Психология » Страница 7 » Мир народной медицины
Главная Обратная связь Добавить в закладки Сделать стартовой

Психологам хорошо известно,насколько слепа порой бывает родительская любовь. Оказываясь в плену собственного тщеславия и с поразительным упорством закрывая глаза на очевидное, мы нередко, сами того не желая, делаем детей несчастными, невротичными, закомплексованными или, напротив,просто невоспитанными.

"Он такой умница!"

Толе скоро 8 лет. "Кто бы мог подумать, что у нас с ним возникнет столько проблем?" - искренне недоумевает мама Толи. На самом деле подумать мог каждый, кто проводил с Толиком хотя бы пару часов. "Никогда не забудет поделиться", - умилялась мама, когда, отломив сестре маленькую дольку шоколадки, Толик быстро запихивал в рот всю оставшуюся плитку. "Смотри какой целеустремленный" - когда,не обращая внимания на гостей, Толик визжал на одной ноте: "Пойдем читать книжку, пойдем сейчас же читать книжку, мам, пойдем читать книжку..." "Характе- ром - весь в папу", - говорила мама с гордостью, когда Толик совершенно игнорировал ее замечания. Теперь мама жалуется на неспособность ребенка контактировать с одноклассниками, нежелание учиться, конфликты с учителями, частые истерики, нервные срывы и др.

"Никакого из нее толка..."

Существует и другая форма слепой любви: когда родители, переоценивая возможности и способности ребенка, становятся сверхтребовательны и критичны. Эгоистичное желание родителей доказать себе и всем окружающим, что их ребенок необычайно талантлив, может обернуться для самого малыша необратимым комплексом неполно- ценности, парализовать волю, понизить уровень стремлений. 6-летнюю Катюшу привели на консультацию к детскому психологу с жалобой: не желает заниматься, готовиться к школе. Девочка была весела и раскованна, пока речь шла о ее успехах на занятиях гимнастикой. Однако услышав просьбу нарисовать деревце, она сжалась, начала теребить в руках карандаш, не решаясь провести линию на бумаге. И постоянно оглядывалась на родителей. Мама заметно раздражалась, папа недоволь- но произнес: "Я говорил, никакого толка не будет. Пустая трата времени". В этой сфере девочка не оправдывала ожиданий родителей, и, вместо того чтобы помочь дочери, они усугубляли ситуацию резкими комментариями и вздохами разочарования. Ощущая психический дискомфорт, Катя стала избегать ситуаций, где требовалось применение умственного потенциала.

Каждый родитель считает, что знает свое чадо лучше всех. Но задумайтесь - не видите ли вы то, что хотите увидеть? Приглядитесь, как на вашего ребенка реагируют окружающие, сверстники, что говорят учителя и воспитатели.



В основу своей классификации этапов развития цветового символизма мы как раз и кладем степень сакральности, выражаемого посредством цвета содержания. В результате этого, возможна следующая классификация:1. Космологический этап. Цвет как символ главных мировых сил и начал. Датируется нами от начала использования цвета как символа и до «Античности», которая рассматривается как «переходное время» ко второму этапу.

2. Богословский (религиозный) этап. Цвет как символ отдельных качеств высших сил, стихий, явлений. Цвет перестает полностью отождествляться с определенной силой или стихией. Ему отдается роль визуальной формы определенных качеств той или иной силы, которая, несомненно, больше, чем формы, в которых она себя проявляет (своеобразное цветовое иконоборчество). Переход к этому этапу разрешает те многочисленные противоречия, которые неизбежно возникают при однозначном отождествлении цвета и высшей силы. Датируется нами от «Античности» и до эпохи «Возрождения», которая, в свою очередь, также является временем перехода.

3. Социально-психологический этап. Цвет становится символом социально-политических структур и самого человека, включая его отдельные свойства и качества. Уже уместно говорить о «цвете нации» (см. «Учение о цвете» Й. Гете), соотносить цвет с возрастом и полом человека, его темпераментом и т.д. Основания для таких «ассоциаций» у различных авторов разные и нередко основываются на древних схемах символики, но главное уже случилось — цвет стал «вровень» с человеком (или так возвысил себя человек). Именно на этом этапе возникает цветовая психодиагностика как набор определенных принципов интерпретации отношения цвет — психика, которые в своем большинстве сохраняются и сейчас (см., например, теоретическую основу теста М. Люшера). Датируется нами от «Возрождения» до настоящего времени.



Карл Густав Юнг, основываясь, как и все психиатры-клиницисты в то время, преимущественно на практическом консультировании, выявил характеристики, которые, по его мнению, являются определяющими в личности и поведении человека. Задумываясь над взаимодействием человека с окружающим миром, с информацией, которую он получает из этого мира, и над способом получения этой информации, Юнг пришел к выводу, что данными процессами управляют следующие характеристики:

Экстраверт-интроверт — свойство, определяющее, как сопоставляет человек внешний и внутренний мир; Сенсорик-интуит — способ познания и получения информации; Логик-этик — предпочтение объективных закономерностей или межличностных отношений; Рационал-иррационал — предпочтение ситуативной или стратегической реакции на изменения окружающего мира. Необходимо заметить, что Юнг сам поначалу строил на пересечении этих 4 характеристик некоторые человеческие типы. Впоследствии в своем предисловии к аргентинскому изданию "Психологических типов" (1934 г.) он назвал подобный вид классификации "не чем иным, как салонной детской игрой". Юнг считал каждого человека носителем индивидуальных, свойственных только ему особенностей и черт личности. "Чистых типов не бывает" — именно его слова.

Тем не менее, своей популярности соционика обязана именно четкой классификации типов людей. Кроме, непосредственно, создательницы соционики, уже упоминаемой нами, большое участие в развитии этого направления принимал ее коллега, польский психиатр А. Кемпинский. Он уподобил информационное взаимодействие человека и окружающего мира биологическому процессу обмена веществ. Назвав его информационным метаболизмом (ИМ), Кемпинский показал, что информация воспринимается определенными каналами человеческой психики, усваивается, накапливается, хранится, преобразуется и частично выводится вовне для взаимодействия с внешним миром, а часть ее остается внутри и составляет внутренний мир человека.

А. Кемпинский ввел такой образ: "Психика человека питается информацией. Его психическое здоровье зависит от количества и качества этой информации".

Информационный метаболизм — это процесс усвоения, обработки и передачи информации психикой человека. Соционики придерживаются позиции, что на неодинаковое протекание этого процесса у разных людей влияют именно психологические типы Юнга. Соционические типы они по-другому называют типами информационного метаболизма.



Первое, что приходит в голову, когда человек пытается ответить на вопрос, почему в семье возникают конфликты - это измена. Однако этот фактор является наиболее значимым в 2-х из 10-ти разводящихся семей, не сумевших решить семейный конфликт.

Каждый, кто изменял сам, и кому изменяли, знает, что измена - довольно часто своего рода попытка обрести на стороне то, чего не хватает в семье: эмоциональной поддержки, тепла, понимания, наконец, просто хороших слов о себе, под каким бы соусом лести они не подавались. Причиной измен может быть и потребность в новизне сексуальных ощущений, которая, впрочем, достаточно быстро удовлетворяется. Такую измену те, кто изменяет, называют просто случайностью, которая произошла по вине тех или иных обстоятельств, включая количество употребленного алкоголя.

Любопытно, что 35% жен принимают решение сохранить семью, зная об изменах мужа. Мужья, смиренно воспринимающие измену жены, встречаются гораздо реже.

Детское вспоминание пациентки:

- Мне пять лет. Я на каникулах у бабушки с дедушкой. Вдруг дедушка пропадает, мы с бабушкой не можем найти. Спустя пару часов дедушка появляется радостный, шутит и смеется своим шуткам. Бабушка плачет. Тогда я не понимала, почему она плакала, и куда пропадал дедушка. Спустя много лет мама рассказала мне, что по соседству жила красавица Ульяна, которую он любил всю жизнь. 50 лет назад его родители женили на ней его старшего брата: по традиции вначале должен был жениться старший сын. Дедушка изменял бабушке все 50 лет совместной жизни. Она это терпела и прощала. Не понимаю, почему...

Столь же редко, как и измена, мотивирует разводы фактор непосильного нервно-психического и физического напряжения, тревога. Согласно данным статистики, разводы чаще всего происходят в семьях в период от месяца до года после рождения ребенка. Инициаторами развода являются молодые жены, для которых груз материнства оказывается непосильной нервно-психической нагрузкой из-за того, что муж пытается "уйти", и психологически, и физически от нахлынувших проблем. Молодая мама чувствует себя брошенной, одинокой и спешит воплотить свои ощущения в жизнь: уходит от мужа. Ей и в голову не приходит, что он просто прячется от собственного незнания, неумения, страха, испытывая, в целом, те же чувства, что и молодая мама. Взаимное непонимание и нежелание найти точки соприкосновения в таких ситуациях и создают семейные руины.

