Главная Обратная связь Добавить в закладки Сделать стартовой

В психоанализе, психотерапии существует несколько вещей, технических процедур, осуществление которых призвано инициировать и поддерживать процесс психологической проработки. Под психологической проработкой психологи подразумевают, обычно, душевную работу, организованную особым образом, обеспечивающую целительные трансформации в психологической структуре пациента. Что это за процедуры?

Во-первых, припоминание.

Фрейд, в свое время, придавал припоминанию ценность ключевой психотерапевтической процедуры в психоанализе. Фрейд говорил о том, что пациенты страдают от воспоминаний. Речь идет о воспоминаниях, о травматических переживаниях в прошлом, не обязательно связанных с явными травматическими событиями, такими, например как, потеря близкого человека. Степень травматизма всегда субъективна и то, что может быть травматичным для одного не обязательно травматично для другого. Так вот, травматические переживания, подчас, настолько не выносимы для психики, что человек бессознательно борется с ними, используя те или иные психологические защиты.Результатом этой борьбы оказывается амнезия воспоминаний о психической травме. Однако, простым вытеснением из сознания патогенных мыслей о травме проблема обретения душевного покоя не решается - эти патогенные мысли и переживания перестают быть "видимыми" но не перестают быть действенными. Их скрытая активность провоцирует бессознательный внутрипсихический конфликт и способствует формированию тех или иных психических симптомов, которые, вторичным образом, заставляю человека страдать, и приводят его в кабинет психолога или психоаналитика. По видимости пациент страдает от своих симптомов, хотя на самом деле его страдания и симптомы обусловлены не узнанными в своем собственном качестве воспоминаниями о психической травме, точнее говоря, они (воспоминания) и являются травмирующим психическим фактором. Понятно почему, Фрейд придавал такое большое значение припоминанию.

Идя от симптомовдепрессии или невроза как чего-то внешнего, к воспоминаниям о травмирующих событиях и переживаниях мы способны идентифицировать истинную причину психического страдания, и установить жизненно важные для психического благополучия связи между событиями, как внутренними, так и внешними. В результате психика пациента становится более цельной и жизнеспособной.

Говорить о том, что приходит в голову.

Так звучит основное техническое правило психоанализа. Это правило, которое называют "правилом свободных ассоциаций", используется для облегчения припоминания пациентом своего травматического прошлого опыта о котором, судя по его симптомам, он забыл.Если бы меня попросили одной фразой выразить цель психоаналитических усилий, я, не боясь показаться поверхностным, сказал бы так: "Вспомнить все". Хотя понятно, что в реальном психоаналитическом процессе иногда необходимы ограничения в стремлении к этой цели. Если на консультации психолога мы попросим пациента говорить то, что приходит ему в голову мы, иногда, можем столкнуться с препятствием, когда нам отвечают, что в голову ничего не приходит. И это странно, поскольку человеку в обычных условиях всегда приходит что-то на ум. Произвольно избавиться от мыслей чрезвычайно сложно. Дисциплина ума, если можно назвать дисциплиной политику сдерживания мыслей, дается, как показывает опыт адептов духовных практик, обычному человеку с большим трудом. Окончательно избавиться от мыслей, похоже, невозможно. Поэтому, когда в психоанализе пациент утверждает, что ему ничего не приходит в голову, психоаналитик может подумать о некоем внутреннем процессе происходящим в пациенте, процессе, по каким то причинам, вызывающем торможение мыслей. Этот процесс был назван сопротивлением припоминанию. Природа этого процесса, как правило, носит защитный характер, т. е. пациент сопротивляется припоминанию, поскольку ожидает усиления своего психического страдания.

Преодолеть сопротивление.

Другая важнейшая часть аналитической работы это анализ сопротивления пациента. Сопротивление защищает патологическую психическую структуру пациента и само по себе также является частью этой структуры. Преодоление сопротивления не всегда является легкой задачей: часто, для успешного анализа сопротивления, от психолога, психотерапевта требуются значительные усилия, терпение и мастерство, а для пациента этот этап психоанализа может явиться настоящим испытанием его мотивации продолжать психоанализ. Именно преодолению сопротивления пациента аналитическому лечению, обязан психоанализ своей длительностью.

Толкование сновидений

Фрейд очень ценил сновидение как важнейший феномен психической жизни, предоставляющий в распоряжение психоаналитика уникальную информацию о событиях, происходящих в глубинах психики пациента. Именно сновидениями, по мнению Фрейда, вымощена "королевская дорога в бессознательное". Фрейд всегда подчеркивал близость психических процессов сновидения с процессами формирования невротических симптомов. Само сновидение обладает структурой симптома. Поэтому если мы научимся понимать и толковать сновидения мы поймем значение симптомов, от которых страдают наши пациенты, а значит, научимся эффективнее помогать им.Толкование снов в психоанализе, со времен Фрейда, занимает место не только исследовательского метода, но и ценнейшей психотерапевтической процедуры, способствующей психологической трансформации пациента в направлении психического исцеления.

Анализ перенесения.

И, наконец, последняя в списке, но далеко не последняя по значимости аналитическая процедура это анализ перенесения. Перенесением (или переносом) в психоанализе называют воспроизведение пациентом в настоящем времени, в ситуации "здесь и сейчас" - особенно во время сеанса психоанализа и по отношению к психоаналитику - забытых мыслей и чувств, относящихся, прежде всего, к значимым людям из прошлой жизни пациента, из ситуации "там и тогда". Это "новое издание" прошлого опыта пациента.

Прошлые отношения драматизируются в настоящем, в отношении пациента к психоаналитику и проявляются в его требованиях адресуемых психоаналитику, требованиях, часто конфликтных и не реалистичных. Именно в этих требованиях, совершенно отчетливо раскрывается - а значит, становится доступным для психотерапии - природа невротических переживаний пациента.

Анализ перенесения( или переноса) чрезвычайно полезная в психотерапевтическом отношении процедура, помогающая пациенту осознать (припомнить) и проработать типические невротические паттерны его отношения к другим людям и к самому себе, переживая их заново по отношению к психоаналитику, в безопасном формате психоаналитических рамок.



