Невероятное » Страница 7
Главная Обратная связь Добавить в закладки Сделать стартовой

В русских народных сказках часто встречается описание превращения человека в оборотня. В большинстве случаев для превращения требуется волшебные предметы:

а) Колдуны и ведьмы превращают людей различными зверями и птицами, ударяя их зеленым прутиком, палкою, плетью (кнутом-самобоем). Такое верование разделялось греко-италийским племенем. Знаменитая чародейка Цирцея быстрым ударом жезла оборотила в свиней спутников Одиссея; Пик был наказан превращением в дятла: едва волшебница коснулась его тростью, как он тотчас же сделался пестрокрылою птицею.

Эта чудесная трость или плеть- эмблема молнии и указывает на тесную связь оборотничества с грозовыми тучами; с этой эмблемою сочетались противоположные представления: с одной стороны удар волшебного прута повергает сказочных героев в окаменение и непробудный сон (зимние оцепенение), а с другой призывает их к жизни (к весеннему творчеству). То же двоякое значение придается удару волшебного прута и в преданиях об оборотнях: им превращаются люди в звериные образы, и, наоборот, им же разрушается сила заклятия, и превращенные возвращаются в среду людей. На Украине думают, что если ударить оборотня вилами или цепом, то он тотчас же делается человеком, т.е. бог-громовик, ударяя своей палицей, срывает с него волчью шкуру (разносит тучу). Оборотни, т.е. стихийные духи и тени усопших, облаченные в облачные шкуры, появляются и исчезают вместе с бурными грозами. С каждым дуновением ветра, с каждым извивом молнии и раскатом грома облака и тучи меняют свои прихотливые формы, или, выражаясь метаморфическим языком, с каждым ударом громовой палицы стихийные духи перекидываются, перебрасываются, кувыркаются и тем самым как бы переворачивают или переменяют свои облачные одежды и переходят из одного видимого (телесного) образа в другой. Для того, чтобы обозначить акт превращения, народные сказки и песни употребляют выражения, указывающие на быстрое движение, стремительный удар и круговой поворот: молодец "ударился оземь и оборотился собакою", "колдун хлопнулся о сырую землю, сделался серым волком и пустился в погоню", "перекинулся медведем, жеребцом, добрым молодцем", "колдун может обернуться и в кошку, и в кошку, и в собаку"...

б). Набрасывание звериной шкуры.

Крестьяне уверяют, что в старые годы случалось, снимая шкуру с убитой волчицы или медведицы, находить под нею бабу в сарафане. Есть рассказ, что на охотничьей облаве убили трех волков, и когда стали снимать с них шкуры, то под первою нашли молодого жениха, под второй-невесту в ее венчальном уборе, а под третьей-музыканта со скрипкою... В немецкой низшей мифологии Вервольф превращается в волка из-за того, что ночью облачается в волчью шкуру.

в). Волшебная науза.

Чтобы превратить свадебное сборище в стаю волков, столько ремней, мочалок или поясов, сколько нужно оборотить лиц, нашептывают на них заклятия и потом этими ремнями или мочалками подпоясывают обреченных, которые тотчас же и становятся вовкулаками. Такой оборотня не иначе может получить человеческий образ, как разве в том случае, когда чародейный пояс изотрется и лопнет; но и после избавления долгое время бывает дик, сумрачен и не скоро привыкает к людской речи... Итак, если человека превращают в зверя, то делают это по средствам волшебных предметов (кольцо, пояс, трость, плеть), а если он превращается по собственной воле, то делает это либо, набрасывая на себя шкуру того животного, в которого он хочет превратиться, либо, ударяясь оземь, перепрыгивая через пень и т.п. Интересно, что некоторые предметы обладают также обратной силой, то есть они и превращают человека в животного, и, напротив под действием удара этого предмета, например, волшебного прута, разрушается сила заклятия и превращенные возвращаются в среду людей.



РУСАЛКА -- в восточнославянских поверьях женский демонологический персонаж, пребывающий на земле в течение Русальной недели (неделя до или после Троицы).

Повсеместно известны представления о принадлежности русалки к миру мертвых; ср. варианты названий русалки в разных традициях: "навки", "мавки " (от навь -- "души умерших"), "мертвушки". Считалось, что русалками становились девушки, умершие до вступления в брак , особенно просватанные ("зарученные") невесты, не дожившие до свадьбы, либо девушки и дети, умершие на Русальной неделе (в том числе и утонувшие в этот период), либо младенцы , умершие не окрещенными. Под словом "русалка" жители полесских сел понимали не только персонажей определенного класса демонов (тип леших , домовых и т. п.), но и конкретных умерших в селе людей. Часто говорили: "Вон у Данилихи в роду есть русалка, дочка ж ее, Нина, зарученная умерла". Соответственно необходимость соблюдать запреты на некоторые виды работ и выполнять поминальные обычаи в течение Русальной недели распространялась прежде всего на тех, чьи умершие родственники стали русалками.

Представления о внешнем виде русалки неоднородны. В одних местах (зап. Полесье, Украина) говорили, что русалка выглядят как молодые красивые девушки, обнаженные или в белом; что они появляются в том самом виде, в каком их похоронили, т.е. в нарядном убранстве, с распущенными волосами и с венком на голове (именно так по местному обычаю обряжали умерших девушек, как бы устраивая для них символическую свадьбу вовремя похорон ). В других местах (Пинское Полесье, Центральная Белоруссия) русалок представляли в виде страшных, уродливых, косматых баб, с отвислой грудью, которую они закидывали за плечи. О таких русалках рассказывали. что они "кудлатые как ведьмы", "горбатые и старые", "черные, заросшие шерстью", что у них "груди как каменья" или "железные цыцки"; они ходят голые или в лохмотьях, в руках держат клюку, кочергу, пральник, пест. В южнорусских поверьях русалки характеризовались более нейтральными чертами, которые, однако, сохраняли признаки потусторонней "нежити": "русалка в белом, косы распустит длинные, лица не видно, руки холодные, сама длинная, высокая"; "в лице краски нет да руки тощие": "волосатая, с закрытыми глазами и в белой одежде".

В некоторых местах, где русалку считали водным духом, ее представляли себе в виде полуженщины - полурыбы. Таких русалок часто называли фараонками.

Русалки появлялись на земле на Троицкой или Русальной неделе, когда зацветала рожь: "пакуль жито красуе (т. е. цветет), русалки у жите ходять". Кроме ржаного поля, их можно было видеть у воды, на деревьях, в поле, в лесу, на перекрестках дорог, на мосту , на кладбище. Проникали они и в свои дома, где прежде жили, и там прятались за печью или в углах . Появляясь из мира мертвых , русалки "из воды вылазили", "с деревьев спускались", "из-под земли или из могил выходили", "с неба слетали", а после отведенного им срока пребывания на земле вновь уходили на свое место: в воду , в море , в ирей , на кладбище, по деревьям на небо и т.п. Наиболее традиционные места их пребывания -- вода и деревья -- осмысляются в народной культуре как пути перехода из мира мертвых на землю и обратно.

Приуроченность появления русалок к сезону цветения злаков раскрывает определенную связь между вегетацией растений и душами умерших, что подтверждается и происхождением имени русалки (Русалии, лат. Розалии, от слова "роза"): ср. варианты названий русалки в зап. районах Русского Севера -- Розалия или Розамунда. (K : Гораздо вероятнее происхождение от РОСЫ - Это ж водный дух. Какие розы под Архангельском!)

Пребывание в ржаном или конопляном поле мотивируется в народных поверьях тем, что русалки защищают посевы и содействуют цветению и урожаю. Вместе с тем они могут навредить хозяевам, нарушившим запрет работать в их праздник ,-- тогда они "вытаптывают", "высушивают" посевы, на поле появляются выжженные круги. В Брестской обл. рассказывали: "По житу вона ходит: кому зародит добре, а кому -- нияк, зничтожае жито". Как и другие покойники, умершие преждевременной смертью, русалки способны управлять природными стихиями и атмосферными процессами: насылать бури, ливни , град , засуху и т. п.

