Психология » Страница 10 » Мир народной медицины
Главная Обратная связь Добавить в закладки Сделать стартовой

Ученые из Университетского колледжа в Лондоне продемонстрировали, что информация о переживании боли ближним вызывает в мозгу у человека возбуждение болевых центров, то есть буквально — сочувствие или сострадание. Как выяснилось, сочувствие вызывают честные люди. К нечестным сочувственно относятся только женщины, у мужчин же при виде страданий мошенника возбуждаются нейроны в центрах удовольствия.

Милосердие, сочувствие, сострадание — эти качества во все времена считались положительными. Чаще всего этот перечень можно услышать в приложении к той или иной особе женского пола, которую только что святой не называют. А иногда люди — рационализаторы чувств — говорят, что все эти качества — суть женские прихоти, и рекомендуют для счастья разумный эгоизм. Современные методы нейрофизиологии позволили изучить способность к сопереживанию более конструктивно и содержательно, чем это прежде проделывали философы с помощью умозрительной логики. Мало того, что нейрофизиологи наглядно показали, как и в каких отделах мозга возникает сострадание, но и выяснили, что совесть — необходимый атрибут сострадания.

Три года назад ученые обнаружили, что сочувствие — это не образное выражение, а вполне буквальное. Оно обусловлено способностью человека реально переживать воображаемые ситуации и ощущения, например те, которые описывает ему собеседник. Несмотря на воображаемость ситуации, в мозге слушателя возникает вполне реальное возбуждение тех самых нейронов, которые возбудились бы, случись подобное с ним самим. В центрах отвращения возникает возбуждение в ответ на рассказ о неприятных переживаниях товарища, в центрах тактильных ощущений — в ответ на информацию о тактильных ощущениях, то же и с центрами боли. Так что на языке нейрофизиологии сочувствие — это адекватное возбуждение нейронов в ответ на воображаемый сигнал.

Таня Сингер (Tania Singer) из Университетского колледжа в Лондоне и ее коллеги для исследования этих тонких материй воспользовались методом магнитно-резонансной томографии (МРТ). В отличие от обычной электроэнцефалографии, которая регистрирует реакцию относительно больших участков мозга, эта передовая методика позволяет отслеживать возбуждение групп нейронов и даже отдельных нейронов. МРТ фиксирует портрет мозга непосредственно в момент ответа на сигнал извне. Лондонских нейрофизиологов интересовал процесс появления в мозге реакции сопереживания боли, а также появляется ли реакция сопереживания к людям с социальным и асоциальным поведением. Критерием социальности считали в эксперименте способность к кооперации, корпоративную честность. В действительности за сложными и скрупулезно точными формулировками ученых стоит простой человеческий вопрос: может ли человек, зарекомендовавший себя как эгоист и мошенник, рассчитывать на простое человеческое сочувствие?

На первом этапе экспериментов у 32 испытуемых — половина из них мужчины, половина женщины — формировали представление о честности двух «подсадных уток» (специально нанятых актеров). Каждый испытуемый играл с двумя актерами в корпоративную экономическую игру, в которой один актер играл честно, так что очки или деньги зарабатывал не только он сам, но и его партнер, а другой обманывал партнеров, чтобы самолично обогащаться. В результате после игры испытуемый считал одного актера добрым малым, а второго — отпетым эгоистом-мошенником.

На втором этапе экспериментов испытуемому показывали косвенными сигналами, что честный и нечестный игроки переживают боль. Во время демонстрации сигналов у испытуемого снимали томограмму мозга. Что же выяснилось? Честному игроку сочувствовали все: и мужчины, и женщины. Иначе говоря, в ответ на косвенный сигнал о переживании боли честным игроком в центрах боли у испытуемых фиксировалось специфическое болевое возбуждение.

А как же мошенники? Почти все испытуемые женщины сопереживали нечестным игрокам так же, как и честным. А вот мужчины — нет. Сигнал о переживании боли нечестным игроком не вызывал у них никакого сочувствия! Мало того: вместо болевых центров у большинства мужчин-испытуемых возбуждался особый центр «награды». Зная, что игрок-мошенник испытывает боль, мужчины в большинстве испытывали буквально злорадство, или законное чувство мести и справедливости. У женщин злорадство фиксировалось редко.

В этих экспериментах наше интуитивное представление о милосердии женщин и о мстительности мужчин получило четкое подтверждение. Кроме того, стало очевидно, почему издревле роли судей и карателей брали на себя мужчины: ведь законодательство — это свод правил общественного поведения, нарушители не вызывают у судей-мужчин никакого сочувствия, а приведение приговора в исполнение возбуждает у них центры удовольствия. Женщина же в таком деле может проявить несанкционированное сострадание.



Депрессия – это болезненное состояние тоски, подавленности, безысходного отчаяния. Зачастую люди, погруженные в депрессию, ощущают себя опустошенными и лишенными энергии. Как отличить депрессию от «плохого настроения»?

Существует так называемая депрессивная триада, наличие которой указывает на это состояние:

1.Общее сниженное настроение в течении не менее двух недель.2. Двигательная заторможенность3. Идеаторная (мыслительная) заторможенность.

Основная эмоциональная нота депрессии – грусть, тоска. Эти переживания могут восприниматься как душевная боль, которая в пиковые моменты так сильна, что у человека может даже возникнуть желание причинить себе физическую боль – чтобы почувствовать что-то другое. Кроме того, на пике депрессии может возникнуть «болезненная бесчувственность». И на этом фоне – переживания от того, что невозможно почувствовать всю палитру эмоций, высокий уровень тревожности или тоски. При этом тревожность всегда обращена в будущее, а тоска – в события прошлого.

Меняется восприятие окружающего мира. Краски тускнеют – мир словно теряет яркость и четкость. Часто можно услышать: «Моя жизнь серая и беспросветная».

Пища воспринимается как бесвкусная, аппетит резко снижен. Поэтому может наблюдаться значительная потеря веса. Окружающий мир словно отдаляется от человека: звуки слышатся как-бы издалека.

Замедляется двигательная активность. Иногда выражение лица приобретает страдальческий оттенок. Окружающие могут отметить, что человек вдруг страл выглядеть старше своих лет. У некоторых женщин может возникать нарушение менструального цикла.

Меняется ощущение времени – кажется, что минуты тянутся бесконечно, и даже нет сил на слезы. Мышление человека - самоуничижительного характера.

Все это приводит к субъективному ощущению, что это состояние будет тянуться вечно.

Возможна и тревожная форма депрессии - когда человек находится в возбужденном состоянии, снижена способность к концентрации. На пике такой формы депрессии могут возникать попытки самоубийства.

Депрессия скрывается и под маской. Настроение вроде ничего, а наблюдается бессоница, «все болит – ничего не помогает». Как правило, врач не может поставить диагноз, поскольку боли носят психосоматический характер.