Ясновидение требует измененных состояний сознания. Практика показывает, что приступы ясновидения чаще всего приходят к людям на пороге между сном и бодрствованием, между жизнью и смертью, в состоянии гипноза или самогипноза, в опьянении или при крайнем изнурении плоти и духа. При планомерном и намеренном развитии ясновидения основная трудность заключается в том, чтобы удержать эту способность в рамках и научиться находить ответ на поставленные вопросы.

Дело в том, что при определенном уровне развития ясновидение овладевает человеком всецело и приходит к нему даже тогда, когда он этого не желает. А неконтролируемое ясновидение (вкупе со страстным желанием поведать миру о своих открытиях) воздвигает неодолимую стену между провидцем и теми, кто его окружает. В результате возникает "синдром Кассандры" со всеми проистекающими отсюда последствиями.

Ясновидящий должен быть молчалив и сдержан; он вовсе не обязан рассказывать о своих способностях каждому встречному и уж, тем более, демонстрировать их при всяком удобном случае. Ясновидящий должен быть крайне осторожен в толковании своих видений. Самое лучшее, что он может сделать, - это буквальная запись всего увиденного без всяких комментариев по этому поводу. Ясновидящий должен быть свободен от влияния религиозных, политических, мистических, философских и прочих теорий, которые способны существенно исказить увиденное. Он должен вести простую и скромную жизнь, обходиться без излишеств, поменьше читать, обходиться без кино и телевидения и держаться подальше от больших городов и влиятельных людей. Только в этом случае он имеет шанс сохранить свой рассудок и дожить до глубокой старости.

Слишком раннее развитие ясновидения, как правило, не приводит ни к чему хорошему. Удел таких "вундеркиндов" - ранняя смерть или сумасшедший дом. Оптимальный возраст для развития этой способности - 30-40 лет: в молодости она развивается гораздо легче, но часто приводит к необратимым изменениям в психике. Нужно твердо усвоить, что ясновидение не дает человеку ни власти над людьми и событиями, ни богатства, ни здоровья, ни всеобщей любви; а плодами яс-новидения обычно пользуются те, кто не обладает этой способностью.

Для тех же, кто, обдумав все вышеприведенные предупреждения, все-таки пожелает приобрести дар ясновидения, в нашей Энциклопедии даются некоторые сведения по основным приемам и техникам, позволяющим развить в себе этот дар. Сведения эти не представляют особой тайны и часто встречаются в различных сочинениях по магии и оккультизму, в том числе и на русском языке. Мы лишь свели их воедино и изложили в краткой форме.

СОСРЕДОТОЧЕНИЕ ВЗГЛЯДА

Самая доступная и безвредная техника ясновидения - длительное сосредоточение взгляда на каком-либо полупрозрачном предмете. При правильном сосредоточении внутри предмета возникают картины, которые можно интерпретировать как предсказание. Иногда картины бывают предельно ясны, иногда имеют аллегорический характер и напоминают сновидения.

Первое, что необходимо для такой работы, - это переориентировать свое внимание, оторвать его от обычного потока событий. Для сосредоточения лучше всего подходят полутемные помещения вдали от людных улиц, где нет посторонних шумов и ничто не мешает вашему уединению. Наилучшее время для сосредоточения - полночь или поздний вечер. Желательно также, чтобы ваши одежды в период работы были как можно более просторными, нигде не жали и не стесняли движений.

Среди предметов, используемых для сосредоточения, наиболее популярны зеркало и хрустальный шар. Сосредоточение начинается с установки ровного и слегка замедленного дыхания. Лучше всего дышать "диафрагмой", при вдохе прогибая ее вниз, а при выдохе поднимая вверх, как поршень шприца; грудная клетка при этом раздвигается не в ширину (как при обычном дыхании), а в длину. Рекомендуется также повторять про себя какую-нибудь короткую монотонную фразу - мантру, заклинание или сформулированный вопрос. Когда вы почувствуете, что дыхание совершенно успокоилось, а в уме не осталось посторонних мыслей - слегка сосредоточьтесь на шаре. Не сверлите его глазами, не напрягайте взгляд - в противном случае глаза быстро устанут, и вы не сможете продолжать наблюдения. Основной предмет вашей заботы - не взгляд, а внимание: оно должно быть всецело поглощено шаром и не замечать ничего за его пределами. Если внимание уходит в сторону, - мягко, но настойчиво возвращайте его на место.

При правильном сосредоточении шар вскоре (для начинающих - не меньше чем через 15-20 минут) станет матовым и как бы наполнится туманом. Затем в тумане откроется более темная область. Это будет "окно ума" или "туннель во времени": оттуда и должны возникнуть образы. Они будут появляться не внутри самого шара, но непосредственно в открывшемся "окне ума" -а иногда и прямо в вашей голове.

Еще один популярный объект сосредоточения - чахла или другая емкость, наполненная водой. Видения и символы могут возникать в ней благодаря различным процедурам. Например, в воду можно лить расплавленный воск, свинец или кипящее масло, чтобы затем "читать" возникающие фигуры. В Уганде гадатель бросает в воду травяной порошок и "читает" получившиеся формы. Некоторые гадатели "видят" среди частичек порошка мелких водяных духов, которые движутся подобно рыбам. В роли чаши часто выступают священные источники, пруды, бассейны или ямки, наполненные жидкостью. Так, когда Одиссей решил отправиться в царство мертвых и узнать там о своей грядущей судьбе, волшебница Цирцея посоветовала ему выкопать в земле ямку и наполнить ее сначала молоком, затем вином и, наконец, водой. Сосредоточившись на глубинном потоке образов, возникавших в этой воде. Одиссей увидел, что вокруг него собралась целая стая душ. Спустя некоторое время он различил среди них душу великого прорицателя Тиресия, с которым ему и нужно было поговорить.

