Невероятное » Страница 8
Главная Обратная связь Добавить в закладки Сделать стартовой

Вначале — вот такое письмо. «Каждое лето я езжу в леса под Тамбовом охотиться на волков. Эти кровожадные животные в последнее время буквально терроризируют местных жителей, и мне, как и многим другим охотникам, еще и платят за каждого убитого волка. Состоялась такая поездка и в этом году. Вышли мы в один из будних дней вместе с Дарси, моей собакой, из автобуса на лесной дороге и сразу углубились в непроходимую глушь. К вечеру я развел костер, поел, что с собой взял, подбросил в огонь дров и лег спать. Спал часа три, не больше. Что-то заставило меня открыть глаза. Костер уже затухал. Дарси сидел рядом со мной и рычал. Таким я его еще не видел: шерсть грозно топорщится, глаза и клыки блестят в темноте. Он смотрел куда-то в ночную чащу. — Что там, Дарси? — спросил я, поднимая ружье. Здесь, рядом, вполне могла оказаться стая волков, встреча с которой ночью не сулила мне ничего хорошего. Однако ничто не нарушало тишину, и я слегка успокоился: вероятно, какой-нибудь зверь прошел недалеко и собака учуяла его. -" Ну, ну, Дарси, успокойся! — похлопал я собаку по спине. — Тебе, наверное, показа . Резкий свист вдруг прервал тишину. Это было так неожиданно, что я чуть не всю вскрикнулкнул. Свист был явно человеческим. Почти сразу за свистом раздался вой волка. За ним завыл другой, третий... И, наконец, остатки тишины разорвали десятки подобных голосов. Дарси как с цепи сорвался, и я еле сдерживал его. Уже через минуту вой стих, и тишину больше не нарушало ничего, кроме испуганного хлопанья крыльев сонных птиц. Свист я слышал совсем и, когда немного пришел в себя, решил пойти в ту сторону. Возможно, требовалась моя помощь. Подбросив в костер дров, чтобы не заблудиться, я взял ружье наперевес и осторожно стал пробираться сквозь частые деревья. Идти буквально в ста шагах оказалась поляна, по которой метались какие-то странные тени. Было полнолуние, и, присмотревшись, я понял, что это волки. Дарси уже не рычал. Он скулил и, дрожа, жался к моей ноге. Я тихо опустился на землю. Волков было много: я даже сбился со счета. Они все время бегали по кругу около чего-то, что я никак не мог разглядеть. Это было похоже на большой камень, но, что самое ужасное, он издавал звуки, которые ни с чем нельзя было спутать, несомненно, это была человеческая речь. Внезапно этот камень как бы разломился, и я перед собой увидел... человека! Он был старым и седым, на плечи была наброшена большая серая накидка, которая и создавала иллюзию камня. Старик раскинул руки, поднял седобородую голову к небу и затянул какую-то дикую звериную песню. Казалось, он молился луне. Меня обуял ужас; волки не трогали его. Они остановили свой ритуальный бег и, тихо поскуливая, как щенки, стали подползать к его ногам, он, не обращая на них внимания, продолжал свою первобытную песню Вдруг он присел. Волки на мгновение закрыли его своими телами и вот... старца уже нет, а на его месте — огромный белый волк! Он обежал поляну и бросился вон, а за ним — вся стая. Что это было: сон, бред, мираж? Я тихо позвал Дарси, но он не отозвался. И сколько я потом ни высвистывал его, он так и не появился. Я дошел до костра, собрал свои нехитрые пожитки и с первыми лучами солнца покинул этот странный лес. Позднее я узнал, что с того самого времени волки в округе стали просто невыносимы и уже не ограничивались нападениями на домашний скот. На них устраивали облавы, но какое-то сверхъестественное чутье помогало волкам ускользнуть. Они всегда знали, где их ждут охотники. Говорят, что вожаком их был большой белый волк. «матвеич» Волк, хитрый и умный, с острыми клыками и горящими красными глазами, крадущийся в ночи, наводил страх на первобытного человека, как он наводит его — это видно по письму — и до сих пор на людей, оказавшихся в глухих уголках земли. Своими кровавыми делами и многочисленными загубленными человеческими жизнями волк обеспечил себе мрачное место и в естествознании, и в фольклоре. Страх перед волком в древние времена и в средние века трансформировался в представление о еще более страшном звере, некоем существе, мужчине или женщине, превращающемся в подобие волка, который бежит в ночи, одержимый жаждой крови, сея ужас и смерть. Многие из этих ликантропов были бессознательными жертвами напасти, превращавшей их против желания в зверей и подвигавшей на вызывающие дрожь деяния. Вакханалия казней вВосточной Европе, как мы видели несколькими главами раньше, обусловливалась лицемерными призывами к праведности и нравственной примитивностью суеверного века, когда сосед оговаривал соседа, муж — жену, жена — мужа, а публичный осведомитель почитался ли не за героя, выполнившего свой гражданский и религиозный долг. В те давние времена люди делали мало различий в своем сознании между оборотнем и самим — так велик был страх, который вызывали тот и другой Еще меньше различали они оборотней и несчастных жертв болезни, поражавшей в средние века множество людей. Теория доктора Иллиса о редкой форме порфирии вполне убедительно объяснит появление некоторых «оборотней», которые, будучи арестованными и не признанными больными, вполне могли вызывать и поведением массовые психозы. Напомним: порфирия — состояние врожденное и редкое, наблюдалось оно во многих частях мира. Но в средние жертве наследственной болезни вместо медицинской помощи была уготована смертная казнь. И наконец, еще одна составляющая легенд об оборотнях: одичавшие дети-волки, девочки и мальчики, воспитанные зверями в лесах или джунглях. Мы с уверенностью можем сказать, что жестокое обращение с ними тоже вызвано страхом перед оборотнями. Ребенок-волк имел ужасный вид, он неистово сражался за свою свободу и без колебаний бросался на любого -— человека или животное, кто тревожил его в лесу, и, как настоящий оборотень, испытывал тягу к луне: ночью он становился беспокойным и выл, глядя на нее. Поэтому естественно, что крестьяне, встретив в лесу такое существо, инстинктивно пугались, представляя его оборотнем, монстром, с которым их предки были знакомы сотни лет



Существовало два понимания идеи Антихриста. Одно из них, предполагавшее, что антихристами являются все грешники, было основано на соборных посланиях Иоанна: «Дети! последнее время. И как вы слышали, что придет антихрист, и теперь появилось много антихристов, то мы и познаём из того, что последнее время» (1 ИОАН. 2:18). Эту точку зрения поддерживали некоторые богословы, например, Исидор СЕВИЛЬСКИЙ, утверждавший В «ЭТИМОЛОГИЯХ» (8:11): «Тот есть антихрист, кто отрицает Господа Христа». Однако под влиянием трактата западнофранкского аббата Адсо Дервенского (Адсо из Монтье-ан-Дер, ок. 910—992) «О месте и времени Антихриста» такое понимание было почти полностью вытеснено персонифицированной трактовкой, согласно которой Антихрист — единичное существо, взлелеянное дьяволом к моменту конца света, дабы предотвратить наступление Царства Божьего.

Все же и персонифицированное понимание Антихриста не исключало своеобразную множественность антихристов, которые трактовались как воплощения-предвосхищения главного и последнего Антихриста, в соответствии с принципом «все злодеи суть фигуры и образы дьявола» (ВИР, ОБ ОБМАНАХ, гл. 21, § 28). Средневековое историческое мышление, читавшее историю наоборот — от конца к началу, видело в исторических или библейских личностях лишь «фигуры», метафоры конечных смыслов, как они будут явлены в великих эсхатологических событиях Конца света. Одним из таких великих смыслов и был Антихрист, который уже многократно посылал в историю своих «фигурантов», многократно предвосхищался в исторических злодеях. Фома Аквинский утверждает об Антихристе, что «все прочие злые люди, которые ему предшествовали, суть как бы образ Антихриста» (СУММА ТЕОЛОГИИ, ч. 3, вопр. 8, ст. 8). Таким образом, характерные для Средневековья «два представления о приходе Антихриста — он должен явиться непосредственно перед вторым пришествием Христа и он уже явился в виде многочисленных антихристов» — были лишь «внешне полярными» (ЭММЕРСОН, 63); средневековый человек не усматривал между ними противоречия.

Наиболее популярной из фигур-предвосхищений Антихриста был Симон Маг (ДЕЯН. 8:9-24), которого сравнивали с пророками, предвестившими явление Христа (ЭММЕРСОН, 27). Другими широко обсуждавшимися историческими метафорами Антихриста служили Антиох IV, преследователь евреев, описанный в первой книге Маккавеев, а также, конечно, римский император Нерон, в представлениях о котором христианские апокалиптические воззрения слились с чисто языческой легендой о его возвращении (Nero redivivus). Согласно Сульпицию Северу (ок. 353—420), Нерон должен вернуться до появления Антихриста и совершить ряд злодеяний, после чего он будет убит самим Антихристом (ЭММЕРСОН, 29). Смертельно раненная и исцеленная голова из Откровения от Иоанна (ОТКР. 13:3) рассматривалась как метафора «воскрешенного Нерона».

Наиболее детально идея библейских фигур-метафор Антихриста разработана у Бонавентуры в его «Сопоставлениях...» (Collationes in hexameron): Священное Писание, от книги Бытия до Апокалипсиса, включает двенадцать «таинств», в которых и Христос, и Антихрист обозначены «фигурами»: так, фигурами Антихриста служат Ламех, первый двоеженец; Нимрод, якобы построивший Вавилонскую башню (БЫТ. 11:1-8); мародер Ахан (Иис. 7:1-25); Голиаф; Иуда и т. п.; в одиннадцатом таинстве — «распространении харизматических даров» Антихриста символизирует Симон Маг, который пытается купить Святого Духа, летать по воздуху и имитирует чудеса при помощи дьявола; Антихрист, подобно ему, «будет худшим из лжецов; он явится с обманными знаками и чудесами» (цит. по: ЭММЕРСОН, 31).

Различные духовные течения Средневековья и Возрождения находили те или иные фигуры Антихриста не только в историческом или библейском прошлом, но и в пределах собственной эпохи. Спиритуалы 13 в. видели Антихриста в императоре Фридри хе II, с ожидаемым свержением которого в 1260 г. должна была начаться последняя «эра духа» (по Иоахиму Флорскому). Пражский реформатор Иоганн Милитш пророчествовал о начале последнего этапа истории в 1367 г. и видел Антихриста в германском императоре Карле IV. «Неосуществление всех предсказаний не обескураживало, оно лишь порождало новых пророков и новых критиков пророчеств» (БЕНРАТ, 27). Позднее идея исторических воплощений Антихриста уже не так тесно связывалась с эсхатологическими ожиданиями: Мартин Лютер и папа римский видели воплощение Антихриста друг в друге, но не делали отсюда выводов о близком конце света.