Депрессии разделяют на эндогенные и экзогенные. Эндогенные депрессии связаны с нарушением обмена серотонина, характеризуются сезонностью (осень, весна). И в этом случае наряду с консультациями психотерапевта применяются антидепрессанты. Экзогенная депрессия связана с кризисными событиями в жизни человека и предшествуют ей. Здесь играет свою роль психологическая травма. Антидепрессанты не помогают, только психотерапевт поможет справиться с такой болью. Очень часто клиенты, страдающие экзогенной депрессией, говорят: «Как накрыло». И в таком случае в процессе работы с психотерапевтом находится событие, связанное с горем и утратой.



Этот цвет боится черного. Вызывает собой положительные ассоциации, т.к. представляется малое количество цвета.

Положительные характеристики:НетронутостьПолнотаСамоотдачаОткрытостьЕдинствоЛегкостьСпособность выявлять скрытое и ложное

Негативные характеристики:ИзоляцияБесплодностьСкукаЧопорностьРазочарованиеОтрешенность

Белый цвет характеризуется совершенством и завершенностью, демонстрирует абсолютное и окончательное решение, полная свобода для возможностей и снятие препятствий.Его фундаментальное качество – равенство, т.к. заключает в себе все цвета, они в нем равны. Он всегда вдохновляет, помогает, внушает определенную веру (дает свободу).Если белого цвета много – в силу вступают его негативные характеристики.

В мифологии белый цвет часто используется в Африке – его носили жрецы, т.к. оберегал и давал возможность зачаровывать. Белый был цветом социального согласия и мира. Если принести в жертву белое животное – это пакт перемирия с богами (лучше всего принести в жертву альбиноса – человека). Если выкрасить дом внутри белым – в нем будет мир, если выкрасить в белый косяки дверей – человек, входя, оставит свое зло снаружи.Белый очень широко используется в христианстве, как символ веры, чистоты, истинности и светлости.

Белый цвет в одежде означает начало. Белый парик судьи – символ справедливости. “белый рыцарь” - символ спасения. Белый халат (в больнице) считается также символом спасения, стерильной чистоты.Белый цвет управляет функциями эндокринной и зрительной систем. Белая одежда делает кожу намного мягче и нежнее.Лечение белым цветом осуществляется только в совокупности с другими цветами - зависимости от недуга.

Белый цвет осветляет, обновляет все цвета в организме, помогает убрать скованность. Но! Не следует выкрашивать в белый цвет детские комнаты и больницы.Если человек выбирает белый цвет, то он стремится освободиться от неприятностей.



Время является нашим привычным домом. Мы рождены во времени, живем во времени и исчезаем во времени. На протяжении жизни мы по-разному сталкиваемся со временем. Есть хорошие и плохие времена. Иногда нам не хватает времени и мы стремимся закончить что-либо к назначенному сроку - успеть на поезд, подать заявку или завершить проект. В другом случае нам хотелось бы заняться чем-то более существенным, чем просто убивать свое время. Время находится с нами на протяжении всей жизни.

Мы также знаем динамику и силу времени, которые играют центральную роль в нашей жизни. Для определенных вещей есть особое время. Например, фермер точно знает, когда наступит время сеять, когда следует начинать и заканчивать орошение. Он также знает правильное время для сбора урожая. Кузнец знает, когда нанести удар по разогретому железу, чтобы оно приняло желаемую форму. Станционный смотритель знает, когда показать сигнал проходящеу поезду и насколько это важно. Даже домохозяйка знает, когда надо убрать горшок с рисом с плиты и когда следует открыть крышку. Каждый здравомыслящий человек знает, как функционирует время в нашей жизни и как мы учимся действовать согласно времени.

Время, обладая многосторонним влянием и силой, производит и разрушает деятельность человека. В общих чертах, жизнь сосредоточена во времени.

Как в случае с различными видами деятельности, время играет жизненно важную роль и в духовной жизни. Если человек пытается начать духовную жизнь, для этого должно наступить определенное время. Если время не пришло, никакие советы или попытки вести более высокую жизнь не помогут. Рамакришна обычно приводил пример высиживания яйца:

"Вы видите, пока цыпленок внутри яйца не разовьется, мать не разбивает скорлупу. Скорлупа разбивается с полнотой времени. Необходимо практиковать духовную дисциплину. Нет сомнений, что гуру делает все возможное для своего ученика. Однако в конце он делает так, чтобы ученик немного потрудился самостоятельно. Если человек рубит большое дерево, он прорубается через ствол. Когда он на мгновение отходит в сторону, дерево с треском падает".

Разбитие скорлупы указывает на правильное состояние, когда цыпленок должен появиться из своей защитной среды. Пока правильное время не пришло, скорлупу нельзя трогать, иначе последствия могут быть губительными.

Есть одна увлекательная история, иллюстрирующая важность скорлупы. Однажды маленький мальчик читал книжку у окна. Неожиданно он заметил гусеницу, которая пыталась выбраться из своего кокона. Бабочка боролась, проталкивалась и предпринимала всевозможные попытки появиться на свет. Видя это, сердце мальчика смягчилось. Он наклонился, взял борющуюся бабочку в свои руки и осторожно вытащил ее из кокона. Но, увы, в противоположность его ожиданиям, бабочка не смогла летать. Она была слишко слабой. Она взмахивала своими крыльями, но не могла подняться. Он ждал, но бабочка так и не взлетела.

Со стороны за происходящим наблюдал дядя мальчика. Он подошел поближе и, обратившись к мальчику, сказал: "Посмотри, ты помог бабочке появиться на свет раньше положенного времени. Этим ты практически убил ее. Таков план природы: бабочка должна бороться за свое появление на свет. Через борьбу, движение вперед и назад, ее крылья развиваются и обретают необходимую для полета силу. Эта бабочка не сможет летать".

План природы

План природы для человеческой жизни практически аналогичен. Мы не можем избежать борьбы и жизненных проблем по одной простой причине - они способствуют нашему росту. Свамиджи (Свами Вивекананда - А.Б.) говорил:

"Добро и зло обладают равной долей в формировании характера. В определенных случаях страдание является более хорошим учителем, чем счастье. Если изучить историю великих людей, которых создал этот мир, я осмелюсь сказать, что в большинстве случаев будет обнаружено, что страдание научило их большему, чем счастье, бедность научила их большему, чем богатство, удары, которые обнаружили их внутренний огонь - большему, чем похвала".

Все переживания жизни - успех и неудача, похвала и критика, тяготы и поддержка - являются лишь событиями, которые подготавливают волшебный момент, когда человек выходит более сильным и чистым, преодолевает человеческие ограничения и открывает свою божественную природу. В этом состоит тайна мгновения. Она является тайной, потому что время ее появления неизвестно. Его невозможно включить в график, хотя, имея в виду совершаемые попытки, можно предсказать его наступление. Человек продолжает совершать свои духовные практики с верой и энтузиазмом. Однако он не может определить время, когда можно будет пережить окончательный результат. В одном из своих стихотворений великий святой северной Индии Кабир пишет:

"О ум! Все происходит в должное время с помощью терпения. Садовник поливает свой сад сотнями ведер воды, но деревья принесут плоды только когда наступит сезон".

