Главная Обратная связь Добавить в закладки Сделать стартовой

Внимание, как и все остальные психические процессы, имеет низшие и высшие формы. Первые представлены непроизвольным вниманием, а вторые — произвольным. Непосредственное внимание — это также более низкая форма его развития, чем опосредствованное.

Историю развития внимания, как и многих других психических функций, пытался проследить Л.С. Выготский в русле своей культурно-исторической концепции их формирования. По его мнению, история внимания ребенка есть история развития организованности его поведения, что ключ к генетическому пониманию внимания следует искать не внутри, а вне личности ребенка.

Произвольное внимание возникает, когда окружающие малыша люди направляют его внимание, руководят им, подчиняют его и таким образом дают в руки ребенка те средства, с которыми он в дальнейшей жизни сам овладевает своим вниманием.

Культурное развитие внимания заключается в том, что при помощи взрослого малыш усваивает ряд искусственных стимулов-средств (знаков), посредством которых он дальше направляет свое собственное поведение и внимание.

Возрастное развития вниманияПроцесс возрастного развития внимания по идеям Л.С. Выготского представил А.Н. Леонтьев. С возрастом внимание ребенка улучшается, однако развитие внешне опосредствованного внимания идет гораздо быстрее, чем его развитие в целом, тем более натурального внимания.

В школьном возрасте наступает перелом в развитии, который характеризуется тем, что первоначально внешне опосредствованное внимание постепенно превращается во внутренне опосредствованное, и со временем эта последняя форма внимания занимает, вероятно, основное место среди всех его видов.

Различия в характеристиках произвольного и непроизвольного внимания возрастают, начиная с дошкольного возраста, и достигают максимума в школьном возрасте, а затем вновь обнаруживают тенденцию к уравниванию. Это связано с тем, что в процессе своего развития система действий, обеспечивающих произвольное внимание, из внешней постепенно превращается во внутреннюю.

Малыша с колыбели окружают неизвестные предметы, привлекающие его внимание своей яркостью или необычным видом, он также обращает внимание на своих родных, радуясь их появлению в поле зрения или, начиная плакать, чтобы они взяли его на руки.

Близкие люди, находящиеся рядом, произносят слова, смысл которых малыш постепенно постигает, они руководят им, направляют его непроизвольное внимание. Т.е. его внимание с раннего возраста направляется с помощью специальных слов-стимулов.

Овладевая активной речью, малыш начинает управлять и первичным процессом собственного внимания, причем сначала — в отношении других людей, ориентируя собственное их внимание обращенным к ним словом в нужную сторону, а затем — и в отношении самого себя.

Когда мы общаемся с малышом, наши слова вначале являются как бы указателями, выделяющими для него какие-то признаки в предмете, мы обращаем его внимание на эти признаки. При обучении слово все более и более направляется в сторону выделения абстрактных отношений и приводит к образованию абстрактных понятий.

Вначале процессы произвольного внимания, направляемого речью взрослого, являются для малыша процессами его внешнего дисциплины, чем саморегуляции. Постепенно, употребляя то же самое средство овладения вниманием по отношению к самому себе, ребенок переходит к самоуправлению поведением, т.е. к произвольному вниманию.

Последовательность основных этапов развития детского вниманияПредставим последовательность основных этапов развития детского внимания так, как она выглядит по данным наблюдений и экспериментальных исследований:

Первые недели-месяцы жизни. Появление ориентировочного рефлекса как объективного, врожденного признака непроизвольного внимания ребенка. Конец первого года жизни. Возникновение ориентировочно-исследовательской деятельности как средства будущего развития произвольного внимания. Начало второго года жизни. Обнаружение зачатков произвольного внимания под влиянием речевых инструкций взрослого, направление взора на названный взрослым предмет. Второй-третий год жизни. Достаточно хорошее развитие указанной выше первоначальной формы произвольного внимания. Четыре с половиной-пять лет. Появление способности направлять внимание под влиянием сложной инструкции взрослого. Пять-шесть лет. Возникновение элементарной формы произвольного внимания под влиянием самоинструкции (с опорой на внешние вспомогательные средства). Школьный возраст. Дальнейшее развитие и совершенствование произвольного внимания, включая волевое.