Семейная тревога, создающая неразрешимые супружеские конфликты, может возникнуть из-за длительной болезни детей, одного из супругов, либо кого-то из их родителей. Существует печальная статистика: 85% мужчин, когда узнают о том, что у ребенка онкология, уходят из семьи. Тоже случается, если тяжело заболевает дедушка или бабушка, которые живут в одном доме с молодой семьей. Происходит это в тех случаях, когда самому браку не более трех лет. Тяжелые испытания часто оказываются не под силу тем, кто пока только учится воспринимать и терпеть свою вторую половину.

Ванечке полтора года. Три месяца он пролежал в детском онкологическом центре с бабушкой. Мама, узнав о диагнозе, оказалась в больнице: ее сердце оказалось не готово к таким "известиям". А папа ушел из семьи через неделю после того, как ему сказали:- Сколько проживет Ваш сын, одному Богу известно...Бабушка плакала и молилась. И Ванечка выздоровел. Его папе потом было стыдно, и он просил, чтобы его "приняли обратно". Но мама Вани не смогла простить папу ...

Каждый из супругов в сложной для него ситуации ждет, что его вторая половина придаст ему уверенность, поможет и поддержит. Но вторая половина "сама" находится в состоянии отчаяния и спасается бегством от ситуации, переживание которой требует больших психических и духовных затрат, вряд ли понимая, что совершает предательство по отношению к своей половине. Семья должна быть тылом, в котором можно пережить все свои неудачи, ошибки или страдания, бремя которых для каждого супруга в отдельности может оказаться непосильным.

Два других фактора, разрушающие семейную гармонию и порождающие подчас неразрешимые конфликты, - нарушение общения в семье и несоответствие ролевых представлений - становятся причиной большинства нерешенных семейных конфликтов.

Итак, что это за ролевые представления? И можно ли наладить разрушенное общение в семье, которая остается семьей только по статусу, а по сути представляет собой совершенно чужих друг другу людей, непонятно для чего живущих рядом.

"Милые бранятся - только тешатся", "Бьет, значит, любит" - кто из нас не успокаивал себя подобными фразами, убеждая себя и свою вторую половину в том, что конфликты в семье - дело нормальное.

Муж возвращается вечером с работы. Он устал, но спешит поделиться с женой новостью: его повысили по службе. Он открывает дверь, входит в квартиру. Жена разговаривает по телефону с подругой, от которой сегодня утром ушел муж:- Нюш, ну мало ли их на нашем веку-то, плюнь...Нюша на том конце телефонного провода плачет.

Муж ждет десять минут, двадцать. Жена разговаривает с подругой. Наконец, он не выдерживает, выдергивает телефонный шнур из розетки:- Я работаю, как вол, а дома ко мне нет никакого внимания!- Я что, по-твоему, на диване лежу? - жена пытается включить телефон. Ей это удается.- Сорок минут трещать по телефону! - он снова отключает телефонный аппарат.- Ну, я же не с любовником разговариваю, это же Нюша...Она снова набирает номер подруги.

- Еще не хватало, чтоб с любовником! - он отталкивает ее от телефона.Она упирается:- Ты грубиян, со мной не считаешься! Ты не уважаешь меня! Тебя вообще ничего, кроме самого себя не интересует! Ты просто эгоист! - она отнимает у него телефон.-Дура! - он вырывает из ее рук телефонный аппарат, бросает его в стену.- Сам дурак!

Эти ее слова уже звучат вслед ему, уходящему из квартиры. Хлопает входная дверь. Она, рыдая, падает на кровать.

Причина большинства семейных конфликтов - невозможность удовлетворения потребностей, желаний или капризов кого-либо из супругов. Конфликт превращается в скандал в том случае, если обе стороны считают, что именно их требование должно быть удовлетворено в первую очередь. Умение разделять отношение к своей второй половине от сиюминутного настроения - важно для семейной жизни.

К сожалению, а может быть к счастью, все мы - люди с обыденным сознанием. Руководствуясь в своих поступках здравым смыслом, желанием соответствовать общепринятым нормам, мы редко отделяем человека от ситуации, которая происходит с ним по той или иной причине.

- Где моя ручка? - спрашивает муж, собираясь что-то пометить в своем ежедневнике.- Ну, это же твоя ручка, - пожимает плечами жена.- Утром я оставил ее здесь, - муж повышает голос.- Откуда я знаю, - она сохраняет спокойствие, продолжает заниматься домашними делами.- Может, ты ее прибрала куда-нибудь?! Или Сережка?- Спроси у него.- Ему два месяца, он не умеет разговаривать.- Тогда зачем же ему, по-твоему, нужна твоя ручка?

Он раздражен спокойствием жены, ему кажется, что она его игнорирует.- Где моя ручка?! - он кричит.- Ты ведь не на меня кричишь, правда? - с улыбкой спрашивает она мужа.- А на кого же? - он растерян.- На ситуацию.

Семейная жизнь, в которой супруги вначале пытаются взаимодействовать, а потом реагируют или оценивают, может преодолеть любые противоречия, даже те, которые приводят большинство семей, оказавшихся в подобной ситуации, к разводу. Лучше всего, конечно, удержать себя от негативного оценивания поведения своего партнера, либо попытаться оценить возникшую ситуацию.

Начать взаимодействовать может и один из супругов, если другого захлестывают эмоции. Правда, в таком случае сохранять спокойствие и, не смотря ни на что, не воспринимать повышенный тон и упреки второй половины, как личное оскорбление, и не реагировать на них гораздо труднее. Конфликт становится психологической реальностью только тогда, когда обе стороны, либо одна из конфликтующих сторон, воспринимают его как конфликт.

Способность не включаться в конфликт - редкое для супругов качество. Столь же редкое, как и умение не воспринимать возникающие между супругами противоречия как конфликтные. Конфликтной становится ситуация именно тогда, когда ее так оценивают. Именно оценка супругами сложившегося между ними взаимодействия как конфликтного позволяет им соответственно на него реагировать. Их реакции на конфликт, как правило, повторяют отношения между родителями самих супругов.

Кому из нас не знакомо желание папы или мамы добиться желаемого здесь и сейчас, обвинить другого, регулярно "выливать" на него все накопившиеся за день отрицательные эмоции, "наступать" на слабые стороны своей второй половины, повышать голос, разумеется, применяя усвоенный от родителей лексикон.

В детском саду воспитательница решила поиграть с детьми в новую игру. Она предложила им, используя игрушечную посуду, "организовать" праздничное семейное застолье:- Представьте себе, что вы - взрослые, как ваши родители, а все эти игрушки - ваши дети...Дети легко усвоили правила игры. Четырехлетний Валера, покачивая завернутого в платок плюшевого медвежонка и одновременно громко плача вместо него, совал "младенца" шестилетней сестренке:- Убери его отсюда! Иди с ним на кухню и там плачь!- Как это убери?! - отодвигалась от "ребенка" девочка.- Могу я отдохнуть от всех вас хотя бы раз в год?Валера покачивался из стороны в сторону, имитируя алкогольное опьянение.- Я тоже хочу отдохнуть, я все это готовила, ты думаешь, твоя работа тяжелей, чем растить троих детей?!- Конечно тяжелей, что ты жопу-то с пальцем сравниваешь?!

Воспитательница поспешила остановить "игру во взрослых".

К счастью, или, к сожалению, хотим мы этого или нет, но все мы рождаемся, живем и умираем в обществе, и в каждый период своей жизни играем определенные социальные позиции, функции, роли. Даже новорожденный уже социальное существо: брат, сын, внук. В течение одного дня мы сменяем более десятка социальных позиций: пассажир, водитель, зритель, родитель, ребенок своих родителей, кому-то начальник, кому-то подчиненный. Понятия "как надо", "что положено", "как принято" и кому мы "что-то должны" - своего рода контроль обществом выполняемых нами социальных позиций, функций и норм поведения, которые в сумме и составляют наши социальные роли.

Супруги - тоже социальные роли, обуславливающие поведение человека. Основные семейные конфликты начинаются в тех случаях, когда представления каждого из супругов о ролях - его собственной и второй половины - существенно расходятся.

Глава семейства сидит в своем кабинете и работает за компьютером. Открывается входная дверь. По коридору мчится на роликовых коньках сын-подросток. За ним въезжает в кабинет отца игрушечный танк. Сияет от счастья, держа в руках пульт управления танком, его шестилетняя дочь.

Глава семейства пытается сосредоточиться.