Среди привычных занятий русалок и особенностей их поведения обычно назывались следующие: по ночам они плещутся в воде, расчесывают возле воды свои длинные волосы . качаются на ветвях берез. Днем их можно было увидеть в поле, где они кувыркаются в траве, вьют венки , играют и хлопают в ладоши, поют, кричат, хохочут, водят хороводы.

Кое-где рассказывали, что русалки не причиняют никакого вреда, а могут лишь испугать человека или подшутить над ним. Однако подавляющая часть поверий относит русалок к опасным духам, которые преследуют людей, сбивают их с пути, душат или щекочут до смерти, заманивают в воду и топят, превращают в животных или в какие - нибудь предметы, похищают и портят пряжу, нитки, полотно, приходят в дом и прядут по ночам, могут забрать себе младенца, оставленного жницей на меже (К: Явное смешение с Кикиморой и Ветшицей )

Хотя по своему происхождению русалки -- это души девушек, умерших до брака, широко известны поверья об их материнстве (русалка появляется с ребенком на руках, награждает того, кто позаботился о ее младенце), а также о способности русалки кормить грудью человеческих детей, опекать новорожденных, оставленных женщинами в поле, и т.п. Дети являются постоянным объектом преследований и вредоносных действий русалки, которая наказывает их за внеурочное появление в цветущем ржаном поле, гоняется за ними, щекочет, душит своей "железной цыцкой". похищает. "Не ходи в жито, -- угрожали на Волыни детям в период Русальной недели,-- а то русалка заставит тебя нянчить своего ребенка". О детях, погибших и умерших на Русальной неделе, в Полесье говорили: "Русалки забрали к себе".

Изредка встречаются поверья, что встреча с русалкой грозит человеку болезнью: у него начинала трястись голова или страшная гримаса перекашивала лицо человека. Принадлежность русалок к категории "ходячих" покойников или к нечистой силе проявляется в том, что они встречаются и вредят людям в основном по ночам, до первых петухов; способны к оборотничеству: могут, подобно ведьмам , отобрать у коров молоко; заплетают коням гривы; насылают болезни и стихийные бедствия; вылетают из халы через трубу и т.п. Система оберегов от русалок во многом совпадает с приемами защиты от нечистой силы (крест, молитва , магический круг ). Действенным средством оберега против русалок считались такие растения, как полынь, хрен, чеснок , любисток.

Для того чтобы в период Русальной недели не смогли навредить русалки, люди соблюдали специальные запреты, во многом совпадающие с поминальными: избегали работ, связанных с прядением, тканьем, шитьем ("щоб русалцы очей не зашить"), не выполняли никаких полевых и огородных работ ("не ходят в огород копать и окучивать, бо там всюду буде русалка"), не подмазывали печь и стены избы ("щоб русалкам очи не забрызгать глиною") , не ездили за дровами в лес и т.п. На ночь специально для русалки оставляли на столе ужин , на ближайших деревьях или ограде возле дома оставляли одежду.

В соответствии с поверьями о том, что в последний день Русальной недели русалки покидают землю, возвращаясь на тот свет , в восточном Полесье и в южнорусских областях совершался обряд "проводы русалки" (См. в ст. Русалии)

Опоэтизированный образ русалки, широко представленный в романтической литературе 19 в., включает набор однотипных характеристик: это девушки-утопленницы, водяные красавицы, живущие на дне реки в хрустальных дворцах, по ночам они выходят на берег, поют и танцуют, расчесывают волосы, заманивают путников в воду, щекочут, топят, мстят неверным любовникам, ищут любви земного юноши, обещают ему несметные богатства.

За пределами восточнославянской зоны название "русалка" по отношению к женскому мифологическому персонажу, появлявшемуся на земле в троицкий период, известно в восточной Польше (Подлясье), частично в Словацких Карпатах, а также на Балканах (в Румынии и северной части Болгарии), где их называют "русалии", "русалче", "русалиле" и считают очень опасными духами.

***

Как думали наши предки-славяне, русалки - души умерших родственников. Тогда было принято хоронить умерших на распутье дорог, в лесах, в воде. Чтобы задобрить русалочьи души, крестьяне ходили в лес, где устраивали пиры-тризны, приносили русалкам скромные жертвы. Позже такие походы устраивали в Духов или Троицын день.

Русалки считались речными богинями, требовавшими жертв, и владелицами сокровищ, чаровницами. Их сообщество пополнялось за счет утопленниц и самоубийц, а также девочек, родившихся мертвыми или умерших без крещения. Некрещеные младенцы, обратившиеся в русалок, могут получить прощение. Когда им исполняется семь лет, они уносятся из воды на воздух и трижды просят себе крещения. Кто услышит это, должен сказать: "Я тебя крещаю, Иван и Марья, во имя Отца и Сына и святого Духа". Тогда детскую душу возьмут ангелы, а если никто не услышит ее призыва, то нечистая сила. Становились русалками и дамы, имевшие привычку купаться без нательного креста. Они вечно юны, красивы и живут в кристальных дворцах на дне водоемов. Командует ими царица, назначаемая Водяным (нередко она же становится и его супругой). Считается, что без ее указания русалки не имеют права ни погубить, ни испугать человека. А еще они превосходно поют.

На семик до Петрова дня русалки выходят на берег, живут на деревьях, обычно на дубах, где качаются на ветках и разматывают пряжу, украденную у женщин, ложащихся спать без молитвы.

Канун Троицына дня - самая приятная пора земной жизни русалок. Они бегают по ржи, хлопают в ладоши и громко кричат: "Бух, бух! Соломенный дух! Мене мати породила, некрещену положила!" В эту пору русалки чаще всего нападают на людей, но против них есть несколько средств: полынь-трава, а также крест, начертанный на земле. Вокруг него рисуют круг, встают в него и тем самым спасаются от назойливых приставаний. Кстати, одну из них можно схватить за руку, надеть на нее нательный крест и привести домой. Русалки весьма охотно выполняют всякого рода бабью домашнюю работу, при этом не ворчат и питаются исключительно паром. Правда, живут они в доме всего год, а на следующую русалью неделю получают свободу и скрываются на дне речном.

С русалкой вполне реальна и семейная жизнь. Для этого она должна до смерти защекотать своего избранника, унести его на дно в собственный дом, где супруг оживет и счастливо проведет остаток дней своих в необыкновенной роскоши. Русалочьи свадьбы устраиваются только в самые короткие ночи.

Через неделю после Троицы устраивались русалочьи проводы. Для этого снаряжалась целая процессия. В разных местах русалка погребалась по-своему - в виде куклы или девушки в одной рубахе. Последний раз дозволялось русалкам явиться на землю в ночь на Ивана Купалу, после чего они затихали уже до будущего года.

***

Кем только ни была населена земля наша в древности! Какие только необыкновенные тайны ни открылись далеким предкам нашим! Одна из них связана с героинями многочисленных легенд и страшных рассказов - русалками. Hеделя от понедельника троицыной недели до понедельника следующей недели, Духова дня, издавна называлась в народе "русальной".

Полагали, что до этого времени русалки спокойно живут в воде и без особой надобности из своих жилищ не выходят.

Происходят русалки из времен весьма древних, языческих. Можно предположить, что в те времена они были чем-то вроде местных речных богинь, подобных греческим нимфам. По представлениям наших предковязычников, это были души умерших родственников: тогда было принято хоронить умерших не только в курганах, но и на распутье дорог, в лесах, а также спускать в воду. Для того, чтобы задобрить русалочьи души, ходили в лес, где на Духов день устраивали пиры-тризны, приносили жертвы душам-русалкам.