Тема, предлагаемая вашему вниманию, выглядит интригующе необычной и даже таинственной, мистичной несмотря на то, что в действительности, явление мысленного внушения, как и многие другие необычные психические явления, известно людям с древнейших времён. (Например, развитие подобных способностей является элементом Раджа-Йоги.) Также как и большинство других явлений, оно долгое время не удостаивалось научного внимания из-за редкости ярких случаев своего проявления и сложности достоверной интерпретации. Особенностью научного мировосприятия является то, что оно последовательно строит всё более совершенные, рациональные и логичные модели окружающего мира, загоняя всё видимое людьми под субъективно наиболее близко соответствующие этому приблизительные модели (которые, тем не менее, почти всегда считались окончательными) и отвергает то, что не может быть объяснено при каком-либо текущем состоянии знаний и человеческого интеллекта. Логически строгую и достоверную модель многих сложных явлений долгое время создать не удаётся, поэтому их предпочитают не замечать, либо отвергать их реальность под любыми предлогами.

В связи со спецификой явления, первыми научными специалистами, заинтересовавшимися изучением мысленного внушения, были гипнологи. С середины IXX века это явление привлекало внимание таких учёных как английский гипнолог Майо (1850г.), французские гипнологи Жибер, Жане и Рише (1878-86г.) и т.д. Однако ни этим, ни последующим исследователям не удалось решить три основные задачи:1) провести глубокий и полный анализ психических процессов индуктора и перципиента, обуславливающих реализацию явления;2) создать эффективную методику обучения его реализации;3) найти достоверное объяснение природы явления.

Практически все исследования ограничивались лишь изучением внешних особенностей данного явления. Это было обусловлено следующими основными трудностями:1) Редкостью ярких случаев проявления данного явления. Всем людям свойственно закрывать глаза на что-то необычное, но слабовыраженное и оставляющее сомнения в интерпретации. Человеческое подсознание отбрасывает это как маловажные случайности, фильтруя информацию на основе формируемых с детства стереотипов восприятия. И лишь только какие-либо яркие жизненные случаи способны заставить человека задаться вопросом: "Каким образом это возможно?"2) Чрезвычайной сложностью самоанализа психических процессов, обуславливающих реализацию явления. Без этого тонкого дифференциального анализа психических процессов не удавалось создать эффективную методику обучения реализации мысленного внушения.3) Сложностью природы явления. Вопрос - "Каким образом это возможно?" - долго выходил за рамки возможностей научного объяснения. Дело в том, что при мысленном внушении "каналом" передачи воздействия на перципиента является именно мысль индуктора и ничего более. Учёные многократно убедились в этом в ходе множества экспериментов. Но невозможность как-либо научно объяснить это создавала впечатление пугающей мистичности либо недостоверности, особенно у людей не имевших непосредственного знакомства с явлением.4) Психологическими особенностями человеческого восприятия и мышления. Упомянутое отбрасывание человеческим подсознанием слабопроявленных и сомнительных явлений за пределы "поля анализа" является именно общечеловеческим явлением - оно свойственно и гипнологам, и психологам, и другим учёным. Именно поэтому данное интереснейшее явление ещё серьёзно не изучается и даже не упоминается в научной психологии, остаётся неизвестным для большинства людей. Вторым существенным фактором является неосознаваемая склонность людей к созданию ложных интерпретаций. Как совершенно справедливо отмечается (но опять же не всегда предохраняет от ошибок) психологами, существуют сами по себе феномены и совершенно отдельно от них субъективное, внутреннее психическое восприятие их людьми. Это сугубо индивидуальное восприятие и интерпретация явлений окружающего или внутреннего психического мира могут казаться совершенно правильными с точки зрения какого-либо человека, но совершенно ложными с точки зрения абстрактной "абсолютной научной истины". Следует отметить, что с точки зрения научной философии истина - есть процесс: на каждом историческом этапе человечество располагает относительной истиной - приблизительно адекватным, неполным, содержащим заблуждения знанием. Его истинность обусловлена уровнем развития материальной практики, духовной культуры, совершенством специализированных средств наблюдения, эксперимента и т.п. Современный человек пока часто не способен уберечься от ошибки принять своё личное мнение в качестве неоспоримой "истины в последней инстанции". Его сознание находится под влиянием подсознательной психики, которая "не терпит пустоты", принимая в качестве объяснения чего-либо просто то, что выглядит наиболее достоверным исходя из личностных особенностей и подсознательных интересов (неосознаваемого актуализированного мотивационного влияния на восприятие и мышление) данного человека.