- Вот, список тебе написала, - к нему подходит жена, - и смотри, не забудь в химчистке дубленку.- Лето ведь, какая дубленка, - пытается не отвлекаться муж.- Милый мой, - повышает голос жена, - лето есть лето, а дела есть дела!- Послушай, у меня завтра лекция...- Вот именно! Ты думаешь только о себе! А дети? А я? Ты вспомни, когда мы последний раз были на море?- Но ты же видишь, я работаю!- Пап, ты что, ошалел, - шепелявит дочь, - ты нас больше не любишь?- Люблю! Но сейчас я хочу поработать!- Работай, работай, - не сдается жена, - но поручения выполни...-Да это же через всю Москву, а мне завтра в институт!- Хоть к черту, но все, что я написала, сделай!

Представления жены о том, что одна из главных супружеских ролей мужа - помогать ей по хозяйству, как правило, не соответствуют мужскому представлению: главное в его жизни - работа. В большинстве семей это является главным камнем преткновения супружеских разногласий. Понятно, что разногласия обусловлены своеобразием мужской и женской психологии. В книге О. Вейнингера "Пол и характер" достаточно четко проведены границы мировосприятия мужчины и женщины, в основном, сказывающиеся на сексуальной сфере их взаимоотношений. Но, как известно, семейная жизнь этим не ограничивается.

Откуда берется несовместимость

Именно несовпадение представлений мужа и жены о супружеских ролях и создает ту или иную погоду в доме. Улучшить климатические семейные условия можно очень просто: попробовать сблизить представления друг друга о супружеских ролях. Для начала хотя бы выяснить, чего же ждет от нас наша вторая половина? Потом перестать раздражаться, когда она поступает не так, как, на наш взгляд, должна поступать.

В литературе по психологии часто сегодня можно встретить точку зрения, согласно которой совместимость - не что иное, как совпадение взаимных представлений о социальных ролях друг друга. Не разделяя его целиком, попробую, тем не менее, определить типичные несовпадения супружеских социальных ролей.

Основная ошибка, которую совершают мужья, заключается в том, что они считают главной задачей - материальное обеспечение семьи, забывая о моральной и эмоциональной поддержке, которых больше, чем материальных благ, ждут от них жены. Подобную ошибку совершают и женщины, стирая, убирая, стряпая, не оставляя ни физических, ни душевных сил на главное - то, в чем тонкая и ранимая мужская душа нуждается не меньше, чем сама женщина, - в ласке, поддержке и теплом добром слове. Впитанная от своих пап, мам, бабушек и дедушек ориентация молодых супругов на главное в семье - хорошо налаженный быт - может оказать их личным отношениям плохую услугу. Гораздо реже встречается другая крайность.

Муж возвращается с работы, уставший и голодный. В дверях его встречает сияющая жена, с макияжем, с новой прической, на которую она потратила три часа, сидя в очереди в парикмахерской. Пятилетнюю дочь она оставила у подруги (слава Богу, та согласилась!) и первый раз за последние три месяца решила наконец-то привести себя в порядок.- Я тебе нравлюсь, дорогой? - она целует мужа - ну просто сама нежность - и обнимает.Он отталкивает ее, проходит на кухню, заглядывает в кастрюли.- Что-то ты не больно ласков, дорогой, - язвит она ему вдогонку.- Когда я голоден, я зол, - отвечает он нехотя, - а что у нас сегодня на ужин...И открывает пустой холодильник.- Извини, у меня не было времени, я только что из парикмахерской, кстати, ты не ответил...

Дальше начинается "традиционный" семейный скандал с употреблением взаимных упреков и оскорблений. Каждая половина считает себя правой, не хочет уступать, считает, что в этом споре нужно непременно одержать победу, которая окажет большое значение на дальнейшую семейную жизнь. И как всегда, проигрывают обе стороны. Потому что желание быть первым и главным в семейной жизни, не важно принадлежит оно мужчине или женщине, довольно часто превращает семейный очаг в пепелище.

Расхождение ролевых представлений внутри человека тоже оказывает отрицательный эффект на "погоду" в его доме. Это наиболее характерно для мужчин: внутреннее противоречие между восприятием себя как мужа и отца, с одной стороны, а с другой - руководителя или подчиненного, одним словом, человека, играющего определенную производственную роль. Типичное для многих семей противоречие: "Что важнее, семья или работа?" нередко перерастает в неразрешимый супружеский конфликт, требующий окончательного выбора: "Или-или!".

Внутренней причиной подобных ситуаций нередко является психологическая инфантильность некоторых мужчин, их неумение уравновесить инстинктивные влечения и потребности с социальными требованиями. Неразрешенное в детстве внутреннее противоречие между "хочу" и "должен", насильственно-агрессивное родительское воспитание в стиле "мало ли чего ты хочешь, ты обязан!" перерастает с годами в желание переступить через любое "обязан". Мужчина начинает испытывать страх перед любым "должен", особенно, когда это касается личных отношений. Но если взрослый мужчина все-таки вынужден принять социально-ролевые условия, типа: "Я не должен опаздывать на работу", то семейно-ролевые: "Почему это я не должен кричать на свою жену, это же моя жена!?" вызывают бурю негодования в его душе, страдающей с детства от нехватки родительского внимания, потраченного ими на ссоры друг с другом.

Отец четырнадцатилетнего Игоря - капитан - месяцами не бывает дома. Каждый его приезд превращается в скандал из-за неправильно потраченных женой денег, троек сына, очередного прогулянного им занятия в музыкальной школе.

Мать - учительница, делает все возможное, чтобы дать сыну достойное, по ее мнению, воспитание. Сын занимается гимнастикой, теннисом, играет на рояле. Причем делает это все без особого удовольствия, понукаемый мамой, которая часто говорит ему:- Ты должен радовать успехами своих родителей!

Игорь не отвечает матери, зная, что его непочтительный ответ будет передан отцу, после чего последует жестокое наказание. Любая инициатива Игоря пресекается, любое желание тут же "выводится на чистую воду". Он уже научился прятаться и врать, прогуливать ненавистную музыкальную школу, курить и выпивать с друзьями так, чтобы этого не заметила мать.

Игорь возвращается после "музыкальной школы", понимает, что не может видеть стоящий посреди комнаты рояль, обращается к матери:- Мам, можно я переставлю мебель в своей комнате?- Вот когда мы умрем, тогда и переставишь! - Не терпящим возражения тоном отвечает мать сыну и едва не падает в обморок от его слов:- Скорей бы вы умерли! ...

Психологи считают, что наиболее конфликтным является именно подростковый период, потому что подросток, находясь в переходном возрасте между ребенком и взрослым, сам провоцирует семейные конфликты: пытается отгородиться от родителей, не допустить их в свою жизнь. Нередко он хвастается перед сверстниками, как доблестью, тем, что "сегодня опять поставил предков на место". Потребность еще не сложившегося ума в эмоциональной яркости, не важно положительной или отрицательной, заставляет его, пока еще ребенка, заострять любые углы семейных отношений, противостоять родителям во всем, подчеркивать свою полную им противоположность. Причем более конфликтными оказываются именно мальчики в возрасте от 12 до 15 лет. Родителям стоит помнить об этом и в ситуации назревающего семейного конфликта делать скидку на трудный возраст своего чада.

Второе место по склонности оценивать конфликтной ситуацию, которая такой не является, занимают женщины. В конце 19 века были получены любопытные данные о влиянии пола на предрасположенность к отрицательной оценке любой эмоционально значимой ситуации. Оказывается, женщины, работающие на производстве, сориентированные на перспективы научного или творческого роста, любые отношения - с коллегами или с супругом - оценивают более конфликтно, чем домохозяйки, все свое время отдающие семье.

Еще одна часто встречающаяся ошибка, приводящая затянувшиеся семейные конфликты к разводам, - ориентация обоих супругов на семейно-родительский союз, убеждение в том, что они, прежде всего, - папа и мама, обязаны не зависимо от их личных отношений воспитать своего ребенка в соответствии с нереализованными представлениями их родителей о том, каковы должны быть отношения в правильной семье. Неспособность родителей вовремя заметить, что сын уже вырос и не нуждается в прежней опеке и заботе, могут разрушить супружеские отношения, построенные по принципу: "Мы все еще существуем вместе исключительно для нашего ребенка".

...Ситуация в той же семье четырнадцатилетнего Игоря. Папа - капитан дальнего плаванья возвращается из командировки. Мама готовит праздничный семейный ужин. Сын ходит по квартире в спортивной форме, раздумывая, как бы поскорее улизнуть.