«Унда» по-латыни — «вода». В мифологии германских народов издревле известны ундины — духи воды. На весь мир ихпрославила повесть «Ундина», которую написал граф Фуке де ла Мотт иперевел на русский язык стихами В. А. Жуковский. Ундины — красавицы с роскошными волосами, прекрасно сложенные, длинноногие.Другое дело — ундине, существующие в прибалтийских народныхповерьях (заметьте, корень в слове тот же, латинский). Они — типичныерусалки с рыбьими хвостами. Вот что рассказывают о водяных девах ундине в Литве.Раз на Немане ловили неводом рыбу. Закинули рыбаки невод в заводь у самого берега, а заводь эта илистая оказалась, точно болото. Закинули невод, вытянули, а там незнамо что — то ли рыбина, то ли человек: раскрасавица — кудри у нее золотистые, ручки маленькие да коротенькие. Вместо ног — вроде хвост рыбий. Привезли ее рыбаки домой, сделали лохань попросторней и пустили ее в воду. За десять километровприходилось по воду ездить, к Неману, а воду меняли через день. Со всейокруги стекались в ту деревню на ундине смотреть. А она, как наберется много народу, пригорюнится, прикроет волнистыми своими волосамиличико и зарыдает.А когда погода была, певала ундине — да так ладно! Голос у нее былдивный, у людей такого не бывает. Жаль только — в песнях ее никто нисловечка разобрать не мог.Изо всех окрестных деревень шли на нее подивиться. А как не сталиходить — повезли ее напоказ по городишкам. А потом и вовсе всемприелось. Тогда отвезли ундине опять к Неману да выпустили на волю.Трижды она нырнула, трижды голову наклонила — благодарила, видно, что выпустили ее! А в третий раз погрузилась — и уж больше не показывалась.Кроме ундине, в литовских водах в старину обитали еще и наре. Внешне они точно такие же: до пояса — женщины, ниже — рыбы. И собоюкрасавицы. Однако они отличаются по характеру от своих водяных сестер.«Ясными ночами, как месяц выходил, они появлялись из воды, пелида хороводы водили. И тогда были они особенно прекрасны: как радугаблистали, сверкали и светились! Многим хотелось полюбоваться на ихкрасоту. Да только не к добру было это: наре топили любопытных безжалости».


В Начальные Времена никаких классификаций у Демонов не было. Но через несколько тысяч лет, спустя всего-то 4-5 Эпох, когда облик Земли изменился до неузнаваемости, появились первые разветвления в этом благородном народе. Первых демонов стали называть Высшими или Древними, а разделение пошло по двум направлениям - Бестелесные и Телесные. Увы, в наше время Высших уже давно нет и не будет. От этого прекрасного и сильного народа остался только один представитель, но он находится в пантеоне богов и о нем речь в соотвестсвующем разделе. А здесь пойдет речь о Низших Демонах, но преимущественно о Бестелесных или Эфемерных Демонах.

Бестелесные демоны

Этот вид появился первым после Гибели всего народа. Он максимально приближен к Высшим, ananta... это не те величественные, сильные, мудрые Высшие. Да, у них есть Сила, большая Сила, намного больше, чем у ведьм, ведьмаков, колдунов, но намного меньше, чем была... Как доказательство этому, они делятся на разряды, а те в свою очередь - на типы. В основании деления вначале были положены их способности, их силы или Сила, как тебе угодно, путник, но все они могут убивать мыслью. Не об этом ли мечтают большинство живущих в наш XXI век?? Сейчас, конечно, эта система разделения устарела и ей уже перестали пользоваться. На сегодняшний момент она представляет собой лишь своеобразную классику, навсегда ненужную, неудобную, но это часть истории. Общая характеристика: Они никогда не объединяются (по нескольким причинам - им это просто не надо, они любят уединение, и любой демон в одиночку может разнести этот мир, что в прочем уже и было сделано); но тем не менее они любят знакомиться друг с другом. Обожают новые знакомства, новые впечатления, ощущения. Их привлекает все новое, необычное, неизведанное. И если один из них попадет в беду, к нему не поспешат на помощь. Каждый сам за себя - это общий девиз. Могут брать людей под свою личную защиту. "Работать телохранителем". Итак, начнем с самого сильного, а там по убывающей...

Куфу (7 типов)

Любят наблюдать, о да, наблюдение, то есть entira, это их излюбленное занятие. Они знают если не все, то очень и очень многое, как в прочем и все Бестелесные. Они прекрасно скрываются среди людей. Пройдя мимо одного из них, ты даже не узнаешь, что это он, один из Перворожденных, хм... если, конечно, теперь их так можно назвать... 7 тип - самый сильный. Как узнать его?? Что?! Ты все еще лелеешь надежду, что сможешь заметить и схватить его за руку с криком: "Остановись, Демон!"?? Наивность - чисто человеческое качество. Но "узнать" любого из бестелесных можно по редкой горькой полуулыбке-полуусмешки. Да, люди могут всем своим естеством почувствовать любого из Нелюдей, но они (люди) настолько привыкли к мысли, что они одни на Земле, что даже не могут допустить ни малейшего сомнения в этом. Поэтому всегда, да, всегда проходят мимо всего странного. Просто закрывать на все глаза вошло уже в привычку. Этот разряд любит играть с любым видом Энергии: воздуха, Космоса, миров, чистой. О да, даже раньше были состязания по игре с Энергией, но вскоре их запретили, дабы не выдать свое существование. Иногда балуются шарами.

А дальше я просто перечислю разряды и типы, ибо все они похожи, за исключением отпущенной им Силы. Cиму (15 типов)

Рока (9 типов)

Мол (6 типов)

Об этом разряде скажу только следующее: Мол, 2 (после запятой указывается тип) занимается классификацией всех Нелюдей, в частности она уделяет большое внимание Демонам и причинам такого падения ее народа.

Росссс (82 типа)

Умуку (15 типов)

Умукуа (9 типов)

Руха (16 типов)

Сух (82 типов)

Роха (15 типов)

Руша (15 типов)

Рум (1) (Румис) (1 тип)

Пяю (8 типов)

Уху (5 типов)

Рушус (8 типов)

Рум (2) (2 типа)

Что ж, на этом разряды Бестелесных Демонов заканчиваются. Пока их 16, но уже в скором будущем их будет гораздо меньше... К вящей радости людей.

Телесные демоны

У Телесных Демонов нет разрядов, кажется, что они находятся в хаотичном беспорядке, но это не так. У них есть своя организация, но о ней мало что известно даже богам (всего скорее это из-за того, что им неинтересны эти "однотельные"). У этих демонах есть только один облик, тот, с которым они родились. В то время как у каждого Бестелесного есть своя "копилка" образов. Среди них бытует поговорка "Добавить в свою копилку". И именно из-за этого их так ненавидят Телесные. Можно сказать, что именно они и оклеветали Эфемерных. Я уже начинаю склоняться, что черная зависть присуща не только людям... Телесные могут брать да и берут обычных людей в ученики. Так получаются подемы. (Ходят слухи, что Распутин если не был Телесным,то подемом-то он точно был. Но это только гипотеза.) В итоге колдун или колдунья получается очень злым/ой и сильным/ой, по силе почти равны прирожденным ведьмам, но, увы и ах, подемы долго не живут. Слишком быстро сгорают, отдают себя без остатка своей Силе...



О полтергейсте слышали, наверное, все. Судя по публикациям в газетах и журналах, этот "шумный дух", появляющийся в квартирах, занимается вполне миролюбивыми проказами: перепрятывает вещи, раскачивает люстры, перестукивается с хозяевами. Иногда, правда, он начинает хулиганить, бросается овощами, подливает воды в кровать или ругается хриплым голосом по телефону.

- Правда ли, что полтергейст - такое забавное и безопасное явление, как о нем пишут? - обращаюсь я к руководителю Центра "Демонология" Игорю Владимировичу ВИHОКУРОВУ, уже много лет занимающемуся явлением полтергейста.

- Hет. Кто бы или что ни стояло за полтергейстом, - это далеко не безобидное явление, оно оставляет неизгладимый след в душах и сердцах соприкоснувшихся с этим темным феноменом людей. Меня часто тревожит мысль, не следует ли его рассматривать как заболевание, хотя и крайне необычное. Говоря о болезни, я имею в виду не вторичные симптомы, когда человек, оказавшийся в эпицентре полтергейста, заболевает в результате испытанных им потрясений. Речь идет о странных предвестниках этого явления: состоянии здоровья и образе жизни его будущих носителей.

- Что вы понимаете под словами "носители" полтергейста?

- Замечено, что полтергейст чаще всего обрушивается на подростков, живущих в неполных семьях, на лишенных семейного тепла пожилых людей или на человека, оказавшегося по тем или иным причинам оторванным от своей семьи: в армии, в заключении, в монастыре и так далее.

У будущего носителя этого темного феномена, как правило, имеются серьезные проблемы с физическим или душевным здоровьем. Чаще всего наблюдаемое физическое одиночество - лишь следствие одиночества душевного. Очевидно, существует еще какая-то причина, по которой эта напасть обрушивается на несчастных и одиноких людей, но мы о ней не знаем.

- Вы говорили о болезни, предшествующей полтергейсту. Что вы имели в виду?

- Долгое время занимаясь этим явлением, я заметил, что несмотря на все разнообразие случаев полтергейста, их можно объединить в две большие группы - "подростковый" и "демонический". Hа эту же особенность обратил внимание и американский исследователь Д. Рого.

В центре первой группы оказываются обычно подростки. Само явление, возникающее, как правило, в их присутствии, не выходит за пределы физических возможностей и интеллекта подростка и сводится чаще к движению предметов.

Совершенно по-другому выглядит демонический полтергейст. Он более неистов, нередко несет независимую от носителя и, порой, злую волю. Во время него появляются и исчезают тяжелые предметы, происходят "нападения" на определенных людей, левитация человека.

Hеобычайные и зачастую весьма изощренные формы поведения, проявляющиеся в полтергейстах демонического типа и нередко совершенно независимые от носителя, напоминают феномен, называемый церковью "одержимостью".

- Поясните, пожалуйста, что это такое?

- Hаиболее подробно одержимость описывается в трудах отцов Римско-католической церкви. Демонические сущности - бесы - дают о себе знать двумя способами: "вторжением" и "одержимостью". Под вторжением понимаются необъяснимые звуки, запахи, шумы, движение предметов, т.е. те же самые эффекты, о которых мы только что говорили.

Одержимость же проявляется в том, что люди, в которых вселились демоны, бьются в конвульсиях, выкрикивают богохульные и непристойные слова и т.п. Сегодня это заболевание проходит по ведомству психиатрии. В прежние времена им официально занимались ведомства духовные. И, надо сказать, с куда большим эффектом. К счастью, в наши дни они не утратили своего искусства и нередко составляют очень серьезную конкуренцию ученым мужам от психиатрии.

Изгнание Иисусом дьявола из бесноватого описывается еще в Hовом Завете. В XVI веке обряд исцеления бесноватых был подробно изложен в требнике киевского митрополита Петра Могилы. Он стал составителем обряда, названного впоследствии ритуалом экзорцизма.

- Hеужели и в наш просвещенный век совершается этот средневековый ритуал?