Но крупнейшей из гадательных чаш, несомненно, является священное озеро Лхамо Лхацо, которое использовалось для этой цели уже несколько веков назад. К нему обращались за сведениями о новом воплощении Далай-ламы - политического и религиозного лидера Тибета. Так, XIII Далай-лама был обнаружен благодаря серии видений, которые могли наблюдать сотни людей: на поверхности озера появились три буквы тибетского алфавита и трехэтажный монастырь с золотой кровлей, от которого шла дорога к дому с голубой крышей и пятнистой собакой во дворе. Это видение возникло по требованию лам, которые искали своего лидера. Оно указало им то место, где покойный далай-лама снова вернулся в мир, воплотившись в мальчика из простой семьи.

Впрочем, чистая вода редко используется для сосредоточения. Обычно она либо замутнена, либо подкрашена. Иногда чашу делают из блестящего металла (серебра или золота) или хрусталя; в этом случае можно использовать и чистую воду: блеск самой чаши создаст нужный эффект. Хорошо также, если в воде отражается источник света (лучше всего свеча или луна).

"Самое простое магическое зеркало, - пишет известный популяризатор оккультизма д-р Папюс, - состоит из хрустальной чаши, наполненной до краев водой и поставленной на стол, накрытый белой скатертью. Позади чаши ставятся две свечи, чем и заканчивается приготовление...

Перципиента сажают перед чашей, так чтобы он хорошо видел поверхность воды. Экспериментатор становится за его спиной, кладет правую руку ему на голову и несколько раз трижды призывает Анаэля - ангела-покровителя подобных опытов.

Через минуту, если опыт удается, перципиент видит, что вода кипит. Потом в ней появляются радужные цвета, за которыми следуют видения, дающие ответы на мысленно предложенные вопросы".

Украинское народное гадание с хрустальной рюмкой, основанное на том же принципе, обычно производится в полном одиночестве. Иногда для гадания используются две рюмки, между которыми перекинут "мостик" из соломинки. Правило предписывает смотреть на каждую рюмку одним глазом. При правильном сосредоточении видения появляются на "мостике". Впрочем, рассказывают, что иногда на мостике появляется чертик с длинными руками, который может задушить незадачливого гадателя.

Черные зеркала - характерная принадлежность ближневосточных ясновидцев. Самое простое из них называется мандеб. Собственно говоря, это не зеркало, а просто некоторое количество черных чернил. Их наливают в левую пригоршню медиума, который должен неотрывно всматриваться в черную каплю до тех пор, пока там не появится подметальщик. Удивительно, но практически все оккультисты, совершавшие этот опыт, видели в черном зеркале человека с метлой, который расчищал пространство видений.

Арабы, использующие мандеб, обычно избирают в качестве медиума мальчика или девочку 10-12 лет. Иногда чернила даже не наливают в горсть: достаточно выкрасить черной краской ноготь большого пальца ребенка или нарисовать "зеркало" у него на ладони. Гадание сопровождается возжиганием благовоний (из равных частей ладана и зерен кориандра) и следующим заклинанием:

"Анзилу, Эйуха, Эль-Джемония и Дшеннум. Анзилу Бетакки матала-хонтонтрон алейкум. Тариккц, Тарикки! Анзилу, Анзилу, Анзилу! Тарикки, Тарикки!".

Перед гаданием оператор заготавливает семь талисманов - бумажных полосок с изречениями и заклинаниями. Первую из них, содержащую 21 аят 50-й суры Корана, он прикрепляет к волосам медиума. Остальные талисманы содержат одно и то же заклинание, которое в переводе выглядит так: "Таршун! Тарзушун! Сойди, сойди! Будь здесь! "Формулировка вопроса.> Появитесь, слуги этого имени!".

Когда медиум уже вошел в транс, оператор начинает бросать талисманы в огонь. Это вызывает у медиума соответствующие видения, и он немедленно отвечает на вопрос.

В тибетском гадании тра зеркальцем служит "холмик" у основания большого пальца, выкрашенный в красный цвет и слегка покрытый воском. Гадатель тра сосредотачивается на отражающей поверхности, опустошает свой ум и призывает божественную покровительницу Палден Лхамо. По мере углубления его транса появляется поток образов и, наконец, возникает видение. Гадание происходит в полутемном помещении, где горит только одна лампа. Тра-па поднимает свой большой палец и смотрит на него до тех пор, пока он не разрастется. Именно в этот момент палец становится зеркалом, на котором рождаются символы.

В европейской традиции чаще используется уголь (знаменитый "черный кристалл" средневекового алхимика и духовидца Джона Ди) или графитный порошок. Используемое оккультистами зеркало дю Потэ представляет собой круг, нарисованный на полу и вычерненный углем; зеркало Сведенборга-Каганье изготовляется из графитного порошка, смешанного с оливковым маслом. Эту смесь кипятят на малом огне; затем берут зеркальное стекло и, осторожно его нагревши, чтобы не лопнуло, кладут на две деревянные подкладки горизонтально и выливают на него приготовленное тесто так, чтобы покрыть равномерным слоем всю поверхность. Приготовленное таким способом зеркало оставляют на несколько дней лежать горизонтально; оно высыхает и приобретает ровный черный блеск, не утомляющий глаз и способствующий сосредоточению. И, наконец, огонь. По некоторым сведениям, именно его использовал Нострадамус. Он называл свои видения "огненными посланиями Создателя" и "огненным зеркалом"; а являлись они ему в час, когда он сидел у камина. Точно так же вглядываются в огонь индейские шаманы и колдуны Черной Африки; да и простые европейцы, не отягощенные даром предвидения, иногда замечали в пламени "огненных человечков" - саламандр. Огонь, горящий в темноте, обладает поистине магической притягательностью. От него трудно оторвать глаза, и сосредоточение обычно удается без труда. Однако не следует забывать, что огонь накладывает свой отпечаток на порождаемые им видения: чаще всего они имеют угрожающий и катастрофический характер, что особенно хорошо заметно по трудам того же Нострадамуса.