Тем временем мы должны продолжать поливать растения. Это требует взращивание терпения. Мы не должны пребывать в бездействии по имя терпения, так как терпение не означает недостаток действий. Это деятельность с упорством и стойкостью, не падая духом.

Время является таинственным фактором, который оказывает влияние на каждого человека. Тот, чье время пришло, не может ничего поделать. Тот, чье время еще не наступило - никто не сможет ему помочь, кроме, возможно, его самого.

Под тайной мгновения подразумевается, что человек не знает, когда наступит правильный момент. Вы должны быть готовы, всегда готовы. Если вы не готовы сегодня, значит, вы никогда не будете готовы в будущем. Вы должны пожелать испытать боль и радость терпеливого ожидания. Терпение означает доступность. Человек должен быть доступным для мгновения.

Английский поэт Джон Мильтон пишет об этом так:

God doth not need Either man's work or his own gifts. Who best Bear his mild yoke, they serve him best. His state is kingly: thousands at his bidding speed, And post o'er land and ocean without rest; They also serve who only stand and wait. В самом деле, служение означает не только выражение желания служить, но и доступность служения. Другими словами, вы должны быть готовы, терпеливо ожидая правильного момента.

Подумайте о скульптуре. Когда скульптор задумывает определенный образ в камне, каким бы даром воображения он не обладал, он не в состоянии создать его своими мыслями. Конечно, он открывает нечто, чего другие люди не могут увидеть в камне. Люди могут видеть обычный камень, но скульптор будет видеть улыбающееся лицо Вишну или сострадательный взгляд Божественной Матери. Задумав образ в камне, он берет свои инструменты, молоток и резцы, и начинает небольшими ударами день за днем высекать, удаляя ненужные части, Вишну или Божественную Мать. Когда его резец направлен в определенную точку и он мягко или сильно бьет по нему молотком, он знает, что пустился в длинный путь. Он не может с уверенностью сказать, когда его путешествие закончится. Или подумайте о человеке, который играет на ситаре. Он трогает струны, пытается произвести правильный звук и взять правильный аккорд. Он терпеливо и сосредоточенно практикует на протяжении многих дней. Даже игрок в крикет, если он хочет усовершенствовать свою игру, должен терпеливо тренироваться. Мгновение может неожиданно наступить в любой момент времени.

Последствия быстротечного образа жизни

Мы живем в эру, в которой терпение не взращивается. Наш век - Век Мгновения. Мы привыкли к мгновенной передачи информации, быстрой пище, мгновенным посланиям, скорой медицине - этот список можно продолжить. Мы привыкли к этому настолько, что если кто-нибудь говорит нам о терпении, мы немедленно называем его "устарелым", таким, кто не идет в ногу со временем. Наука и технологии творят чудеса в повседневной жизни. Однако ничто не проходит бесследно, за все надо платить свою цену. Ценой мгновенного образа мышления является потеря терпения.

Эту потерю терпения можно увидеть в растущей урбанистической культуре. Посмотрите на беспокойных водителей такси, пытающихся обогнать даже в самых узких местах. Подумайте о нетерпеливых людях, нажимающих на гудок, когда загорается зеленый свет светофора. Либо о людях, которые хотят есть все что пожелают и желающих быстро похудеть. Повсюду все большее число людей ищут кратчайшие пути и легкие методы.

В современном быстротечном стиле жизни многие люди недооценивают необходимость культивирования терпения, особенно те из них, кто начал духовную жизнь. Они хотят применить к духовной жизни те же самые правила из своего высокоскоростного образа жизни. Они хотят немедленных и быстрых результатов. Они убеждают, что если в духовности содержится хоть какая-то истина, тогда должен быть результат. Они одновременно правы и неправы. Они правы в том, что желают получить результат, потому что доказательство пудинга состоит в его поедании. В чем польза от разговоров о более высокой жизни, если нет результатов? Но они также неправы в том, что ожидают получить немедленный результат. Подобно тому, как нельзя ожидать, что ребенок станет взрослым за одну ночь, нельзя форсировать немедленный результат.

Где же выход из сложившейся ситуации? Терпеливо продолжать свою борьбу, не теряя надежды. Божественная мать Сарада Деви сказала:

"Необходимо отводить фиксированное время для духовных практик. Потому что нельзя сказать, когда наступит благоприятный момент. Он приходит неожиданно. Никто не может получить намек заблаговременно".

Благоприятный момент означает такой момент, когда человек открывает свою внутреннюю божественную сердцевину или определенную подсказку. Никто не в состоянии спланировать ее приход.

Здесь уместно вспомнить историю Шабари, упоминаемую в Рамаяне. Шабари была женщиной-аскетом и жила в ашраме неподалеку от горы в южной Индии. Она вела преданную и чистую жизнь и была ученицей риши Матанга. Гуру благословил ее, что она в своей жизни встретит Раму, свой избранный идеал. После ухода ее гуру она продолжала жить в этом ашраме, терпеливо ожидая, когда придет Рама. Ее повседневный распорядок состоял в следующем: она вставала ранним утром, совершала омовение, медитацию и молитвы, чистила дорогу к ашраму и украшала ее цветами. Она делала это каждый день в ожидании, что Рама, ее возлюбленный бог, может прийти в любой день. Ожидание прихода Бога было ее основной формой тапаса на протяжение многих лет.

К тому времени, когда Рама во время своих поисков Ситы, которая была похищена царем демонов Раваной, достиг ее ашрама, Шабари была уже старой женщиной. Несмотря на свой преклонный возраст, она оставалась молода душой и с энтузиазмом и искренностью продолжала совершать свою повседневную деятельность. Когда Рама наконец-то прибыл в ашрам и благословил ее своим присутствием, она была охвачена радостью и преданностью. Рама спросил ее, есть ли результат ее семилетнего тапаса? Она ответила с удовлетворением и радостью: "Моя жизнь теперь благословенна, потому что я увидела тебя".

В мемуарах Свами Брахмананды, видного ученика Рамакришны, есть один интересный инцидент.

Однажды утром Свами Гнянешварананда поторопился выйти из своей комнаты, оставив позади неубранную постель и беспорядок. Он встретился с Махараджем (Свами Брахманандой) на майдане, большом открытом поле неподалеку от его комнаты. После засвидетельствования своего почтения, он с удивлением услышал, как Махарадж произнес: "Покажи мне свою комнату, я хочу видеть место, где ты спишь".

Свами Гнянешварананда с чувством стыда ответил: "Махарадж, ты не можешь прийти немного попозже? Я не ждал твоего прихода и моя комната не готова к нему".

Махарадж сказал: " Мой мальчик, ты всегда должен ждать меня".

Свами Гнянешварананда понял глубокое значение происходящего и слова Махараджа: вы всегда должны быть готовыми, чтобы принять Бога как самого почетного гостя.