Практически все попытки объяснить природу феномена мысленного внушения сводились к абсолютно ложному отрицанию чисто мысленного характера взаимодействия индуктора с перципиентом, т.е. к отрицанию самого факта существования феномена. Тем не менее, такая ситуация устраивала "научное большинство", поскольку единственной альтернативой являлось признание своего интеллектуального бессилия перед крайне необычной и сложной научной проблемой. Подсознание людей выбирало отстаивание их личного профессионального самолюбия в ущерб честности и научной добросовестности.

Та позиция, которую заняла "широкая научная общественность" по отношению к рассматриваемому феномену (как, впрочем, и ко многим другим), показывает, что существует проблема общего несовершенства человеческого разума - неспособность самоконтроля влияния подсознания на процессы восприятия и мышления. Эта проблема является серьёзнейшим препятствием на пути научного развития человечества, а также скрытым источником личностных и социальных конфликтов, развития психопатологий. Поэтому она должна стать предметом серьёзного научного анализа в психологии.

Наиболее серьёзные научные исследования особенностей мысленного внушения были предприняты российскими учёными Л.Л.Васильевым ("Экспериментальные исследования мысленного внушения." 1962г.) и С.Я.Турлыгиным ("Излучение микроволн (l»2мм) организмом человека."
Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. 1942г. т.XIV, №4). Результаты этих экспериментов доказали, что речь идёт именно о крайне необычном биофизическом явлении чисто мысленного воздействия индуктора на перципиентов, а также показали, что такое воздействие возможно и при изоляции индуктора от перципиента расстоянием или каким-либо экранированием (хотя это увеличивало затраты усилий индуктора). Это указывало на не электромагнитный, а какой-то более сложный характер биофизической природы явления.

Как уже отмечалось, наиболее часто с яркими случаями мысленного внушения сталкиваются гипнологи, поскольку это обусловлено спецификой их работы. Это тем более делает поразительным то, сколько времени закрывались глаза на факт существования этого необычного явления. По сути, огромное количество людей близких к науке молча мирилось с наличием элемента мистицизма в их профессиональной деятельности. Дело в том, что достижение основного "рабочего состояния" клиента - состояния раппорта - в гипнологии традиционно трактуется как результат специфического сужения его сознания (до функций речевого взаимодействия с индуктором и отображения внушаемых им образов) вследствие специально подбираемых форм воздействия на первую и вторую сигнальные системы и ничего более. Однако практический опыт гипнологов показывает, что этих форм воздействия недостаточно для по-настоящему эффективной работы с клиентами. Негласным и даже зачастую неосознаваемым секретом мастерства профессиональных гипнологов является использование мысленных усилий, направленных на достижение клиентом требуемого психического состояния, увеличение его восприимчивости к гипнотической индукции. (Очень часто этот аспект профессионализма трактуется просто как "состояние твёрдой уверенности индуктора в успехе его работы", мистическим образом воздействующее на клиента.) Именно способность жёстко волевого "мысленного ведения" клиентов к достижению ими гипнотического состояния определяет успешность работы гипнологов. Причём, затрачиваемые ими на это умственные усилия зачастую чрезвычайно велики. Например, знаменитый российский гипнотерапевт Феликс Зах (который, в частности, много и успешно выступал с массовыми сеансами гипноза и был одним из немногих специалистов, владевших навыком гипнотического излечения заикания) несколько раз в жизни полностью слеп на долгое время из-за огромных мысленных усилий при реализации гипнотического воздействия в отношении наиболее сложных пациентов. Ещё большую роль играет "мысленное ведение" клиентов в эриксонианском гипнозе и НЛП. Причём, в них официально выделены метод гипнотической индукции путём использования "прямой личной силы" (мысленного воздействия), а также метод "вживания" во внутренний мир объекта гипнотического воздействия, для обеспечения "несловесной синхронизации и ведения". Однако специалисты предпочитают не замечать и никак не объяснять мистичность этих привычных им, но необычных по сути методов.

