оброс множеством дополнительных признаков, сформировавших окончательный облик мифического “человека-волка”. В конечном итоге средневековая криптозоология не только обобщила огромный массив несистематизированного фольклора, но и создала основу для дальнейшего развития формальной зоологии.



Первое упоминание о зомби относится к 1929 году. Именно тогда известный репортер «Нью-Йорк Таймс» Вильям Сибрук издал книгу «Остров магии». Книга была своего рода виртуальным путеводителем — как и многие другие книги Сибрука — и вышла в серии «Путешествие, не вставая с кресла». В «Острове магии» Сибрук описал свою жизнь на Гаити вообще и отдельно — в гаитянских джунглях в доме Маман Сели, знаменитой колдуньи. Благодаря ее доверию Сибрук смог лично присутствовать на многих вудуистских обрядах. В книге Сибрук охарактеризовал вуду как сложную смесь католицизма и западноафриканских поверий, включающую в себя магию и колдовство. Однако в книге, состоящей из четырех частей, магии посвящена лишь одна. Она называется «Мертвецы работают на плантациях сахарного тростника» и посвящена преимущественно зомбированию. Буквально в течение года книга породила в Америке всплеск интереса к зомби. Уже в 1932-м продюсерская компания Виктора Гальперина выпускает полнометражный фильм «Белый зомби» с Белой Лугоши в главной роли, действие которого происходит на Гаити и где повелителем страшных, потерявших волю и разум существ, работающих на плантациях тростника, является белый господин со светскими манерами. Сибрук, породивший один из самых интересных культурных феноменов XX века, лишь однажды возвращался к поднятой им теме — в книге «Ведовство и его сила в современном мире», где он обобщенно рассматривал проблемы вампиризма, оборотничества и зомбирования. Сам термин «зомби» возник гораздо раньше. Он попал на Гаити через рабов, вывезенных в начале XVIII века из западноафриканского государства Дагомея (современные Бенин и Того). Точное происхождение слова неизвестно до сих пор. По одной версии — это искаженное «нзамби», что на африканском языке банту означает «мелкое божество» или «душа мертвеца». По другой — это видоизмененное западноафриканское диалектное «жамби», что значит «привидение». Существует также теория, по которой словом «зомби» когда-то называли огромного черного змея из африканских поверий, извечного врага солнца, света и радости. Стоит отметить, что зомбирование особенно характерно для Петро вуду — особого течения вудуизма, зародившегося непосредственно на Гаити и чьи последователи составляют менее 5% от всех вудуистов во всем мире. Феномен зомби — не культурный, а именно научный — пытались изучать самые разные люди. В 1982 году Гаити посетил ботаник и антрополог Уэйд Дэвис. Целью его путешествия было раскрыть тайну технологии зомбирования. Четырьмя годами позже Дэвис издал книгу «Змей и радуга». До сих пор считается, что в ней Дэвис максимально близко для европейца приблизился к разгадке зомбирования. Участвуя и наблюдая за ритуалами, он описал рецепт «порошка зомби», который, впрочем, сам считал не слишком точным — ввиду недостаточности информации и окружающего вопрос зомби покрова тайны. По Дэвису, состав этого снадобья таков: — рыба-еж (лат. Diodon hystrix), содержащая тетродотоксин — один из сильнейших ядов, затрудняющий передачу нервных импульсов мозга, — галлюциногенная жаба (лат. Bufo marinus), — кольчатый ядовитый морской червь (лат. Annelida), — дурман обыкновенный (лат. Datura stramonium), — желчный пузырь крупного млекопитающего, — черепные кости мамбо (жрицы вуду), — различные травы, точный перечень которых неизвестен, — порох или тальк, служащие основой смеси. Все ингредиенты тщательно перемешиваются в течение трех дней до полной однородности. Порошок зомби готов.