- Игорь, почему ты до сих пор не переоделся? - требует у него отчета мама.- У меня же теннис...- Теннис у тебя был в 11 часов, а сейчас половина седьмого! Ты куда? - замечает, что он берет в руки спортивную сумку.- Надо мне.- Что значит, тебе надо? Сегодня мы должны ужинатъ всей семьей! - Возмущению мамы нет предела.- Потом, ма, - он откусывает бутерброд и хочет выйти из кухни.- Когда потом? - мама преграждает ему путь, сын пытается ее обойти:- Меня ребята ждут.- Отец!

Отец смотрит футбол. Слыша призыв жены, берет в руки ремень, направляется воспитывать сына. По его искреннему убеждению, семейные традиции превыше всего...

Запреты, жесткое обращение с ребенком вряд ли способны помочь ему правильно сориентироваться в крайне сложных вопросах потребностей, обязанностей и возможностей. Родителям, ориентирующимся на взаимодействие, а не на конфликты, проще научить малыша спокойно отказываться от выполнения некоторых его желаний, искать способов достижения собственного удовольствия морально приемлемыми путями. И конечно, гораздо труднее воспитать в ребенке адекватное отношение к своим желаниям, правам и обязанностям, если его отец декларирует свое убеждение в том, что он "ничего никому не должен".

Родительские конфликты, запавшие в душу ребенка, часто становятся причиной поведенческих патологий в более зрелом возрасте. Не важно при этом, выясняют ли родители при ребенке отношения, слышит ли он скандалы, видит ли драки, знает ли об изменах друг другу своих родителей. Ребенок все это чувствует, и для него нет ничего важнее вопроса: "Любят ли папа и мама друг друга?". И он всегда знает ответ на этот вопрос.

Пятилетнему Саше показалось, что папа во время застолья замахивался бутылкой на маму. Долгие годы он внутри себя переживал эту ситуацию. Однажды, спустя много лет, он напомнил об этом маме и спросил ее:- За что, мам?На что мама совершенно искренне ответила: - Да не было никакой бутылки, что ты придумываешь?!- Была, - ни секунды не сомневаясь, возразил сын.

В разговоре с психологом, мама горячо убеждала всех, в том числе и сына, что не было бутылки. На что Саша упрямо возражал: "Была".

Двадцатитрехлетняя пациентка рассказала мне об одном из самых "ярких" воспоминаний своего детства:

- Помню раннее утро. Солнечные лучи неровным светом ложатся на полинялые обои. Комната в коммунальной квартире, которую снимают мои родители, тогда еще студенты. Мне самой на днях исполнился месяц. Мама ищет в шкафу пеленки, она только что покормила меня. Я лежу на розовом полотенце посередине единственного в комнате полированного коричневого стола с отбитыми углами, на краю которого - папины чертежи - дипломная работа выпускника архитектурного института...

Еще помню: в комнату заходит отец. Он смотрит на стол, я вижу его глаза, в них - ужас: от меня под чертеж течет тонкая желтая струйка. Он бросается к столу, сбрасывает меня на пол...После этого - ничего не помню...

Если верить науке психологии, ребенок в возрасте месяца не может такого помнить: дети начинают различать цвета только с двух с половиной месяцев. Цветной эпизод "из жизни своих родителей" придуман. Но для пациентки он реален, и более того, он уже определил ее семейную жизнь, которая к моменту обращения за психологической помощью походила на развалины песочного замка. Муж, по мнению пациентки, оказался таким же, как ее отец, карьеристом, "которому было наплевать на собственного ребенка".

Приоритет одной из жизненных целей не обязательно исключает другие. Брак трещит по швам, когда муж ориентирован на одну главную цель, а его вторая половина - на другую. И мнение самоуверенных психологов, что можно за пару сеансов решить проблему, обговорив с супругами их взаимные представления о социально-семейных ролях, - иллюзия. Потому что, как правило, у этих представлений есть своя почва, свои корни, чаще всего, это детский опыт взаимоотношений пациентов со своими родителями.

Каковы же представления мужей и жен о семейных социальных ролях? Женщины чаще всего в супруге видят друга, сексуального партнера, финансового покровителя, защитника, опекуна. Мужчины - сексуальную партнершу, домохозяйку, маму, которая должна все прощать и терпеть.

Неразрешимые семейные конфликты возникают, когда муж, вместо того, чтобы выполнять ожидания жены и быть защитником и другом, оказывается ребенком.

Тихий семейный вечер. Посапывает в своей кроватке трехлетний сынишка. Его мама, 25-летняя русоволосая красавица, час назад купила себе модные туфли, прохаживается по паркету, слушая стук каблучков. Папа с головой ушел в чтение статьи о маньяке-насильнике, который душит молодых женщин. Она подходит к зеркалу, смотрит сначала на правую туфлю, потом на левую:- Мы с тобой поедем на выходные к моим родителям?Он увлечен, искренне переживает: восемь убийств за полтора месяца! Отвечает нехотя:- Ну, я не знаю...Она ставит ножку на носок, приподнимает юбку, делает ножкой изящное "па":- А в театр?Он в ужасе: оказывается, маньяк-душитель выбирает себе жертву, как жену. Он учтив, образован, обаятелен, ни у кого не вызывает настороженности:- Я не знаю...

Она резко поворачивается на каблуках, смотрит в зеркало, как это выглядит со стороны:- Что за мужик такой, который ничего не знает!Ему не до нее, он узнает, что, оказывается, маньяка привлекают русоволосые женщины в возрасте 20 - 25 лет, что они отправляются с ним через лесные зоны, полностью ему доверяя:- Не нравится, найди другого!Она набрасывает на плечи плащ, выходит из квартиры:- Непременно найду!

Он дочитывает статью: "Возможно, он оказывал всем этим женщинам какую-то услугу, и они соглашались, подписывая себе смертный приговор". Тут он спохватывается и бросается следом за женой.

Любопытно, что представления о семейных ролях у незамужних и разведенных женщин отличаются. Анкетирование показало, что незамужние женщины на первое место ставят обязанности жены: рожать и воспитывать детей, обслуживать семью, терпимо относиться к раздражительности и перепадам настроения своего мужа. Разведенные женщины вначале перечисляют обязанности мужа: он, прежде всего, должен быть предан матери своих детей, создавать финансовую базу для семьи, непременно помогать жене и ребенку после развода.

Женщины, которые вступают в брак первый раз и возраст которых от 18 до 25 лет, придерживаются следующих представлений о социальной роли мужа: ухаживать за своей женой, говорить ей комплименты, восхищаться ею, быть внимательным, заботливым, нежным, организовывать совместный досуг. Мужчины в таком же возрасте ждут от жен сексуального удовлетворения, на второе место они ставят умение быть привлекательной в кругу друзей, гостей и знакомых, на третье - способность создавать и поддерживать полезные для него деловые контакты.

После 30 лет представления о семейных ролях друг друга становятся более схожими. И мужчины, и женщины, на первое место ставят общую ответственность за детей, взаимный экономический вклад в благосостояние семьи. Жены, которые готовы отказаться от ожидаемого ими до 30 лет рыцарства со стороны мужа, а также мужья, признающие равный статус жены, ее участие в принятии любых семейных решений, обычно легко решают семейные конфликты.



Уважаемые читатели, тема мотивации и стимула к действиям интересна и захватывает воображение, даже лежа на диване.

Проще всего разобраться со своими стратегиями мотивации. Их набор ограничен, в НЛП известны, изучены, но они как-то слабо индивидуально усваиваются. И набросаны у нас, по выражению классика, «в картинном беспорядке».

Дотошные американские ученые вычислили, что человек, как правило, использует тот же набор внутренних стратегий и при выборе меню в ресторане, и при выборе спутника жизни или сферы деятельности. И если уж тебе надо того, «чего в меню нет», - здесь уже другие стратегии получения желаемого, но мотивация на лицо.

Хорошо бы себя изучить…

1 стратегия. Считается неправомерно простейшей - ИЗБЕГАНИЕ дискомфортного положения. Есть люди, которые с комфортом засыпают в ящиках от бананов, а есть и те, на которых эта стратегия действует безотказно. Она очень сильная! Есть что-то, чего ты по-настоящему, от всей души не хочешь! И «никогда не будешь заниматься таким трудом за деньги». А за какие будешь? J Я шучу… Стратегия действительно работающая и заключается в магическом клюве жареного петуха, «стимуле» в его первообразной этимологии, во многом непереводимом на сознательный язык. Тот же Мартин Идеен (и тот же Джек Лондон) - ребята крепкие. Из ярких примеров известных людей мне нравится постановка вопроса мальчиком из бедного немецкого еврейского гетто - небезызвестным Ротшильдом: «Никогда, никогда ни я, ни мои близкие, ни дети моих детей - не будут бедными мальчиками из гетто!» Сказал - сделал, это я понимаю… Если очень сильно подпекает раскаленная плита - стимул появляется как-то естественно.

