Главная Обратная связь Добавить в закладки Сделать стартовой

Этот заголовок я позаимствовал из книги Гарри Прайса, самого бесстрашного из британских парапсихологов последних десятилетий. Титулом «беспокойнейшего» он удостоил Борли-Ректори, дом в Эссексе, возведённый в 1853 году (якобы, на руинах средневекового монастыря) преподобным Генри Д.Э.Буллем.Книга, вышедшая под таким названием в 1940 году, а также следующая, «Конец Борли-Ректори» (1946), стали бестселлерами. Гарри Прайс умер в 1948 году. Ещё семь лет спустя трое других исследователей – Тревор М.Холл из Британского Общества психических исследований, Эрик Дж.Дингуолл и Кэтлин М.Голдни (двое последних – друзья и коллеги Прайса) опубликовали книгу «Призраки в Борли: критический анализ имеющихся фактов», в которой попытались развенчать тайну «беспокойнейшего» британского дома и обвинить Прайса в мистификации, утверждая, будто бы он умышленно искажал все относившиеся к делу факты. Скандал, разразившийся вокруг этого совершенно надуманного «разоблачения», оказался беспрецедентным в истории психической науки.*

* Г-н Дингуолл, один из руководителей Лондонского О.П.И., нанёс много вреда «психическим" исследованиям. О его деятельности писал ещё А.Конан-Дойль. Из-за Дингуолла писатель прекратил своё членство в О.П.И. и других призывал к тому же. Подробнее см. об этом в «Записках о Спиритизме» (а также в нашем «Приложении») письмо под заглавием «Отречение от Общества психических исследований». (Й.Р.)