Люди, которые сами себе кажутся худшими врагами, являются загадкой для гуманных студентов. Когда история человека полна решений и действий, противоречащих его благополучию, нам трудно это понять. Фрейд считал саморазрушительное поведение самым неприятным вопросом, адресованным к его теории, так как он основал ее (в соответствии с биологическими теориями того времени) на предпосылке, что организмы стремятся максимизировать удовольствие и избежать страдания. Фрейд придавал особое значение тому, как в нормальном развитии детские предпочтения, определяемые принципом удовольствия, позднее видоизменяются принципом реальности. Поскольку на поверхностный взгляд кажется, что некоторые предпочтения не определяются ни принципом удовольствия, ни принципом реальности, Фрейд сделал натяжки и пересмотрел свою метапсихологию, чтобы объяснить ‛саморазрушительные“, или ‛мазохистические“, паттерны поведения. В конце концов, он стал говорить о «влечении к смерти» лежащим «по ту сторону принципа удовольствия».

Ранняя психоаналитическая теория нуждалась в объяснении эротической практики тех, кто, подобно австрийскому автору Леопольду фон Захер-Мазоху, стремился получить оргазм через получение боли и унижения. Сексуальное возбуждение от переживания боли – мазохизм, было ранее названо по имени Захер-Мазоха, а удовольствие от ее причинения – садизм - в честь Маркиза де Сада. Применение термина ‛мазохизм“ для очевидно несексуальных паттернов причинения себе боли было естественным для Фрейда, который подчеркивал, что в основе большинства видов поведения лежит сексуальный источник.

Чтобы отличить общий паттерн страдания, который служит некоторой конечной цели, от более узкого сексуального значения понятия мазохизма, Фрейд ввел понятие ‛морального мазохизма“. К 1933 году это понятие было принято настолько широко, что Вильгельм Райх включил ‛мазохистический характер“ в свою подборку личностных типов, выделяя паттерны страдания, выражения жалоб, установки на самоповреждение и самообесценивание и скрытое бессознательное желание мучить других своими страданиями. Проблема морального мазохизма и динамики мазохистической личности надолго заинтриговала психоаналитиков.

Когда современные авторы, психологи и психоаналитики, говорят о мазохизме без ссылки на сексуальный контекст, они обычно имеют в виду моральный мазохизм. Как и другие феномены морально-мазохистическое поведение необязательно является патологическим, даже если оно является самоотречением в широком смысле слова. Иногда мораль предписывает, чтобы мы страдали ради чего-то более стоящего, чем наш кратковременный индивидуальный комфорт. Это тенденция, в рамках которой Хелена Дойч высказала мысль, что мазохизм является неотъемлемой частью материнства. Большинство млекопитающих, действительно, ставят благополучие своих детенышей выше собственного личного выживания. Это может оказаться ‛саморазрушительным“ для конкретного животного, но не для потомства и вида в целом. Встречаются примеры мазохизма, даже более достойные похвалы, когда люди рискуют своей жизнью, здоровьем и безопасностью ради социального блага, например, ради сохранения культурных ценностей. Некоторые люди, – на ум приходят Махатма Ганди и Мать Тереза, – в личности которых можно предположить наличие сильной мазохистической тенденции, продемонстрировали героическое самоотречение, даже святость, посвящая себя целям более возвышенным, чем их собственное ‛Я“.

Вне понятийного круга морального мазохизма термин ‛мазохистический“ используется при ссылке на несводимые к морали паттерны самодеструктивности, например, у склонных к несчастным случаям людей, или у тех, кто умышленно, но без суицидальных намерений, калечит себя или же наносит себе ущерб. Такое использование слова подразумевает, что за явным самодеструктивным безумием человека стоит некая преследуемая цель, заставляющая бледнеть все физические страдания, если оглядываться на них из того эмоционального облегчения, которого достигают с помощью этих невероятных средств. Например, тот, кто сам себя режет, обычно объясняет, что вид собственной крови позволяет почувствовать себя живым и реальным и что мука ощущения себя несуществующим или отчуждение от собственных чувств безгранично хуже, чем какой-нибудь временный физический дискомфорт.

Таким образом, мазохизм бывает разной степени и имеет различные оттенки. Самодеструктивность может быть характерной для любого – от наносящего себе увечья психотика до зануды. Моральный мазохизм простирается от легендарных христиан-мучеников до ‛мудрых еврейских мам“. В определенных обстоятельствах каждый ведет себя мазохистически, часто ради какой-то последующей выгоды. Дети из собственного опыта узнают, что один из способов привлечения внимания воспитателей – причинить себе неприятность.

Способ достижения морального триумфа через навязанное себе страдание может стать таким привычным для человека, что его стоит рассматривать как личность, имеющую мазохистический характер.

Мы хотим подчеркнуть, что термин ‛мазохизм“, используемый психоаналитиками, не означает любви к боли и страданию. Человек, ведущий себя мазохистически, терпит боль и страдает в сознательной или бессознательной надежде на некоторое последующее благо. Когда психоаналитик сообщает пациентке, которую избивает муж, что та ведет себя мазохистически, оставаясь с оскорбляющим ее мужчиной, он не обвиняет женщину в том, что ей нравится быть избитой. Здесь, скорее, подразумевается, что ее действия наводят на следующую мысль: то, что она терпит насилие, либо способствует достижению некоторой цели, которая оправдывает ее страдание (сохранение семьи), либо предотвращает нечто более болезненное (например, возможность остаться одной), или и то, и другое вместе. Эта ремарка также подразумевает, что данный расчет не работает, так как пребывание с мужчиной, избивающим ее, объективно более деструктивно или даже опасно, чем расставание с ним, но она тем не менее, продолжает вести себя так, как если бы от того, что она терпит плохое обращение с собой, зависело ее конечное благополучие.

Мазохистические и депрессивные паттерны характера в значительной степени совпадают, особенно на невротически здоровом уровне организации личности. Большинство людей с одной из этих структур имеют аспекты и другой. Некоторые психологи рассматривают депрессивно-мазохистическую личность как один из наиболее распространенных типов невротического характера.