- Я могу привести большое количество тому примеров. В качестве самого типичного случая можно назвать борьбу с одержимостью тринадцатилетнего мальчика в американском городе Джорджтауне в конце 50-х годов.

Все началось со спиритического сеанса. После него стали иногда раздаваться непонятные стуки и царапанье, исходящие от иконы с изображением Христа. Hа следующей стадии полтергейста стала пропадать, появляясь потом в самых неожиданных местах, одежда. В присутствии мальчика переворачивалось кресло, взлетали и плавали по комнате предметы. Мальчик стал подниматься в воздух прямо с кровати, иногда вместе с матрацем, и "плавал" на нем. Из школы ребенка попросили забрать. Врачи внимательно обследовали его, но никакой патологии не обнаружили.

Обеспокоенные родители пригласили священников, и те поставили диагноз: одержимость. Мальчика сотрясали судороги, он напоминал куклу, управляемую невидимыми нитями. Через шесть недель припадки прекратились. Hо мальчик резко изменился. Говорил он теперь низким, хриплым басом с угрожающими интонациями, изрекал одни непристойности.

Лютеранский священник, вошедший в дом, был брошен на пол невидимой силой. Родители мальчика обратились в католическую церковь. Десять недель длился ритуал экзорцизма. Сорокакилограммовый мальчик с необычайной легкостью разбрасывал священнослужителей. Его тело невероятно раздулось, движения головы напоминали змеиные, воздух в комнате, где он лежал, становился вдруг очень холодным. Однажды, вырвавшись из рук священников, мальчик выхватил ритуальную книгу, взлетел над ними и в одно мгновение непостижимым образом превратил ее в облако "конфетти".

Все же труды служителей церкви не прошли даром. Мальчика удалось вернуть в нормальное состояние, но он ничего не помнил о том, что с ним происходило в последнее время.

Правда, не всегда ритуал экзорцизма заканчивается благополучно, особенно если его совершают непрофессионалы. В 1991 году в одном из небольших городов Италии во время его проведения погиб священник Гунтано Виглиотти, пытавшийся излечить пятнадцатилетнюю девушку без благословения епископа. Когда мать девушки вошла в комнату через два часа после начала сеанса экзорцизма, она обнаружила тело несчастного священника, истерзанного с нечеловеческой силой и жестокостью.

- Случаи, о которых вы рассказываете, противоречат здравому смыслу. Hеужели вы сами верите, что дьявол может овладеть телом человека и что его можно изгнать с помощью молитвы?

- Я могу вам ответить словами одного из современных теологов: самым большим достижением Сатаны в наши дни следует считать то, что он сумел заставить нас забыть о своем существовании... Можете верить в ритуал экзорцизма, можете не верить. Hо если, не дай Бог, напасть одержимости обрушится на кого-то из ваших знакомых или близких, не торопитесь искать помощи у милиции или помещать человека в "психушку". Идите в церковь.



Некоторые погребальные ритуалы, сохранившиеся до наших дней, могли возникнуть в качестве поиска способов удержать мертвеца в могиле. В гроб клали цветы, надеясь, что они смогут удержать дух умершего и не позволят ему выбраться на поверхность, чтобы преследовать живых людей. В качестве магического средства против вампиров часто использовали дикую розу (омелу).

В старину могилы делали очень глубокими, чтобы глыбы земли давили на гроб и не позволяли мертвецу выбраться из него. Над могилами ставили памятники и надгробия. По могилам ходить запрещалось, так как это могло превратить покойного в вампира.

А в старину бытовало поверье, что самоубийцы становятся вампирами. Их трупы обычно протыкали колом и хоронили на перекрестках дорог. Это делалось для того, чтобы обмануть вампира. Считалось, что тогда он не сумеет найти обратную дорогу домой и не нападет на родных и близких. Среди могил Если в старину у человека возникали подозрения, что на него охотится вампир, он нередко отправлялся на кладбище в поисках кровососущих животных. Найденное животное было необходимо убить особым способом. Способы эти в разных местах были разными, но наиболее распространен был ритуал, когда предполагаемому вампиру вбивали в сердце острый кол. Иногда вместо кола использовались раскаленные гвозди, которые вбивали в голову вампира. Вырвать сердце вампира и сварить его в кипящем масле или просто отрубить вампиру голову также считалось вполне надежным средством, лишающим его возможности выбраться из могилы.

Некоторые меры предосторожности, соблюдавшиеся при захоронении вампиров:

1. Мертвеца клали лицом вниз, чтобы он не мог подняться. 2. Под мышками вампира вбивали ивовые крестики, а саму могилу кропили святой водой, чтобы отпугнуть кровожадных демонов, которые, как считалось, способны оживлять мертвецов.3. В рот мертвецу клали чеснок, чтобы он не мог больше никого укусить. 4. На могиле и церковном дворе рассыпали мельчайшие семена, так как в старину полагали, что вампиры обязательно постараются их все пересчитать. А поскольку это длительное занятие могло растянуться и на всю ночь, то с первыми лучами солнца вампир возвращался в могилу, так и не успев найти свою жертву.5. Чтобы вампир не мог выбраться из гроба, на могилу ставили тяжелый камень. Если же вместо одной мощной глыбы устраивалась насыпь из камней, путники, проходившие мимо такой могилы, старались бросить еще один-два камня, чтобы добраться домой, избежав преследований вампира.

А иногда в старых могилах находят скелеты, прибитые гвоздями к доскам гроба. У некоторых скелетов перебиты кости ног. Все это делалось для того, чтобы мертвец не мог выбраться из могилы. Иногда труп окрашивали красной краской в надежде, что это заменит для него настоящую кровь.



Доктрина друидов, предмет этого учения, сохранявшегося столькие годы, почти полностью неизвестна нам: те, кто обладали знаниями, не записывали того, что знали. Мы попытаемся здесь понять причины подобной неприязни к записи, а затем обратимся к некоторым дошедшим до нас основным идеям.

I. ПИСЬМЕННОСТЬТрудно исследовать доктрину друидов, основанную на системе передачи табуированных знаний. “Доктрина” — слово даже слишком сильное, чтобы обозначить то немногое, что нам известно. К тому же, что скрывало за собой наименование “друидизм” в кельтской античности? Классические авторы лишь весьма неполно отвечают на этот вопрос. Несомненно лишь то, что, исходя из первого значения ирландского слова “druidechta”, оно объединяло в себе совокупность представлений, связанных с духовным авторитетом, включая сюда, — что для Древнего Мира есть черта весьма необычная — и нравственные понятия.Нам тяжело судить об этом сегодня, когда в нашем распоряжении имеются лишь разрозненные сведения и современные критерии объединения, из которых наиболее неадекватным, безусловно, является использование письменности, письменное оформление. Это последнее, на взгляд древних кельтов, было неспособно играть роль хранилища знания, каковую мы признаем ныне за письменным документом; равно как не могло оно и стать тем средством передачи знания последующим поколениям, каковое человек XX столетия видит в “книге”. Отсутствие записи, подтверждаемое Цезарем, должно побудить нас к известной осторожности в исследовании. “Мне кажется (mihi videntur)”, — осмотрительно пишет Цезарь, — когда отмечает, что друиды не пишут, и он прав, употребляя такой оборот, поскольку он ошибается относительно существа проблемы. То, что друиды не использовали записи в делах религиозных, совсем не означает, что они не знали письменности. Отсутствие галльских текстов — факт, совершенно не зависящий от того культурного уровня, которого достигла кельтская цивилизация в Галлии, и сам Цезарь свидетельствует о том, что гельветы греческими буквами помечали на табличках для письма, которые были обнаружены в их лагере, результаты собственной переписи. Нам известно, также, что послание умершим писали на табличках по-гречески и бросали их в погребальный костер. Наконец, галльские монеты часто имеют на себе теонимы, написанные по-гречески.Письменность вовсе не была друидам неведома, и нет никаких оснований полагать, что употребление ее было запрещено неким друидическим “постановлением”. Если бы это было так, то, с точки зрения Цезаря, мы могли бы, на худой конец, иметь систему счета гончаров из Ла-Грофесенка, но у нас не было бы ни одной надписи. Тем не менее, Галлия представляет нам их, — в небольшом количестве, написанные по-галльски, разумеется, с трудом читаемые и трудно переводимые, но безусловно кельтские, по своему характеру. Значительная часть дешифрованных текстов — чаще всего, записанных греческим письмом, — по содержанию относятся к погребальной сфере кельтской религии. С другой стороны, было бы крайне странно, если бы кто-то пожелал систематически препятствовать приобщению к истине целой части общества: кельтская цивилизация была либеральной, поскольку всякий человек, отвечавший известным требованиям, мог получить друидическое образование, даже если он сам не становился друидом.Итак, следует полагать, что и в Галлии, и в Ирландии друиды и их ученики не представляли собой парадоксальным образом эрудитов, не знавших письменности, но, напротив, прекрасно умели читать и писать. Письменности придавалось своего рода магическое значение, более значительное, нежели таковое было у речи; следовательно, она могла использоваться только в исключительных случаях. Тем не менее, имелась, по-видимому, и другая причина, более серьезная.Фактически кельты почти ничего не писали. В Ирландии могли высечь несколько огамов на погребальной стеле, в крайнем случае — бросить письменный вызов противнику, как не раз делает это Кухулин в “Похищении...”, или, наконец, наложить чары с помощью нескольких таинственных букв, но в целом почти что все происходило вербально, в устной форме: asbert in drui, “друид говорит...”, и письменное проклятие являлось ужаснейшей санкцией, так что трактат о письменности (“Auraicept”), причисляет огамы к сфере связующего бога Огмы, в то время как те триста пятьдесят коротких и длинных историй, которые должен был знать оллам, разумеется, были созданы не для чтения, но для рассказа их наизусть, для “сказа”. Этим объясняется то, что многие ирландские тексты существуют в двух или трех вариантах, наиболее древние из которых редко бывают самыми длинными. Как указывает Ж. Дюмезиль, относящий проблему к индоевропейским временам: “...буддийские гатха Индии и авестийские гатха Ирана, наконец, весь ирландский эпос позволяют распознать в них один и тот же прототип: стихотворные пассажи в более или менее установленных — патетических, особо выразительных или просто важных местах (речи, диалоги, иногда — описания); но все остальное, то есть, повествование в целом, исполнено в прозе, подвижного характера, которую каждый рассказчик передавал на свой манер — удлиняя или сжимая свой рассказ, приукрашивая его, осовременивая, адаптируя... Возможно, что те многочисленные стихи, которыми друиды-ученики (скорее, разумеется, ученики-ватес) нагружали свою память, были стихами именно такого типа: не самодостаточными поэмами, но узлами, ритмическими ориентирами в прозаических повествованиях, традиционным в которых являлся только смысл”.Отчего так происходило, зачем этот отказ от наиболее удобного способа, изобретенного людьми для того, чтобы освободить от лишнего труда свою память? Что за несовместимость была между традицией друидов и письменностью? Вот как, по-видимому, можно сформулировать это вкратце. Если письменность служит для закрепления религиозного положения и навечно, статически продлевает действие той или иной формулы, погребальной надписи, обязательства или проклятия, defixio или гейса, то реальная, активная, динамическая мысль, изменчивая, как жизнь, частью которой, наиболее тонкой и неуловимой, она является, не может и не должна применяться к таким обстоятельствам: “...в каждом поколении, — говорит далее Ж. Дюмезиль, — в каждом ученике знание обретает новое рождение, оно не вкладывается как некая сумма, оно облекается в форму, которая, сохраняя в себе его смысл и существенные черты, омолаживает и до некоторой степени актуализирует его...” Всеобщее использование письменности зафиксировало во времени, привело бы к фиксации определенного момента времени и, следовательно, в определенном смысле, убило бы то, что должно было таким образом жить и возрождаться к жизни вечно.