Между тем, призраки Борли-Ректори – феномен стародавний; странности в доме начались задолго до того, как там в 1929 году впервые появился Прайс. К систематическим наблюдениям он, кстати, приступил лишь 9 лет спустя, когда снял здесь комнату на год и попытался найти себе объективных помощников с помощью объявления в «New York Times Magazine».В течение следующих 14 месяцев в Борли-Ректори было зафиксировано около двух тысяч паранормальных явлений разного рода: необъяснимые голоса, звуки шагов, звон колокольчика, клацание дверных замков, появление письменных посланий на стенах, превращение вина в чернила, полёты предметов, появление трещин в оконных рамах, огненные всполохи в окнах. Самыми жуткими персонажами этого театра ужаса была постоянно расхаживавшая по поместью призрачная монахиня, которая в своих письменных посланиях молила живых об упокойной мессе, а также обезглавленный возница, разъезжавший в своей призрачной карете. Обе фигуры достаточно наглядно иллюстрировали издавна ходившую в этих краях легенду о монахе и юной монашке, сбежавших из Борли в карете. Когда беглецов поймали, мужчину обезглавили, а женщину живьём замуровали в стене монастыря.Если верить Гарри Прайсу, поселившиеся в доме наблюдатели не ощущали со стороны привидений сколько-нибудь враждебного к себе отношения. Живший тут трёхлетний ребёнок придерживался иного мнения. На вопрос, кто поставил ему синяк под глазом, мальчик ответил: «Это меня страшила какой-то стукнул. Он стоял в комнате у занавески».Собаки также относились к безголовому призраку без особых симпатий. Однажды капитан Грегсон, последний владелец Борли (это при нём призрак монашки спалил-таки дом, исполнив таким образом многочисленные угрозы, передававшиеся с помощью планшетки) поздно вечером вошёл во двор со своим чёрным спаниэлем. Вот что затем произошло:«В дальнем конце двора послышались отчётливые шаги, – рассказывает он. – Затем кто-то прошёл по деревянной крышке люка, который ведёт в подвал. Я остановился. Внезапно собака словно сошла с ума. Она завизжала, вырвала из рук поводок и с визгом умчалась прочь. С тех пор я её больше не видел».Капитан Грегсон купил себе такого же чёрного спаниэля. Тот без промедления последовал примеру предшественника: взвыл, завизжал, умчался куда-то стрелой и больше в окрестностях не появлялся.Воздержусь от самоцитирования; желающие могут обратиться к моей статье, опубликованной журналом «Tomorrow» (зимний выпуск 1956 года), где я выразил против этого, с позволения сказать, «разоблачения» возмущённый протест. Поверьте, за Гарри Прайса я вступился вовсе не потому, что питал к нему какие-то личные симпатиии. Мы не были друзьями – впрочем, врагами тоже. Прайс мало кому нравился: это был человек крайне честолюбивый, эгоистичный, ревнивый к славе и к конкурентам. Но по меньшей мере в одном достоинстве ему не откажешь: это был честный исследователь, всю свою жизнь посвятивший разоблачению разного рода мошенников и проходимцев. Нетерпимость к обману была, пожалуй, наиболее яркой чертой его весьма своеобразного характера. Прайс (автор знаменитой «Terrum Of Spiritualism») проявил немалое мужество, когда в своей второй публикации о Борли-Ректори заявил следующее:«Шесть лет назад я пришёл к выводу, что объяснить происходящее здесь можно лишь исходя из теории посмертного существования индивидуума; сегодня без колебаний могу заявить, что за это время лишь утвердился в своём мнении. Более того, утверждаю, что феномен Борли-Ректори подтверждает концепцию «жизни после смерти" куда убедительнее, чем любое паранормальное проявление того же рода, когда-либо встречавшееся мне на пути».Итак, Гарри Прайс высказался в поддержку спиритов: за этот грех его теперь и пытаются смешать с грязью. Что касается меня, то могу оспорить лишь одно утверждение Прайса – а именно, что Борли-Ректори – самый «неспокойный» из домов Британии. Этот отъявленный эгоцентрист просто умер бы от смущения, если бы узнал, что дело, им расследуемое – не «самое-самое» во всех отношениях. Самый густонаселённый привидениями дом страны (о чём Гарри Прайс не мог не знать хотя бы из уже опубликованных к тому времени книг и статей) – всё же Баллехин-Хаус в графстве Пертшир, на протяжении многих веков состоявший во владении семейства шотландских баронов. С любезного согласия лорда Бьюта дом был сначала сдан Обществу психических исследований в аренду, а затем перешёл в полное владение этой организации. Мисс Гудрих-Фриэр, очень известная и способная исследовательница, провела здесь 92 дня, ежедневно записывая свои наблюдения. Происходившие тут события носили религиозный оттенок, но по странности значительно превосходили всё, что имело место в Борли-Ректори.