Следует отметить, что явление мысленного внушения не ограничивается лишь одним мысленным взаимодействием человека с человеком. Множество людей столкнулись с фантастическим фактом возможности подобного воздействия и на поведение самых различных животных. Однако учёные даже не пытались это объяснять или исследовать. Такие факты относили к субъективности восприятия, простым видам невербальной коммуникации (на основе зрительного и слухового восприятия), а также различным случайностям.

Уникальный характер явления мысленного внушения демонстрируют эксперименты на животных, осуществлённые, например, в 1919-26 годы знаменитым психофизиологом, гипнологом и психиатром В.М.Бехтеревым по инициативе знаменитого дрессировщика В.Л.Дурова. В этих экспериментах В.М.Бехтереву удавалось своим мысленным воздействием заставлять собак выполнять достаточно сложные задания, чтобы была очевидна реальность подобного воздействия. Однако невозможность как-либо объяснить это явление остановила дальнейшее развитие его изучения. К сожалению, это было характерно и для всех последующих попыток проведения подобных исследований. Между тем, экспериментаторам следовало бы задаться естественным вопросом: "Не имеет ли явление мысленного внушения общий характер для всех живых существ?" Знакомство с результатами экспериментов В.М.Бехтерева и В.Л.Дурова возбудило в авторе интерес проверить это, и в результате упорных и длительных тренировок ему удалось сделать то, что казалось невозможным: провести эксперименты, показавшие, что мысленное воздействие человека возможно в отношении практически всех живых существ. Необходимо отметить, что автору удалось добиться уникальных результатов: удалось обнаружить и подробно изучить особенности реализации явления мысленного воздействия на поведение и физиологию любых живых существ (вплоть до примитивнейших плоских червей - планарий) и изучившим особенности реализации этого фантастического явления. Ничего подобного ранее никому не удавалось, и даже сама возможность подобного никем не предсказывалась и ещё почти никому не известна.

Исследования вынужденно были неофициальны и не имели строго научный характер, поскольку осуществлялись в начале 80-х годов и их результаты могли вызвать нездоровый интерес со стороны представителей мировых спецслужб. (Сейчас эта эпоха уже начала забываться людьми, но в то время это было актуальным фактором жизни.)

Результаты исследований показали, что явление мысленного воздействия применительно к человеку представляет собой осуществляемое мысленным усилием внушение объекту каких-либо команд, управляющих поведением объекта, и "моделей" внутреннего физиологического состояния, воспринимаемых объектом без задействования органов чувств и реализуемых им без осознания их обусловленности внешним влиянием, а также мыслей, эмоций и псевдосенсорных (галлюцинационных) восприятий. Обобщённо по отношению ко всем другим видам живых организмов это явление представляет собой осуществляемое мысленным усилием полное управление двигательным поведением и всеми физиологическими процессами в организме объекта (вне зависимости от особенностей его биологической природы).

Следует отметить, что пока не существует устоявшегося научного термина, характеризующего данное явление. Понятие "мысленного внушения" применимо лишь по отношению к мысленному воздействию человека на человека, говорить же о "внушении" по отношению к примитивным видам животных - некорректно. В терминах зарубежной парапсихологии его можно отнести к DMILS - Direct Mental Interaction with Living Systems ("прямое умственное взаимодействие с живыми системами"). Однако этот термин имеет более широкое поле значений и, пожалуй, недостаточно удобен для употребления в русском разговорном языке. Поэтому, возможно, в русском языке будет более удобен англозвучащий термин "суггестия" с оговоркой специфичного контекста его употребления (при обсуждении явлений мысленного воздействия человека на других людей или живые существа).



Положительные характеристики:ЛовкостьСообразительностьОригинальностьРадость жизниВосприимчивостьТерпимостьЧестностьУверенность в себеСправедливостьСвободаРадостьВеселье

Негативные характеристики:ЯзвительностьСарказмВероломствоРассеянностьЛюбовь к болтовнеКритичностьНетерпимостьСклонность к осуждению другихЦвет сплетен (желтая пресса) Желтый цвет распространяется во все стороны, олицетворяет ум, влияние доминанта. Он самый гибкий, везде проникает, помогает преодолеть трудности, способствует концентрации внимания (поэтому желательно сдавать экзамены в желтой комнате).

Под воздействием желтого цвета быстро принимается решение и мгновенно выполняется. Люди, предпочитающие этот цвет, не любят глупцов, борются с другими с помощью слова, любят, чтобы ими восхищались, не любят быть загнанными в угол. Им свойственны высокая самооценка, уверенность в себе, деятельность. Желтый символизирует интуицию и сообразительность.