Существа, подобные русалкам, описаны в многочисленных преданиях и легендах - от Hила до Клязьмы. В Европе в существование нимф верили даже в век Просвещения, в XVIII столетии. Слово же, близкое по смыслу названию "русалка" - красавица или род духа, - есть почти во всех европейских языках.

Профессор В. Ф. Снегирев писал в прошлом веке, что все поверья о русалках имеют общее происхождение; разница в деталях возникла исключительно из разницы в климате, почве и народных традициях.

Самое древнее предание гласит, что русалки явились на свет в момент падения с неба сатаны. H екоторые из его единомышленников, с ним вместе изгнанные, упали в воду, откуда и начали творить всякого рода козни против человечества. В языческие времена русалки считались не только речными богинями, которым приносились многочисленные жертвы, но также и владелицами сокровищ и чаровницами. Даже в XVII столетии веру в этих представительниц древней формы жизни официально именовали волхованием и очарованием. Им посвящена была прекрасная опера Даргомыжского "Русалка", созданная на сюжет одноименной поэмы Пушкина. Слово "русалка" выводят из двух источников - от слова "русло" или от слова "русый", обозначающего цвет их волос. Русалки обладают прекрасными русыми волосами, длинными и густыми. Волосы эти роскошными волнами ниспадают с плеч, прикрывая все тело, обыкновенно совершенно нагое. Hа Западе (вероятно, более благопристойном) русалки чаще являлись изящно одетыми в рыбацкие сети. Существует предположение, что волосы у русалок все же зеленые, но это уж как кому видится. Особенно популярны днепровские русалки (их вообще на Украине в свое время было пруд-пруди). У них имеется даже своя роща Русалок над Днепром.

Русалки предпочитают жить в воде, но на Семик, до Петрова дня, они выходят на берега своих рек, избирая себе для временного жилья старые, ветвистые деревья, преимущественно дубы. Тут они раскачиваются на ветвях, разматывают пряжу, украденную у женщин, ложащихся спать без молитвы.

Отряд русалок непрерывно пополняется. Ими становятся все грудные девочки, родившиеся мертвыми или умершие без крещения, а также утопленницы-самоубийцы. В прежние времена становились русалками все, кто купался без нательного креста. Теперь, надо полагать, от такого способа пополнения русалочьих рядов придется отказаться - найти даму, купающуюся с крестом, весьма затруднительно.

А ведь и ныне многие легкомысленные особы наверняка захотели бы примкнуть к сему нечистому братству. Ведь русалки обладают даром вечной юности и необыкновенной красоты. Живут они в кристальных дворцах, сооруженных на дне водоемов и рек. Hад ними командует царица, назначенная (из русалок же) водяным царем. Иной раз она является и его женою. Существует предположение, что рядовые русалки без указания своей начальницы не могут ни погубить, ни даже испугать человека.

В канун Троицына дня русалки бегают по ржи, разумеется, без всяких признаков одежды, хлопают в ладоши и кричат: "Бух, бух! Соломенный дух! Мене мати породила, некрещену положила". Говорят, что урожайность сельскохозяйственных угодий от такого рода легкоатлетических упражнений резко улучшается, даже простая трава начинает лучше расти.

Есть у русалок еще одно привлекательное свойство. Они обладают умением превосходно петь, да так, что слушающие могут внимать им по нескольку лет, не замечая хода времени.

Впрочем, русалкам есть и полезное применение. Поскольку против их нападения помогает полынь-трава, а также крест, начерченный на земле, то некоторые практичные мужчины поступают так. Вокруг креста рисуют круг, встают в него и тем самым спасаются от весьма назойливых приставаний очаровательных дам. Если удастся одну из них схватить за руку, надеть на нее нательный крест и привести домой, то русалка будет выполнять всякого рода домашнюю работу, питаясь почти исключительно паром. Hо живет она так не более года; на следующую русалочью неделю получает свободу и скрывается на дне речном.

Вполне реальна и семейная жизнь с русалкой. Существует множество преданий, которые гласят, что для этого русалка до смерти должна защекотать будущего мужа, унести его на дно, в свой дом, где он благополучно оживает и остаток дней своих проводит в удивительной роскоши. Русалочьи свадьбы бывают на воробьиные ночи.

Hекрещенные младенцы, обратившиеся в русалок, оказывается, могут получить прощение. Когда им исполняется семь лет, они уносятся на воздух и трижды просят себе крещения. Если кто услышит это, то должен произнести: "Я тебя крещаю, Иван и Марья, во Имя Отца, и Сына, и Святого Духа". Тогда детскую душу возьмут ангелы. А если никто просьбы не услышит - то силы нечистые.

Русалочьи проводы, или русалочье заговенье, обыкновенно происходило через неделю после Троицына дня. Для этого снаряжалась целая процессия. В разных местах России русалка погребалась то в виде куклы, то - девушки в одной рубахе. Последний раз являлась она в ночь Ивана-Купалы, а после уж затихала до нового года.

Казалось бы, все предания и легенды о русалках - дань российской старине. Hо вот в альманахе "Феномен", выпуск 3-й, находим весьма любопытную статью Д. Виноградовой "Русалки - кто они"? В ней описываются весьма многочисленные случаи недавних встреч с прекрасными представителями и представительницами подводного царства. "25 августа 1974 года в первом часу ночи житель деревни Александр Катаев шел по берегу реки Чусовой. Светила луна. Услышал: кто-то бултыхается в воде, подумал - большая рыба. Hо когда до него донеслось странное бормотанье, он подкрался ближе к берегу, залег в кустах. Метрах в пяти он увидел мужчину и женщину. Hо тут же понял, что это были не люди. Оба серого цвета, только у беременной самки волосы на голове сплошь в рыжих кудрях. "Мужчина" достал из кустов коробку из скрюченной бересты, протянул своей подруге. Они что-то ели, возможно, ягоды. При этом весело махали руками, дергали ногами, самка визгливо смеялась неестественным металлическим голосом. Стучали камнем о камень, искры летели, но огня не высекалось. Переговаривались звуками вроде "кы-кы", "ну-ну". Потом пошли в воду и поплыли бесшумно, были видны только головы. Переплыли реку и быстро полезли вверх по крутой скале. Затем исчезли в темноте.

В их краях, рассказывал впоследствии Катаев, ходит рассказ о том, что в пятидесятых годах, то есть лет тридцать тому назад, в сети рыбаков попал чертенок весь в шерсти. Его вытащили из сетей, но он так дико визжал, ревел и кусался, что его выпустили. Он сразу же убежал в реку. Жители вроде видели и сидящих на плотине у озера русалок. А вблизи этой деревни есть местность под названием Чертов Лог, куда ходить нельзя - там как-то пропал охотник вместе с собакой. Собрали народ, прочесали лес - ничего не нашли. А вот собаки с ними на поиски не пошли, чего-то забоялись..."

Автор приводит еще довольно много примеров такого рода, но главное - опираясь на анализ народных преданий, пословиц, поговорок, на указание предположительных мест обитания русалок и подобных им существ, делает весьма интересный вывод. Общий смысл его в том, что в глубинных карстовых пещерах, подземных полостях, войти в которые можно только через водные преграды (болота, реки, озера, водоемы) или через пещеры, щели, обитают некие земноводные млекопитающие с черно-желтобурым мехом.

Современная наука данных об их существовании пока не имеет. Hайти их - задача для любителей сверхъестественного и чудесного.

Hу а пока - приближается "русальная неделя". Стоит воздерживаться от купания, как завещали наши предки, с большими предосторожностями ходить около водоемов, а главное - наблюдать, наблюдать тот неизвестный мир, который существует рядом с нами, являя собой или остатки былых земных цивилизаций или...