Последним владельцем дома по мужской линии был майор С., человек весьма эксцентричный. Он участвовал в индийской кампании, сохранил самые тёплые воспоминания о тех днях, а главное, верил в то, что души мёртвых могут возвращаться в наш мир, вселяясь как в людей, так и в животных. Майор С. не раз намекал на то, что после собственной кончины непременно вселится в тело своего любимого чёрного спаниэля.После смерти майора члены его семьи, должно быть, дабы затруднить осуществление этого плана, приказали перестрелять всех собак в доме. С тех пор в окрестностях его постоянно носятся стаи призрачных псов. Чёрного спаниэля встречали несколько очевидцев; не раз появлялись на территории поместья и другие его покойные собратья. Вот фрагмент дневниковых записей мисс Гудрих-Фриэр:«Около десяти часов утра я сидела в библиотеке и писала что-то, находясь спиной к окну. В комнате со мной была миссис Уокер. Она обратилась ко мне пару раз с каким-то вопросом, но я не ответила ей, поскольку была слишком занята. Вдруг кто-то подтолкнул мой стул. Я решила, что это пёс: внизу, однако, никого не было. Я продолжала работу и через несколько минут почувствовала толчок настолько решительный, что я чуть не упала со стула. Решив, что это миссис Уокер, не дождавшись ответа, решила напомнить о себе таким образом, я обернулась и вскрикнула от изумления: комната была пуста! Миссис Уокер через секунду вошла, и тут же увидела собаку, которая сидела на коврике перед камином и очень внимательно глядела в ту самую точку рядом со стулом, где ожидала увидеть её я».Четыре дня спустя:«Сегодня после захода солнца мы с миссис Мур снова слышали шум – в основном, какие-то лёгкие шаркающие шаги. Затем раздалось царапанье. Мы решили, что это наша собака, но обнаружили её мирно спящей на привычном коврике».Ещё две недели спустя мисс Гудрих-Фриэр увидела в комнате миссис Мур чёрного пса, которого приняла поначалу за своего шпица. Она как раз устанавливала фотокамеру и замерла, опасаясь, что животное сдвинет стол. В ту же секунду появилась вторая собака: на этот раз это был её Спукс. Прижав ушки, он направлялся к чёрному гостю.«Куда это наш Спукс так помчался? – удивилась другая женщина, находившаяся в комнате. Мисс Фриэр увидела затем, как Спукс спешно ретировался, помахивая хвостом. Призрачная собака была покрупнее живой, хотя не исключено, что это тоже был спаниэль».Появлялись здесь и «человекоподобные» привидения. Дважды оказывалось, что это образы ныне живущих людей, которые в тот момент, очевидно, спали. Одним из них был священник (во всех отчётах он фигурирует под именем «отец Х.»), переживший в доме мучительные мгновения и потому, наверное, всеми мыслями всё ещё находившийся здесь. Именно он, кстати, и обратил впервые внимание лорда Бьюта на странности Баллехин-Хауса.Священник решил, что покойный майор С. пытается таким образом привлечь к себе внимание живущих и убедить их в том, что душа его жаждет успокоения при посредстве святой молитвы. Находясь у себя в комнате, он слышал удары, напоминавшие, скорее, взрывы, и ещё какие-то глухие стуки, как если бы большая собака всем телом бросалась на дверь. Окропив помещение святой водой, отец Х. произнёс «Visita Qu?sumus» – молитву, призывающую небо защитить дом и его обитателей от козней врага рода человеческого. В ту ночь, засыпая, святой отец явственно увидел на стене бурое деревянное распятие высотой около полуметра.Известный астроном сэр Уильям Хиггинс тщательно расспросил отца Х. и убедился в том, что тот не стал жертвой болезненных галлюцинаций. То же распятие позже увидел другой священник, отец К. Стоя у камина, он испытал вдруг сильнейший озноб. В постели дрожь усилилась. «Случайно подняв взгляд, – рассказывал он в письме лорду Бьюту, – на стене над самой кроватью я увидел деревянное распятие из бурой древесины. Стена комнаты была совершенно пуста, там не было ни картин, ни чего-либо, что могло бы явиться причиной оптического обмана, допустим, в силу особенностей освещения. Озноб прекратился: не то, чтобы мгновенно, но очень скоро. Я словно ощутил вдруг какую-то поддержку извне».«4 марта у мистера Поулса начался внезапный озноб, – пишет мисс Гудрих-Фриэр. – Он сумел лишь выдавить из себя какие-то жалобные звуки. Взглянув в его сторону, я увидела руку, державшую бурое распятие, на вид выточенное из дерева. Некто стоял у подножия кровати, оставаясь невидимым. Мистер Поулс тут же сказал: «Мне лучше!» – или что-то в этом роде».В Баллехин-Хаусе нередко слышалось бормотание, напоминавшее тихое молитвенное чтение. Согласно легенде во времена Реформации здесь был убит священнослужитель. Раздавались и другие голоса: невидимые люди то беседовали едва слышно, то принимались вдруг яростно спорить. Слов разобрать было невозможно, но многоголосица прослушивалась отчётливо.