На протяжении длительного времени вся информация о вампирах и оборотнях-вурдалаках была полностью засекречена. До сих пор нам неизвестно, где хранятся архивы государственных комиссий, занимавшихся расследованием особо важных дел. Когда будет снят гриф секретности? Кто первый возьмет на себя смелость осветить подлинные события? Много вопросов. Рассчитывать на "манну небесную", которая вдруг выпадет из верховных слоев на наши грешные головы, мы не можем. Не дождемся. И потому займемся расследованием сами. Что опубликовано на сегодняшний день в открытой печати? Несколько дешевых книжонок, написанных шарлатанами и графоманами, отечественными и заграничными. Этот мусор отметаем сразу. И напоминаем, мы рассчитываем на читателя серьезного и вдумчивого. Перемывать старое белье сплетен и слухов, состряпанных на кухонном уровне, мы не станем. Есть несколько не заслуживающих добрых слов упоминаний объектов нашего исследования в научно-популярной литературе - и все с марксистско-ленинских позиций. Это нам тем более не годится. Хотя кое-кого из теоретиков и практиков упомянутых течений к ночи лучше не поминать. Что еще? Короткая заметка в энциклопедии "Мифы народов мира". Приведем ее полностью:

"Вампир, в низшей мифологии народов Европы мертвец, по ночам встающий из могилы и являющийся в облике летучей мыши, сосущий кровь у спящих людей, насылающий кошмары. Вампирами становились "нечистые" покойники - преступники, самоубийцы, умершие преждевременной смертью и погибшие от укусов вампиров. Считалось, что их тела не разлагались в могилах, и прекратить их злодеяния можно было, вбив в тело вампира осиновый кол, обезглавив его и т. п. Оберегами против вампиров служили также чеснок, железо, колокольный звон и др. В славянской мифологии - упырь."

Крайне мало. Практически никаких сведений. Но все же приведем коротенькую статью из упомянутой энциклопедии, посвященную упырю. Итак:

"Упырь, в славянской мифологии мертвец, нападающий на людей и животных, образ упыря заимствован народами Западной Европы у славян (см. Вампир). Согласно древнерусским поучениям против язычников, те клали требу (приношения) упырям и берегиням до того, как стали поклоняться Перуну.

Согласно позднейшим поверьям, упырем становится после смерти человек, рожденный от нечистой силы или испорченный ею (ребенка-упыря можно узнать по двойным рядам зубов), умерший, через гроб которого перескочила черная кошка (черт), чаще - нечистый ("заложный") покойник, самоубийца, умерший неестественной смертью, особенно колдун. По ночам упырь встает из могилы и в облике налитого кровью мертвеца или зооморфного существа убивает людей и животных, реже высасывает кровь, после чего жертва погибает и сама может стать упырем; известны поверья о целых селениях упырей."

Негусто. Хотя радует признание советских ученых (у них подобное крайне редко бывает), что и народы Западной Европы у нас кое-что все-таки заимствовали, а то - все только мы, дескать, по миру побирались. Но - к делу. У дореволюционных ученых, исследователей материалов значительно больше, чем у нынешних "марксистов-теоретиков" и "марксистов-практиков" (иных категорий в нашей стране за редчайшим исключением нет, даже самые отъявленные нынешние "демократы-прогрессисты" взросли в недрах ортодоксального марксизма, сами его упрочили и погрязли в нем навечно, какие бы лозунги они сейчас ни выдвигали), материал этот значительно весомей, качественней. Между тем вампирология, как отдельная научная дисциплина, в РОССИИ не существовала - для титанов мысли и духа XVIII- XIX веков предмет сей был слишком мелок. Мы познакомим вас с основными изысканиями русской дореволюционной науки в области вампирологии в следующих выпусках. А сейчас постараемся точнее определить предмет наших поисков. Для этого необходимо отрешиться от суеверий материалистического мировоззрения и попытаться самостоятельно (иного пути пока нет) снять те психостатические кодовые установки, что были заложены в сознание каждого из нас еще в школьные годы: в результате чудовищного беспрецедентного эксперимента, проводимого палачами-вивисекторами над нашим Народом, значительная часть мозга каждого из нас была просто отключена, эта часть не участвовала в мыслительных процессах. Полностью превратить нас в бессмысленных, бездушных роботов экспериментаторам-расистам не удалось. Теперь все в пашей воле - восстановим ли мы себя или нет, все зависит от нас. Ни один кодовый психобарьер не бывает вечным, об этом говорят случаи крайнего кодирования и декодирования, в частности, опыты проводимые с так называемыми "зомби", которым удается вернуть человеческую сущность. Повторяем, для проникновения в таинства окружающего нас мира необходимо предельное сосредоточение, ибо в обычном тексте заключается несколько слоев информации, не воспринимаемых одновременно, в результате разового прочтения. Помимо этого в кодированных психотекстах содержится значительная доля гиперинформации, подаваемой и виде образов-квантов, концентрированными порциями. Гиперинформация воспринимается исключительно на уровне сверхсознания.

Но начнем с начала, с первых ступенек циклопической лестницы, по которой нам предстоит взойти к Престолу.

Начнем с прямого, неприкрытого утверждения: Вампиры и вампиризм, вопреки навязываемым нам иудаистическим догмам, существуют, это факт, это объективная реальность как нашего, так и потусторонних миров.

Упрощенная классификационная схема выглядит так:

Животные-вампиры. В эту группу входят "вампиры" из семейства летучих мышей, сосущих кровь и основном из крупного рогатого скота, американские листоносы, которых называют "ложными вампирами", пиявки обычные и прочие животные-кровососы. Интерес представляют. пожалуй: лишь вымершие еще в мезозое гигантские головоногие молюски-вампироморфы, имеющие сходство с нынешними кальмарами. Судя по всему чудовищные вампироморфы вымерли вместе с динозаврами, единственными носителями достаточных для насыщения "бурдюков с кровью", все остальные животные для вампироморфов были слишком мелкими. В настоящее время заметна явная деградация крововосущих животных, схождение на нет популяций низшего подвида вампиров. И поэтому в дальнейшем мы не будем возвращаться к вампирообразным представителям животного мира.

Псевдовампиры. В эту группу входят носители психопатологий, люди, страдающие психическими расстройствами, считающие себя вампирами. Прежде всего подобными больными движет навязчивая, бредовая идея, заключающаяся в том, что все виды пищи для организма субъекта-псевдовампира губительны, что для поддержания жизненных сил ему необходима свежая теплая кровь, высасываемая непосредственно из вен и артерий жертвы. Мы не будем углубляться в изучение психопатологий, выискивать причины заболевании, отметим лишь, что подобное заболевание встречается довольно-таки часто. Но не всегда оно проявляется открыто, зачастую болезнь носит скрытый характер - окружающие не подозревают, что изо дня в день они общаются с псевдовампиром, что им может грозить опасность... Как правило скрытные или тайные вампиры хорошо владеют собой, умело скрывают свои подлинные чувства и намерения. Псевдовампир может прожить всю жизнь и не причинить никому ни малейшего вреда. Однако стечение обстоятельств может привести к острой фазе болезни, к кризису- в этом состоянии, когда патологическая мания полностью овладевает сознанием больного, последний становится крайне опасным для общества. Жертвами "пробудившегося" псевдовампира становятся в основном не коллеги и не домочадцы, а случайные люди - прохожие, проститутки, обессиленные алкоголики и наркоманы, гомосексуалисты, искатели ночных приключений и - довольн о-таки часто - любовники или любовницы. Мания не подавляет полностью в мозгу больного инстинкта самосохранения, наоборот, иногда усиливает - и от этого псевдовампир становится невероятно хитер, ловок, изворотлив. Казалось бы, больной, обреченный человек - и тем не менее, он способен в течение недель, месяцев, а иногда и долгих лет обводить вокруг пальца целые команды сыщиков-следователей, не говоря уже про специалистов-психиатров.

Сейчас вряд ли удастся долго скрывать тот непреложный факт, что подавляющее большинство убийц-насильииков, совершивших десятки кровавых преступлений, лишь для сокрытия истинного положения дел представляются обществу "сексуальными маньяками". Элемент сексопатологии безусловно в их действиях присутствует. Но основной побудительный мотив совершения преступлений - вампиризм, этого уже не скрыть. Мы надеемся, что в самое ближайшее время следственными органами будут рассекречены и опубликованы подлинные статистические материалы. А пока скажем, что псевдовампир и вампир-больной в острой фазе внешне абсолютно не отличаются от обычных людей, распознать таковых по каким-либо физическим признакам невозможно. Синдромы болезни, тяга к насыщению организма кровью жертвы проявляются исключительно в ночное время, когда больной становится неуправляем, когда он, покинув дом или иное пристанище, отправляется на поиски жертвы. В отличие от подлинных вампиров больной человек, псевдовампир, практически никогда не использует в качестве режущего и колющею инструмента собственные зубы. Набор инструментов псевдовампира прост и незатейлив: бритвы, ножи, ножницы, реже - пилы, клещи, топоры. Даже в состоянии аффекта псевдовампир не может перегрызть сонной артерии - в силу неразвитости челюстного аппарата и неприспособленности к неординарным ситуациям больной-псевдовампир идет путем имитации действий подлинного типического вампира. Но не следует представлять себе, что все, страдающие вампиризмом и той или иной степени, представляют угрозу для окружающих. Чтобы пресечь домыслы и ложные слухи, следует сказать прямо: подавляющее большинство (до 97,5%) псевдовампиров даже в критические моменты своей жизни, во времена острейших приступов, сохраняют способность управлять собственным телом, контролируют себя или пытаются нейтрализовать патологическое влечение иными способами. Для одних это длительные запои, уход из реальной жизни. Для других- самопогружение, самоизоляция на некоторое время, до истечения кризисного периода. Чаще выход бывает следующим: больные в качестве жертвы избирают животных - собак, кошек, голубей, кур, нутрий, свиней, лошадей, коров и даже крыс, мышей. Как правило все происходит за закрытыми дверями. Псевдовампир вскрывает вены животным, высасывает содержимое - на какое-то время наступает облегчение, болезнь отходит. Тушка животного употребляется в пищу, она уже не считается больным "губительной", "ядовитой".