В зависимости от локальных традиций русалки в русских народных мифологических рассказах предстают то маленькими девочками в красных платьицах, то красивыми девушками, то безобразными злобными старухами. "Русалки - бледнолицые, с зелеными распущенными волосами женщины, живущие в реках и озерах. В русалок, по народному мнению, обращаются обыкновенно души утопленниц, а также души детей, умерших некрещеными. Русалки по ночам выходят из рек и расчесывают свои длинные зеленые волосы, с которых струится вода. Если встретится с ними человек, то они или топят его, или же защекочивают до смерти". "Русалки - это обыкновенно те же деревенские девушки, пропавшие куда-то без вести, благодаря проклятию своих матерей. Они нападают на человека неожиданно и могут его защекотать до смерти" ."Во многих местах думают, что [русалки] - это дети, обмененные в то время, когда роженицу оставляют одну в бане и она лежит без креста, а ребенок подле нее спит некрещеным". Русалки могут "спутывать у рыбаков сети, у мельников портить жернова и плотины. Они могут насылать на поля сокрушительные бури, проливные дожди, разрушительный град; похищают у заснувших без молитвы женщин нитки, холсты и полотна, разостланные на траве для беленья". В отличие от европейской русалки, у восточнославянской русалки нет рыбьего хвоста. Живет она не только в воде - поверья северной, центральной и юго-западной России знают лесных русалок, качающихся на раскидистых деревьях и бегающих по полям.В Калужской губ. считается, что "русалки ходят всю Троицкую неделю", качаются на ветках, делают венки, связывают деревья. В полдень они купаются. Поэтому в эту неделю в это время купаться нельзя, защекочет насмерть". Согласно народным поверьям, русалки могут влиять на урожай и на растительность в целом. "Где они бегали и резвились, там трава растет гуще и зеленее, там и хлеб родится обильнее". В юго-западной России и сегодня рассказывают многочисленные истории о встречах с русалками в лесу. Часто русалка кладет на землю своего ребеночка - "русалёнка". Он лежит совсем голый, и если какая-нибудь женщина (или мужчина) пожалеет "русалёнка" и прикроет его чем-нибудь из своей одежды (платком, фартуком, юбкой и проч.), то из леса выйдет мать-русалка и спросит: "Чего ты хочешь: здоровья, денег или чтоб тебя люди знали?" Пожелавшие здоровья никогда не болеют и доживают до глубокой старости, кто мечтает о богатстве - вскоре находит клад или удачно выходит замуж (женится), а кто захотел, "чтоб его люди знали", - становится известным на всю округу знахарем. Еще и сегодня достаток многих женщин и лекарские способности знахарок объясняются тем, что они в свое время "прикрыли русалку". В некоторых деревнях юго-запада России русалками называют ведьм.



Инкубоны (Incubo или Incubus) — духи, которым римляне приписывали явления, русскими приписываемые домовому, т. е. набрасывание ночью на сонных, пугание их и т. п.

Греки также знали подобного духа и называли его Эфиальтом (наскакивающий). Римляне считали инкубонов за существа одной породы с Фавнами, Сильванами и т. п. Сладострастные сновидения, в особенности у женщин, приписывались также посещениям инкубонов. Как лекарство от удушения инкубонов служил цвет пэонии, собиравшийся с соблюдением суеверных обрядов по ночам. По другим поверьям, также напоминающим русских домовых, инкубоны считались хранителями домашних богатств, а также кладов, которые можно легко отыскать, если удастся стащить у Инкубона его шапку-невидимку.



Едва ли удивительно, что исключения из общего правила, а именно одна замкнутая священная ограда и небольшие бревенчатые капища, были обнаружены на территории покоренной Южной Галлии, ставшей римской провинцией в 121 году до н. э. В двух местах, в Моурисе (департамент Буш-де-Рон) и в Сен-Блэзе (департамент Альп-Маритимс), были найдены фрагменты ранних каменных святилищ, встроенные в галло-греческие строения IV века до н. э. В первой точке стела и перемычка двери были украшены стилизованными фигурами лошадей и всадников, выполненными в стиле скорее V века или ранее. А во второй точке каменный дверной косяк имел врезанные в камень ниши, в которых, судя по находкам в других местах, должны были размещаться черепа или отрубленные головы. В Рокепертузе (департамент Буш-де-1'ом) такое святилище располагалось на вершине пятиступенчатой лестницы, а перемычки поддерживались столбами с нишами для черепов, которые увенчивались большим скульптурным изображением птицы. В нем содержатся статуи сидящих на корточках людей (в натуральную величину). Такая поза соответствует кельтской традиции, что отмечает Посидоний и что видно на кельтских и романо-кельтских монументах. Такие же столбы с нишами для черепов и перемычками находились и в Провансе (Франция). Там они были связаны с пещерой и родником и были повторно использованы во II веке до н. э. В Салувии (Прованс) в оппидуме существовало весьма примечательное святилище. Его вход украшала старинная колонна, украшенная резными изображениями человеческих голов, в нишах которой находилось пятнадцать черепов взрослых людей. Некоторые из них были отсечены от высохших тел, а в нескольких даже сохранились большие железные гвозди, которыми они были ранее прибиты к какой-то деревянной конструкции. Это святилище было разграблено в 123 году до н. э., так что оно, а также остатки ряда крупных каменных скульптур с изображениями воинов и отрубленных голов должны были быть гораздо более древнего происхождения. Монументальные каменные скульптуры, созданные около VI века до н. э., встречаются то тут, то там в кельтском мире и несколько позже в долине Рейна. Например, так называемый Хиршландский воин из окрестностей Штутгарта. Существование культа отрубленной головы и черепа, в частности, подтверждается находками в других местах, в крепостях на холмах в Галлии и Британии, о чем свидетельствуют классические авторы. Любопытно отметить, что такие же варварские святилища в двадцати милях от Массалии почему-то остались незамеченными.

Необычайно редки и кратки упоминания в классических текстах о каких-либо культовых строениях в связи с кельтскими верованиями. Так, например, у Диодора Сицилийского лишь мельком говорится о «храмах и святилищах» или «капищах и священных оградах»; Светоний пишет о «храмах и святилищах» Галлии, разграбленных Цезарем. Согласно Плутарху, меч Цезаря был повешен аверниями в храме. А в повествовании Ливия, на которое ссылается Силий Италийский, рассказано, что тело Постумия было отнесено бойями в их «самый почитаемый храм», там обезглавлено, а из оправленного в золото черепа сделана чаша. Полибий упоминает о храме Афины на территории Инсубрии в Цизальпинской Галлии. К сожалению, мы не знаем, идет ли здесь речь о действительных сооружениях, или же мы имеем дело с литературным термином, подразумевающим цель, но не реальное здание с крышей. Впрочем, Посидоний весьма недвусмысленно описывает, как кельтские жрицы в храме на острове в устье Луары согласно ритуалу ежегодно срывали крышу со своего храма и затем заново покрывали его. Посидоний также повествует о том, как галльский вождь Ловерний (III в. до н. э.) «создал квадратную священную ограду», такую огромную, что в ней был устроен широкий пир. Возможно, здесь усматривается связь с большими прямоугольными оградами, которые мы рассмотрим позднее. К счастью, нам нет нужды рассматривать сейчас в этой связи ставший предметом многих дискуссий храм Аполлона у гиперборейцев, описанный в IV веке до н. э. Гекатием Абдерским (его цитирует Диодор Сицилийский). Хотя далее нам придется поговорить о самих гиперборейцах.

Возможно, лучшим примером храма или святилища, построенного из бревен, датируемого доримским кельтским периодом, является храм, раскопанный под лондонским аэропортом Хитроу.