В мифологии желтый олицетворяет собой Солнце, тепло, весну и цветы. У евреев желтым цветом клеймили, сочетание желтого и черного – опасность (раскраска тигра, знак радиации), в народе – желтые тюльпаны – символы разлуки.

Для лечения – против меланхолии – луковицы лилии, против заболевания почек – бессмертник. Для “повышения” красоты – настой из желтых цветов (также им лечат желтуху).

В одежде, если желтый преобладает, - “больше нечего надеть”, “купил - носи”.

Если хочется носить желтый цвет – установление внутренней гармонии, спасение от неприятностей, желание на что-то сознательно воздействовать (нельзя надевать при приеме на работу). Основная потребность людей, предпочитающих желтый цвет – раскрыться, показать себя, они ищут свободных отношений, чтобы разделить внутреннее напряжение и достичь желаемого. Желтый цвет избавляет от ложной стыдливости и мыслей типа “я недостаточно хорош”; вызывает положительные ассоциации в рекламе.

Красно – желтый: в нем влияние желтого делается весомее. Выражает стихийность и импульсивность, уничтожение. Желтый направляет силу красного.

Лимонно – желтый: жестокость и безудержность; обладает противомикробным действием. Люди, предпочитающие этот цвет, обладают нестандартным мышлением, проницательностью, критичностью, всегда себя контролируют, избегают критики и компрометирующих ситуаций. Этот цвет выбирают фригидные женщины и импотенты (но не 100%).

Светло – желтый: склонность избегать ответственности, склонность к симуляции.

Бледно – желтый: свобода от рамок.

Коричнево – желтый (медовый): объединяется легкость желтого и тяжесть коричневого. Потребность в счастливом и полном, наслаждение положением.

Золотой – это цвет славы, неизбежной победы. Не приносит себя в жертву и не принимает жертв, остается самим собой (ему ничего не надо). Положительный аспект – зрелость, опыт, мудрость, жизнеспособность, неистощимые ресурсы; негативны аспект – пессимизм, ограниченность, бесчестие. Золотой нимб над головой – символ всепрощения и способ преодолевать все препятствия. Золото объединяет скромность ребенка и мудрость истинного правителя. Но! – он может провоцировать на конфликты.



В основу своей классификации этапов развития цветового символизма мы как раз и кладем степень сакральности, выражаемого посредством цвета содержания. В результате этого, возможна следующая классификация:1. Космологический этап. Цвет как символ главных мировых сил и начал. Датируется нами от начала использования цвета как символа и до «Античности», которая рассматривается как «переходное время» ко второму этапу.

2. Богословский (религиозный) этап. Цвет как символ отдельных качеств высших сил, стихий, явлений. Цвет перестает полностью отождествляться с определенной силой или стихией. Ему отдается роль визуальной формы определенных качеств той или иной силы, которая, несомненно, больше, чем формы, в которых она себя проявляет (своеобразное цветовое иконоборчество). Переход к этому этапу разрешает те многочисленные противоречия, которые неизбежно возникают при однозначном отождествлении цвета и высшей силы. Датируется нами от «Античности» и до эпохи «Возрождения», которая, в свою очередь, также является временем перехода.

3. Социально-психологический этап. Цвет становится символом социально-политических структур и самого человека, включая его отдельные свойства и качества. Уже уместно говорить о «цвете нации» (см. «Учение о цвете» Й. Гете), соотносить цвет с возрастом и полом человека, его темпераментом и т.д. Основания для таких «ассоциаций» у различных авторов разные и нередко основываются на древних схемах символики, но главное уже случилось — цвет стал «вровень» с человеком (или так возвысил себя человек). Именно на этом этапе возникает цветовая психодиагностика как набор определенных принципов интерпретации отношения цвет — психика, которые в своем большинстве сохраняются и сейчас (см., например, теоретическую основу теста М. Люшера). Датируется нами от «Возрождения» до настоящего времени.



Общее качество личности и совокупность ряда ее своеобразных черт — это и есть характер. Человек при взаимодействии с окружающей средой в своей деятельности формируется и проявляет различные индивидуально-психологические особенности.