Когда-то маленький флигель на территории поместья служил летним приютом монахинь. Возможно, именно этим объясняется частое появление здесь призрака монашки.«На снежном фоне я увидела едва заметную фигурку, – пишет мисс Гудрих-Фриэр. – Некоторое время женщина продвигалась по узкому ущелью вверх, затем остановилась, обернулась и посмотрела прямо на меня. Лицо её казалось бледным, руки были скрыты в складках монашеского одеяния. Затем она вновь двинулась по склону – мне показалось, противоестественно быстро. У дерева фигура исчезла – может быть, потому, что дальше не было снега, который бы оттенял её контур. У ручья, снова на снежном фоне, она на мгновение появилась, но тут же исчезла вновь».Призрак монашки являлся не всем. Но одному из участников исследовательской команды удалось сделать набросок её портрета в фас и профиль. Призрак назвали «Изабель» – просто чтобы отличать от «Марго», другой женщины-привидения. Этих двух не только видели вместе, но и слышали: оне о чём-то спорили тихими голосами. Однажды в ходе сеанса «столоверчения» мистер Поулс и мисс Фриэр получили любопытное приглашение явиться в рощицу у ручья после половины седьмого вечера – монахиня пообещала там прикоснуться к плечу мужчины.«С того места на западном берегу, где я стояла, трудно было отчётливо разглядеть фигуру, – пишет мисс Гудрих-Фриэр, – но она подошла к священнику очень близко. Из кармана у неё выглядывал кончик белого носового платка. Я видела, как её рука потянулась к плечу мистера Поулса, но не могу с полной уверенностью утверждать, что контакт состоялся».Послали за мисс Лэнгтон, не объяснив ей, зачем.«Я снова остановился под молодым деревцем, – продолжает священник. – На этот раз дрожь обуяла меня почти сразу же. По словам мисс Лэнгтон, спустя полминуты чуть левее от меня возникла фигура. Она, вроде бы, подняла руку и снова прикоснулась ко мне. Я ничего не почувствовал, кроме продолжавшегося озноба, – так, похоже, организм реагировал на каждое появление фантома».Куда больше, нежели разгуливающие привидения, досаждал исследователю загадочный комнатный шум. Тут было всё: стуки, хлопки, треск, взрывы, лязганье, стоны, шаги и крики (не только человеческие, но и звериные). Этот бедлам не прекращался ни днём, ни ночью. Приведу в заключение краткое описание лишь одного жуткого происшествия.«После ужина мы втроём расселись за картами у камина. Вдруг кто-то из нас воскликнул: «Слышите? Шаги!» Да, комнату – вдоль стены со стороны сейфа – явно обходил невидимый мужчина. Шаги раздались совсем рядом, но мы никого не увидели».Призрак этот, кроме того, имел пренеприятнейшую привычку сдёргивать со спящих одеяла и поднимать в воздух кровати, однако встречи с представителями высших научных кругов явно приводили его в смущение. Сэр Оливер Лодж, посетивший дом, сообщил лорду Бьюту следующее:«Мне так и не удалось услышать ничего громкого – так, постукивание в стене, чей-то храп, глухой вой – и всё». Маститый физик не нашёл причин оставаться в доме для дальнейших исследований.Лорд Бьют дважды читал заупокойную молитву в разных участках особняка. Несколько раз он буквально терял дар речи, явственно ощущая чьё-то «злое влияние».«Атмосфера в доме изменилась. Ничего подобного ранее не наблюдалось, – писала мисс Гудрих-Фриэр. – Во время первого визита мы ощущали, в основном, изумление, меланхолию и подавленность; сейчас все независимо друг от друга сошлись на том, что в доме таится какое-то ужасное зло. Спукс сразу это почувствовал: никогда прежде наша собачка не обнаруживала признаков такого ужаса, как теперь. Измождённые лица гостей являют собой за завтраком печальное зрелище».Исследователи попросили, чтобы им разрешили остаться ещё, в надежде провести исследование сейсмическими методами. Но владелец, обеспокоенный падением репутации Баллехина, ответил отказом. С ещё большим недовольством семья восприняла выход книги Гудрих-Фриэр «Призраки Баллехина». Несколько лет назад я направил обитателям особняка письмо, в котором спрашивал, продолжаются ли у них прежние странности, но получил очень краткий и совершенно невразумительный ответ.Важно отметить, что феномен Баллехин-Хауса отличался явной «одушевлённостью»: призраки вели себя здесь далеко не автоматически, как это часто бывает. Похоже, наблюдатели в данном случае действительно столкнулись с явлением спиритического толка. Вызывая у гостей озноб, призраки дома явно отнимали у них энергию жизни – в полном соответствии, надо сказать, с нормами своего поведения на земле.