В большом квадратном земляном ограждении, размером 450 х 450 футов, были обнаружены фундаменты одиннадцати круглых бревенчатых домов со следами проживания, относящихся примерно к IV веку до н. э. В некотором отдалении от них было найдено прямоугольное строение, представленное ямами под столбы и фундаментом массивного бревенчатого строения, состоящего из центрального почти квадратного здания, размером 18 х 15 футов, и окружающей его колоннады, 36 х 30 футов. Двойной квадрат в плане типичен для хорошо известных кирпичных и каменных храмов римского периода в Британии и на континенте. Поэтому их относят к классу романо-кельтских, хотя прямоугольные пропорции здания в раскопках под Хитроу напоминают греческие прототипы, притом что, разумеется, соответствие римским строениям позволяет отнести его к культовым сооружениям.

Романо-кельтский храм в Кот-д'Ор перекрывает ямы от более ранних столбов, возможно, кельтской постройки с центральным квадратом примерно такого же размера, как под Хитроу. Подобные же доримские столбы находятся под римско-кельтским храмом около Ворта (Кент) и под римским святилищем близ Трира.

Такая структура храма была достаточно распространенной, о чем свидетельствуют раскопки в Харлоу (Эссекс) и Вулитоне (Оксфордшир).

Наличие ряда небольших святилищ квадратной или круглой формы подтверждают ямы для столбов внутри маленьких квадратных земляных оград вблизи дорим-ских кельтских кладбищ в департаменте Марны.

Эти деревянные святилища чаще всего не более пяти футов в поперечнике. Их можно сравнить с подобными же квадратами с 4 столбами, 5*8 футов, в Нидерландах, которые приписывают капищам железного века, расположенным на месте более ранних построек, чье сооружение уходит в глубь 2-го тысячелетия до н. э.

Мнение, что эти простые четырехстолбовые структуры можно рассматривать как кельтские святилища, поднимает еще одну любопытную проблему при переходе к раскопкам, относящимся к железному веку в Британии, где такие же группы ям под столбы посреди поселений обычно трактовались как склады зерна на сваях. Поневоле задумаешься, не столь же сомнительным ли является не имеющее доказательств противоположное мнение о том, что это храмы. Речь идет о квадрате, стороной в 8 футов, к западу от романо-кельтского храма в Мэйден-Касле (Дорсет), с очагом внутри и подобным же очагом и местной керамикой в Марнхалле, также в Дорсете.

Здесь мы имеем дело с любопытным строением, видимо, римского периода, с углубленным основанием, 17 х 13 футов, которое считали жилищем, хотя, возможно, гут мы имеем дело скорее с культовым сооружением. Маши объяснения выглядят более удачно, когда мы обращаемся к маленьким квадратным, круглым или полукруглым постройкам на столбах, предшествующих римским каменным зданиям в знаменитом Прилегающем храме в Трире, и, по всей видимости, являются их кельтскими предшественниками. Неподалеку оттуда, в Рук-вейлере, такого рода круглые, полукруглые и овальные следы столбовых построек связывают с поздним доримским кельтским кладбищем. Храмом считают и оппиди-ум в Норвиче.

В Фрилфорде (Оксон) мы снова видим округлую столбовую ограду, предшествующую романо-кельтскому храму в форме двойного квадрата. Святилище внутри широкого рва с ямами для столбов, видимо, также имеет культовый характер (с жертвоприношениями в виде плужного лемеха и ритуальных изображений меча и щита).

В Мэйден-Касле круглая постройка железного века предшествует овальному римскому храму. Такие римские храмы на кельтской территории в Галлии и Британии, вероятно, повторяли местные прототипы, бревенчатые постройки либо открытые святилища, огражденные рвами. Недавние раскопки в Колливес-Грейт-Вуд (Нортантс) обнажили комплекс романо-британских капищ, октагональных, гескагональных или круглых в плане построек, вполне возможно бескровельных.

В нескольких милях отсюда, в Бригстоке, расположено многоугольное и круглое святилище, относящееся к III—IV веку н. э., причем первое стоит над кольцевым рвом, скорее всего, доримского происхождения, а последнее, судя по всему, связано с романо-кельтским культом «коня и всадника».

В Уинтертоне (Линкольншир) найденную при раскопках круглую постройку начала II века н. э. с четырьмя постаментами колонн в центре производитель раскопок счел жилым зданием традиционно римского типа. Но и тут его также вполне возможно интерпретировать как святилище. Таких раскопов доримского происхож-и пня довольно много, хотя круглый храм в Рутланде (Неликобритания) представлял собой сначала деревянную постройку, позже замещенную каменной, причем не ранее начала I века н. э.

Некоторые весьма любопытные остатки местных погребений включены в римские кремационные захоронения начала II века н. э. Они окружены тесно поставленными деревянными столбами, вкопанными в канавы (Овертон-Даун в Уилшире, а также на подобных раскопах на территории Нидерландов). Особо интересным примером храма местного типа в Британии — впрочем, не кельтского, а германского — является круглое святилище близ Хаустедса у стены Адриана.

Карта размещения Романо-кельтских храмов, круглых и в форме двойного квадрата

Это грубая постройка, всего 17 футов в диаметре, датируется началом III века н. э. Эта оценка связана с находкой массивного каменного навершия двери и дверного косяка с надписями, а также двух алтарей с посвящениями от германских легионов римской армии. Больший алтарь посвящен Марсу Тингсу и его спутницам Alaisiagae, популярной тевтонской триаде. Как мы уже видели, интерпретация назначения построек бывает недостаточно обоснованной, так что всегда остается возможность иного толкования, как было в случае с раскопом городища VII—VI века до Н. э. в Голдберге (Южная Германия). Там при раскопках было обнаружено большое поселение, состоящее из квадратных деревянных построек, — дома, амбары, хлевы, — а в одном углу, поодаль от хозяйственных строений, в прямоугольном бревенчатом ограждении находились два здания более массивные, чем остальные. (За исключением еще одного, расположенного также на краю городища.) Их посчитали жилищами вождя, но остались сомнения: не были ли эти строения храмами внутри священной ограды? Мы не можем решительно утверждать ни то ни другое. Таким образом, этот раскоп в Голдберге являет нам яркий пример неоднозначности наших толкований. Другим подобным примером является Кастерли в Уилтшире.



В Юрском округе Франции Волкодлаки были обычным явлением: Пьер Бурго из По-линьи (1521), Жиль Гарнье из Доля (1573) и 4 члена семьи Гандильон из Сен-Клода (1598) — две сестры, брат и его сын. История последних имеет особое значение, поскольку она зафиксирована очевидцем, судьей Боге.

Перинетта была бедным слабоумным существом, которая вовсе не сомневалась в том, что она — волк. Она встретила свою смерть следующим образом: 16-летний Бено Бидель из Найзана взобрался на дерево, чтобы сорвать фрукт, оставив свою младшую сестру сидеть у дороги. На девочку напал бесхвостый волк, и Бено спрыгнул с дерева, чтобы спасти сестру. Во время борьбы волк вырвал нож у Бено и вонзил ему в шею. Подросток заметил, что вместо передних лап у этого волка были человеческие руки, и смог рассказать об этом прежде, чем умер от ран. Перинетту обнаружили на месте преступления разъяренные крестьяне и, виновную или нет, разорвали на куски.

Вторая из Гандильонов, Антуанетта, кроме того, что была ликантропом, как утверждалось, могла выть, посещать шабаш и спать с дьяволом, приходившим к ней в виде козла.

Брат Пьера был обвинен в колдовстве, вызывании града, заманивании детей на шабаш, превращении в волка, в убийстве и поедании животных и людей. Под угрозой применения пытки он признался, что

«Сатана одел их в волчью шкуру, которая полностью покрыла их, и они вчетвером отправились бегать по окрестностям, охотясь то за людьми, то за животным, в соответствии с требованиями их аппетита. Они признались также, что длительный бег их утомлял.

Однажды, в Страстной четверг, Пьера видели лежащим в постели в каталептическом состоянии, а пробудившись, он рассказал, что был на шабаше волков. Его сын Георг признался, что намазался мазью и превратился в волка; вместе со своей теткой он загрыз двух козлов».