Ограничения стратегии. На ограничениях я буду останавливаться особо, поскольку они коварная материя… Очень велика опасность, особенно развитого, недюжинного человека, человека-лидера, подсознательно ставить себя и собственную фирму (там это особо проявляется), карьеру, семью именно в невыносимые условия - как бы создавать объективные предпосылки для качественных скачков. Адреналина иначе взять негде. Хорошо проявляется в длительных жизненных циклах. Требует мужества. Но, как говорится, «только неуверенный в себе человек рассчитывает на удачу и успех».

2 стратегия. Считается неправомерно идеальной для знакомых с техниками НЛП.

Четко поставленная цель, задачи ясны - за работу, товарищи! И Морковка четко обозначена! Все цели расписаны во всех известных сенсорных очевидностях, таймменеджмент на высоте вместе с управлением проектами… Да простят меня обожаемые НЛП-еры и Достигатели, в нездоровой доле скептицизма в связи с такой вкусной стратегией. Ограничение этой стратегии - в ограничении круга доступных обозрению разумом возможностей, в «шорах». Вот же оно, рядом лежит! Не стоит запланированные пять лет тратить на доступное… Нет, необходимо упрямым единорогом с упорной последовательностью достигать именно того, что может устареть еще до момента приобретения. И крыжовник может оказаться кислым, а малина сладкой… Как говорят: «Алкоголик - это человек, который точно знает, чего он хочет.»

Здесь есть еще опасность, о которой необходимо предупредить именно с точки зрения нейрофизиологии: мы искусственно закладываем гормональные и прочие фильтры, не пропускающие крайне важную информацию. И получается, как у моего знакомого теннисиста высокого класса: и состояние То, напрогрозированное, и шум трибун, и табло светит тем светом почти тот счет, но тут… тут, откуда ни возьмись, появляются на поле бабочки… Без билетов, косяком - и внимание, нацеленное на строгую последовательность реакций, реагирует неадекватно… Или Центр там какой-то ну не совсем такой получился у кого-то, или прибыль-то пошла, но вяло и иначе, а статью, вообще-то, можно было написать и лучше, и время как-то пролетело незаметно, а воз и ныне там, а соболя теперь вообще не модны… Всякое бывает в этой стохастической вселенной, где Его Величество Случай, в виде той же зловредной синергетической бабочки, - тут как тут.

Но мечтать полезно! Главное - с избытком! С бабочками! Куда они денутся с подводной лодки?

3 стратегия. Внешняя референтность (наличие примера).. Очень важно, очень важно иметь Модель. Действующую, живую. Даже дети-маугли после 5 лет не научаются толком прямохождению и говорению - модели не было. Если может кто-то - могу и я! У меня на курсе скорочтения есть хорошая статья о спортсмене Баннистере, впервые пробежавшем милю за 4 минуты, через год - уже десятки людей, затем тысячи… А диссертации были защищены - человеческий организм не может справиться с такими нагрузками, с обоснованиями и исследованиями. Наши предки испытывали другие, более наглядные средства доказательства, - выпускали вслед за бегунами голодных львов. Бегунам не помогало даже тигриное молоко, львам помогали виды мотивации 1 и 2.

Любое обучение (а в восточных школах почти исключительно) строится на этой мотивации. Не было бы птиц - не было бы самолетов… Очень вдохновляющая стратегия!

Ограничения стратегии. Инновации. Творчество. То, чего еще не делал никто. Баннистер. Майя Плисецкая в 80 лет… Космический корабль в мечтах Циолковского. «Тайная вечеря». Компьютер…. продолжение следует…

4 стратегия. Принцип. Чтоб Было! Многие люди действуют из принципа, как это ни покажется вздорным многим счастливым необладателям данной стратегии. Было интересно на одном бизнес-семинаре, как один важный бизнесмен стучал кулаком на другого важного и успешного бизнесмена: «Ты никогда не убедишь меня в том, что сделал это только потому, что какой-то час времени душа горела: как это, сказали, что ЭТО невозможно!» Тот в ответ так же горячо доказывал, что именно поэтому бросил уже устоявшийся бизнес и пошел в «пионеры» - и вот! Смог! «Александр Македонский - тоже великий полководец, но зачем же стулья ломать?» Здесь нам трудно понять друг друга - как и всюду, затрагиваются более глубинные ценности. Но очень часто (пример того же Форда) что-то делалось «из принципа». Даже не стоит вдаваться в глобальные материи - модно заниматься физическим развитием в дорого оборудованных залах, а не в лесу,- будут. «Как все! Все так делают! Никто так не делает!» «Такого не носят!» Или наоборот: «А я вот по-своему! А я не буду как все!» Огромную кучу ограничивающих убеждений, которую мы несем с детства, даже трогать не стоит… Революционеров всегда было достаточно, как и тех, что потом вздыхают на развалинах: «И кому оно мешало?!» И всегда были Люди, делающие что-то именно из благородного принципа. Например, многое делается и сейчас в силу принципа Развития, принципа Экологии. Это как любовь, которая ничего не стоит, не продается…

Ограничения стратегии очевидны. Кто-то берется на «слабо», кто-то доказывает, что действительно «все равно не сможет» или «все решают деньги»… А кто-то, как элитное меньшинство: спокойно, не спеша исследует виды мотивации J.

И тут мы плавно переходим к захватывающему…

5 стратегия. Состояние. Состояние - нейрофизиологический кирпичик. И не новый дом нам часто нужен - а Состояние, не новая работа, не деньги - Состояние. Что нужно было князю Андрею Болконскому до Аустерлица? «Слава и любовь людская»…. Что нужно было Гогену в туземных джунглях? А клерку - в каменных? А интеллигенту - в интеллектуальных? Интересно эта стратегия соприкасается с первой: состояние творческого неудовлетворения - просто бальзам для активности человека 1-й стратегии. Состояние Компетентности («Я крут!» «Я сделал это!», «Ай-да, Пушкин, ай-да сукин сын!» и т.д.) - приятно… Состояние Комфорта и Безопасности, Состоятельности (получается тавтология), причем независимо от контекста: вилла на островах, счета в банках, яхты, девочки или их отсутствие, книги с собственной фамилией на полке или полки с бутылками в виде книг, твоя любимая, ТОБОЙ сотворенная картина - и она даже ТЕБЕ нравится… Песня, которую ты спел, а все продолжают молчать - спел для Бога… Аптечка в холодильнике (я не то имела в виду! Наркоманов просят побеспокоиться позже) и внимание детей к твоему здоровью…

Ограничения стратегии. Кстати о наркоманах и любых химзависимостях (психологические можно отнести сюда же в силу их обусловленности прдпочитаемыми гормональными матрицами). Это вот к этой стратегии. И если тебе нравится драйв, ночная езда по автобану на пределе, экстрим - или полное астеническое затишье, обломовщина… Видимо, это как-то мотивирует, стимулирует всю нашу личность исподволь. Интересно, что наиболее «трудной» зависимостью является увлечение изучением языков, была искренно удивлена факту, что эти люди просто не могут иначе жить! А взять ученых, писателей, компьютерщиков, интернетщиков? Графоманов? Бизнесменов? И это не секрет, что ломки, которые выдерживают теле- и радиоведущие, отстраненные от прямого эфира, - настоящие! В свое время трагедия закрытия нашего 6-го канала это показала. А актер, умирающий на сцене, а не играющий смерть? Состояние - это серьезно и малоизучено.

6 стратегия. Мотивация Будущим. Маниловщина в самых крайних шкалах выражения, причем и в самых позитивных… Делать что-то (или не делать, что чаще), пока не… Очень красивая мечтательная стратегия. Ей мы обязаны и тем же воздухоплаванием, ведь не Чехов же первый процитировал: «Отчего люди не летают так, как птицы?» , и многими, многими достижениями… Одно то, что я набираю этот текст в самом «глючном» городе на Неве (ну появился у Петра Великого такой глюк, ему все в один голос умные люди: и болота, мол, и враги, и ресурсы… а он… «стоял он, дум великих полн, и вдаль глядел»). Достоевский называл Петербург «самым умышленным городом». Точно. Стивен Хокинг вот сейчас призывает общественность к подготовке к миграции на другие планеты… А как радовались первым полетевшим в космос Белке и Стрелке… В жизни не всегда происходит удачная состыковка стратегий мотивации, планирования и достижения. И иногда все заканчивается чеховским кислым крыжовником… Но не всегда - Питер ведь вот стоит J. Оказывается, 100 лет назад не было более половины новых прекрасных садовых цветов. И есть много повисших столетиями в воздухе мечт: город-сад, Корбюзье, вот сейчас общая мечта - экология… Хорошо иметь цель жизни, уходящую далеко за ее пределы…

Ограничения стратегии. Опасность остаться в машине времени собственного производства. Опасность недооценить красоту «здесь и сейчас» звучащих мгновений: как в живой музыке симфонического оркестра каждый такт и изгиб мелодии, прощаясь с нами, создает живую Симфонию… которая еще не окончена, и это дарит дополнительное наслаждение J.