В Средневековье основной частью сожженных, утопленных, замученных "ведьм", "колдунов" и "оборотней-вампиров" были именно лица, страдающие в той или иной степени болезнями психики. Настоящим же, подлинным носителям инфернальной сущности почти всегда удавалось выходить сухими из воды. То же самое наблюдается и и настоящее время. Почему так происходит? Больной не обладает сверхъестественными способностями, рано или поздно он выдает себя. Подлинный вампир способен на полнейшую маскировку под рядового, обычного человека, и лишь в крайних случаях он бывает вынужден скрываться в психиатрических лечебницах, выдавая себя за псевдовампира, за обычного больного, страдающего навязчивой манией и, как правило, явно идущего на поправку. В подобном характернейшем явлении - вампиромимикрии состоит невероятная сложность самого розыска-исследования. Мы коснемся данного момента позже. Сейчас лишь отметим, что вопросы псевдовампиризма - удел соответствующих специалистов, врачей-психиатров, социологов. Мы сообщаемобо всем этом для полноты картины. Но детально остановимся мы исключительно на третьей группе: подлинных вампирах-оборотнях, представителях инфернальных миров, ночных выходцах из иных потусторонних измерений, а также людях или, точнее, человекообразных, которые в результате внедрения в них инферноносителей, сращивания с инферносуществами, приобрели основные признаки и функциональные особенности вампиров.

В обзорной части нашего труда мы рассмотрели две группы вампиров - низшую и среднюю. Напомним, что в первую входят вампиры-животные (летучие мыши, листоносы, пиявки, молюски-вампироморфы), во вторую - люди-псевдовампиры (в подавляющем большинстве психически больные, патологические особи, одержимые навязчивой манией кровососания). Мы вынуждены были дать эту упрощенную классификационную схему для того, чтобы в дальнейшем проводить четкое разграничение между людьми-псевдовампирами и вампирами подлинными. Последние также неоднородны, об этом говорит не только статистика, но и весь опыт человечества. Мы остановимся на четырёх основных подгруппах, не вдаваясь в более ложное деление и членение, так как многое еще сокрыто завесой тайны.

Первая подгруппа; воскресшие, псевдовоскресшие или находящиеся в зомбиальном состоянии заложные ("нечистые") покойники, а также транслетаргические, иначе говоря, осуществляющие связь с загробным миром при посредстве сна-псевдосмерти, индивидуумы.

Вторая подгруппа: человеческие особи, в которых вселились вампироморфные инферносущества, иными словами - гибридные хомовампиры;

Третья подгруппа: вампиры-оборотни или вурдалако-вампиры - инферносущества, способные принимать облик человека, животного, монстра;

Четвертая (основная) подгруппа: инферновампиры - обитатели иных измерений потусторонних миров, являющиеся на Землю в своем натуральном облике.

Наша задача - разобраться с основными видами вампирообразных инферносуществ, попытаться уяснить их образ жизни, физические и психические особенности. (От редакции. В одном из "демократических" изданий было высказано абсурдное обвинение в адрес наших авторов, которые будто бы подразумевают под инферносуществами "евреев и инородцев". Разумеется, это типический бред, свойственный-многим нынешним обличителям-перестройщикам, которые уже не знают, за что им зацепиться, которым антисемиты и погромщики мерещатся под собственными кроватями, но которые сами по своей сути являются и антисемитами и национал-узурпаторами. Об интеллектуальных способностях подобных писак говорить не приходится - творческая, научная, художественная, исследовательская мысль этим обличителям просто-напросто противопоказана, их уровень это базарные сплетни и перемывание грязного белья. Что же касается евреев, "инородцев" и всех прочих смертных, населяющих нашу планету, скажем прямо, никому из них не даны сверхъестественные функциональные особенности. Сравнивать смертного с инферносуществом - полнейшая нелепица. Другое дело, что инферносущество может вселиться практически в любого смертного, какой бы тот ни был национальности. Но здесь лучше вернуть слово специалисту.)

Представители первой подгруппы наиболее близки и знакомы нам - в основном из сказаний, преданий и всевозможных страшных историй, передаваемых от очевидца рассказчикам-слушателям с последующими всевозможными, порою невероятными - искажениями. Что же такое "заложный покойник" с точки зрения современной науки? В первую очередь - это человек, не доживший до своей естественной смерти, то есть индивидуум, чья жизнь оборвалась внезапно, в чьем теле еще сохраняется или сохранялся основательный запас потенциальной энергии. Умерший в собственной постели старец не может стать упырем-вампиром, он изжил свое тело, свои возможности, его ждет покой до самого Вечного Суда. Но всякий ли утративший жизнь в расцвете сил и лет обязательно становится жертвой потусторонних воздействий и превращается в псевдоживое существо, смертельно опасное для живых? Разумеется, нет! Множество людей умирает или погибает задолго до своей естественной смерти: на полях сражений, в катастрофах, под ножами хирургов, от рук бандитов. Как правило в таких случаях смерть сопровождается или бессознательным состоянием и ли же невероятным напряжением, даже взрывом всех нервных, физических и психических сил - человек уходит на своем взлете, на пределе, в точке максимума максиморума. Это одно обстоятельство, наверняка являющееся для инфернальных сил существенным препятствием к завладенню телом умершего. Механизм этого феномена пока еще изучен недостаточно, это белое пятно, которое ждет своих кропотливых исследователей, но факт остается фактом, и мы можем лишь принять его как некий реально существующий закон взаимодействия сил нашего мира и сил потусторонних. Второе обстоятельство в том, что тела вышеперечисленных покойников захоранивают на кладбищах. Останки погибших и умерших находятся под защитой креста, выражаясь современным научным языком, в заэкранироваппой зоне, практически недоступной для силовых воздействий из иных измерений. Защитные функции христианской обрядности малоизучены. Дарованная Свыше система защиты от инферносуществ, точнее целый комплекс всевозможных приемов защиты, передавались из поколения в поколение, отлично себя зарекомендовали, работали безупречно, но архитектоника самой защитной системы и механизм ее действия никогда не подвергались последовательному анализу. Мы не берем на себя смелость вести изыскательские работы в данной области, ибо неумелым вмешательством зачастую можно нарушить баланс незримых и сверхъестественных в нашем понимании связей. Воспримем же второе обстоятельство также как и первое - как факт, как реалию бытия: захоронение на кладбище в основном гарантирует неприкосновенность тела покойника, и что интересно, в том числе покойника, скажем, бывшего при жизни атеистом, неверующим, грешником...

Другое дело покойники иного рода - заложные. И снова мы сталкиваемся с двумя обстоятельствами, по уже обратными. Заложными покойниками становятся в первую очередь самоубийцы, колдуны, ворожеи, убийцы, палачи, а также люди, умервщленные вампирами. Покойники такого рода не могут быть захоронены на христианском кладбище, их тела предаются земле вне защищенной, заэкранированной от инфернополей зоны. Трупы заложных покойников находятся в пределах первичной досягаемости из иных измерений или, выражаясь иначе, в пограничных зонах между так называемыми "этим светом" и "тем светом". Нет ничего удивительного в том, что именно они становятся объектами воздействия извне. О втором обстоятельстве внимательный читатель уже догадался: люди, становящиеся заложными покойниками уходят из жизни вовсе не на взлете, а наоборот, в минуты величайшей непостижимой депрессии, когда внутренняя психоэнергия приближается если не к нулевым отметкам, то к минимуму миниморуму. Для колдунов и ворожей этот процесс происходит в результате полного истечения регулярно заимствуемой из живых людей "белой энергии" и абсолютного возобладания внутри индивидуума сконденсированной "черной энергии", рано или поздно убивающей ее носителя. Депрессивное состояние самоубийц не требует специальных разъяснений, именно оно, а не внешние раздражители, и ведет: носителя к трагической развязке. С убийцами и палачами дело обстоит несколько сложнее, у них нарастание депрессивных полей идет совершенно незаметно для окружающих, в одной фазе с обеспечивающими прекрасный тонус витаполями. Но одновременный взлет, образно выражаясь, плюса и минуса, положительного и отрицательного, обязательно приводит к внутреннему срыву, иногда даже в преклонные годы - кадавры подобных старцев, в отличие от скончавшихся миром, перенасыщены энергетическими полями, они дают как бы встречный энергетический пучок в инферно, как бы выходят на связь сами. Завладение телами тех, кто становится жертвами упырей, происходит уже в момент прокуса артерий полыми зубами вампиров. Здесь нет как такового "заражения", инфицирования, все обстоит значительно сложнее, видимо, на уровне слабых сверхпространственных связей, малых открывающихся из мира в мир туннелей-окон.

Усугубляется положение и тем, что в процессе истечения крови из жертвы, после первого испуга, напряжения, взлета психического и нервного, наступает депрессивное состояние, столь, как мы выяснили, излюбленное для инферносуществ. Странно? На первый взгляд может показаться - не только странно, но и непонятно, необъяснимо. Между тем все законы Мироздания как правило достаточно просты. Перетекание и ход энергий происходят точно также как и в доступных нашему пониманию случаях: электрический ток порождается разностью потенциалов, плюсом и минусом, катодом и анодом... Психотоки - явление значительно более сложное, но и их движение можно проследить: резкое снижение вита-поля (депрессия) вызывает при отсутствии защитного экрана не менее резкий приток инфернополей, всплеск в нашем пространстве (или в пограничных зонах) инферноэнергий. И наоборот. Все кажется нам необычным и сверхъестественным лишь до тех пор, пока мы не разберемся детально с этим "необычным".

Но не будем столь самоуверены, ибо не знаем мы во много крат больше, чем знаем, и наш познанный мирок - лишь чахлая хвоинка в бескрайней тайге, а сама тайга эта - легкий пушок на жгутике микроклетки-корпускулы, из биллионов которых состоят микроядра бесчисленных атомов-ячей Неведомого, которое в свою очередь, всего-навсего невидимая пылинка, затерявшаяся у подножия уходящей в немыслимые выси скалы - основания Престола Создателя.

Мы сталкиваемся с иными мирами только тогда, когда до нас дотягиваются почти неощутимые протуберанцы из них. Но даже столь легкое воздействие повергает нас в ужас, по той причине, что мы абсолютно не подготовлены к контактам разного рода, мы замкнуты в догмах примитивнейшего первобытного антропоцентризма.

Слабейший всплеск инфернополей - это есть тот неощутимый нами протуберанец, который поднимает из могилы заложного покойника, оживляет его своей потусторонней энергией на какое-то короткое время, преимущественно ночное, темное (здесь опять эффект поляризации, феномен "плюса-минуса"), отправляет на поиски жертвы, столь необходимой по каким-то еще скрытым для нас причинам. И все-таки по чисто человеческим меркам этот энергетический всплеск достаточно мощен, коли он придает недвижному, остывшему телу силы, достаточные для того, чтобы разломать гроб, разворотить могилу (или сдвинуть каменные плиты склепа), выбраться наружу, сокрушая все на своем пути.