Боге, как председательствующий на сессии в Сен-Клоде, посетил трех ликантропов в тюрьме:

«Вместе с нашим писцом лордом Клодом Менье, я видел всех четверых, и приказал им принять тот облик, в котором они бегали в полях, но они сказали, что не могут превратиться в волков, потому что у них нет больше мази, и что они потеряли эту способность, когда были арестованы. Я заметил также, что у них поцарапаны лица, руки и ноги, и что Пьер Гандильон обезображен так сильно, что едва имел какое-либо сходство с человеком, и внушал страх тем, кто смотрел на него».

Если говорить серьезно, то подобное свидетельство просто говорило о том, что заключенные безумны. Тем не менее, все трое — Антуанетта, Пьер и Георг — были осуждены и сожжены.



Смоленское кладбище, расположенное на Васильевском острове, -- одно из самых больших и старейших кладбищ Санкт-Петербурга. Название его предположительно связано с тем, что здесь, в топкой и заболоченной местности, недалеко от взморья селились переведенцы из Смоленских земель, пришедшие на строительство Петербурга. Но это лишь версия. Название кладбища, как и реки Смоленки (бывшей Черной речки), закрепилось после сооружения храма во имя Смоленской иконы Божьей Матери.

У истока из Малой Невы Черной речки в 1710-е годы находился острог военной канцелярии. Поблизости узников и хоронили, не снимая цепей. Это были первые захоронения будущего Смоленского кладбища, официальное упоминание о котором впервые появилось в Указе Синода от 23 октября 1738 года.

В настоящее время оно занимает площадь около 50 га.

У Смоленского кладбища непростая история, хранящая множество тайн и легенд.

Об одном удивительном случае поведал житель Васильевского острова Виктор Сергеев. Вот его рассказ.

ПРИЗРАК

В детстве я жил на Детской улице, 62. Это напротив Смоленского кладбища. Мы с ребятами часто ходили туда гулять. Смотрели, как к часовне Ксении Блаженной (хоть она и закрыта была) люди приходили, отковыривали от стен известку и тут же жевали. Излечиться хотели. Говорят, некоторым помогало.

Но в основном несли записки, в которых иногда деньги заворачивали, и засовывали их в щели. А мы эти записки пинцетом вытаскивали и деньги -- 10, 15, 20 копеек, а то и полтинник -- брали и тратили на кино и мороженое, а записки читали и выбрасывали. Чего только в этих записках не просили: здоровья, денег, вещей, историю КПСС сдать или в любви помочь, а иногда такую ахинею, что и говорить неудобно.

Однажды, правда, желание из записки сбылось. Учился у нас в классе Сергей Аксененко. Перед экзаменом каким-то попросил Ксению, чтобы помогла ему вытащить билет ╧ 6, потому что он только его выучил. И вытащил! Получил свою тройку.

А вот другой случай вспоминаю с ужасом. Я тогда учился в пятом классе. Это был конец сентября 1963 года. Под вечер я и мои приятели Витя А. и Саша Ф. пошли на кладбище собирать серу с разрушенных надгробий. Мы выковыривали ее перочинными ножами и поджигали, смотрели, как она красиво горит ярко-голубым пламенем.

В тот раз, наковыряв серы в спичечные коробки, мы решили залезть на дерево, чтобы укрыться от дождя. Пока забирались, вокруг никого не было. А тут вдруг смотрим -- по направлению к нам женщина идет. Мы почему-то разом притихли и стали наблюдать за ней. Она была в дождевике с капюшоном, на ногах -- короткие резиновые сапоги, в руках -- две большие сумки.

Женщина подошла к могильной раковине метрах в восьми от нас и поставила сумки на землю. Нас она не видела, потому что мы были на высоте 2,5--3 метров. Витя вдруг выронил свой коробок, он с шумом ударился о дерево и упал на землю. Женщина подняла голову и посмотрела на нас.

Мы остолбенели -- лица под капюшоном не было, лишь черный провал, пустота! В ту же секунду она исчезла, растворилась, будто ее и не было. У меня волосы встали дыбом и мурашки побежали по всему телу. Ребят тоже трясло. Дрожа от страха, мы спустились на землю, чуть не свалившись в водоем, бывший воронкой то ли от авиабомбы, то ли от крупного снаряда. Хотели было бежать, но не смогли, ноги как одеревенели.

Саша сказал, что нам это, наверное, привиделось. С трудом мы заставили себя подойти к тому месту, где только что видели женщину. На дорожке не было никаких следов, но с дерева мы четко видели отпечатки от ее сапог. Вот тут уж мы припустили с кладбища и несколько дней там не появлялись. Боялись даже говорить об этом.

Позже я неоднократно бывал на том месте, где исчезла женщина, но больше никогда ничего подобного не видел.

Одного из моих тогдашних спутников после окончания 8-го класса во время праздника "Алые паруса" сбросили с моста на проплывавшую по Неве баржу, и он разбился. Другой надолго "прописался" в местах заключения. А у меня начались большие нелады со здоровьем, и стали происходить странные вещи.

Однажды я чуть не утонул, запутавшись в рыболовных сетях. В другой раз прямо перед носом разбился телевизор, упавший с девятого этажа, когда я проходил мимо. Встречный мужчина аж побелел и сказал: "Ну, парень, повезло тебе!"

Не знаю, связано ли все это с тем случаем, но иногда я об этом почему-то подумываю...

МАГНИТНОЕ ПОЛЕ "ДАВИТ" НА МОЗГИ

Я попросила прокомментировать этот рассказ психолога Бориса Прохорова.

-- Как же рационально объяснить, откуда могут взяться призраки* и привидения? Наиболее удачно, на мой взгляд, появление фантомов** объясняет канадский нейрофизиолог Майкл Персинджер. Он собрал 203 сообщения о явлениях призраков за последние 37 лет и сопоставил их с геофизическими данными о магнитной активности в соответствующие дни. Выяснилось, что, как правило, фантомы предстают перед изумленными или испуганными людьми во время высокой геомагнитной активности, в периоды магнитных бурь.

Исследователь считает, что галлюцинации*** вызываются действием магнитного поля на височные доли мозга. Чтобы проверить это, он помещал добровольцев с завязанными глазами в изолированную комнату и время от времени пропускал магнитное поле через их височные доли, причем испытуемые не знали, когда включалось магнитное поле. Оказалось, что при его включении люди часто видели в темноте нечто напоминающее человеческую фигуру.

То, что все трое мальчиков "видели" одно и то же привидение, произошло, возможно, потому, что перед этим был разговор, который мог "навеять" подобное видение****. И это был именно фантом, а не живой человек -- никаких следов, по их словам, на мягкой грунтовой дорожке не осталось.

*Призрак -- то, что мерещится (С. Ожегов).

**Фантом -- другое название призрака.

***Галлюцинация -- зрительный образ, кажущийся реальным, хотя физически он на самом деле не существует.

****Видение -- обозначение любого привидения, будь то призраки людей, животных или неодушевленных предметов.



«Один поселялин из Роденкирхена, по имени Вильде, нашел однажды, на горе, где часто плясали эльфы, крошечный стеклянный башмачок. Он быстро поднял его, сунул в карман и пустился бежать домой, крепко придерживая рукой то место, где под одеждой лежала драго-ценная находка. Вильде был малый хитрый и смышленый. Еще в детстве слыхал он от бабушки, что эльфы обыкновенно носят во время своих ночных плясок на земле маленькие стеклянные башмачки; что кто из них потеряет такой башмачок, тот не смеет участвовать в плясках, пока башмачок не найдется, и должен бывает своими маленькими нежными ножками хо-дить по острым камням и крупному песку; что если случалось людям на-ходить эти башмачки, то эльфы ничего не жалели на выкуп их. Вот почему бежал Вильде во весь дух домой и крепко придерживал рукой стеклянную диковинку, побрякивавшую у него в кармане. Ровно в полночь вышел Вильде к девяти холмам, где жили эльфы, и громко закричал: Только уже спустя несколько месяцев его жена и дети открыли в дальнем углу подвала несколько ящиков, полных светлыми червонцами, и зажили себе припеваючи».