Патанджали, великий учитель йоги, говорит, что человек достигает твердости в своих усилиях и устойчивого состояния ума, когда он следует пути йоги "длительное время, непрерывно, без приостановки практики, с преданностью и уважением".

Рамакришна также говорил еще об одном измерении тайны мгновения следующим образом:

"Предположим, что вы осветите комнату, которая была погружена в темноту на протяжении тысячи лет. Разве темнота уйдет постепенно? Комната будет мгновенно освещена".

Это магическое мгновение освещения может прийти в любой момент времени. Сколько времени потребуется, чтобы осветить комнату? Существует поверье, что устрица начинает создавать жемчужину, только когда одна капля чистой дождевой воды попадет в нее, именно когда звезда свати будет восходить над горизонтом и никак более. Важен момент времени.

Заключение

Резюмируем: мы должны быть терпеливыми и всегда готовыми. В начале духовного путешествия это играет важную роль. Размышляя над подобным отношением ума, Жозефина Маклеод, американская ученица Свамиджи, сказала: "В одно мгновение встреча со Свамиджи изменила мою жизнь! Но я была к этому готова, готовность - это все".



Всегда ли человек отдает себе отчет в том, для чего ему нужен ребенок. Для чего вообще нужны дети, вроде ясно всем: чтобы род человеческий не пресекся. Но зачем каждому из нас? Ведь не все заводят детей. А те, кто позволяет себе это, во-первых, имеют или 1 ребенка, или 10; а во-вторых, руководствуются при этом разными мотивами. Очень часто, когда задаешь вопрос молодому супругу на эту тему, ответы не радуют. Как правило, звучат фразы: "У всех дети" или "Что за семья без детей"? С одной стороны, такая, казалось бы, неосмысленность в столь серьезном вопросе выглядит удручающе, но с другой - если поглубже разобраться, здесь же и залог того, что данный процесс никогда не прекратится, коль происходит он практически неосознанно. Его прочность в его автоматизме. Он не рискует стать предметом риторики, а значит, спонтанно не оборвется.

И все же по-рассуждаем, что побуждает людей в современном обществе, при условии существования свободного выбора, рожать детей. Попробуем приблизительно набросать круг вопросов, появляющихся у супругов, когда они оказываются перед дилеммой иметь или не иметь. Естественно, более остро проблема звучит в тех случаях, когда беременность уже возникла, но сейчас для нас это обстоятельство не имеет значения. Удивительно, но чаще более активным сторонником увеличения семьи выступает жена. Ведь кому, как не ей, достается вся тяжесть носить ребенка и рожать его, а затем львиная доля забот, связанных с уходом и воспитанием. И все же именно женщина делает выбор в пользу того, чтобы иметь. Сказав, что дело здесь в инстинкте, мы мало проясняем ситуацию. Само слово почти ничего не объясняет, во всяком случае не помогает понять, почему возникают конфликты на этой почве.

Одним из распространенных является мотив сохранения и укрепления семьи. Сознательно или бессознательно большинство женщин стремятся и сохранить мужа, и укрепить свое положение в партнерстве. Не будем забывать, что, родив ребенка, женщина к своему социальному статусу жены добавляет статус матери, который заметно повышает ее значимость в обществе. Она приобретает целый комплекс средств защиты, как юридической, так и моральной. Если женщина забеременела, то это меняет также и ее общественное положение, она приобрела больший вес в обществе. Соответственно добавляются и средства влияния на мужа. Им легче манипулировать. То, что это действительно так, легко увидеть на примере отношений, возникающих нередко после развода. Возможность встречаться с ребенком подчас используется для вполне откровенного шантажа.

Существует другой мотив, возможно, он даже более универсален, чем первый. Почти каждый человек стремится испытать ощущение полной самореализации, самораскрытия. Конечно же, для всякой женщины способность к деторождению является одной из наиболее важных, соответствующей, быть может, ее главной исторической и социальной роли. Но, как любая способность, она может быть в окончательном виде удостоверена только через реализацию. То есть, не совершив акта рождения, никто не может быть уверен, что способен родить. Высокий удельный вес данного мотива подтверждается тем, что многие женщины вполне удовлетворяются одним ребенком. Они как бы говорят себе и всем остальным: "Раз я сделала это однажды, то нет сомнения в том, что сделаю еще столько раз, сколько захочу".

Наконец, важным действующим фактором в решении иметь или не иметь ребенка служит пассивное, то естьцеликом основанное на традиции, поведение. "Раз большинством в данном обществе поощряется деторождение, значит, я буду рожать".

Мы сознательно ничего не говорим о так называемых радостях материнства, хотя искренне убеждены в том, что они существуют. Но, во-первых, их нельзя отделить от чувства удовлетворения, вызванного усилением социальной значимости и так далее, другими словами, от того, что только что обсуждалось, а во-вторых, положительные эмоции, связанные с появлением детей, настолько могут быть "уравновешены" отрицательными, особенно когда дети болеют, получают травмы, совершают правонарушения и тому подобное, что эмоциональный фактор, следует признать, играет не вполне понятную роль.

У мужчин стремление к потомству выражено менее. Чаще всего муж занимает роль пассивного соучастника. С одной сторны, он признает за будущей матерью приоритет в решении проблемы, уважает ее право на выбор. С другой - не считает приемлемым заявить в полный голос о своих возражениях. Хотя чаще всего они имеются. Правильнее сказать, должны быть. Почему? Да потому, что роль мужчины в самом широком биопсихосоциальном смысле отличается от женской. Если для женщины лейтмотивом поведения является консерватизм, воплощенный в стремлении сохранить то, что уже есть (семейный очаг, среду обитания, традиции), то для мужчины, напротив, ведущими будут стремление к поиску, жажда перемен. Говоря образно, женщина осваивает уже отвоеванное пространство, тогда как мужчина разведывает и стремится овладеть новым. То, что в современном обществе подобные стереотипы выдерживаются не так уж строго, сути дела не меняет. Просто, благодаря большей внутренней мобильности нашего общества, часть людей занято в сферах, которые издавна почитались как имеющие определенную половую принадлежность (мужские или женские профессии), вопреки присущей им идентификации.

Кстати, с точки зрения психолога, каждый человек содержит в себе черты и того, и другого пола. В конечном итоге дело в том, каково их соотношение, каких качеств больше. Если мы согласимся, что основная роль мужчины в расширении имеющегося, не важно какого, ареала (пространственного, информационного, экономического), то следует признать: сильной потребности в ребенке у него нет. Отсюда не следует, что он не будет любящим и заботливым отцом. Он вполне им может стать, но следует иметь в виду, что мысль о появлении в семье ребенка вызывает поначалу у супруга не одни только восторги.

Существует устоявшийся киноштамп. Жена срывающимся голосом, переходящим в шепот, объявляет мужу о своей беременности, а он тут же на глазах зрителей теряет голову от счастья, бормочет ей милые нежности, камера отъезжает, показывая затылки супругов, - они смотрят в радужное будущее.