Согласитесь, обычному живому человеку, даже незаурядной силы, вряд ли бы удалось подобное. Известны случаи, когда слабые, нежные и беспомощные при жизни девушки-утопленицы, найденные и захороненные вдали от поселений, разрывали руками железные решетки, которые накладывали на них сверху под слоем земли и камней, разбрасывали валуны, вырывали огромные старые корни и выползали наружу. Что за сила двигала их хрупкими телами?! Почему их не могли остановить ни осиновые колья, вбитые в тела, ни самые непреодолимые преграды?! Замурованные в стенах пробивали несокрушимую каменную кладку, залитые бетоном проходили сквозь него словно сквозь воск, сброшенные в морские глубины с чугунными ядрами на шее, всплывали наверх...

В подавляющем большинстве вампиры первой подгруппы, то есть воскресшие заложные покойники, ведут себя не очень вызывающе, напротив, они крайне осторожны и предусмотрительны, они стараются не оставлять следов, они набрасываются на жертву лишь в том случае, если абсолютно уверены, что их не видят, не слышат, что они в полной безопасности. Вероятно, сами инфернальные силы заинтересованы в размеренном, рассчитанном протекании процесса перехода типа "тот свет - этот свет". Заложный покойник ничем не отличается от обычного человека. Землистый цвет лица легко объясняется различными телесными заболеваниями. Резко сужающиеся на свету зрачки и закатывающиеся глаза также объяснимы с медицинской точки зрения. Свою исполинскую, нечеловеческую силу вампиры этого рода как правило не демонстрируют в людных местах и при свидетелях. Единственное, что может их выдать - два ряда зубов, характернейшая примета воскресших под воздействием инфернальной энергии заложных покойников, а также слегка увеличенные верхние и нижние клыки с еле различимыми отверстиями. Клыки эти имеют трубчатое строение. Феномен высасывания крови из жерт вы до сих пор необъяснен. Упыри не глотают кровь, как это может показаться, не пьют ее горлом, а выцеживают через свои полые зубы-клыки. При этом кровь не задерживается в теле заложного покойника. В XVI-ом веке во Франции был убит двадцатью серебряными пулями попавшийся в засаду вампиро-упырь Ремп Лоран по прозвищу Последний Поцелуй. До этого на глазах у всех в считанные секунды он обескровил загулявшую парочку, юношу и девушку лет восемнадцати. В теле вампира не было обнаружено ни капли крови, даже в его собственных венах и артериях оказались лишь черные запекшиеся сгустки. Подобных случаев было достаточно. Около полутора лет назад жители одной из северных российских деревень буквально разодрали на куски ослабевшего при утреннем свете упыря, загрызшего троих детей. Ни капли жидкости не пролилось из подвергшегося самосуду заложного покойника. Дело замяли,засекретили.

Куда же девается высасываемая из жертв кровь?! Это одна из самых любопытных загадок. Надо думать, что если во время и после переходного процесса ее не остается здесь, на "этом свете", следовательно, она перетекает каким-то образом, через каналы-окна, в другое змерение. Следовательно, она там кому-то или чему-то для чего-то нужна. Чем ближе мы сталкиваемся с проблемой, тем больше вопросов она ставит перед нами.

Все, о чем говорится в нашем труде, не должно ни в коей мере напугать или потревожить нашего добропорядочного читателя. Рядовой человек, тем паче прихожанин Православной Церкви, всецело исключен из сфер влияния заложных покойников. Существуют особые законы, по которым к проклятым оскверненным местам как магнитом притягивает людей, являющихся потенциальными жертвами, лиц с неустойчивой психикой, подверженных приступам истерии, неуравновешенности, страдающих маниями преследования или гнетом страждущей совести за совершенные преступления и проступки. В первую очередь жертвами вампиров становятся женщины, обладающие повышенной сексуальной возбудимостью, ищущие острых ощущений, новых неизведанных чувств - очаги "черной" инфернальной энергии притягивают таковых к себе, остальное происходит по хорошо всем известному сценарию: неожиданная встреча с "интересным мужчиной" демонической наружности, поцелуи во мраке ночи, объятия, бушующие страсти... обескровленный изуродованный труп, следственная бригада, допросы, первый попавшийся безответный похмельный алкоголик, который ничего не помнит и берет вину на себя, тюрьма или расстрел. Подлинный виновник, вампиро-упырь, практически неуловим, он всегда уходит от преследователей (существует версия, что далеко не всякое должностное лицо возьмет на себя смелость тягаться с заложным покойником, многие просто закрывают глаза на очевидное).

Преемственность инферносущности при летальном контакте с упыремзаложным покойником практически стопроцентная. Механизм этот изучен еще не до конца. Ясно одно, что черная энергия из инферномиров передается в месте тончайшего защитного барьера первичному упырю, аккумулируется в нем. Иначе бы черная энергия не могла передаваться вторичной, третичной и последующим жертвам. Что касается туннеля-переходника, то по всей видимости, он также находится непосредственно в теле-кадавре упыря - другим образом мгновенную перекачку крови из тела жертвы в инфернопространство по телу-каналу не объяснить. Уже сейчас существуют обоснованные предположения, что именно кровь служит для инферносуществ основным материалом для построения бионосителя, в который инферносущество как таковое (не путать с носителями инферносущности земными особями!) вселяется с тем, чтобы в дальнейшем посетить наш свет (Белый Свет). Вся эта механика невероятно сложна и требует длительного изучения. Однако основы ее мы уже начинаем постигать. И основа основ заключается в том, что инферносущество в своем собственном виде ни при каких обстоятельствах не может проникнуть даже на минимальный срок в наше измерение. Для проникновения ему нужен носитель, а также мощная энергетика, концентрированные поля - без всего этого переход невозможен. Что касается целей проникновения, они нам совершенно неизвестны, они не моделируются и не могут быть поняты. Достаточно будет сказать, что инферносущества отличаются от землян абсолютно иной логикой, обратной ментальностью, а контакты всегда несут в себе (с нашей точки зрения) зло. И все же во всем комплексе инфернопроникновения в наш мир есть вполне определенная чуждая нам логика - проникновение ведется последовательно, целенаправленно и в рамках каких-то пока нам также непонятных ограничителей. Разумеется, все барьеры и защитные поля, которые христиане ставят на пути инфернопроникновения, другой стороной воспринимаются соответственно как абсолютное зло. На данном этапе даже говорить о Контакте с инферномирами не приходится - все без исключения контакты чреваты множеством смертей как с одной, так и с другой стороны. Загадка неуклонного и стремительного роста вампиризма имеет лишь один ответ, одно разрешение - инфернопроникновение расширяется, темпы его растут, потенциал инферномира резко возрастает. Не исключено, что в ближайшее время мы столкнемся с грандиозным, массовым вторжением.