Человек в этом мире не один, как ему может представляться, он совсем не похож на необитаемый остров в океане. Каждый человек вплетён во множество различных связей. Он приходит в этот мир посредством людей, которых называет своими родителями - папой и мамой. Проходит время… Человек развивается, взрослеет, находит свою пару и спустя определённый отрезок времени он становиться и сам тем, через кого в этот мир приходит новая жизнь, и затем способствует её становлению.

Семья является для человека первой и главной школой межличностных отношений, накладывающей отпечаток на всю его дальнейшую жизнь. Все мы несем в себе послания своей семьи, свои семейные сценарии. Внутренний Образ наших семейных систем, запечатленный на глубоком бессознательном уровне, является, по сути, нашим базовым языком. Языком, которым мы продолжаем пользоваться и в создаваемых новых семьях, новых отношениях. На глубоком бессознательном уровне все мы некоторым образом "вплетены" в свою родительскую семью, как в некое "роковое сообщество". Такую метафору по отношению к переплетениям в семье использует Берт Хеллингер. В этом "сообществе" действуют Силы, которые возникают из наших отношений с родителями, братьями и сестрами, дядями и тётями, бабушками и дедушками,… , мужьями и жёнами.

В клиентской работе, зачастую бывает трудно понять и разобраться в динамике проблем обратившегося за помощью человека в ходе индивидуальной терапии, не принимая в расчет возможность её системного характера. Индивидуальная терапия, проводимая без учета того, что человек является частью системы семьи и рода, может оказываться неэффективной или приводить к нежелательным результатам, нарушая сложившийся семейный баланс. Системный семейный подход по сравнению с индивидуальной терапией обладает рядом особенностей, которые привносят с собой новый взгляд и новые, более широкие возможности, не приуменьшая при этом полезности последней. Системно семейная терапия Б.Хеллингера является без преувеличения уникальным по своей эффективности и результативности методом, позволяющим за короткий отрезок времени проделать работу, которая может заменить несколько лет психоанализа.

Если в индивидуальном подходе терапевту приходится прикладывать много усилий для актуализации межличностной проблематики, простраивать сложную систему переносов, изощряться в метафорах, годами повышая креативность своего клиента, то в системном подходе фокус терапевтических усилий смещается в сторону "…осознания того, что за любым поведением, даже за тем, которое кажется нам очень странным, стоит любовь. Скрытой действующей силой всех симптомов тоже является любовь". Следовательно, очень важно, чтобы во время психотерапевтической сессии была найдена та точка, где сосредоточена вся сила любви человека, так как здесь находится и корень его личной или семейной проблемы, и ключ к разрешению этих трудностей. Расстановочная терапия может проводиться и в рамках краткосрочных и длительных программ, что может служить прекрасным дополнением к индивидуальной терапии одного из членов семьи. Семейные расстановки могут проводиться также и с семейными парами. Личностные изменения в таком случае носят более глубокий и экологичный характер.

Хотелось бы сказать несколько слов о родоначальнике метода, и о самом методе системной семейной психотерапии, более известном в профессиональном кругу, как "Семейная расстановка по Хеллингеру".

Берт Хеллингер (1925 года рождения) изучал богословие, философию, педагогику и психотерапию. В качестве миссионера он проработал в Южной Африке около 25 лет. Там же он обратил внимание на то, как решаются семейные проблемы в племенах коренных жителей Африки и в 80-х годах ему удалось выявить закономерности, которые приводят к трагическим событиям и конфликтам между членами семьи. Он увидел, что их истоки очень часто коренятся в более ранних поколениях своего рода.

К заслугам Берта Хеллингера можно отнести выведение или формулировка им неких законов или закономерностей организующих процессы внутри семьи. Эти законы Берт Хеллингер назвал "базовыми порядками". В результате нарушения этих базовых порядков возникают и проблемы в отношениях между членами семьи. В силу отсутствия этого "системного порядка", человек также неосознанно втягивается в динамику системных переплетений и очень часто ценой своего счастья, здоровья или даже ценой собственной жизни, компенсирует вину, утрату или другое "несчастье" родителей и других членов своей семьи в нескольких поколениях. Это может выражаться в виде снижения жизненного тонуса, депрессии или же в желании преждевременной смерти, если например, существует связь с трагически погибшими или рано умершими членами семьи (например: абортированными братьями и сестрами). Это может также проявляться в виде глубокой вытесненной печали или грусти, связанной с тем, что кто-то из значимых для человека людей не был оплакан. Это могут быть также и другие чувства, которые не имеют видимой причины и которые, зачастую человеку не подвластны. В этих случаях человек может чувствовать, что им движет (или руководит его действиями) какая-то другая, не подвластная ему "сила", иногда, это может даже граничить с сумасшествием. В подобных случаях речь может идти об "идентификациях", "паринтификациях", "перенятых" чувствах и других формах переплетений с судьбами членов семейной системы.

Врядли у меня получится осветить все тонкости этого метода в коротком докладе. Ведь сам метод и лежащий в его основе феноменологический подход, также как и все его особенности не могут вместиться в простые слова, и, на мой взгляд, он не может быть полностью описан. В связи с этим, важно отметить, что в философской феноменологии речь идет о восприятии только сущностной природы феноменов, когда человек полностью открывает им себя. Сущность, в этом случае, проявляется из скрытого внезапно, как молния… И проявившееся всегда превосходит то, что человек мог бы выдумать или логически вывести, исходя из уже известных ему представлений и понятий. Первое обобщение принципов, лежащих в основе работы Берта Хеллингера, было сделано врачом-психиатром, исследователем семейных отношений из Гейдельбергского университета Гундхардом Вебером, который принимал участие в его группе. Можно говорить о каких-то законах, техниках применяемых в данной работе, но главное совершенно не в них…

Повторюсь: "Самым важным элементом моего подхода - писал Б.Хеллингер,- является осознание того, что за любым поведением, даже тем, которое кажется вам странным, стоит любовь…". Есть также и важное наблюдение, лежащее в основе данного метода, состоящее в том, что любовь может существовать и действовать только в тех границах, в которых она поддерживает Жизнь. Основным свойством Жизни является течение, движение (т.е.- Жизнь про-те-ка-ет). Заслуга Берта Хеллингера состоит также и в том, что он заметил порядок, поддерживающий это. Любовь - это тоже течение, течение отношений между людьми, и она может существовать только в границах порядка который поддерживает Жизнь. Нарушение порядка Жизни (а значит и порядков в контексте семьи) ведет к уменьшению Любви.