Описание фэнтэзи

Допельгангер – мастер мимикрии, который выживает, принимая форму людей, полулюдей и гуманоидов.Допельгангеры – двуногие и вообще гуманоидные во внешности. Их тела покрыты густой, волосатой серой шкурой. Однако они редко замечены в своей истинной форме.Этот монстр способен принять форму любого гуманоидного существа высотой от четырех до восьми футов. Допельгангер выбирает свою жертву, дублирует ее форму, а затем пытается убить оригинал и занять его место. Если он неудачен в том чтобы занять место своей жертвы, допельгангер входит к ней в доверие, создавая замешательство, чтобы сделать его неотличимым от его жертвы.Допельгангеры работают группами и действуют вместе, чтобы гарантировать, что их нападения и проникновения успешны. Они очень интеллектуальны и обычно ждут некоторое время, планируя свои нападения с осторожностью. Если группа монстров определяет некоторых потенциальных жертв, допельгангеры часто следят за своими целями, ожидая хорошего шанса, чтобы ударить, с осторожностью выбирая время и возможность. Они могут ждать до сумерек, или пока их жертвы не будут одни, или даже последуют за ними к гостинице.Допельгангеры, по слухам, искусственные существа, которые были созданы когда-то давно мощным волшебником или божеством. Первоначально они были предназначены, чтобы использоваться как шпионы и убийцы в древней, полностью волшебной войне. Их создатель давно умер, но они живут, все еще работая как шпионы для злых сил, воров и правительства. Они, как известно, работали и как убийцы.Все допельгангеры принадлежат одному племени. Хотя они и редки, группы допельгангеров могут быть найдены везде в любое время, и в самых неожиданных местах. Работая как единица, они выбирают группу жертв, типа семейства или группы путешественников. В основном ленивые, допельгангеры находят более легким выживать и хорошо жить, принимая гуманоидную, особенно человеческую форму. Они предпочитают принимать форму кого-то хорошо обеспеченного, и избегают принятия формы трудолюбивых крестьян. Так как они только на 90% точны в своей мимикрии, большинство допельгангеров в конечном счете будут обнаружены и вытеснены, а затем будут вынуждены еще раз принять новую форму.В своих истинных формах допельгангеры наиболее часто встречены в подземелье или в дикой местности. Группы часто устраивают логовище в области хорошо подходящей для засады и неожиданности, регулярно патрулируя свою территорию. Эти банды хорошо живут, нападая на слабых гуманоидных монстров или путешественников и крадя их продовольствие и сокровище. Если продовольствие и сокровище недостаточны, они нанимаются к мощному волшебнику или гильдии воров.Допельгангер, который был нанят, чтобы заменить определенную персону, планирует свое нападение со специальной осторожностью, узнавая так много относительно жертвы и его окружающей среды, как он может.Слабости допельгангеров – это их жадность и трусость. Они проводят свою жизнь в энергичном преследовании золота и другого богатства. При нападении на группу авантюристов, например, они часто выбирают самых богато выглядящих, чтобы напасть на них сначала. Если их цель партия авантюристов, допельгангеры ждут пока партия будет на пути из подземелья и возвращается назад в город. Однако так как они трусливы, они предпочитают выбрать самый легкий путь к богатству. Допельгангер, выбирающий богатых авантюристов, избегает риска, как только сокровище попадает в его руки, и отступает при первом удобном случае, делая некоторое вероятное оправдание за отделение от человеческих членов группы. Также они иногда нанимаются как шпионы и убийцы за деньги.Допельгангеры – искушенные и опасные паразиты, живущие за счет труда других. С ними нужно также считаться как с умными и эффективными шпионами и убийцами, которые могут давать выход политическому погрому в позициях власти. Злые волшебники в редких случаях, в течение короткого периода времени, управляли целыми королевствами, заменяя короля, принца или советника допельгангером.



О полтергейсте слышали, наверное, все. Судя по публикациям в газетах и журналах, этот "шумный дух", появляющийся в квартирах, занимается вполне миролюбивыми проказами: перепрятывает вещи, раскачивает люстры, перестукивается с хозяевами. Иногда, правда, он начинает хулиганить, бросается овощами, подливает воды в кровать или ругается хриплым голосом по телефону.

- Правда ли, что полтергейст - такое забавное и безопасное явление, как о нем пишут? - обращаюсь я к руководителю Центра "Демонология" Игорю Владимировичу ВИHОКУРОВУ, уже много лет занимающемуся явлением полтергейста.

- Hет. Кто бы или что ни стояло за полтергейстом, - это далеко не безобидное явление, оно оставляет неизгладимый след в душах и сердцах соприкоснувшихся с этим темным феноменом людей. Меня часто тревожит мысль, не следует ли его рассматривать как заболевание, хотя и крайне необычное. Говоря о болезни, я имею в виду не вторичные симптомы, когда человек, оказавшийся в эпицентре полтергейста, заболевает в результате испытанных им потрясений. Речь идет о странных предвестниках этого явления: состоянии здоровья и образе жизни его будущих носителей.

- Что вы понимаете под словами "носители" полтергейста?

- Замечено, что полтергейст чаще всего обрушивается на подростков, живущих в неполных семьях, на лишенных семейного тепла пожилых людей или на человека, оказавшегося по тем или иным причинам оторванным от своей семьи: в армии, в заключении, в монастыре и так далее.

У будущего носителя этого темного феномена, как правило, имеются серьезные проблемы с физическим или душевным здоровьем. Чаще всего наблюдаемое физическое одиночество - лишь следствие одиночества душевного. Очевидно, существует еще какая-то причина, по которой эта напасть обрушивается на несчастных и одиноких людей, но мы о ней не знаем.

- Вы говорили о болезни, предшествующей полтергейсту. Что вы имели в виду?