В жизни подобные ситуации намного прозаичнее. Один из возможных супружеских конфликтов формируется вокруг проблемы появления ребенка. Вариантом его является ситуация, когда муж против ребенка, хотя прямо об этом и не заявляет. Он чувствует, что с появлением в семье третьего члена ему придется лишиться значительной доли любви и внимания, которые, естественно, достанутся ребенку. Чувствовать он чувствует, но не всегда может осознать причину своего дискомфорта. Моральные нормы и стереотипы, навязанные обществом, не позволяют проникнуть в сознание эгоцентрическим мыслям. Поэтому возникают расплывчатые и не выраженные словами недовольство, раздражение, которые для выхода наружу находят другие, более приемлемые, с точки зрения морали, поводы.

Ситуация накаляется благодаря соответствующим реакциям противоположной стороны. Жена видит, что бесспорные ее достоинства недостаточно поощряются. Она рассчитывала, что беременность принесет ей существенные преимущества, но этого не произошло. Ей начинает казаться, что муж слишком огорчен ее потускневшим внешним видом, ведь очень многие женщины в период беременности дурнеют. Кроме того, женщина была уверена, что сейчас, как никогда, она может пользоваться режимом наибольшего благоприятствования. Вместо этого - непонятное охлаждение, временами даже агрессивность. Напомним, что в силу чисто физиологических причин состояние беременности сопровождается неустойчивостью эмоций, склонностью к депрессивным реакциям (в первой трети срока), нервозностью, ощущением дискомфорта. Все это, вместе взятое, не располагает к правильному анализу и взвешенным решениям, напротив, обиды множатся, возникают взаимные претензии, даже негодование, дело доходит до упреков и оскорблений.

Разворачивается цепная реакция скандала со всеми присущими этой форме поведения компонентами: гнев, страх, стыд, вина. Разрядка наступает после очередной стычки, но ненадолго, поскольку основные причины остаются замаскированными и невыясненными, а стало быть, предпосылки нового конфликта, вернее, новой схватки при сохранении старого конфликта сохраняются. Это одна из возможных ситуаций, которые реализуются в реальной жизни более сложным и разнообразным путем, но схема приблизительно такова.

Конфликт между супругами, ожидающими ребенка, может не выходить на поверхность, оставаясь в глубинах вод, по которым движется семейная лодка. Тогда внешне события не выходят из границ респектабельности. Но иногда, в тот момент, когда жена жалуется мужу на недомогание или делится появившимися тревогами, вместо ожидаемого участия и сопереживания слышит фразу: "Но ведь ты сама этого хотела". В этой фразе как-будто уже произнесены и другие слова, например: "На меня, пожалуйста, не рассчитывай, у меня своих проблем выше головы", или: "Неужели ты думаешь, что свою работу я променяю на все эти пеленки-распашонки".

В такой ответственный момент над семьей нависает угроза кризиса, суть которого в том, что, как выясняется, преобладают индивидуальные интересы. Смысл любого эгоцентризма в примате индивидуальных интересов, т. е. индивидуальное противопоставляется групповому и поднимается над ним.

Наше общество, начертав на своем знамени коллективизм, вело длительную активную борьбу с индивидуализмом, но победы не добилось. И, видимо, потому, что коллективизм - это всего лишь противоположность индивидуализму, как бы его зеркальное отражение с противоположным знаком. Ни индивидуализм, ни коллективизм не учитывают такого существенного обстоятельства, что общество состоит не столько из индивидуумов, сколько из личностей. Не станем вдаваться в подробное описание различий. Приведем лишь одно сравнение. Индивидуум относится к личности примерно так же, как доска к растущему дереву. А коллектив и общество схожи как штабеля досок и лес. Если человек стал личностью, то, помимо индивидуально присущего, он непременно несет и множество качеств, которые свойственны ему как социальному существу. Ибо личность без общества существовать не может даже в абстрактном смысле. Личность - одновременно объект и субъект социального процесса.

К сожалению, семья оказывается довольно часто ареной, где разыгрываются сражения индивидуумов, каждый из которых прочно стоит на защите собственных интересов. Постоянно идет выяснение, чей интерес главнее. И спор этот трудно разрешим в принципе. Как впрочем, большинство принципиальных споров. Противники должны просто изменить правила игры. Вместо индивидуального подхода к оценке складывающейся ситуации им следует признать, что в семье они приобретают новое качество. Каждый из них несет свою функцию, но эти функции принадлежат единому целому. Целое, которое не сводимо ни к одному из них, ни даже к их сумме, а представляет третье, чему имя семья. При таком взгляде для конфликтов, подобных описанному, практически не находится места.

Соучастие и провокация

Итак, мы коснулись конфликтов, в которых дети не участвуют, но как бы их провоцируют, проявляя и выводя на поверхность антагонистические силы, заложенные в супружеских индивидуальностях.

Рассмотрим часто возникающую конфликтную схему, которая может быть условно названа "Почему он такой плохой?". Расстановка сил в этой игре примерно следующая: ребенок ведет себя иначе, чем хотелось бы родителям. Один из родителей считает, что в этом непременно виноват другой родитель и почти нисколько не виноват он сам. Предполагаемых виновных может быть больше, чем один (например, бабушка, она же свекровь или теща). Жена говорит мужу: "Коля получил за минувшую неделю две двойки, наверно, не сегодня-завтра позвонит классная руководительница и пригласит тебя в школу". "Кроме того, - продолжает она с несколько возрастающим напряжением в голосе, - разве ты не замечаешь, что он стал совершенно неуправляемым? Что бы я ни сказала, он вступает в спор, отказывается помогать по дому. Ты обязательно должен как-то на него повлиять". После такой "завязки" беседа может продолжаться принципиально в двух направлениях.

Первое, которое нас сейчас почти не интересует, поскольку оно функционально и бесконфликтно, приведет к выработке разумного решения благодаря тому, что усилия супругов будут направлены действительно в сторону коррекции отклоняющегося поведения сына.

Второе направление: в голосе жены муж слышит упрек в свой адрес, для него важно отклонить предъявляемые обвинения. Сообщение о плохом поведении сына воспринимается как агрессия по отношению к нему как к человеку, несущему ответственность за воспитание, и поэтому первая естественная реакция - защита. Любая защита требует мобилизации и концентрации сил, а следовательно, определенного сужения сознания. При этом кругозор, необходимый для объективной оценки и поиска взаимоприемлемых решений, сокращается, и соответственно, возможность выбора оптимального решения значительно ограничивается. В таких случаях анализу и оценке в основном подлежат те варианты, которые устраняют угрозу для индивида, а не служат подготовке совместного выхода из фрустрирующей ситуации.

Муж тогда отвечает, примерно, следующим образом: "Пусть в школу идет тот, кто во всем потакает своему сыночку и считает его вундеркиндом. Сколько раз я говорил тебе, что мальчику требуется строгость, иначе он неизбежно превратится в шалопая".