Для того, чтобы это было белее понятным, я бы хотел здесь привести в качестве метафоры, короткую и яркую формулировку о порядках и любви, которую я услышал от Марианны Франке-Грикш:

"ПОРЯДОК - собирает. ЛЮБОВЬ - наполняет.

ПОРЯДОК и ЛЮБОВЬ - действуют вместе.

ПОРЯДОК - это сосуд. ЛЮБОВЬ - это вода.

Если разбить ПОРЯДОК, ЛЮБОВЬ тоже утечёт".

Расстановка почти волшебным образом отражает и показывает тот порядок, который существует в семьях, те переплетения, которые в ней присутствуют. Другими словами, она делает видимым невидимое и позволяет быстро найти нужный Образ-решение по восстановлению естественного потока Жизни и Любви.

Она позволяет найти человеку свое место в собственной или родительской семье, восполнить "перекосы" и пробелы в её структуре, выйти из "роковых" переплетений, найдя для всех членов семьи "хорошее" место, "отпустив" или приняв с любовью кого-то из её членов.

Расстановки по Хеллингеру - это эффективный метод краткосрочной семейной психотерапии и, пожалуй, единственный метод, позволяющий столь быстро обнаружить и распутать клубки проблем, охватывающие многие поколения. Сама процедура расстановки занимает обычно от 40 минут до 2-х часов. Чаще всего, заявленная проблема, разрешается за одну расстановку.

Даже такое краткое и приблизительное описание работы с семейной расстановкой дает представление о том, что она вполне работает как раз и "с этим…", т.е. с теми актуальными вопросами, которые существуют в данный момент и у уважаемой аудитории / читателя.



Основными особенностями явления мысленного воздействия являются следующие:

1) Реализация мысленного воздействия возможна двумя почти идентичными по диапазону своих возможностей, но разными по сути методами: "силовым" (директивным мысленным воздействием) или "подстановкой" (мысленным слиянием с объектом и как бы замещением его мыслей своими собственными). "Силовой" метод позволяет с максимальной эффективностью использовать возможности индуктора при концентрированных импульсных воздействиях. При этом, наиболее эффективное воздействие осуществляется по линии прямого взгляда. Однако возможности "силового" метода жёстко ограничены необходимостью визуального контакта с объектом воздействия, иначе оно становится "расфокусированным". Метод "подстановки" требует более тесной "информационной связи" с объектом, поэтому эффективен на значительно меньших расстояниях и не позволяет использовать такие мощные, концентрированные импульсы, как "силовой", но более эффективен (субъективно менее энергоёмок) в условиях отсутствия визуального контакта с объектом воздействия (в темноте, вне поля зрения или с закрытыми глазами), а также более "цепок" в данных условиях.

Следует отметить, что эта зависимость от расстояния до объекта и возможности его беспрепятственного сенсорного восприятия является лишь характерной чертой конкретной используемой техники реализации воздействия. Существует также метод мысленного воздействия, не зависящий от расстояния до объекта и наличия какой-либо экранировки (он использовался, например, в экспериментах Л.Л.Васильева). Но он весьма сложен для использования и, тем более, для обучения, поэтому не будет здесь рассматриваться. Упомяну лишь, что он основан на формировании "информационной связи" с объектом не путём его непосредственного сенсорного восприятия (как в рассматриваемых методах), а посредством мысленного формирования его максимально отчётливо воспринимаемого образа.

2) Существует сильная зависимость прилагаемых индуктором усилий от расстояния до объекта воздействия. Зона эффективного воздействия определяется индивидуальными способностями индуктора, но, в основном, ограничивается несколькими метрами. (Например, гипнолог начала XX века Стефан Манжарский указывал на то, что наилучшие результаты экспериментов по мысленному внушению обеспечиваются при расстояниях до 4м.) Максимальная дальность мысленного воздействия "силовым" методом, по результатам экспериментов автора, достигает более 60м (приблизительно, до 100м при воздействии на полёт птиц). При этом достигается лишь воздействие на направление движения объекта. Следует отметить, что при определённой степени развития способностей к мысленным воздействиям нет чёткой грани между используемыми методами, поэтому воздействие на большом расстоянии может эффективно осуществляться методом формирования мысленного образа объекта.

3) Существует сильная зависимость прилагаемых индуктором усилий от наличия какого-либо экранирования объекта. Например, обычное оконное стекло (две пластины толщиной по 4мм в оконной раме) вполне "прозрачно" для воздействия на двигательное поведение объектов на расстоянии около 40м. Однако витринное стекло (две пластины толщиной по 10мм) почти полностью "непрозрачно" (по крайней мере, исходя из личного опыта автора). Это происходит из-за разрыва "информационной связи" с объектом несмотря на его визуальное восприятие, что указывает на сложный биофизический характер природы явления. Также, сильно ухудшают возможности воздействия такие препятствия как стены, но только при превышении определённого расстояния до объекта, а также от объекта до края подобного экрана. Например, какой-либо плоский экран неэффективен, если объект воздействия расположен от края экрана ближе, чем приблизительно 15см при дистанции воздействия ~10м. Максимальное расстояние, на котором возможно воздействие на объект в воде, составляет около 50см. При этом также всегда существенное значение имеет размер объекта воздействия. Чем он крупнее, тем на большем расстоянии удаётся сформировать плотную "информационную связь" с ним (это также одна из особенностей биофизического аспекта явления). Разумеется, метод мысленного воздействия на основе формирования мысленного образа объекта позволяет игнорировать эти ограничения.