Дроу - это страшные, злые существа которые когда-то были частью сообщества эльфов, и которые ранее бродили по всемирным лесам. Теперь эти темные эльфы населяют черные пещеры и вьющиеся туннели под землей, где они вынашивают страшные планы против рас, которые все еще живут под солнцем, на поверхности зеленой земли.Дроу имеют черную кожу и бледные, обычно белые волосы. Они короче и более стройные чем люди, редко достигая больше 5 футов в высоту. Мужчина дроу весит между 80 и 110 фунтами, а женщина между 95 и 120 фунтами. Дроу имеют точно точеные особенности, и их пальцы, и пальцы ног длинные и тонкие.Одежда дроу обычно черная, функциональная, и часто обладает специальными свойствами, хотя и не излучает магию. Материал из которого делают плащи дроу, не легко режется и огнестойкий. Эти плащи и обувь соответствуют, функционируют и созданы только для эльфийского размера.За столетия которые они провели в подземелье, дроу узнали языки многих интеллектуальных существ подземелья. Помимо их собственного языка, экзотического варианта эльфийского, дроу говорят, на общем языке и на подземном торговом языке, используемом многими расами под землей. Они хорошо говорят на языке гномов и других эльфов.Дроу также имеют собственный бесшумный язык, составленный из движений рук и языка тел. Эти жесты могут передавать информацию, но не тонкое значение или эмоциональное содержание. Если в пределах 30 футов от другого дроу, они могут также использовать сложные выражения лица, движения тела, и положения, чтобы передать значение. Вместе с их ручными жестами, эти выражения и жесты составляют бесшумный язык дроу, потенциал для выражения равняется обычным разговорным языкам.Мир дроу – тот, в котором жесткие конфликты являются частью каждодневной жизни. Тогда не должно быть удивительно, что большинство встреченных дроу, или один или в группе, всегда готовы сражаться.Дроу носят точно изготовленный и не обременяющий их черный кольчужный доспех. Это чрезвычайно сильная броня сделана из специального сплава стали, содержащей адамантит. Специальный сплав, когда изготавливается доспешниками дроу, выдает броню, которая имеет те же самые свойства как кольчуга, хотя она не излучает магию.Темные эльфы также несут маленькие щиты (баклеры), сделанные из адамантита.Большинство дроу носят длинный кинжал и короткий меч из адамантитового сплава. Некоторые дроу также несут маленькие арбалеты, которые могут держаться в одной руке и будут стрелять дротиками на 60 ярдов. Дротики причиняют небольшие повреждения, но темные эльфы обычно покрывают их ядом, который делает жертву бессознательной.Некоторые дроу вооружаются адамантитовыми палицами вместо клинков. Другие несут маленькие охотничьи копья, покрытые тем же самым ядом как и дротики.Дроу могут бесшумно передвигаться, и имеют превосходное инфравидение. Они также имеют то же самое интуитивное чувство относительно своего подземного мира, как и карлики, и могут обнаруживать секретные двери с тем же успехом как и другие эльфы.Возможно обычное использование магии в обществе дроу, и дало темным эльфам невероятную сопротивляемость к магии.Темные эльфы имеют одну большую слабость – это яркий свет. Поскольку дроу уже очень долго живут под землей, редко рискуя появляться на поверхности, они больше не способны выносить яркий свет любого вида. Очень давно, темные эльфы были частью эльфийской расы, которая бродила по всемирным лесам. Тем не менее, не намного позже чем они были созданы, эльфы оказались разорваны на конкурирующие фракции – одна последовала по пути зла, другая следовала идеалам добра (или по крайней мере нейтральным). Последовала большая гражданская война между эльфами, и эгоистичные эльфы, следующие путем зла и хаоса ушли в глубины земли, в холодные темные пещеры и глубокие туннели подземелья. Эти темные эльфы и стали дроу.Дроу больше не желают жить на поверхности земли. Фактически, очень немногие из тех существ что живут на поверхности когда-либо видели дроу. Но темные эльфы обижаются на эльфов и фейри, которые прогнали их и строят козни против тех существ, что живут при солнечном свете.Дроу, живут в великолепных темных мрачных городах в подземелье, которые видели немного людей или полулюдей. Они строят их здания полностью из камня и полезных ископаемых, вырезанных в сверхъестественных, фантастических формах. Те немногие поверхностные существа, которые видели город темных эльфов (и возвратились, чтобы сообщить об этом) сообщают, что – это материал из которого сделаны кошмары).Общество дроу разделено на много противостоящих благородных домов и торговых семейств, все борющиеся за власть. Фактически, все дроу несут брошки с символом торговца или группы дворян, с которой они соединены, хотя они скрывают и не показывают их часто. Дроу полагают, что управлять должен самый сильный; вся их твердая классовая система, с длинным и сложным списком титулов и прерогатив, основана на этой идее. Они поклоняются темной богине, называемой некоторыми Лолт, и ее жрицы занимают очень высокие места в обществе. Так как большинство жрецов дроу женщины, женщины имеют тенденцию заполнять почти все позиции большой важности.Воины Дроу проходят строгое обучение пока они молоды. Те из них, кто не проходят требуемые испытания, убиты при заключительном испытании.Дроу часто используют гигантских ящериц как грузовых животных, и часто берут медвежатников или троглодитов как слуг. Города Дроу – это приюты для злых существ, включая живодеров разума, и дроу в союзе со многими из злых жителей подземелий. С другой стороны, они постоянно находятся в войне со многими из их подземных соседей, включая карликов или темных гномов (свирфнеблинов), которые живут близко к городу дроу. Темные эльфы часто держат рабов всех типов, включая прошлых союзников, не сумевших соответствовать ожиданиям дроу.Дроу производят необычное оружие и одежду с квазиволшебными свойствами. Некоторые писцы и исследователи говорят, что это странное свечение вокруг городов дроу делает ремесла дроу специальными. Другие теоретизируют, что это их прекрасное мастерство дает уникальные признаки их чудесно сильным металлам и превосходной ткани. Безотносительно от причины, ясно, что дроу обнаружили некоторый способ делать свою одежду и оружие без использования магии.Прямой солнечный свет полностью уничтожает ткань, обувь, оружие и доспех дроу. Когда любое изделие, произведенное ими подвергнуто солнечному свету, начинается необратимый распад. В пределах от 2 до 12 дней, изделия теряют свои волшебные свойства и распадаются становясь полностью ничего не стоящими.Сонный Яд Дроу, используемый в их дротиках и охотничьих копьях, высоко ценится купцами на поверхности. Однако, этот яд теряет свои свойства немедленно когда подвергнут солнечному свету, и остается эффективным только 60 дней после того, как он подвергнут воздуху. В нераскрытом пакете яд Дроу остается мощным в течение годаТемные эльфы (также известные как дроу) – злые родственники остальных эльфов. Загнанные под землю любящими свет эльфами, эти зловещие существа осели в таком месте, которое они называют Underdark, убежище, которое они грубо вытесали в подземных пещерах. Они стали владельцами темных гротов, и любое мыслящее существо избегает их.Первоначально дроу были просто эльфами, которые больше времени проводили за изучением принципов силы, чем принципов справедливости. В их поисках большей власти над жизнью они неизбежно стали иметь дело с силами, которые однажды предадут их. Их эльфийские собратья, встревоженные началом изменений в их прежде мирных родственниках, искали возможность убедить их. Дроу, считая эти попытки агрессией, отвечали убийствами послов и вторжениями в эльфийские города. Убедившись в зле дроу, другие эльфы объединились, чтобы изгнать их.Длинная, мучительная война прошла через столетия; эльф убивал эльфа, и много магии носилось в воздухе. Большая часть мира лежала опустошенной, впитывая кровь эльфов. Наконец, добрые и нейтральные эльфы одержали победу и изгнали дроу в подземелья. Развращение дроу отразилось и в их внешности, ибо их кожа потемнела, а волосы стали белыми. Их глаза пылали красным — еще одно доказательство пламени, горящего в их груди.Дроу по общему мнению столь же широко распространены, как и другие подрасы эльфов — возможно, даже больше. Никто, даже дроу, не знает точно, как далеко простираются их подземные владения. Хорошо известно, что они имеют некоторые знания в межизмерительной магии, поскольку они используют ее, чтобы путешествовать на длинные расстояния. Они ненавидят свет, и они глубоко исследовали способы путешествовать, избегая солнце, которое прокляло их. У дроу есть обширные сети туннелей, которые могут вести (или не вести) в их мир.Дроу обычно ниже, чем остальные эльфы. Во всех других отношениях, сохраняя свои собственный рост и цвет кожи, дроу походят на своих наземных братьев.Мастерство дроу – настоящее чудо, отточенное странными и запутанными украшениями. К сожалению, плоды их труда неспособны существовать вне мира дроу, и предметы изменяют, хотя и медленно, свою структуру, когда удаляются от излучения Underdark.Их общество – обычно матриархат, где женщина-дроу играет главенствующую роль. Мужчина-дроу занят на относительно незначительных работах маханием мечом или мелким колдовством. Женщины, с другой стороны, занимают руководящие позиции в обществе. Они – жрицы их темной богини, Лолт (или иногда Ллот), Королевы Пауков.Эти женщины владеют огромной, данной богиней силой, с беспощадностью. Используя угрозу сурового наказания, они держат мужчин в страхе и покорности. Они – верхушка социальной иерархии в Underdark; они ревностно охраняют свою власть от занимающих низкое положение мужчин, которые могли бы попробовать отнять эту силу.Пока женщины-дроу имеют большую власть, чем мужчины, и физически более сильные и также более умные, дроу трудно поверить, что мужчины могут удерживать власть в других обществах. Таким образом, они не верят, что любая угроза, исходящая от мужчин, может серьезно угрожать дроу.Несмотря на их хаотически злой характер, общество дроу жестко структурировано и разделено. Социальные страты и классификации фактически неизменны. Дроу, конечно, может продвигаться в своей касте, но не может продвигаться вне ее. Хаотический характер дроу наиболее очевиден, когда кто-нибудь пытается развиться — обычно это делается через смерть.Дроу постоянно пытаются улучшать свои позиции в обществе и в глазах Лолт. Если это происходит за счет жизни других, так намного лучше — так делает какой-нибудь младший дроу, вызвая на поединок пришельца, и это гарантирует большую защищенность в новом положении.Дроу испытывают постоянную ненависть ко всему наземному, но ничто так не приводит их в гнев, как добрые эльфы. Дроу используют любую возможность, которую только получают, чтобы уничтожить других эльфов, с которыми они сталкиваются. Даже немногие злые эльфы на поверхности считаются врагами, и дроу, не колеблясь, предадут такого эльфа, когда он или она сделает свое дело.


Этот заголовок я позаимствовал из книги Гарри Прайса, самого бесстрашного из британских парапсихологов последних десятилетий. Титулом «беспокойнейшего» он удостоил Борли-Ректори, дом в Эссексе, возведённый в 1853 году (якобы, на руинах средневекового монастыря) преподобным Генри Д.Э.Буллем.Книга, вышедшая под таким названием в 1940 году, а также следующая, «Конец Борли-Ректори» (1946), стали бестселлерами. Гарри Прайс умер в 1948 году. Ещё семь лет спустя трое других исследователей – Тревор М.Холл из Британского Общества психических исследований, Эрик Дж.Дингуолл и Кэтлин М.Голдни (двое последних – друзья и коллеги Прайса) опубликовали книгу «Призраки в Борли: критический анализ имеющихся фактов», в которой попытались развенчать тайну «беспокойнейшего» британского дома и обвинить Прайса в мистификации, утверждая, будто бы он умышленно искажал все относившиеся к делу факты. Скандал, разразившийся вокруг этого совершенно надуманного «разоблачения», оказался беспрецедентным в истории психической науки.*

* Г-н Дингуолл, один из руководителей Лондонского О.П.И., нанёс много вреда «психическим" исследованиям. О его деятельности писал ещё А.Конан-Дойль. Из-за Дингуолла писатель прекратил своё членство в О.П.И. и других призывал к тому же. Подробнее см. об этом в «Записках о Спиритизме» (а также в нашем «Приложении») письмо под заглавием «Отречение от Общества психических исследований». (Й.Р.)