Следующий ход делает жена: "Вместо того, чтобы объяснить мне, что нужно ребенку, ты бы лучше вспомнил, когда ты с ним последний раз по-человечески разговаривал. Разве не понятно, у кого он мог научиться грубости и нахальству?"

Вскоре в семейную ссору втягиваются участники "второго звена". Будут помянуты родители обеих сторон, каждый партнер попытается с возможным остроумием найти грехи противоположной стороны, при этом совершенно забыт главный предмет дискуссии и, похоже, никого уже не интересует, что же будет дальше с ребенком. Главное - доказать собственную правоту и побольнее "достать" противника. Ведущая черта данной психологической ситуации может быть выражена словом "вина". Найти виноватого, наказать виновного, отрицать виновность и т. п. Достаточно отказаться от самого термина, а главное, понятия, и механизм конфликта разваливается, как прекращает работать заводная игрушка, в которой лопнула пружина. Хорошо известно, что ничто так не сплачивает людей, как общая цель. Возьмитесь с двух сторон помогать ребенку в учебе и других его детских, но вместе с тем достаточно сложных проблемах, и забудьте о поисках виноватого. Остерегайтесь превращать свою семью в "судебную комнату", ибо из зала суда люди, как правило, уходят в противоположных направлениях.

Нам кажется, что здесь уместно задержаться на понятии "вина". Данный термин занимает много места в современной психологии и патопсихологии, и толкуется он несколько глубже, чем это принято в обыденном сознании. Чувство вины возникает вследствие осознания неправильного поведения, нарушающего имеющиеся моральные и этические нормы. С ним же тесно спаяны представления о понижении оценки (самооценки, если обвиняешь себя, и другого, если вина приписывается ему) и об искуплении, то есть организации усилий на исправление возникшей ситуации. В соответствии с психоаналитической концепцией, вина рассматривается как результат внутреннего конфликта между "Я" и "Сверх-Я" (напомним, что под "Сверх-Я" понимается комплекс социально обусловленных стандартов поведения, морально-нравственных нормативов, этических представлений личности).

В бессознательном, которое сформировано опытом раннего детства, существует тесная связь между виной и наказанием. Таким образом, признание вины как бы автоматически влечет за собой готовность принять наказание. Хроническое чувство вины поддерживает тревогу, приводит к агрессивным импульсам или, напротив, к депрессии и аутоагрессии. У многих чувство вины оказывается пусковым механизмом в развитии алкоголизма. Причем в последнем случае пьянство может быть одновременно и следствием чувства вины и причиной. Гораздо раньше психологов эту особенность подметил известный французский писатель А. де Сент-Экзюпери. Вот развитие этой мысли в диалоге Маленького Принца с алкоголиком:

Почему ты пьешь? Я пью, чтобы забыть. Что забыть? Что мне стыдно. Чего стыдно? Того, что я пью.

Итак, ясно, что чувство вины действует на личность разрушающим образом. Поэтому мало кто готов признать себя виноватым без сопротивления и, значит, если вы кого-то обвиняете, то будьте готовы к борьбе. В жизни чаще всего борьба так подчиняет борцов, что они очень скоро забывают повод своей схватки и единственной их целью становится победа. В этом, как нам кажется, суть многих конфликтов.

Часто приходится сталкиваться с такой ситуацией, когда в деструктивной или распадающейся семье дети используются в качестве разменной монеты для решения сугубо эгоистических задач. С помощью детей осуществляется месть, реализуется агрессивность, компенсируется ущемленное самолюбие и т. п. Речь идет о тех драмах, когда одна из сторон запрещает другой (цаще жена не позволяет мужу) встречаться со своим сыном или дочерью после развода или в формально сохраняющейся семье активно восстанавливают ребенка против отца или матери. В подобных случаях у нападающей стороны всегда находятся резоны. Никто не говорит, что подобные действия совершаются из слепой ярости или мести, у каждого заготовлены более или менее приемлемые объяснения. Чаще всего речь идет о неблагоприятном влиянии. "Я не хочу, чтобы он был похож на тебя", - говорит жена мужу, отказывая ему в законном праве встречаться с сыном. Или: "Пусть лучше у него не будет отца, так ему легче". Подобные оправдания неправых действий не что иное как камуфляж, призванный замаскировать в общем-то неприемлемые мотивы поведения. (То, что в психоаналитической психологии называется рационализацией).

Суть подобных конфликтов предельно проста, она может быть выражена в одном предложении: "Я тебя ненавижу и сделаю все возможное, чтобы заставить тебя страдать". Остальные соображения носят исключительно маскировочный характер. То, что в таких конфликтах практически ничего нельзя достичь убеждением и все попытки родственников, друзей, даже суда, доказать инициатору агрессивного поведения его неправоту и несостоятельность обречены на неуспех, лишь подтверждает тесную связанность мотивов поведения с бесознательными, иррациональными, механизмами. В противном случае они бы поддавались коррекции логическими, рациональными средствами.

Рассмотрим еще один более легкий, но не менее типичный пример. Назовем конфликт "Заложник". Здесь ребенок служит только оружием в споре противоборствующих сторон. Обычно инициатор конфликта создает такие условия, в которых его партнер заведомо вынужден отвечать решительным жестом. Таким образом, конфликт провоцируется с помощью ребенка, последний же служит для оправдания агрессивного поведения инициатора. Например, мать знает, что отец болезненно реагирует на то, что 8-летнего сына кормят с ложки. Когда она испытывает легкую досаду на мужа, то, подчас не думая о мести, за обеденным столом усаживается поближе к сыну и начинает заталкивать в него еду ложку за ложкой уверяя себя, что не видит разгневанных взглядов и не слышит сердитого покашливания. Через несколько минут, теряя терпение, поскольку "индифферентные" маневры остаются незамеченными, отец начинает гневную и стереотипную филиппику о вреде такого поведения и грубых дефектах воспитания. Он также уверен, что вся сцена разыгрывается не для него, а просто жена не понимает, насколько мальчику важно прививать самостоятельность. В зависимости от темпераментов, традиций и культуры участников конфликт, развернувшийся из-за столь пустячного повода, может быть выведен на любой уровень, вплоть до рукоприкладства, однако ядром его остаются отнюдь не педагогические проблемы, а всего лишь знакомые нам эгоцентризм, агрессивность, преувеличенное чувство превосходства или, напротив, комплекс неполноценности.

Вероятно, почти все конфликты, происходящие в семье, небезразличны для детей. Хотя и принято считать, что они в силу недостатка знаний и неразвитости мышления плохо понимают суть происходящих событий, тем не менее эмоциональную сторону дети чувствуют чрезвычайно точно. Кроме того, они всегда конфликт между отцом и матерью воспринимают как угрозу своему благополучию и в силу этого реагируют на него повышением уровня тревоги и психическим напряжением. Другими словами, для ребенка даже невинная с виду перебранка между отцом и матерью является стрессовым фактором.

И снова "Отцы и дети"

Как складываются отношения между детьми и родителями? Частично об этом шел разговор в статье "Мы и наши родители: конфликты по наследству", поэтому здесь мы преимущественно коснемся ситуаций, в которых дети еще дети в социальном, абсолютном смысле, то есть в возрасте до 16 лет.