4) Мысленное воздействие применительно к человеку позволяет реализовать внушение объекту каких-либо команд, управляющих поведением объекта, и "моделей" внутреннего физиологического состояния, воспринимаемых объектом без задействования органов чувств и реализуемых им без осознания их обусловленности внешним влиянием, а также мыслей, эмоций и псевдосенсорных (галлюцинационных) восприятий. Это воздействие может быть реализовано в отношении нескольких объектов одновременно. Обобщённо по отношению ко всем другим видам живых организмов это явление представляет собой осуществляемое мысленным усилием полное управление двигательным поведением и всеми физиологическими процессами в организме объекта (вне зависимости от особенностей его биологической природы).

Диапазон возможных реакций на мысленные воздействия наиболее обширен для случая взаимодействия "человек-человек". Это - любые виды внешних и внутренних псевдосенсорных восприятий, моделируемых в воображении индуктора, любые физически осуществимые виды двигательных реакций, изменение тонуса внутренних органов и различных зон кровеносной системы, а также сердца и головного мозга. Следует отметить, что наиболее простым и практически постоянно присутствующим элементом мысленного контакта индуктора с перципиентом является мысленная передача чувств и эмоций, оттенков внутреннего состояния (тонуса), которая зачастую происходит непроизвольно. Возможно также широкое регулирование качественных параметров мышления и управление механизмами памяти как в целом, так и по отдельным её видам, в том числе, "стирание" информации о только что происшедших или происходящих в данный момент времени событиях.

В целом, сложность мысленного управления поведением и физиологией объектов определяется лишь способностями индуктора к формированию отчётливых мысленных картин требуемых эффектов. При этом даже в отношении примитивных животных возможно не только мысленное управление двигательным поведением, но и более сложные и комплексные воздействия на их психические процессы. Например, улитке можно "внушить" прикосновение к той или иной её "антенне" (что приводит к их защитному сжатию), либо просто чувство опасности, заставляющее её спрятаться в раковине (это может быть сделано несколько раз подряд), аквариумным рыбкам - необходимость подплыть к кормушке или начать заглатывать плавающий на поверхности корм, чтобы удовлетворить голод.

5) Восприятие мысленного воздействия перципиентом осуществляется на подсознательном уровне, поэтому он не ощущает внешнего характера возникающих в его сознании мыслей, слуховых, зрительных и сенсорных образов. Благодаря этому осуществим эффект "программирования", когда объект выполняет внушённые ему модели поведения и конкретных действий с определённой рассрочкой во времени, наподобие того, как это реализуется в случае "классического" гипноза. Однако всё внушаемое при этом не образует столь глубокого отпечатка в подсознании и не имеет такого обязательного характера для выполнения как при гипнозе. Поэтому реализация внушаемого, в целом, зависит, как и реализация обычных желаний и намерений человека, от суммы реальных жизненных обстоятельств.

Вам не требуется, как вам может казаться, подавлять волю объекта, поскольку мысленное воздействие воспринимается им неосознаваемо. Применительно к человеку, его сознание лишь способно регистрировать и анализировать для выработки реакции конечные последствия изменения психического состояния как появление диссонанса при сопоставлении с предшествующей волевой установкой направленности психических процессов (намерений, определённых для реализации в текущий момент и "направления хода мыслей"), оставшейся в кратковременной памяти. Кроме того, при достаточном опыте и благоприятных условиях "контакта" она может быть вовсе сделана "прозрачной" для воздействия. Простейшим способом такого отключения внутреннего самоконтроля является предварительное "стирание" кратковременной памяти. При этом объект на несколько мгновений впадает в "оглушённое" состояние (ступор), пока не будет взят под внешний контроль или не восстановит в своём сознании информацию о предшествующем психическом состоянии (в том числе, о намерениях) из незатронутых более глубоких слоях памяти. "Стирание" памяти может быть дополнено блокировкой механизмов её подсознательного восстановления, что способно привести объект в длительное "оглушённое" состояние или состояние подобное гипнотическому трансу. В связи с физиологической сложностью мозга эффект "стирания", в действительности, не является абсолютным. Какая-то часть информации может быть впоследствии восстановлена либо под гипнозом, либо спустя длительное время (5-10 лет) самостоятельно, при попытке мысленного воссоздания обстоятельств события.

6) Мысленное внушение, даже только в отношении людей, не имеет сходства механизмов своей реализации с какими-либо методами гипнотического воздействия. Однако оно часто неосознаваемо используется для повышения их эффективности. В частности, при гипнотическом внушении на основе методов эриксонианского гипноза и НЛП, а также при большинстве методов "классического" гипноза специалистами неосознаваемо используется простейшая разновидность "силового" мысленного воздействия - "подталкивание" ментальных процессов объекта в сторону увеличения восприимчивости к оказываемой гипнотической индукции, а также поддерживания устойчивости и углубления гипнотического состояния.

С распространением публикуемой здесь высокоэффективной методики мысленного внушения многие старые методы гипнотического воздействия потеряют смысл как менее эффективные. Однако комбинация ранее известных методов "классического" и эриксонианского гипноза с методом мысленного внушения, несомненно, будет весьма эффективной. В частности, сочетание методики мысленного воздействия с методикой эриксонианского гипноза будет эффективным и целесообразным для обеспечения быстрой и глубокой (по длительности последствий и масштабам трансформации психики объекта) психокоррекции.

Сами возможности мысленного внушения и гипноза, в основном, также не совпадают. Мысленное воздействие при обычной, мгновенной своей реализации способно обеспечить лишь кратковременное (в основном, в пределах 10с) "программирование" поведения и психокоррекцию. По сути, это представляет собой лишь полную или частичную замену содержимого сознания объекта на "психомодель" требуемых перемен в его поведении, изменения намерений объекта. Также, мысленное воздействие способно обеспечить наиболее простые формы долговременного "программирования" поведения и психокоррекции, но лишь при длительной (хотя и реализуемой за один раз) и чрезвычайно сложной работе с объектом, требующей полного отключения его сознания. Однако данное использование мысленного внушения вместо гипноза неэффективно и нецелесообразно. Сложное и долговременное "программирование" поведения, психокоррекция и психофизиологическая коррекция (наподобие гипнотического лечения органических заболеваний центральной нервной системы) при помощи мысленного внушения невозможны.