- Долгое время занимаясь этим явлением, я заметил, что несмотря на все разнообразие случаев полтергейста, их можно объединить в две большие группы - "подростковый" и "демонический". Hа эту же особенность обратил внимание и американский исследователь Д. Рого.

В центре первой группы оказываются обычно подростки. Само явление, возникающее, как правило, в их присутствии, не выходит за пределы физических возможностей и интеллекта подростка и сводится чаще к движению предметов.

Совершенно по-другому выглядит демонический полтергейст. Он более неистов, нередко несет независимую от носителя и, порой, злую волю. Во время него появляются и исчезают тяжелые предметы, происходят "нападения" на определенных людей, левитация человека.

Hеобычайные и зачастую весьма изощренные формы поведения, проявляющиеся в полтергейстах демонического типа и нередко совершенно независимые от носителя, напоминают феномен, называемый церковью "одержимостью".

- Поясните, пожалуйста, что это такое?

- Hаиболее подробно одержимость описывается в трудах отцов Римско-католической церкви. Демонические сущности - бесы - дают о себе знать двумя способами: "вторжением" и "одержимостью". Под вторжением понимаются необъяснимые звуки, запахи, шумы, движение предметов, т.е. те же самые эффекты, о которых мы только что говорили.

Одержимость же проявляется в том, что люди, в которых вселились демоны, бьются в конвульсиях, выкрикивают богохульные и непристойные слова и т.п. Сегодня это заболевание проходит по ведомству психиатрии. В прежние времена им официально занимались ведомства духовные. И, надо сказать, с куда большим эффектом. К счастью, в наши дни они не утратили своего искусства и нередко составляют очень серьезную конкуренцию ученым мужам от психиатрии.

Изгнание Иисусом дьявола из бесноватого описывается еще в Hовом Завете. В XVI веке обряд исцеления бесноватых был подробно изложен в требнике киевского митрополита Петра Могилы. Он стал составителем обряда, названного впоследствии ритуалом экзорцизма.

- Hеужели и в наш просвещенный век совершается этот средневековый ритуал?

- Я могу привести большое количество тому примеров. В качестве самого типичного случая можно назвать борьбу с одержимостью тринадцатилетнего мальчика в американском городе Джорджтауне в конце 50-х годов.

Все началось со спиритического сеанса. После него стали иногда раздаваться непонятные стуки и царапанье, исходящие от иконы с изображением Христа. Hа следующей стадии полтергейста стала пропадать, появляясь потом в самых неожиданных местах, одежда. В присутствии мальчика переворачивалось кресло, взлетали и плавали по комнате предметы. Мальчик стал подниматься в воздух прямо с кровати, иногда вместе с матрацем, и "плавал" на нем. Из школы ребенка попросили забрать. Врачи внимательно обследовали его, но никакой патологии не обнаружили.

Обеспокоенные родители пригласили священников, и те поставили диагноз: одержимость. Мальчика сотрясали судороги, он напоминал куклу, управляемую невидимыми нитями. Через шесть недель припадки прекратились. Hо мальчик резко изменился. Говорил он теперь низким, хриплым басом с угрожающими интонациями, изрекал одни непристойности.

Лютеранский священник, вошедший в дом, был брошен на пол невидимой силой. Родители мальчика обратились в католическую церковь. Десять недель длился ритуал экзорцизма. Сорокакилограммовый мальчик с необычайной легкостью разбрасывал священнослужителей. Его тело невероятно раздулось, движения головы напоминали змеиные, воздух в комнате, где он лежал, становился вдруг очень холодным. Однажды, вырвавшись из рук священников, мальчик выхватил ритуальную книгу, взлетел над ними и в одно мгновение непостижимым образом превратил ее в облако "конфетти".

Все же труды служителей церкви не прошли даром. Мальчика удалось вернуть в нормальное состояние, но он ничего не помнил о том, что с ним происходило в последнее время.

Правда, не всегда ритуал экзорцизма заканчивается благополучно, особенно если его совершают непрофессионалы. В 1991 году в одном из небольших городов Италии во время его проведения погиб священник Гунтано Виглиотти, пытавшийся излечить пятнадцатилетнюю девушку без благословения епископа. Когда мать девушки вошла в комнату через два часа после начала сеанса экзорцизма, она обнаружила тело несчастного священника, истерзанного с нечеловеческой силой и жестокостью.

- Случаи, о которых вы рассказываете, противоречат здравому смыслу. Hеужели вы сами верите, что дьявол может овладеть телом человека и что его можно изгнать с помощью молитвы?