Когда ребенок появился на свет и растет, семья так или иначе занята его воспитанием. Нередко приходится сталкиваться с тем, что даже профессионалы не вполне отдают себе отчет, чем воспитание отличается от обучения. А разница довольно существенная: обучение всегда более или менее конкретно. Вы учите ребенка пользоваться горшком, держать в руках ложку, произносить слова и целые выражения. Но это еще не значит, что вы воспитываете у него чистоплотность, культуру речи и хорошие манеры. Обучение - процесс достаточно прямолинейный, почти односторонний. Происходит передача информации от одного субъекта другому, причем воспринимающий остается пассивным участником.

Воспитание же предполагает обязательное активное соучастие объекта воспитания. И здесь многое будет зависеть от качеств, наследственно обусловленных и преформирующих действия воспитателя, то есть учить можно одному, а воспитывать в это же самое время другое. Например, отец, читающий своему ребенку скучную нотацию, учит его с уважением относиться к учителям и, вместе с тем, того не желая, воспитывает у него негативное отношение к образованию, которое тот будет носить в себе всю жизнь. Результаты, а только по ним может оцениваться воспитание, прямо противоположны целям, ставившимся воспитателями. Следует признать, что для воспитателя менее важно то, что он говорит и чему учит, главное - как он это делает. И здесь весьма существенными факторами будут личность воспитателя и атмосфера, в данном случае семьи, в которой происходит воспитательный процесс (подробнее об этом читайте в статье "Главные условия воспитания детей в семье").

Непонимание различий между обучением и воспитанием, уверенность в том, что прямолинейная дидактика и бездушное натаскивание эквивалентны педагогике, во многом привели к вырождению нашей начальной и средней школы, в которой, как считается, личность учителя - это настолько эфемерное, метафизическое и малозначащее понятие, что и говорить о ней не стоит. А все усилия должны быть направлены на составление оптимальных и непременно универсальных школьных программ и затем - на контроль их выполнения. Кстати, значение исходного материала и необходимость с ним считаться в воспитании понимались, видимо, всегда. Например, великий французский философ М. Монтень в своем труде "Опыты" утверждал: "Трудно... преобразовать то, что вложено в человека самой природой. От этого и происходит, что, вследствие ошибки в выборе правильного пути, зачастую тратят даром труд и время на натаскивание детей в том, чего те усвоить как следует не в состоянии". Он же считал, что долг воспитания "в том, чтобы поселить в воспитанника желание не только уважать, но в равной, а то и в большей мере и любить добродетель".

Однако далеко не во всех семьях "Опыты" М. Монтеня являются настольной книгой. В жизни взгляды на воспитание столь же разнообразны, сколь разнообразны характеры, образованность, жизненный опыт, хотя все воспитатели сходятся на том, что каждый "хочет как лучше", вот только в способах и средствах расхождения. И здесь мы видим почву для многих конфликтов. Коснемся вначале тех из них, которые разворачиваются между супругами, впрочем, с участием других членов семьи, чаще это дедушки и бабушки.

Как правило, ребенок для родителей - это средоточие собственных нереализованных честолюбивых стремлений. Это в свое время остроумно подметил французский писатель и философ Ж--П. Сартр. Но редко бывает, чтобы у обоих супругов в этом отношении было единодушие. Каждый из них воплощение своего честолюбия представляет по-своему. Соответственно и воспитательный процесс будет направляться по-разному. Один, например, будет воспитывать "бойца", а другой - "артистическую натуру". Одному кажется, что суровость и спартанское обращение - это те условия, которые являются оптимальными для его сына, а другой супруг убежден, что этим ребенок будет искалечен, у него воспитаются жестокость и преклонение перед силой, тогда как важнее доброта и любовь. Трудно найти компромисс в подобной ситуации. Один родитель уверен, что у ребенка математические способности и он должен как можно больше заниматься соответствующими предметами в школе, причем школа должна быть специальной, а другой видит, что у ребенка плохой цвет лица, неважный аппетит и его следовало бы отправить месяца на три к бабушке за город.

Понятно, что в конструктивной и функциональной семье такой вопрос может быть без ущерба для обеих сторон подвергнут открытому и благожелательному обсуждению, в результате которого будет избран наилучший из вариантов. В этих семьях преобладают отношения сотрудничества или паритета. Каждый супруг имеет более или менее очерченный круг проблем, за которые он ответственен, а остальные проблемы решаются сообща путем "консенсуса". В таких семьях и ребенок, едва появившись, уже обладает определенными правами и "долей" участия в решении глобальных для семьи вопросов. То есть с ним непременно считаются, не дожидаясь, пока он сам громко этого потребует. В этих семьях всегда присутствует либерально-демократический дух, в атмосфере которого воспитание проходит вполне безболезненно и представляет собой процесс овладения обязательными этическими комплексами ("любовь и уважение к добродетели") и своевременного раскрытия заложенных в ребенке склонностей с помощью имеющейся системы образования. В подобной семье невозможны ни благодушное попустительство, берущее свое начало от безразличия и душевной лени, ни авторитаризм, сопровождающийся постоянным насилием.

Как же обстоит дело в дисфункциональных семьях? Вместо сотрудничества или паритета в них основными являются другие формы отношений. Это конкуренция и конфронтация. В основе конкуренции лежит нечеткость в определении социальных ролей в семье. Как и во всякой другой конкуренции, в семейной цели могут быть примерно однозначные, но способы их достижения будут сильно различаться. Постоянно идет спор о способах. И отец, и мать, и дед, и бабушка хотят, чтобы ребенок вырос здоровым, всесторонне развитым, занял достойное место в обществе и был счастлив. Они убеждены, что в достижении столь благородной и бесспорной цели чуть ли не все средства хороши. Им часто невдомек, что, вступая друг с другом в спор по поводу тех или иных "воспитательных" вопросов, они только в самом начале будут обсуждать действительно проблему своего ребенка. Очень скоро они соскользнут в привычную колею, проложенную старыми, прошлыми конфликтами. Вернутся к "вечным" своим вопросам: "Кто главнее", "Чей папа сильнее" и другим подобным инфантильным проблемам. Набор причин для возникновения конфликтов более или менее ограничен. Подчеркиваем, речь в данном случае идет о причинах, а не о поводах. Недостатков в последних нет.

Если при конкурирующих отношениях есть общность целей, то при конфронтации общей является только арена схватки. Не следует думать, чго конфронтация в семье - это терминальное состояние, которое длится недолго и знаменует собой близость окончательного распада (развода). Опыт психологического консультирования, да и простые житейские наблюдения показывают, что существует немало людей, для которых атмосфера конфронтации является предпочтительнее любой другой. Они стремятся ее сохранить любыми путями, не доводя дело до окончательного разрыва. А если таковой произойдет, то со временем они находят новую семью, в которой устанавливают очень похожие отношения, ибо их правда жизни в том, чтобы разрушать, их главный стимул - борьба, а для борьбы нужна конфронтация и питающая ее ненависть.