Наиболее распространенные из всех эльфов, высшие эльфы также наиболее открытые и дружелюбные. Они без всякого сожаления путешествуют по миру, и делают это намного чаще, чем другие эльфы.В то время как, на первый взгляд, они могут казаться равнодушными и высокомерными, сияние их истинного Я видно даже при небольшом усилии. Высшие эльфы знают цену дружбе и союзу с другими “добрыми” расами мира. Однако, они не всегда легко оказывают поддержку. Многие высшие эльфы настороженно относятся к короткоживущим расам; некоторые из них научились в молодости не доверять людям и карликам. Таким образом, хотя высокие эльфы служат делу добра, никогда нельзя быть уверенным в том, какой они окажут прием.У высших эльфов очень бледная кожа. Хотя они проводят много времени на открытом воздухе, их кожа просто не загорает, независимо от того, как долго они находятся на солнце. Однако цвет их кожи мало напоминает трупную бледность, скорее это цвет свежих сливок. Их волосы и глаза делятся на две основные категории. У первой светлая не только кожа, но и волосы. Такие эльфы в основном блондины с голубыми глазами. Другая категория, такая же многочисленная, кажется гораздо более таинственной. У них темные волосы, в пределах от песчано-коричневого до насыщенно-черного, и ярко-зеленые глаза. Эти две категории высших эльфов не имеют никаких других значительных различий, но с ними, тем не менее, часто обращаются по-разному просто из-за их внешности. Высшие эльфы предпочитают светлые пастельные тона цветам, носимым серыми эльфами. Так как они полагаются на охоту и лесничество, они часто носят зеленые плащи для маскировки в лесах.Их излюбленное оружие – лук, но они также умело обращаются с длинными и короткими мечами. В бою они носят сверкающую эльфийскую кольчугу под плащами, "сотканными из сущности дерев", которые позволяют им бесшумно передвигаться по лесу, быстро нападать и затем отступать. Хотя они могут дружить с гигантскими орлами и иногда использовать их в качестве транспорта, они редко ездят верхом, потому что лошади и т.п. слишком неповоротливы в лесу. Только во время дальних поездок или на равнинах высший эльф поедет на лошади.Развитая цивилизация эльфов очень похожа на те, о которых рассказывается в детских сказках. Эльфийские дома зачарованы, земли, которыми они владеют, - это совершенные места. О царствах высших эльфов рассказывают легенды в странах людей, и высшее стремления многих людей – уснуть смертным сном, наслаждаясь безмятежностью эльфийских земель.Эти эльфы не слишком ценят общество, предпочитая вместо жить как они хотят, нежели по чьей-то воле. Их деревни – мирные местечки, где все эльфы присматривают друг за другом. В их жилах течет королевская кровь различных сортов, но немногие эльфы обращают на это внимание. Они не уважают кого-либо только на основании рождения.Высшие эльфы живут в постоянной связи с природой, никогда не беря больше, чем необходимо, и отдавая обратно еще больше. Они постоянно сажают новые леса и луга, следя, чтобы всегда в мире, где они живут, было много растительности. Также другие “добрые” расы относятся к ним часто как к высшему воплощению совершенства. Хотя те, кто предпочитают закон свободе, не всегда соглашаются с ними, но они почти всегда уважают особенности эльфийской жизни. Нет сомнения, что высшие эльфы ведут прекрасную жизнь: Свобода, природа и чистая жизненная энергия составляют повседневное существование высшего эльфа.У этих эльфов немного забот или волнений, и их жизни часто характеризуются идиллическим великолепием. Несмотря на то, что они стоят перед проблемами ярости гуманоидов или вторжения людей, их жизнь кажется свободный от забот, которые так часто омрачают жизнь других эльфов. Так как они живут в такой гармонии с природой, они мало заняты добыванием хлеба насущного. Веселье распространяется вокруг общин высших эльфов, и земля плодоносит для них. Однако, если высшие эльфы путешествуют вдали от дома, они часто обнаруживают совершенно иное положение дел. Отряд эльфов в походе должен иногда полагаться на великодушие других.


В других странах существовали иные "возвращенцы" с того света, восставшие из могил. В Вест -Индии аф- риканские рабы создали странный гибрид веры, смешав религии своих племен с элементами католицизма. Основой новой веры - Вуду - было оживление трупов и превращение их в зомби. Целью многих ритуалов был также поиск защиты от них, и что еще более важно - как самому не превратиться в зомби. Честно говоря, удел еще более худший, чем смерть.

Похоронный обряд на Гаити и в других странах, где практиковалось Вуду (в том числе и в Бразилии), был очень сложным. Он должен был защитить личное лоа (душу) усопшего от злых духов. Как только человек умирал, семья его призывала хунгана (священника Вуду), который приносил с собой цыпленка. Хунган отщипывал от него пригоршню перьев и клал в белый горшочек вместе с волосами покойного и обрезками ногтей с левой руки и ноги. Собранные вместе, эти части символизировали душу усопшего, а горшок, на- зываемый по-де-тет, тщательно хранился семьей покойника до того дня, пока его тело не будет предано священному огню.

Хунгану предстояло выполнить еще более жуткую работу: попросив родственников держаться поодаль от покойника, он приподнимал саван и заползал под него. Гремя амулетами и заунывно напевая заклинания, он обхватывал тело умершего, пытаясь выпустить на свободу душу - лоа, а затем поместить ее в специальную бутылочку. В преданиях Вуду есть упоминания о том, что покойник, прощаясь с душой, иногда поднимал голову и плечи и открывал рот. Закупоренная в бутылочке лоа могла быть передана лишь близким родственникам, а иногда хранилась у самого хунгана, но ни в коем случае не должна была попасть к бокору (колдуну), который мог использовать ее в своих целях и создать зомби.

Но каким образом это могло произойти? Есть пара способов, хотя подробности колдовства не совсем ясны. Если у колдуна есть такая возможность, то он кладет 21 семечко конголезского гороха и шнурок с 21 узелками под подушку умирающего. Когда тот покидал жизнь, веревка превращалась в паука, который становился ос- новной частью души человека. И если бокор подойдет к двери, трижды постучит по ней и повернется спиной, то человек - а теперь уже зомби - встанет со смертного ложа. Бокор не должен был забывать лишь одного - если он хочет добиться от зомби повиновения, то ему следует почаще сечь его кнутом.

Другой метод превращения живого человека в зомби заключался в том, что бокор просто мог отравить его ядовитым плодом или дурманом, а после того, как несчастного похоронят, вызвать его из могилы. Согласно вере Вуду, покойника надо назвать по имени и он должен откликнуться. Вот почему на Гаити многих умерших хоронят лицом вниз, рты забивают землей, а губы сшивают. Нередко в могилу кладут нож, дабы покойник смог защититься от вызывающего его колдуна.

Но у зомби вряд ли были силы и желание сопротивляться. Их характеризуют как безвольных, похожих на автоматы людей - исполнителей, беспре- кословно подчинявшихся бокору- На Гаити зомби якобы выполняли работу рабов на плантациях сахарного тро- стника с утра до вечера, безмолвные и безвольные, облаченные в лохмотья. Им ничего не давали есть. кроме жидкой похлебки да объедков со стола. Такая жизнь и слепое повиновение было уготовлено зомби навеки. Но даже таких их очень боялись. Если зомби отведает мяса или кто-нибудь из живых назовет его по имени, то он придет в гнев и будет страшен. Самым разумным и мудрым решением в такой ситуации будет прострелить ему голову, убив еще раз, закопать, теперь уже навсегда.



Народные рецепты красоты
© 2012 Мир народной медицины | Все права защищены.Копирование материалов запрещено
Яндекс.Метрика