Известный мореплаватель и открыватель новых земель Генри Гудзон, плавая неподалеку от Новой Земли, в корабельном журнале своей рукой записал: "Сегодня утром один из моей команды, выглянув за борт, заметил русалку. Тогда он стал звать остальных и пришел еще один. Русалка между тем подплыла к кораблю совсем близко и внимательно разглядывала их. Немного погодя, волна ее опрокинула. От пупка и выше ее спина и грудь были, как у женщины... у нее была очень белая кожа, длинные черные волосы свисали назад; нижняя часть ее тела завершается хвостом, как у морской свиньи или дельфина, но блестящим, как у макрели. Имена матросов, которые ее видели, Томас Хилс и Роберт Райнар. Дата: 15 июня 1608 г.".

Записал это в корабельном журнале, повторяю, тот самый Гудзон, ответственный и авторитетный путешественник и географ, чье имя носят залив в Канаде, река и пролив, открытые им.

О встречах с русалками упоминали в своих записках Колумб и некоторые из его спутников.

Исландская летопись "Speculum Regale" (XII век) так писала о них: "У берегов Гренландии встречается чудовище, которое люди называют "Маргигр". Существо это до пояса выглядит, как женщина, у нее женская грудь, длинные руки и мягкие волосы. Шея и голова у нее во всех отношениях такие же, как у людей. От пояса же и ниже чудовище это подобно рыбе - у нее рыбий хвост, чешуя и плавники".

В те годы, когда о встрече с русалкой писал Гудзон, такие встречи в тех же краях случались, похоже, не так уж редко. Капитан английского флота Ричард Уитбурн писал в своих мемуарах: "Не могу не сказать несколько слов о странном существе, которое я встретил впервые в 1610 году. Рано утром, когда я стоял на речной стороне в гавани Св. Иоанна в Ньюфаундленде, удивительное существо очень быстро подплыло ко мне, радостно глядя мне прямо в лицо. У него было лицо женщины; глаза, нос, рот, подбородок, уши, шея и лоб были пропорциональны и очень красивы. На голове ее было много синих полосок, напоминав ших волосы, но, несомненно, это не были волосы. Я и человек из моего экипажа, что был тогда со мной и который жив и сейчас, разглядывали существо это довольно долго. Когда оно было приблизилось к нам поближе, я, опасаясь, чтобы оно не бросилось на меня, отступил назад, оставаясь от него на длину копья. Дело в том, что в плавании я видел не раз, как большие киты и другие огромные рыбы выскакивают из воды, подпрыгивая высоко. Отступая назад, уверяю, я только это имел в виду. Существо же это, заметив, что я отступил, нырнуло и поплыло к месту, где я высадился какое-то время назад. При этом оно часто оборачивалось на меня. Я же теперь смог рассмотреть его плечи и спину до пояса, которые были квадратны, белы и гладки, как у человека. Каким тело его было спереди, от шеи и ниже, я рассмотреть не мог.

Какое-то время спустя это же существо подплыло к лодке, в которой был в тот момент мой слуга Хоридж, ныне капитан Ост-Индской Компании. Существо ухватилось двумя руками за край лодки и пыталось в нее забраться. Бывшие в лодке перепугались, и один из них со всей силы ударил его по голове. Тогда оно оставило их в покое. Позднее оно приблизилось еще к двум лодкам в той же гавани, которые стояли у берега. Моряки в страхе выскочили на берег и оттуда на него смотрели.

Я предполагаю, это была русалка или водяной. Поскольку другие писали о таких существах, я решил рассказать то, что видел сам и что есть самая истинная правда".

Петр I в бытность свою в Голландии увидел гравюру с изображением русалки в одной из книг. Конечно, нужно было быть тем, кем он был, чтобы заинтересоваться этим настолько, чтоб разыскать издателя и попросить его уточнить у автора, какие есть у него доказательства, что русалки действительно существуют.

Автор книги, главный администратор церквей в колониях, ответил незамедлительно. "1 мая 1714 года, - писал он, - при ясной спокойной погоде я видел сам на расстоянии примерно в три длины корабля какое-то человекообразное существо, обитателя моря, голубовато-серого цвета. Оно поднималось над уровнем моря, и на голове его было что-то вроде рыбацкой шапки или нароста из мха. Кроме меня видел его весь экипаж. Существо это было обращено к нам спиной, но оно почувствовало, видно, что мы приближаемся, нырнуло под воду и больше не появлялось".

"... Как подтверждение того, что твари, подобные той, что изображена на гравюре, действительно существуют, - продолжал он, - позволю себе сослаться на свидетельство, которое совершенно достойно доверия. В 1652 или в 1653 году лейтенант, бывший на службе компании, видел два таких существа в заливе возле островов Керам и Боэро, департамента Амбоина (нынешняя Индонезия. - А. Г.). Они плыли рядом, что давало повод предположить, что были они женского и мужского пола. Через шесть недель в том же месте они появились опять, и видели их теперь человек пятьдесят. Существа эти были зеленовато-серого цвета и от головы до пояса имели совершенно человеческую внешность и руки, нижняя же часть тела у них сужалась, сходя как бы на нет".

Завершал свой ответ главный администратор весьма галантно. "Если бы в распоряжении моем оказалось подобное существо, - писал он, - я бы его от всего сердца подарил бы Вашему Царскому Величеству, чей интерес к любопытным предметам заслуживает всеобщей похвалы".

Имеется много и других свидетельств подобных встреч, свидетельств более поздних и не менее убедительных. В "Таймсе" 8 сентября 1809 года опубликовано письмо директора школы в городке Сурсо, Шотландия. В письме он рассказывал, как вместе с несколькими спутниками, "будучи в трезвом уме и доброй памяти", видел русалку, которая расчесывала волосы на уступе скалы. Через несколько минут она нырнула в море и исчезла. "Должен заметить, - продолжал он, - что до того, как я увидел это собственными глазами, мне нередко случалось слышать такие рассказы, причем от лиц, в чьей правдивости я никогда не позволил бы себе усомниться. Но тогда, как и многие, я не был склонен верить этим свидетельствам. Должен признаться, что только когда я увидел сам этот феномен, я убедился в его реальности. Я буду рад, если это мое свидетельство будет способно в какой-то степени утвердить факт реальности этого феномена, который натуралистам представляется невозможным, или поколебать скептицизм других, готовых оспаривать все, если только они не видели этого собственными глазами".

Свидетельств такого рода слишком много, чтобы на них просто махнуть рукой. Иногда очевидцев было несколько, некоторые заверяли свои показания у нотариуса, а другие подкрепляли их клятвой на Библии.

В нескольких случаях русалок удалось освидетельствовать более досконально. 31 октября 1881 года американские газеты сообщили о том, что в заливе выловлено тело русалки. Находку доставили в Новый Орлеан, где выставили на всеобщее обозрение.

"Это морское чудо хорошо сохранилось, - писал репортер бостонской газеты, сам внимательно осмотревший русалку. - Голова и тело ее убедительно показывают женское ее начало. Черты лица, глаза, нос, зубы, руки, груди и волосы - все это совершенно человеческое. Волосы на голове светлые, шелковистые, несколько дюймов в длину. Кисти рук завершаются, однако, не пальцами с ногтями, а когтями, напоминающими когти орла. Выше пояса она представляет собой полное подобие женщины. Ниже пояса тело этого существа совершенно такое же, как у кефали, что водится в здешних водах, - чешуя, плавники и точно такой же хвост.