Если в человеке сильно конфронтационное начало, то он любую проблему сможет повернуть так, чтобы найти в ней пункт, с которым нельзя согласиться. Он непременно скажет: "Да, это справедливо, но...", - и дальше, в зависимости от своего интеллекта или опыта ведения дискуссий, докажет со всей очевидностью, что предложение оппонента никуда не годится и что из десятка предложений подходящим может быть сочтено лишь его собственное.

В любом конфликте, возникающем в семье, всегда очень полезно попытаться отвлечься от содержательной стороны спора и сосредоточить внимание исключительно на эмоциональной. То есть сделать попытку разобраться, какие чувства владеют дискутантами. Как правило, удается установить, что содержание спора не более чем маскировка готовых уже эмоциональных комплексов, которые требуют разрядки и могут быть реализованы в данном случае через предмет обсуждения.

Вспомните, как часто, находясь в плохом расположении духа, встав, что называется не с той ноги, вы начинаете бурно реагировать на такие события и слова, которые еще вчера вас совершенно не беспокоили. Или понаблюдайте за своим начальником, если вы этого еще не сделали, и отметьте, когда лучше и вернее идти к нему с просьбой о внеочередном отпуске,-утром в понедельник или в пятницу во второй половине дня. Всем известно, что эмоциональный фон служит более весомым фактором, чем познавательное, смысловое содержание сигнала. Поэтому сообразительный школьник не станет сообщать отцу о вызове в школу до обеда, а непременно подождет, пока преобладающими эмоциями станут сытость и благодушие, тогда можно и о "двойках" побеседовать.

Иногда бывает, что в семье роли распределяются не в подчиненном смысле "старше" - "младше", а по разным качествам. Тогда, например, могут возникнуть "теоретик" и "практик". Естественно, разделение условное и, возможно, навязанное одним из супругов. Тогда поведение по отношению к детям строится таким образом, что один постоянно дает советы, а другой может только их выполнять. Причем в семьях, в которых "теоретик" отличается некоторым остроумием, он дает всегда несколько и, как правило, взаимоисключающих советов с тем, чтобы в любом из возможных исходов можно было сказать: "Но ведь я говорил совершенно другое!". Подозревая беспроигрышность позиции, занятой супругом, "практик" пытается восстать и добиться справедливости, но у "теоретика" всегда имеются подготовленные рубежи, на которые он может отступить. "В следующий раз ты поступишь так, как считаешь нужным". Этот максимум обычно удовлетворяет "практика", причем он не задумывается об истинных масштабах своей победы, а если бы задумывался, то понял, что она не слишком отличается от поражения, поскольку "поступать" все равно оставляется ему, а роль судьи, которая легко получается из роли советчика, остается за партнером.

Другой вариант игры такого типа можно назвать "Посмотри, что из этого получилось". Один из супругов намеренно не вмешивается в вопросы, связанные с воспитанием детей, предпочитая роль независимого наблюдателя, хотя по своему статусу ему следовало бы занимать более активную и действенную позицию. Особенно часто такие ситуации возникают тогда, когда дети входят в подростковый возраст и возможность влияния на их поведение становится все более ограниченной, а результат воспитательной интервенции все менее определенным.

Представим, что 14-летний сын подолгу "застревает" на улице в компании сверстников и дома регулярно появляется около полуночи. При этом отецдержится так, будто не видит в этом ничего предосудительного, а попытки матери изменить складывающуюся картину воспринимаются юмористически. В один из дней выясняется, что сын состоит на учете в милиции и причастен к компании делинквентных (нарушающих общественный порядок) подростков. Тогда разражается буря, одним из пунктов обвинения матерью выдвигаются упреки отцу в попустительстве и непринятии им мер, которые своевременно могли бы оказать профилактическое действие. Здесь, как и в других случаях дисфункционального поведения, главным вопросом представляется "Кто виноват?" вместо "Что делать?" В данном конфликте компенсация неспособности формировать и контролировать обстановку в семье происходит за счет малопродуктивной агрессии, направленной не на виновника, а на участника игры. Ему достается лишь потому, что он слабее и в данном случае "ближе". Своим поведением отец семейства как бы говорит: "Да, я не умею воспитывать детей, но это не значит, что можно безболезненно нарушать мой покой".

Теперь пора поговорить о конфликтах собственно между детьми и родителями. Напомним, что в каждой семье между ее членами существует система связей. И хотя они не видны невооруженным глазом, нет оснований сомневаться в их существовании. Так же, впрочем, как и в существовании гравитационных сил, которые невидимы, но существуют. Связи между детьми и родителями образуются различные. Принято выделять, по меньшей мере, четыре типа: силовые, эмоциональные, когнитивные и нормативные.

Под силовыми связями мы понимаем те, которые устанавливаются в порядке подчиненности и власти. Без особых раздумий ребенок принимает правила, в соответствии с которыми он обязан подчиняться своим родителям просто потому, что они сильнее. Его могут шлепнуть или наказать как-нибудь иначе, но потребовать подчинения, не вдаваясь в мотивировку этих требований.

Эмоциональные связи предполагают отношения любви, привязанности, восхищения, уважения, которые есть у детей по отношению к родителям и апелляция к которым считается в педагогике хорошим тоном.

Когнитивные связи осуществляются путем обмена информацией. Основные сведения об окружающем нас мире дети получают в первые годы жизни от родителей. В дальнейшем этим целям служат другие инстанции, но все же, как правило, информационный канал работает довольно долго, когнитивная связь может функционировать до периода зрелости и даже дольше.

Наконец, под нормативными связями понимаем систему передачи детям комплекса социальных норм и правил, без чего немыслимо существование общества. И хотя многие сетуют на деградацию общества и глухоту детей именно к этическим нормативам, на самом деле факт нарушения тех или иных стандартов совсем не свидетельствует об их отсутствии. Просто в разные времена по-разному складывается отношение к социальным императивам, но само их существование остается бесспорным.

Возникновение конфликта в системе родители - дети возможно по всем направлениям, по которым существуют связи. Конфликт - это дезорганизация структуры в рамках существующей связи и в то же время, по меткому выражению бельгийских психологов М. Роберта и Ф. Тильмана, "конфликт - это генератор новых структур (мы не говорим лучших!)" Последнее дополнение очень существенно, и тем не менее вряд ли возможно представить бесконфликтное развитие в семье. Либо родители настолько умны, что регулярно пересматривают свою политику по всем описанным направлениям и всякий раз вводят, по мере роста детей, необходимые коррективы своих отношений. Либо, что чаще, в результате серии чередующихся конфликтов, демонстрируя гибкость и способность к компромиссу, они создают новые и новые структуры, позволяющие в каждом случае поддерживать связь на уровне оптимального ф



© 2012 Мир народной медицины | Все права защищены.Копирование материалов запрещено
Яндекс.Метрика