Между тем, призраки Борли-Ректори – феномен стародавний; странности в доме начались задолго до того, как там в 1929 году впервые появился Прайс. К систематическим наблюдениям он, кстати, приступил лишь 9 лет спустя, когда снял здесь комнату на год и попытался найти себе объективных помощников с помощью объявления в «New York Times Magazine».В течение следующих 14 месяцев в Борли-Ректори было зафиксировано около двух тысяч паранормальных явлений разного рода: необъяснимые голоса, звуки шагов, звон колокольчика, клацание дверных замков, появление письменных посланий на стенах, превращение вина в чернила, полёты предметов, появление трещин в оконных рамах, огненные всполохи в окнах. Самыми жуткими персонажами этого театра ужаса была постоянно расхаживавшая по поместью призрачная монахиня, которая в своих письменных посланиях молила живых об упокойной мессе, а также обезглавленный возница, разъезжавший в своей призрачной карете. Обе фигуры достаточно наглядно иллюстрировали издавна ходившую в этих краях легенду о монахе и юной монашке, сбежавших из Борли в карете. Когда беглецов поймали, мужчину обезглавили, а женщину живьём замуровали в стене монастыря.Если верить Гарри Прайсу, поселившиеся в доме наблюдатели не ощущали со стороны привидений сколько-нибудь враждебного к себе отношения. Живший тут трёхлетний ребёнок придерживался иного мнения. На вопрос, кто поставил ему синяк под глазом, мальчик ответил: «Это меня страшила какой-то стукнул. Он стоял в комнате у занавески».Собаки также относились к безголовому призраку без особых симпатий. Однажды капитан Грегсон, последний владелец Борли (это при нём призрак монашки спалил-таки дом, исполнив таким образом многочисленные угрозы, передававшиеся с помощью планшетки) поздно вечером вошёл во двор со своим чёрным спаниэлем. Вот что затем произошло:«В дальнем конце двора послышались отчётливые шаги, – рассказывает он. – Затем кто-то прошёл по деревянной крышке люка, который ведёт в подвал. Я остановился. Внезапно собака словно сошла с ума. Она завизжала, вырвала из рук поводок и с визгом умчалась прочь. С тех пор я её больше не видел».Капитан Грегсон купил себе такого же чёрного спаниэля. Тот без промедления последовал примеру предшественника: взвыл, завизжал, умчался куда-то стрелой и больше в окрестностях не появлялся.Воздержусь от самоцитирования; желающие могут обратиться к моей статье, опубликованной журналом «Tomorrow» (зимний выпуск 1956 года), где я выразил против этого, с позволения сказать, «разоблачения» возмущённый протест. Поверьте, за Гарри Прайса я вступился вовсе не потому, что питал к нему какие-то личные симпатиии. Мы не были друзьями – впрочем, врагами тоже. Прайс мало кому нравился: это был человек крайне честолюбивый, эгоистичный, ревнивый к славе и к конкурентам. Но по меньшей мере в одном достоинстве ему не откажешь: это был честный исследователь, всю свою жизнь посвятивший разоблачению разного рода мошенников и проходимцев. Нетерпимость к обману была, пожалуй, наиболее яркой чертой его весьма своеобразного характера. Прайс (автор знаменитой «Terrum Of Spiritualism») проявил немалое мужество, когда в своей второй публикации о Борли-Ректори заявил следующее:«Шесть лет назад я пришёл к выводу, что объяснить происходящее здесь можно лишь исходя из теории посмертного существования индивидуума; сегодня без колебаний могу заявить, что за это время лишь утвердился в своём мнении. Более того, утверждаю, что феномен Борли-Ректори подтверждает концепцию «жизни после смерти" куда убедительнее, чем любое паранормальное проявление того же рода, когда-либо встречавшееся мне на пути».Итак, Гарри Прайс высказался в поддержку спиритов: за этот грех его теперь и пытаются смешать с грязью. Что касается меня, то могу оспорить лишь одно утверждение Прайса – а именно, что Борли-Ректори – самый «неспокойный» из домов Британии. Этот отъявленный эгоцентрист просто умер бы от смущения, если бы узнал, что дело, им расследуемое – не «самое-самое» во всех отношениях. Самый густонаселённый привидениями дом страны (о чём Гарри Прайс не мог не знать хотя бы из уже опубликованных к тому времени книг и статей) – всё же Баллехин-Хаус в графстве Пертшир, на протяжении многих веков состоявший во владении семейства шотландских баронов. С любезного согласия лорда Бьюта дом был сначала сдан Обществу психических исследований в аренду, а затем перешёл в полное владение этой организации. Мисс Гудрих-Фриэр, очень известная и способная исследовательница, провела здесь 92 дня, ежедневно записывая свои наблюдения. Происходившие тут события носили религиозный оттенок, но по странности значительно превосходили всё, что имело место в Борли-Ректори.Последним владельцем дома по мужской линии был майор С., человек весьма эксцентричный. Он участвовал в индийской кампании, сохранил самые тёплые воспоминания о тех днях, а главное, верил в то, что души мёртвых могут возвращаться в наш мир, вселяясь как в людей, так и в животных. Майор С. не раз намекал на то, что после собственной кончины непременно вселится в тело своего любимого чёрного спаниэля.После смерти майора члены его семьи, должно быть, дабы затруднить осуществление этого плана, приказали перестрелять всех собак в доме. С тех пор в окрестностях его постоянно носятся стаи призрачных псов. Чёрного спаниэля встречали несколько очевидцев; не раз появлялись на территории поместья и другие его покойные собратья. Вот фрагмент дневниковых записей мисс Гудрих-Фриэр:«Около десяти часов утра я сидела в библиотеке и писала что-то, находясь спиной к окну. В комнате со мной была миссис Уокер. Она обратилась ко мне пару раз с каким-то вопросом, но я не ответила ей, поскольку была слишком занята. Вдруг кто-то подтолкнул мой стул. Я решила, что это пёс: внизу, однако, никого не было. Я продолжала работу и через несколько минут почувствовала толчок настолько решительный, что я чуть не упала со стула. Решив, что это миссис Уокер, не дождавшись ответа, решила напомнить о себе таким образом, я обернулась и вскрикнула от изумления: комната была пуста! Миссис Уокер через секунду вошла, и тут же увидела собаку, которая сидела на коврике перед камином и очень внимательно глядела в ту самую точку рядом со стулом, где ожидала увидеть её я».Четыре дня спустя:«Сегодня после захода солнца мы с миссис Мур снова слышали шум – в основном, какие-то лёгкие шаркающие шаги. Затем раздалось царапанье. Мы решили, что это наша собака, но обнаружили её мирно спящей на привычном коврике».Ещё две недели спустя мисс Гудрих-Фриэр увидела в комнате миссис Мур чёрного пса, которого приняла поначалу за своего шпица. Она как раз устанавливала фотокамеру и замерла, опасаясь, что животное сдвинет стол. В ту же секунду появилась вторая собака: на этот раз это был её Спукс. Прижав ушки, он направлялся к чёрному гостю.«Куда это наш Спукс так помчался? – удивилась другая женщина, находившаяся в комнате. Мисс Фриэр увидела затем, как Спукс спешно ретировался, помахивая хвостом. Призрачная собака была покрупнее живой, хотя не исключено, что это тоже был спаниэль».Появлялись здесь и «человекоподобные» привидения. Дважды оказывалось, что это образы ныне живущих людей, которые в тот момент, очевидно, спали. Одним из них был священник (во всех отчётах он фигурирует под именем «отец Х.»), переживший в доме мучительные мгновения и потому, наверное, всеми мыслями всё ещё находившийся здесь. Именно он, кстати, и обратил впервые внимание лорда Бьюта на странности Баллехин-Хауса.Священник решил, что покойный майор С. пытается таким образом привлечь к себе внимание живущих и убедить их в том, что душа его жаждет успокоения при посредстве святой молитвы. Находясь у себя в комнате, он слышал удары, напоминавшие, скорее, взрывы, и ещё какие-то глухие стуки, как если бы большая собака всем телом бросалась на дверь. Окропив помещение святой водой, отец Х. произнёс «Visita Qu?sumus» – молитву, призывающую небо защитить дом и его обитателей от козней врага рода человеческого. В ту ночь, засыпая, святой отец явственно увидел на стене бурое деревянное распятие высотой около полуметра.Известный астроном сэр Уильям Хиггинс тщательно расспросил отца Х. и убедился в том, что тот не стал жертвой болезненных галлюцинаций. То же распятие позже увидел другой священник, отец К. Стоя у камина, он испытал вдруг сильнейший озноб. В постели дрожь усилилась. «Случайно подняв взгляд, – рассказывал он в письме лорду Бьюту, – на стене над самой кроватью я увидел деревянное распятие из бурой древесины. Стена комнаты была совершенно пуста, там не было ни картин, ни чего-либо, что могло бы явиться причиной оптического обмана, допустим, в силу особенностей освещения. Озноб прекратился: не то, чтобы мгновенно, но очень скоро. Я словно ощутил вдруг какую-то поддержку извне».«4 марта у мистера Поулса начался внезапный озноб, – пишет мисс Гудрих-Фриэр. – Он сумел лишь выдавить из себя какие-то жалобные звуки. Взглянув в его сторону, я увидела руку, державшую бурое распятие, на вид выточенное из дерева. Некто стоял у подножия кровати, оставаясь невидимым. Мистер Поулс тут же сказал: «Мне лучше!» – или что-то в этом роде».В Баллехин-Хаусе нередко слышалось бормотание, напоминавшее тихое молитвенное чтение. Согласно легенде во времена Реформации здесь был убит священнослужитель. Раздавались и другие голоса: невидимые люди то беседовали едва слышно, то принимались вдруг яростно спорить. Слов разобрать было невозможно, но многоголосица прослушивалась отчётливо.Когда-то маленький флигель на территории поместья служил летним приютом монахинь. Возможно, именно этим объясняется частое появление здесь призрака монашки.«На снежном фоне я увидела едва заметную фигурку, – пишет мисс Гудрих-Фриэр. – Некоторое время женщина продвигалась по узкому ущелью вверх, затем остановилась, обернулась и посмотрела прямо на меня. Лицо её казалось бледным, руки были скрыты в складках монашеского одеяния. Затем она вновь двинулась по склону – мне показалось, противоестественно быстро. У дерева фигура исчезла – может быть, потому, что дальше не было снега, который бы оттенял её контур. У ручья, снова на снежном фоне, она на мгновение появилась, но тут же исчезла вновь».Призрак монашки являлся не всем. Но одному из участников исследовательской команды удалось сделать набросок её портрета в фас и профиль. Призрак назвали «Изабель» – просто чтобы отличать от «Марго», другой женщины-привидения. Этих двух не только видели вместе, но и слышали: оне о чём-то спорили тихими голосами. Однажды в ходе сеанса «столоверчения» мистер Поулс и мисс Фриэр получили любопытное приглашение явиться в рощицу у ручья после половины седьмого вечера – монахиня пообещала там прикоснуться к плечу мужчины.«С того места на западном берегу, где я стояла, трудно было отчётливо разглядеть фигуру, – пишет мисс Гудрих-Фриэр, – но она подошла к священнику очень близко. Из кармана у неё выглядывал кончик белого носового платка. Я видела, как её рука потянулась к плечу мистера Поулса, но не могу с полной уверенностью утверждать, что контакт состоялся».Послали за мисс Лэнгтон, не объяснив ей, зачем.«Я снова остановился под молодым деревцем, – продолжает священник. – На этот раз дрожь обуяла меня почти сразу же. По словам мисс Лэнгтон, спустя полминуты чуть левее от меня возникла фигура. Она, вроде бы, подняла руку и снова прикоснулась ко мне. Я ничего не почувствовал, кроме продолжавшегося озноба, – так, похоже, организм реагировал на каждое появление фантома».Куда больше, нежели разгуливающие привидения, досаждал исследователю загадочный комнатный шум. Тут было всё: стуки, хлопки, треск, взрывы, лязганье, стоны, шаги и крики (не только человеческие, но и звериные). Этот бедлам не прекращался ни днём, ни ночью. Приведу в заключение краткое описание лишь одного жуткого происшествия.«После ужина мы втроём расселись за картами у камина. Вдруг кто-то из нас воскликнул: «Слышите? Шаги!» Да, комнату – вдоль стены со стороны сейфа – явно обходил невидимый мужчина. Шаги раздались совсем рядом, но мы никого не увидели».Призрак этот, кроме того, имел пренеприятнейшую привычку сдёргивать со спящих одеяла и поднимать в воздух кровати, однако встречи с представителями высших научных кругов явно приводили его в смущение. Сэр Оливер Лодж, посетивший дом, сообщил лорду Бьюту следующее:«Мне так и не удалось услышать ничего громкого – так, постукивание в стене, чей-то храп, глухой вой – и всё». Маститый физик не нашёл причин оставаться в доме для дальнейших исследований.Лорд Бьют дважды читал заупокойную молитву в разных участках особняка. Несколько раз он буквально терял дар речи, явственно ощущая чьё-то «злое влияние».«Атмосфера в доме изменилась. Ничего подобного ранее не наблюдалось, – писала мисс Гудрих-Фриэр. – Во время первого визита мы ощущали, в основном, изумление, меланхолию и подавленность; сейчас все независимо друг от друга сошлись на том, что в доме таится какое-то ужасное зло. Спукс сразу это почувствовал: никогда прежде наша собачка не обнаруживала признаков такого ужаса, как теперь. Измождённые лица гостей являют собой за завтраком печальное зрелище».Исследователи попросили, чтобы им разрешили остаться ещё, в надежде провести исследование сейсмическими методами. Но владелец, обеспокоенный падением репутации Баллехина, ответил отказом. С ещё большим недовольством семья восприняла выход книги Гудрих-Фриэр «Призраки Баллехина». Несколько лет назад я направил обитателям особняка письмо, в котором спрашивал, продолжаются ли у них прежние странности, но получил очень краткий и совершенно невразумительный ответ.Важно отметить, что феномен Баллехин-Хауса отличался явной «одушевлённостью»: призраки вели себя здесь далеко не автоматически, как это часто бывает. Похоже, наблюдатели в данном случае действительно столкнулись с явлением спиритического толка. Вызывая у гостей озноб, призраки дома явно отнимали у них энергию жизни – в полном соответствии, надо сказать, с нормами своего поведения на земле.



© 2012 Мир народной медицины | Все права защищены.Копирование материалов запрещено
Яндекс.Метрика