В завершение от автора. Практическое применение.

Обратите внимание на свои желания и на стимулы, благодаря которым вы принимаете решение: делать что-то или сохранить принцип «ду-вэй», недеяния. Как правило, есть 1-3 ведущих стратегий, одна из которых является критической и автоматом «включает» остальные. Какие и в какой последовательности?

Мне, например, важно для поднятия утром с теплого ложа представить себе картинку, как я, радостная и облагодетельствованная или нет в ходе деловых переговоров, возвращаюсь домой с чувством выполненного долга и полученной информации. «Видеть тело свое на улице»… Стимулируюсь состоянием «Мисс-Воля». Попутно возникают стимульчики в виде представления кофе в любимой точке, запахе хризантем от цветочного пассажа, комфортное состояние одиночества в толпе, попутное обдумывание всяких творческих вещей. В конце включаю «тяжелую артиллерию» - 1-ю стратегию, опять же базирующуюся на состоянии (т.е.5) - невыносимость чувства вины, если все же не пойду. Вот если бы рядом сидел на постели приятный, умудренный опытом НЛП-ер и последовательно, мягко разворачивал бы передо мной такую панораму… Я давно доходила бы до многих встреч, ранее проигнорированных J.

Следующий пункт. Есть ли у вас сложности с восприятием какой-либо из перечисленных стратегий мотивации? Т.е. вы ею воспользуетесь только в самой критической ситуации? В какой? А еще лучше, если вы вообще в нее не верите, ну, например, в город-сад. Вот тут и зарыт ресурс! Если простимулировать себя по всем стратегиям последовательно и качественно, дело пойдет. Куда - это второй вопрос.

Будьте внимательны к собственным формулировкам. Например, если 4 стратегия «Из Принципа» вызывает в вас жесткое неприятие и вам не верится в ее существование у других людей - исследуйте: вдруг это у вас такой Принцип?

Просто проделайте эксперимент - по-настоящему, развернуто себя замотивируйте на ценностную для вас деятельность. Опыт не только вдохновляет, но становится осознанной стратегией самоуправления.

И, наконец, как это «применять на людях». Ответ: виртуозно. Теперь о том, как этого достичь. Практика, как говорили классики. Мало исследовать своих близких и дальних. Вы и так спонтанно знаете, что если к мужу в разгар его переговоров в ЧАТе подкрасться сзади и задать вопрос о перспективах улучшения вашей жилплощади даже с точки зрения развертывания перед ним всех 6 стратегий мотивации… (это из практикума пресуппозиций: «Смысл коммуникации - в реакции, которую мы получаем»). И для ярко выраженных стратегов вы тоже сами знаете, как и что нужно сказать: «А вот Петр Петрович…», или процитировать записные книжки Чехова (они не в списке бестселлеров): «Твою птичку укачало…», или … Магия обыденности поддается тренировке. Приготовьте обоснованный по всем 6 пунктам, ценностноориентированный на слушателя спич не более чем на 5-7 минут (не считая пауз для внимательного выслушивания собеседника). Лучшая форма для тренировки - «рассуждение вслух с более опытным индивидуумом». Согласитесь, ведь даже ребенок сам более опытен в собственных предпочтениях трат сумм из вашего кошелька или времени. Главное, чтобы все краски, запахи, звуки, кумиры (ну и что, что нам лично не нравится Алсу? Не о нас же речь?), цели, состояния, эмоции, ценности - были «из материала заказчика» - и чтобы они ему нравились, родные! Да и негативных персонажей тоже нужно искать там же - ну какого подростка вы сейчас испугаете старомодным: «Не будешь учиться, улицы пойдешь подметать»? Уж лучше: Плакат в обычной российской школе: "Хочешь новых ощущений? Скажи НЕТ наркотикам!".

Такой же эксперимент-тренировку стоит провести со своим начальником (партнером, конкурентом, супругом, целой группой) при обсуждении важного для вас вопроса. Подготовка обязательна в письменном виде, мы знаем о людях больше, чем сами догадываемся, а психика - инструмент прогнозирования. Вот заодно можно проверить себя и в этом качестве. В любом случае, как та маловерная старушка, что молила гору перейти с места, открыв глаза, можно будет сказать: «Ну вот так я и знала!»

И на десерт. Будем по всем 6 позициям придерживаться седьмой: помнить о разумном, добром, вечном - это мотивирует на 100 %.



Целью проведённой работы было выявить возможность использования нового метода объективной регистрации и динамических исследований эффектов уже давно известного, но по-прежнему малоисследованного и вызывающего спорные мнения явления "микропсихокинеза". Суть и история исследований данных эффектов подробно изложены, например, в публикациях руководителя Принстонской лаборатории исследований инженерных аномалий (PEAR) Роберта Джана. Также описан большой объём результатов научных исследований различных аспектов этих явлений.

Учитывая накопленный опыт предыдущих исследований явления, в качестве детектора воздействия был выбран генератор "белого шума" с двумя независимыми каналами сигнала, который может подсоединяться ко входу звуковой карты любого компьютера с последующей записью сигнала на жёсткий диск компьютера и обработкой любыми программами спектрального акустического анализа. При этом имеется возможность выявить какие-либо аномалии на фоне равномерного шумового сигнала с дополнительным использованием "контрольного канала". Такая техническая организация исследований наиболее проста и эффективна для использования в большинстве научных лабораторий. Наибольшую трудность при этом представляет подбор или разработка высококачественного (с равномерной спектральной характеристикой) генератора "белого шума", поскольку предлагаемые варианты подобных устройств, в основном, не обладают необходимым сочетанием характеристик. Однако в последующих экспериметах, вероятно, может быть допустимо использование менее прецизионных устройств, генерирующих "розовый шум" (фликкер-шум). В качестве программы спектрального анализа использовалась "SpectraLAB".Общая организация и результаты эксперимента.В связи с трудностью реализации выраженных эффектов микропсихокинеза обычными людьми, в качестве оператора для эксперимента был приглашён известный греческий "биоэнерготерапевт" Христос Дроссинакис, который уже косвенным образом продемонстрировал наличие у себя уникальных способностей, успешно занимаясь целительской практикой.

Перед началом эксперимента было произведено тестирование генератора "белого шума" совместно со звуковой картой компьютера. При этом подтвердилась равномерность спектральной характеристики его сигнала и были установлены одинаковые уровни сигнала в его обоих каналах. Оператору предложили попытаться как-либо изменить своим мысленным воздействием цветовое отображение шумового сигнала на спектрограмме программы "SpectraLAB".

В первом опыте в качестве объекта воздействия был выбран II-й (нижний на иллюстрациях) канал генератора "белого шума". Воздействие осуществлялось только мысленным усилием, при этом оператор находился рядом с детектором и компьютером. Сигнал детектора одновременно записывался на жёсткий диск компьютера и отображался в виде спектрограммы на экране. Однако оператор предпочёл воздействовать "вслепую", с закрытыми глазами. Длительность опыта составила около 12 минут. По его окончании был произведён предварительный анализ результатов по сделанной "протокольной" записи сигнала. Анализ показал прекрасные результаты в виде двух ярко выраженных воздействий оператора на "целевой" канал сигнала. Первые признаки воздействия проявились приблизительно через 3 минуты после начала воздействия как постепенное увеличение средней амплитуды шумов во II-м канале. К моменту субъективной настройки оператора на воздействие (на 4-й минуте) произошло резкое нарастание амплитуды шумов (с частичным проявлением их в I-м канале) и последующим резким возвратом к номинальному уровню сигнала при отсутствии воздействия. Спустя 6 секунд происходит короткое, но мощное увеличение уровня сигнала с уменьшенным проявлением в I-м канале, после которого уровень шумов также резко возвращается в норму. Следует отметить, что сам по себе шум не менял своего характера, сохраняя высокую спектральную равномерность в моменты наибольшего воздействия. Происходило именно резкое увеличение средней амплитуды шумов приблизительно на 35 Дб. Последующее простое прослушивание записанного сигнала показало в эти моменты наличие быстрого усиления шума с резким спадом, а затем короткий громкий треск с возвратом к обычному уровню шума.

Совершенно иной характер имело второе яркое проявление воздействия оператора в этом опыте, состоявшееся спустя две минуты. В этом случае воздействие имело характер устойчивого мощного увеличения средней амплитуды шумов во II-м канале (с частичным проявлением в I-м канале) в течение минуты с постепенным возвратом (через 4 минуты) к норме. При этом эффект был значительно более мощным с учётом его более длительного проявления.