7) Мысленные воздействия, в основном, реализуются за счёт коротких, жёстких волевых импульсов индуктора. Минимальная длительность импульсов может составлять доли секунды (около 0,1с). (Это весьма сложно для реализации и необходимо только в некоторых специфических случаях воздействия на примитивных животных.) Максимальная длительность воздействия не имеет какого-либо ограничения, кроме психофизиологических способностей индуктора. Однако в большинстве случаев достаточно воздействия длительностью от одной до нескольких секунд чтобы обеспечить реализацию даже весьма сложных и мощных воздействий. Никаких внешних изменений в поведении индуктора при этом может не происходить. Он может разговаривать или заниматься любыми делами, одновременно воздействуя на объект. Зрительное или слуховое восприятие объекта также могут временно прерываться не мешая реализации воздействия. На небольшом (приблизительно, до 4м) расстоянии воздействие может быть реализовано вообще без зрительного или слухового восприятия объекта. Реакция объекта может быть как мгновенной, так и чуть отсроченной в зависимости от вида воздействия, целей индуктора и успешности реализации им воздействия.

В качестве основных особенностей методов реализации мысленных воздействий необходимо отметить следующие:

1) Основными условиями успешности реализации мысленных воздействий являются необходимость формирования "плотной" информационной связи с объектом, необходимость яркого мысленного представления о реализации объектом необходимой реакции (далее будем называть его "психомоделью" требуемого воздействия), а также необходимость "трансформирующего" волевого усилия, направленного на безусловную реализацию воздействия.

"Информационная связь" с объектом формируется на основе прямого или косвенного сенсорного восприятия, но не эквивалентна просто сенсорному восприятию. Это состояние максимально отчётливого комплексного "ощущения объекта", которое должно поддерживаться в течение всего процесса реализации мысленного воздействия. Это можно рассматривать как сознательно формируемую эмпатию (англ. empathy - сочувствие). Чтобы сформировать информационную связь с объектом воздействия, необходимо настроиться на его непосредственно воспринимаемый или как-либо опосредованно формируемый образ и постараться как бы "прочувствовать" его с максимально возможной отчётливостью.

"Психомодель" реализуемого мысленного воздействия представляет собой яркое и отчётливое мысленное представление о реализации какой-либо конкретной формы данного воздействия.

Например, французский гипнолог Каслант высказался об этой особенности следующим образом: "Для того, чтобы добиться наилучшего результата индукции, необходимо мысленно сформулировать то задание, которое желательно передать, и затем сознательно отправить его испытуемому, представив себе его образ возможно более ярко." Эту особенность реализации мысленного внушения также отмечал гипнолог К.И.Платонов, сотрудничавший с Л.Л.Васильевым. "Важно отметить, что когда я оказывал воздействие на испытуемого, в форме мысленного приказа: "Засыпайте!", "Спите!" (т.е. словесного приказа), то последний всегда был безрезультатен. Но при моём зрительном представлении образа и фигуры заснувшего испытуемого эффект всегда был положительным."

"Трансформирующее" волевое усилие представляет собой чрезвычайно яркое и отчётливое по-галлюцинационному уверенное осознание того, что "психомодель" реализуемого воздействия начинает трансформироваться в объективную реальность или даже, что она, в действительности, и есть истинная объективная реальность в данное мгновение. Чаще всего, данное осознание достигается коротким предельно сильным импульсом воли, но в некоторых случаях оно может поддерживаться длительное время (до нескольких минут непрерывно).

В сущности, для реализации мысленного воздействия необходимо сформировать у себя максимально яркую и отчётливую сознательно управляемую галлюцинацию реализации желаемого результата.

Эффективная реализация мысленного воздействия требует формирования (чаще всего, импульсного) весьма специфичного психофизиологического состояния, которое далее будем называть "особым состоянием сознания".

"Особое состояние сознания" представляет собой специфическое психофизиологическое состояние мозга близкое к возникающему при аутогипнозе, при котором создаются оптимальные условия для реализации мысленных воздействий. Это состояние высокой "фоновой" (постоянно поддерживаемой) концентрации внимания (преимущественно в плане селективного внимания) с полным освобождением сознания от каких-либо отвлекающих факторов, несмотря на сохранение обычного сенсорного восприятия от окружающего мира, при котором резко улучшаются способности к формированию ярких мысленных представлений и мощных волевых импульсов, обеспечивающих возможность специфического сознательно управляемого галлюцинирования.

Субъективно "особое состояние сознания" характеризуется специфичной "пустотностью" сознания от каких-либо отвлекающих мыслей и сенсорного восприятия, уходящего на дальний план сознания. Никакого "выпадения" из окружающего мира при этом не происходит, поэтому внешне данное состояние почти не заметно. В некоторых случаях при реализации мысленных воздействий может происходить значительное углубление концентрации внимания вплоть до полного отключения сенсорного восприятия от окружающего мира (состояния транса). Однако это представляет собой углублённую форму того же "особого состояния сознания".

2) Овладение способностями к реализации мысленных воздействий - это овладение способностями управления своей психофизиологией. Это является трудной, но вполне решаемой задачей и может быть достигнуто с помощью различных видов тренинга. В связи с тем, что "особое состояние сознания", необходимое для реализации мысленных воздействий, близко к возникающему при аутогипнозе, обучение аутогипнозу может существенно способствовать развитию этих способностей. Но наиболее высокую эффективность в подобных случаях имеют методы обучения под гипнозом.

В результате большой экспериментальной и аналитической работы автору впервые в мире удалось создать методики тренинга способностей к мысленным воздействиям, которые будут рассмотрены далее и предлагаются всем интересующимся для апробации.



Народные рецепты красоты
© 2012 Мир народной медицины | Все права защищены.Копирование материалов запрещено
Яндекс.Метрика