- Я могу вам ответить словами одного из современных теологов: самым большим достижением Сатаны в наши дни следует считать то, что он сумел заставить нас забыть о своем существовании... Можете верить в ритуал экзорцизма, можете не верить. Hо если, не дай Бог, напасть одержимости обрушится на кого-то из ваших знакомых или близких, не торопитесь искать помощи у милиции или помещать человека в "психушку". Идите в церковь.



Мы уже касались вопроса о скульптурных изображениях людей или только человеческой головы. Эта традиция получила распространение в кельтском мире с VI века до н. э., вероятно, в результате греческого или этрусского влияния. Естественно, у каменных изваяний было больше шансов уцелеть. Мы видим примеры этого в находках в Хиршландене, Хольцерлингене или Пфальцфельде. То же доказывают голова из Мшецке-Жехровице, каменный человеко-вепрь из Эфинье (Марна) или более ранние высеченные из камня головы и нетипичных омфалоидных (почкообразных) камнях, вроде тех, что обнаружены в Туро или замке Стрейндж в Ирландии. Все они местного изготовления. Бронзовые изображения, такие, как сидящая на корточках фигура мужчины, частично литая, частично кованая (Бурэ, департамент Сены и Уазы), или голова из Тарба и многие другие, относятся к доримскому периоду.

В исключительных случаях сохранялись и деревянные фигурки, как, например, фигурка из района Женевского озера или серия фигур неустановленной даты с Британских островов. Подобные им фигуры были обнаружены на территории Галлии в шахте близ Орлеана, а также в Кот-д'Ор. Поразительная коллекция из почти двухсот деревянных скульптур была обнаружена в предположительно кельтском святилище близ истоков реки Сены. Она включает в себя изображения людей и животных, а также внутренних органов, причем эти последние, по всей вероятности, являются вотивными предметами или связаны с гаданиями, подобно этрусским обычаям.

Кельтские религиозные скульптуры из дерева, до-римских времен, видимо, были распространены гораздо шире, чем мы полагали ранее. Лукан в своем впечатляющем стихотворном описании кельтского святилища в лесах близ Массалы, оскверненного и разграбленного Цезарем, говорит именно о таких скульптурах: «...И много темных источников струило там свои воды, и рядом стояли белесые от времени угрюмолицые боги, грубо вырубленные из неотесанных древесных стволов». Если отбросить эпитеты, картина, которую рисует Лукан, весьма убедительна. Он описывает «неметон», священное место в чаще темного страшного леса, где бьют священные родники и вода собирается в озерки, стоят деревянные фигуры божеств, вырубленных в кельтской традиции, примитивной и совершенно чуждой классической манере, требующей точного воспроизведения пропорций. Такие статуи вполне могли быть теми «множественными изображениями», которые видел Цезарь или его осведомители. Похоже, что Джилдас, говоря о Британии VI века н. э., видел и сожалел о более поздних кельтских скульптурах, возможно также деревянных, гротескных, негибких, свирепого вида.

В первой главе мы говорили о трудностях интерпретации лишь по надписям большого числа имен богов, галльских и, до некоторой степени, бриттских. Любопытно поэтому отметить, что имена бриттских надписей не повторяются на континенте, что свидетельствует не только о замкнутом характере бриттско-кельтской традиции (это, кстати, заметно на всей материальной культуре), но также об ошеломляющем количестве сельских божеств «местного значения» с местными именами. Однако по ним удалось восстановить контур ареала местных культов в Галлии в достаточно широком масштабе. Примером могут служить: культ трехголового бога, распространенный главным образом в долине Марны и на Кот-д'Ор, божество с колесом, часто встречающееся на Центральном горном массиве и на нижней Роне, или бог с молотом, популярный на среднем и верхнем течении Роны, культ которого, видимо, доходил до Сены и Рейнской области.

Ареал этот не совпадает с известными границами поселения кельтских племен, но вполне соотносится с ареалом культа «божественной пары», приписываемому эдуям. Другие иконографические типы были рассеяны по всей галльской территории, как то рогатый бог или двуликое божество, вроде Януса. Вообще, изучение иконографических и эпиграфических свидетельств говорит о невероятном разнообразии и узко местном характере кельтских божеств, а также о невозможности привести в систему то, что никогда в ней не нуждалось. Кельтам была чужда строгая иерархия пантеона, которую пытались навязать им римские авторы.