Обращает на себя внимание, что второе воздействие оператора затронуло усилитель сигнала генератора шума, обусловив нелинейность усиления шумового сигнала во II-м канале. Асимметричный характер сигнала. Причём наблюдается весьма необычное изменение характера данного эффекта на "противоположный по знаку".

Проявления побочного воздействия на контрольный канал в течение первого опыта наблюдались только в корреляции с двумя основными воздействиями и были незначительны (эти проявления обусловлены неполной "электрической развязкой" каналов генератора шума). Однако к моменту окончания опыта уровень сигнала нижней части спектра I-го канала увеличился приблизительно на 10 Дб, что устранило имевшуюся в норме небольшую "просадку" сигнала в этой области. Это может быть интерпретировано как увеличение 1/f-шума (фликкер-шума) в источнике шумового сигнала (диоде). В целом, можно констатировать, что воздействие оператора в данном опыте имело ярко выраженный избирательный характер.

По окончании предварительного анализа результатов и небольшого отдыха оператора был проведён второй опыт (длительностью около 9 минут). Причём приблизительно за 10 минут до его начала было принято решение, что оператор для дополнительной наглядности изменит "цель" своего воздействия. Можно предположить, что в течение этого времени оператор занимался внутренней настройкой на достижение требуемого эффекта, поскольку контрольная запись опыта сразу показала изменившийся характер сигнала I-го канала. Его спектральная характеристика приобрела устойчивое акцентирование (увеличение среднего уровня сигнала) нижней части спектрального диапазона. На этом фоне в течение опыта многократно (около 20 раз) проявлялись более выраженные эффекты воздействия оператора. Причём выглядеть они стали существенно иначе и разнообразней, чем в первом опыте, хотя степень их выраженности в плане максимального уровня изменения сигнала уменьшилась. Большинство проявлений воздействия (которые можно условно отнести к I-му типу) имеют характер коротких (0,01-0,5с) резких увеличений средней амплитуды шумов по всему спектральному диапазону относительно изменившегося среднего уровня шумов. Эти аномалии возникали как разрозненно, так и группами в моменты усиления воздействия оператора. Изредка появлялись подобные участки длительностью более 10 секунд. Интересной особенностью является появление "затенённых" участков с пониженным относительно фона уровнем шумов в средней и верхней части спектра, в то время как нижний спектральный участок оставался почти без изменений. В моменты усиления воздействия оператора также появлялось значительное общее усиление уровня шумов в "целевом" канале, преимущественно, в нижней части спектра (что можно условно отнести к аномалиям II-го типа). Это может быть интерпретировано как усиление 1/f-шумов обратного тока.

В отличие от результатов первого опыта, во II-м, контрольном канале детектора не возникало никаких выраженных синхронных проявлений воздействия оператора. Его спектральная характеристика была идеально равномерной, но средний уровень сигнала увеличился приблизительно на 10 Дб. Кроме того, обнаружилось наличие во II-м канале устойчивой асимметрии сигнала из-за упоминавшейся возникшей нелинейности усиления, которая сохранялась до окончания эксперимента.

После предварительного анализа результатов второго опыта была сделана дополнительная контрольная запись сигнала в отсутствии воздействия оператора (длительностью 10 минут), поскольку в сигнале первого канала обнаружился устойчивый эффект последействия. Анализ этой дополнительной записи показал, что в сигнале "целевого" канала долгое время продолжали точно такие же аномалии (их количество и степень выраженности резко уменьшились спустя 7 минут (~18 минут после окончания второго опыта)). Так же без изменений осталось и фоновое акцентирование шумов в нижней части спектрального диапазона.

Перед третьим опытом было решено, что оператор попытается снова изменить "цель" воздействия (будет воздействовать на II-й канал). Кроме того, он перешёл в соседнюю комнату, чтобы продемонстрировать независимость эффекта от своего присутствия рядом с датчиком. Длительность опыта составила около 26 минут. Последующий анализ показал, что оператору не удалось изменить "цель" своего воздействия. Оно продолжалось в том же самом виде, что и в течение второго опыта, но увеличилась степень выраженности эффектов. В общей сумме было обнаружено около 40 выраженных проявлений воздействия и множество более слабых. Спектральная характеристика II-го канала датчика также оставалась идеально равномерной, но с ещё более увеличенным средним уровнем сигнала относительно установленного перед началом эксперимента. Точно так же оставался и устойчивый эффект последействия.Через 6 часов после окончания эксперимента была сделана дополнительная контрольная запись сигнала детектора, которая показала его полный возврат к норме. При этом также устранилась асимметрия сигнала из-за нелинейности усиления во II-м канале.

Анализ результатов и выводы.Анализ результатов эксперимента показал, что в процессе настройки оператора на реализацию эффектов проявления его воздействия существенно менялись. В этом плане показательна разница эффектов первого и второго воздействий оператора в первом опыте, а также их разница с последующими результатами. (Следует отметить, что нет оснований связывать наблюдавшиеся формы проявления воздействия с какими-либо уникальными индивидуальными особенностями оператора по сравнению с другими людьми, обладающими подобными способностями.)

Судя по значительной корреляции эффектов во II-м и I-м каналах детектора при первом воздействии, оно затронуло не только первичные источники шума, но и усилитель сигнала. (Это показывает необходимость использования полной "электрической развязки" (в частности, по источникам питания) каналов сигнала подобных экспериментальных устройств.) Вероятно, это было следствием первого, самого мощного усилия оператора на получение эффекта, когда у него (как и у других) ещё не было полной уверенности в возможности успеха. В дальнейшем, по мере внутренней настройки оператора, увеличилась суммарная выраженность эффектов при некотором ослаблении каждого из них в отдельности. Воздействие, фактически, превратилось из импульсного в непрерывное на протяжении не менее двух часов.

Точное и полное понимание физических аспектов наблюдавшихся в эксперименте эффектов потребует значительных усилий на протяжении длительного времени. В этом отношении автор рассчитывает на проявление заинтересованности со стороны других специалистов. В качестве первичного анализа можно констатировать, что увеличение амплитуд импульсов шума было обусловлено увеличением проводимости полупроводникового перехода первичных источников шума (диодов) вследствие воздействия оператора. Однако наблюдался и обратный эффект. Причём увеличение или уменьшение проводимости перехода происходило почти мгновенно (около 0,001 с). Вероятно, понимание физического механизма этого удастся найти при рассмотрении эффектов формирования шумов в полупроводниках.[6-8]

Исходя из конструктивных особенностей использованного экспериментального устройства (кремниевые диоды с напряжением электрического пробоя ~7,0 В в качестве шумящих элементов) можно с уверенностью предположить, что мощные сдвоенные импульсы шума при первом воздействии оператора были обусловлены кратковременным быстрым увеличением проводимости полупроводникового перехода вплоть до возникновения его туннельного электрического пробоя. При этом аномально быстро (около 0,001-0,05 с) происходил возврат проводимости полупроводникового перехода к уровню даже менее чем до начала эксперимента. Закономерно предположить, что все наблюдавшиеся эффекты изменения проводимости полупроводникового перехода имеют единую природу, которая объясняется влиянием пока неизвестных квантовых явлений, обусловленных воздействием оператора. Согласно накопленному опыту исследований шумов в полупроводниках, эти квантовые явления, возможно, затронули процессы генерации носителей заряда, но в гораздо большей мере затронули квантовые процессы непосредственно в области "объёмного пространственного заряда" (ОПЗ) полупроводникового перехода (следует отметить возможную значительную роль в этом процессов в дислокациях в ОПЗ).[6, стр.132-133] Именно это могло обусловить весьма сильное модулирующее влияние изменений ширины ОПЗ и, возможно, высоты потенциального барьера на обратную проводимость полупроводникового перехода. В частности, именно это объясняет наблюдавшиеся в эксперименте аномалии I-го типа с мгновенным увеличением или уменьшением мощности шума равномерно по всей ширине спектра. Наблюдавшиеся эффекты усиления 1/f-шума, вероятно, объясняются на основе концепции "каналов избыточного тока" в полупроводниковых переходах.[6, стр.187-201]

Необходимо отметить, что конструктивные особенности использованного экспериментального устройства, к сожалению, не могли обеспечить достаточно широкий динамический диапазон усиления импульсов шума первичных источников, который мог быть существенно больше наблюдавшегося. Это замаскировало, вероятно, более значительное, чем было зарегистрировано, увеличение мощности шумов в моменты наиболее выраженного проявления воздействия оператора.

Следует также отметить, что в последующих экспериментах целесообразна организация непрерывной записи сигнала детектора, поскольку даже в перерывах между опытами оператор может неосознанно настраиваться на реализацию следующего воздействия, что способно проявляться в интересных физических эффектах.