Некоторые из этих особенностей слишком малозначащи, чтобы о них говорить, другие кратковременные, третьи вообще не влияют на отношение человека к окружающему и не сказываются на его деятельности, однако существуют и устойчивые индивидуально-психологические особенности, определяющие поведение человека.

Некоторые общие черты характера связаны с развитием и особенностями определенных психических процессов человека. Чертами характера эти особенности становятся лишь тогда, когда вместе с другими особенностями личности начинают определять свойственный именно этому человеку образ действий и отношения к окружающему.

Характер — это не просто суммирование отдельных особенностей личности. Каждый человек имеет много отдельных характерологических черт, и еще больше оттенков каждой из них. И чтобы изучить характер человека, нужно ответить на вопрос: что в нем главное?

Тип и классификация характера.

Совокупность отличительных существенных, типических черт образует тип характера, который отражает типичные условия жизни человека. Под воздействием обстоятельств жизни, воспитания, требований общества и требований самого человека тип характера меняется и развивается.

Необходима классификация, описывающая отдельные типы характера, их закономерности и связи между собой. И такие классификации в психологии существуют. Одна из классификаций разделяет характеры по преобладанию воли, рассудка и эмоций, очевидно, что такая классификация очень ограниченна, поэтому вводились промежуточные типы характера, но этого было мало.

Имеет место и классификация по степени самостоятельности личности: конформный и самостоятельный тип. Конформный тип людей легко соглашаются с чужим мнением, подчиняются и выполняют все требования, но они не могут адаптироваться в условиях стресса. Самостоятельный тип людей всегда и на все имеет собственное мнение, самостоятелен в своих решениях, не теряясь в стрессовых ситуациях.

Наибольшее распространение получила классификация направленности личности на внутренний или внешний мир, ее еще иногда называют классификацией Юнга.

Классификация Юнга

Швейцарский психолог и психиатр Карл Густав Юнг (1875-1961) разработал типологию характеров ("Психологические типы", 1921), в основе которой лежит выделение доминирующей психической функции (мышление, чувство, интуиция, ощущение) и классифицировал всех людей по преобладающей направленности на внешний или внутренний мир (экстравертивный и интровертивный типы).

Такая классификация выглядит, казалось бы, просто, но основывается на сложных, противоборствующих взаимоотношениях сознательного и бессознательного в психике человека.

Экстраверт — открытый, прямой человек, всем понятный, активный и чрезвычайно общительный, имеющий много друзей и знакомых, он не любит одиночества, любит путешествовать, мало интересуется своим здоровьем, старается взять от жизни всё, что только возможно. Он, как правило, становится душой компании, любит рассказывать анекдоты, является инициатором различных вечеринок и встреч, в повседневной жизни ориентируется на обстоятельства, а не на субъективное мнение.

Интроверт — внутренне сосредоточенный, замкнутый мыслитель, обращённый внутрь, в себя, отгороженный от окружающего мира человек, тщательно анализирующий события, при этом подозревая в действиях других второй смысл, подтекст. У него мало друзей, т.к. сложно устанавливать новые контакты, одиночество ему ближе, он не привык менять свои привычки. Интроверт — мнительный человек с высокой степенью тревожности (Шкала Спилбергера-Ханина), он дорожит своим здоровьем, прислушиваясь к ощущениям в себе.

Однако можно выделить и людей-амбовертов, у них есть в равной степени черты характера экстра — и интроверта.

Проверить типологизацию индивидуальных особенностей Вы можете, используя личностный опросник Айзенка из пакета "Личность".Современные классификации характеровЧто можно сказать обо всех классификациях характеров? Все они односторонние, и дают возможность как-то приближенно и условно разграничить людей по типам, темпераментам или другим особенностям.

При попытке более дробного деления типов характера, сами классификаторы путаются в такой сложной классификации. Ведь мало того, что число черт характера очень много, так каждая из черт имеет разную количественную степень выраженности. Количественное развитие какой-либо черты характера может достичь своего предела, границы, которая еще является нормальным приемлемым в обществе поведением.

В настоящее время нет общепринятой классификации типов характеров, очевидно, следует подходить к этому вопросу в какой-то степени условно, разграничивая людей по типам, темпераментам и другим особенностям.



Народные рецепты красоты
© 2012 Мир народной медицины | Все права защищены.Копирование материалов запрещено
Яндекс.Метрика