По мере усвоения римских художественных традиций резко возросло количество каменных скульптур, используемых в кельтской культуре для религиозных целей и в погребальных обрядах. Мы наблюдаем иконографию, сопровождаемую надписями с именем бога или упоминанием его атрибутов. Одновременно с освоением средиземноморских художественных приемов продолжала существовать местная традиция, особенно в части высечения из камня отрубленных голов, как в Британии или Ирландии. Хотя голова Антенокитиуса из Бенуэлла близ стены Адриана представляет собой не отдельное произведение, но отсеченный фрагмент статуи.



В русских народных сказках часто встречается описание превращения человека в оборотня. В большинстве случаев для превращения требуется волшебные предметы:

а) Колдуны и ведьмы превращают людей различными зверями и птицами, ударяя их зеленым прутиком, палкою, плетью (кнутом-самобоем). Такое верование разделялось греко-италийским племенем. Знаменитая чародейка Цирцея быстрым ударом жезла оборотила в свиней спутников Одиссея; Пик был наказан превращением в дятла: едва волшебница коснулась его тростью, как он тотчас же сделался пестрокрылою птицею.

Эта чудесная трость или плеть- эмблема молнии и указывает на тесную связь оборотничества с грозовыми тучами; с этой эмблемою сочетались противоположные представления: с одной стороны удар волшебного прута повергает сказочных героев в окаменение и непробудный сон (зимние оцепенение), а с другой призывает их к жизни (к весеннему творчеству). То же двоякое значение придается удару волшебного прута и в преданиях об оборотнях: им превращаются люди в звериные образы, и, наоборот, им же разрушается сила заклятия, и превращенные возвращаются в среду людей. На Украине думают, что если ударить оборотня вилами или цепом, то он тотчас же делается человеком, т.е. бог-громовик, ударяя своей палицей, срывает с него волчью шкуру (разносит тучу). Оборотни, т.е. стихийные духи и тени усопших, облаченные в облачные шкуры, появляются и исчезают вместе с бурными грозами. С каждым дуновением ветра, с каждым извивом молнии и раскатом грома облака и тучи меняют свои прихотливые формы, или, выражаясь метаморфическим языком, с каждым ударом громовой палицы стихийные духи перекидываются, перебрасываются, кувыркаются и тем самым как бы переворачивают или переменяют свои облачные одежды и переходят из одного видимого (телесного) образа в другой. Для того, чтобы обозначить акт превращения, народные сказки и песни употребляют выражения, указывающие на быстрое движение, стремительный удар и круговой поворот: молодец "ударился оземь и оборотился собакою", "колдун хлопнулся о сырую землю, сделался серым волком и пустился в погоню", "перекинулся медведем, жеребцом, добрым молодцем", "колдун может обернуться и в кошку, и в кошку, и в собаку"...

б). Набрасывание звериной шкуры.

Крестьяне уверяют, что в старые годы случалось, снимая шкуру с убитой волчицы или медведицы, находить под нею бабу в сарафане. Есть рассказ, что на охотничьей облаве убили трех волков, и когда стали снимать с них шкуры, то под первою нашли молодого жениха, под второй-невесту в ее венчальном уборе, а под третьей-музыканта со скрипкою... В немецкой низшей мифологии Вервольф превращается в волка из-за того, что ночью облачается в волчью шкуру.

в). Волшебная науза.

Чтобы превратить свадебное сборище в стаю волков, столько ремней, мочалок или поясов, сколько нужно оборотить лиц, нашептывают на них заклятия и потом этими ремнями или мочалками подпоясывают обреченных, которые тотчас же и становятся вовкулаками. Такой оборотня не иначе может получить человеческий образ, как разве в том случае, когда чародейный пояс изотрется и лопнет; но и после избавления долгое время бывает дик, сумрачен и не скоро привыкает к людской речи... Итак, если человека превращают в зверя, то делают это по средствам волшебных предметов (кольцо, пояс, трость, плеть), а если он превращается по собственной воле, то делает это либо, набрасывая на себя шкуру того животного, в которого он хочет превратиться, либо, ударяясь оземь, перепрыгивая через пень и т.п. Интересно, что некоторые предметы обладают также обратной силой, то есть они и превращают человека в животного, и, напротив под действием удара этого предмета, например, волшебного прута, разрушается сила заклятия и превращенные возвращаются в среду людей.



Народные рецепты красоты
© 2012 Мир народной медицины | Все права защищены.Копирование материалов запрещено
Яндекс.Метрика