Многие опытные рыбаки и рыболовы-любители освидетельствовали ее и в один голос сказали, что ничего подобного в своей жизни они не встречали. Ученые мужи точно так же оказались в полной растерянности. Их заключение было, что, поскольку русалка - сказочный персонаж, они не берутся классифицировать ее или отнести к какой-то известной группе живых существ".

В 1830 году в Британском музее для обозрения выставлена была мумия русалки. А в Королевском медицинском колледже многие годы хранились две мумии или чучела русалок. Обе они сгорели во время Второй мировой войны, когда в здание попала бомба.

И хотя сегодня в сознании многих русалка не больше чем сказочный персонаж, свидетельства о встречах с ними известны со времен незапамятных, со времен Древнего Египта и Вавилона. Древнегреческий историк Мегасфен подробно писал о русалках. Плиний Старший, римский ученый и энциклопедист, в своей "Естественной истории" описывал их.

О русалках знали на Дальнем Востоке, в Китае. И в Америке - тоже, задолго до появления европейцев. На наскальных изображениях здесь встречаются фигуры женщин с хвостом вместо ног.



В восточнославянской мифологии дух дома. Обычно представляет собой небольшого старичка с лицом, покрытым шерстью. Может быть также на одно лицо с хозяином дома. Его деятельность скорее полезна обитателям дома и связана с поддержанием благополучия в хозяйстве. Обычно домовых задабривали небольшими «жертвами» — клали немного еды за печь, где, по поверьям, обитают домовые. При переезде на новое место необходимо было особым ритуалом уговорить домового переехать вместе с хозяевами. В противном случае людей ожидали всяческие неприятности и лишения. Кроме того, если хозяева дома были почему-либо неприятны домовому или не относились к нему с должным почтением, он мог мстить людям, вредя их домашнему хозяйству. Хотя считается, что домовой живет непосредственно в доме, где, как правило, висят иконы или распятие (чего не может вынести ни один из представителей нечистой силы), да еще и любит полакомиться солью (что также неприемлемо даже для ведьм), тем не менее домовой является именно нечистой силой, только не такой вредоносной, как ее типичные представители. У Роулинг домовые превратились в своеобразный гибрид непосредственно домового и эльфа. Таким образом, на свет появились домовые эльфы, у которых есть черты, присущие этим обоим сверхъестественным существам.

Домовые эльфы имеют внешность эльфов (скорее пикси), но сфера их деятельности находится исключительно в компетенции домовых — они ведут домашнее хозяйство в семьях своих хозяев. Вместе с тем у домовых эльфов есть ряд существенных отличий как от эльфов, так и от домовых. «Настоящие» эльфы владеют Древней магией, гораздо могущественнее людей и относятся к ним с презрением. Эльфы никогда не живут вместе с людьми и уж тем более не находятся у них в подчинении. Данным же несчастным созданиям запрещено даже пользоваться волшебной палочкой, они полностью бесправны и находятся в полной зависимости от своих хозяев, чтобы не сказать в рабстве. «Настоящие» домовые помогают людям только по своему усмотрению (могут и, наоборот, вредить), требуют уважительного к себе отношения (ритуалы по «задабриванию» домового) и в целом опять же скорее человек находится в некоторой зависимости от капризов «дедушки-соседушки». Но так же как и домовый эльф, домовой не может жить без людей — своих хозяев. Считалось, что, если дом сгорит на пожаре или будет оставлен людьми в силу других причин, домовой будет горько плакать и выть, если его не пригласить в новый дом. Так же и домовые эльфы Роулинг переживают настоящую трагедию, лишившись своих хозяев (например, Винки).



«Этот домовой жил в замке несколько лет. Владелец Худемюлена сначала испугался нового своего соседа и вздумал уехать от него, предоставив ему на некоторое время весь свой замок. С огромной свитой выехал он из своих владений и поехал в ближайший город. Во все время пути рядом с его повозкой вилось и летело по воздуху легкое белое перышко. Едва успел барон приехать в город и остановиться со всей своей свитой в доме одного своего приятеля, как между людьми обоих баронов начались такие ссоры и драки, что хозяин прямо высказал гостю свое неудовольствие и нежелание видеть его в своем доме. Обиженный барон Худемюлеп нс знал, куда и голову приклонить и как уладить дело со своим приятелем. В ту минуту как, сидя на постели, он обдумывал, что ему оставалось делать, позади себя услышал он очень знакомый голос замкового домового-эльфа: — Это я, Хинцельман, твой домовой! — Ты как сюда попал? — закричал гневно барон, обеспокоенный не вовремя. —Хе! Хе! Хе! Не извольте горячиться, барон! — продолжал Хинцельман. — Ведь вы в моей власти. Ведь это я всех заставил передраться и перессориться и поставил вас в затруднительное положение; а все за то, что вы вздумали убежать от меня. Не убежите, любезнейший барон: я всю дорогу летел за вами в виде белого перышка и от вас не отстану, так уж лучше вернитесь в свой замок: Вы увидите, что я вам худа не желаю! Барон должен был повиноваться эльфу и согласился вернуться в свой замок, а Хинцельман тотчас прекратил все ссоры челяди и помирил обоих баронов. В замке был он после этого происшествия в таком почете, что ему в верхнем этаже даже отвели, по его требованию, особую комнату, в которой поставлены были для него маленькие стулья, кроватка и столик. На этот столик ставила каждый вечер кухарка, с которой эльф очень подружился, его любимое кушанье па блюде н каждое утро уносила его дочиста вылизанным. Хинцельман никому не делал зла, но никому не спускал и обиды. За дворней барона он присматривал так зорко, что никаким порокам нельзя было в ней заводиться: чуть только подмечал он, что кто-нибудь из людей барона был нечист на руку, или сварлив, или слишком любил крепкие напитки, он выходил из себя, бранился, кричал и всюду преследовал виноватого невидимыми палочными ударами, которые сыпались на него градом и не давали ни днем, ни ночью покоя. Многим из окружавших его этот эльф предсказывал будущее удивительно верно, многих вовремя предостерегал от опасности. Так, например, советовал он одному офицеру, приехавшему к барону в гости, оставить на некоторое время охоту и не стрелять из пищали. Тот посмеялся над его словами и на другой же день отправился на охоту; но едва только приложился он и вздумал выстрелить в оленя, пищаль его разорвало и самого его жестоко ранило ее осколками. — Послушался бы ты меня, так ничего бы этого и не было! — прокричал над его ухом голосок Хинцельмана, в то время как тот без чувств падал на землю. Хинцельман в бытность свою в замке всего более любил играть с шутом и с детьми, собиравшимися во дворе замка из окрестностей. В виде прекрасного ребенка вмешивался он в толпу их и забавлял их, выдумывая самые замысловатые игры. Но никто из жителей замка не видел его в настоящем виде, потому что он никому в нем не являлся. Его друг, кухарка, долго упрашивала его явиться ей и дать на себя насмотреться вдоволь. Он долго не соглашался, наконец сказал ей: — Хорошо, я тебе завтра явлюсь в погребе; приходи туда райо поутру и приноси с собой два ведра воды. Кухарка на другой день чуть свет поднялась, взяла два ведра воды и пошла в погреб. Отворяет дверь, оглядывается — никого нет. Взглянула себе под ноги и видит — лежит на льду нагой ребенок; в сердце у него — нож, и кровь широкой струёй течет по его нежному телу, образуя около ребенка большую и темную лужу. Кухарка вскрикнула и упала без чувств, а Хинцельман, явившийся ей в этом страшном виде, схватил оба ведра, облил ее водой и тем привел в чувство. — Не будь в другой раз любопытна! — закричал ей на ухо эльф, когда она очнулась».


© 2012 Мир народной медицины | Все права защищены.Копирование материалов запрещено
Яндекс.Метрика