Невозможность изменения оператором "цели" воздействия в третьем опыте согласуется с имеющимся опытом подобных исследований. Он показывает, что перестройка ярко выраженного эффекта воздействия требует от оператора больших усилий и удаётся не всегда. Отчасти это может объясняться психологическими причинами, но в большей мере это является хорошо известным в данной области исследований специфическим физическим эффектом аккумуляции воздействия. Причиной того, что воздействие оператора затронуло усилитель, вероятно, являлась мысленная настройка оператора на достижение максимально выраженного эффекта при недостаточной нацеленности на его строгую избирательность.

Наблюдавшиеся эффекты, безусловно, обусловлены пока ещё неизвестной формой квантовых явлений, взаимосвязанных со специфическим функционированием психики в моменты реализации "психофизических" явлений. Никакие виды излучений со сколь угодно экзотическими постулированными свойствами не способны объяснить избирательность воздействия оператора, который воздействовал полностью "вслепую" без понимания того, на что он должен воздействовать в чисто физическом плане, а также многие другие аспекты. Теоретические аспекты природы явления психокинеза в данной публикации рассматриваться не будут. Но следует отметить, что перспективный подход к пониманию этого уже существует, и последующие экспериментальные исследования автора будут направлены на его проверку.

Заключение.Можно констатировать полный успех эксперимента как в плане очередного объективного подтверждения реальности явления микропсихокинеза, так и в отношении получения высокозначимых научных результатов и подтверждения возможности использования нового метода подобных исследований. В отличие от ранее проводившихся экспериментов, его результаты полностью запротоколированы в виде записи сигнала использованного детектора. Эти записи могут быть предоставлены автором всем заинтересованным в развитии научных исследований по данной теме.

Эксперимент подтвердил как сам факт реальности явления, так и возможность сознательного выбора оператором объекта воздействия. При этом также в очередной раз подтвердилось, что при психокинезе воздействие оператора реализуется вне зависимости от наличия у него понимания физической сути требуемых эффектов, только путём мысленного настроя на достижение какого-либо внешнего требуемого результата. Также подтвердилось упоминавшееся многими исследователями существование длительного последействия эффектов психокинеза после интенсивной работы оператора. Наблюдавшиеся эффекты также позволяют понять причины часто наблюдаемых сбоев в электронной аппаратуре во время особо сильных воздействий операторов.

Аккумулированная в ментальности большинства научных специалистов негативная мистичность представлений о явлениях психокинеза (как и многих других) связана лишь с их неинформированностью в частом сочетании с недопустимым в науке снобизмом и самоуверенностью по отношению к вызывающе необычным явлениям. Никаких реальных проблем с их исследованием в настоящее время нет, если использовать истинно научный, последовательно добросовестный подход к делу. (Д.Н.Куликов)



Целью проведённой работы было выявить возможность использования нового метода объективной регистрации и динамических исследований эффектов уже давно известного, но по-прежнему малоисследованного и вызывающего спорные мнения явления "микропсихокинеза". Суть и история исследований данных эффектов подробно изложены, например, в публикациях руководителя Принстонской лаборатории исследований инженерных аномалий (PEAR) Роберта Джана. Также описан большой объём результатов научных исследований различных аспектов этих явлений.

Учитывая накопленный опыт предыдущих исследований явления, в качестве детектора воздействия был выбран генератор "белого шума" с двумя независимыми каналами сигнала, который может подсоединяться ко входу звуковой карты любого компьютера с последующей записью сигнала на жёсткий диск компьютера и обработкой любыми программами спектрального акустического анализа. При этом имеется возможность выявить какие-либо аномалии на фоне равномерного шумового сигнала с дополнительным использованием "контрольного канала". Такая техническая организация исследований наиболее проста и эффективна для использования в большинстве научных лабораторий. Наибольшую трудность при этом представляет подбор или разработка высококачественного (с равномерной спектральной характеристикой) генератора "белого шума", поскольку предлагаемые варианты подобных устройств, в основном, не обладают необходимым сочетанием характеристик. Однако в последующих экспериметах, вероятно, может быть допустимо использование менее прецизионных устройств, генерирующих "розовый шум" (фликкер-шум). В качестве программы спектрального анализа использовалась "SpectraLAB".Общая организация и результаты эксперимента.В связи с трудностью реализации выраженных эффектов микропсихокинеза обычными людьми, в качестве оператора для эксперимента был приглашён известный греческий "биоэнерготерапевт" Христос Дроссинакис, который уже косвенным образом продемонстрировал наличие у себя уникальных способностей, успешно занимаясь целительской практикой.

Перед началом эксперимента было произведено тестирование генератора "белого шума" совместно со звуковой картой компьютера. При этом подтвердилась равномерность спектральной характеристики его сигнала и были установлены одинаковые уровни сигнала в его обоих каналах. Оператору предложили попытаться как-либо изменить своим мысленным воздействием цветовое отображение шумового сигнала на спектрограмме программы "SpectraLAB".

В первом опыте в качестве объекта воздействия был выбран II-й (нижний на иллюстрациях) канал генератора "белого шума". Воздействие осуществлялось только мысленным усилием, при этом оператор находился рядом с детектором и компьютером. Сигнал детектора одновременно записывался на жёсткий диск компьютера и отображался в виде спектрограммы на экране. Однако оператор предпочёл воздействовать "вслепую", с закрытыми глазами. Длительность опыта составила около 12 минут. По его окончании был произведён предварительный анализ результатов по сделанной "протокольной" записи сигнала. Анализ показал прекрасные результаты в виде двух ярко выраженных воздействий оператора на "целевой" канал сигнала. Первые признаки воздействия проявились приблизительно через 3 минуты после начала воздействия как постепенное увеличение средней амплитуды шумов во II-м канале. К моменту субъективной настройки оператора на воздействие (на 4-й минуте) произошло резкое нарастание амплитуды шумов (с частичным проявлением их в I-м канале) и последующим резким возвратом к номинальному уровню сигнала при отсутствии воздействия. Спустя 6 секунд происходит короткое, но мощное увеличение уровня сигнала с уменьшенным проявлением в I-м канале, после которого уровень шумов также резко возвращается в норму. Следует отметить, что сам по себе шум не менял своего характера, сохраняя высокую спектральную равномерность в моменты наибольшего воздействия. Происходило именно резкое увеличение средней амплитуды шумов приблизительно на 35 Дб. Последующее простое прослушивание записанного сигнала показало в эти моменты наличие быстрого усиления шума с резким спадом, а затем короткий громкий треск с возвратом к обычному уровню шума.

Совершенно иной характер имело второе яркое проявление воздействия оператора в этом опыте, состоявшееся спустя две минуты. В этом случае воздействие имело характер устойчивого мощного увеличения средней амплитуды шумов во II-м канале (с частичным проявлением в I-м канале) в течение минуты с постепенным возвратом (через 4 минуты) к норме. При этом эффект был значительно более мощным с учётом его более длительного проявления.

Обращает на себя внимание, что второе воздействие оператора затронуло усилитель сигнала генератора шума, обусловив нелинейность усиления шумового сигнала во II-м канале. Асимметричный характер сигнала. Причём наблюдается весьма необычное изменение характера данного эффекта на "противоположный по знаку".

Проявления побочного воздействия на контрольный канал в течение первого опыта наблюдались только в корреляции с двумя основными воздействиями и были незначительны (эти проявления обусловлены неполной "электрической развязкой" каналов генератора шума). Однако к моменту окончания опыта уровень сигнала нижней части спектра I-го канала увеличился приблизительно на 10 Дб, что устранило имевшуюся в норме небольшую "просадку" сигнала в этой области. Это может быть интерпретировано как увеличение 1/f-шума (фликкер-шума) в источнике шумового сигнала (диоде). В целом, можно констатировать, что воздействие оператора в данном опыте имело ярко выраженный избирательный характер.

По окончании предварительного анализа результатов и небольшого отдыха оператора был проведён второй опыт (длительностью около 9 минут). Причём приблизительно за 10 минут до его начала было принято решение, что оператор для дополнительной наглядности изменит "цель" своего воздействия. Можно предположить, что в течение этого времени оператор занимался внутренней настройкой на достижение требуемого эффекта, поскольку контрольная запись опыта сразу показала изменившийся характер сигнала I-го канала. Его спектральная характеристика приобрела устойчивое акцентирование (увеличение среднего уровня сигнала) нижней части спектрального диапазона. На этом фоне в течение опыта многократно (около 20 раз) проявлялись более выраженные эффекты воздействия оператора. Причём выглядеть они стали существенно иначе и разнообразней, чем в первом опыте, хотя степень их выраженности в плане максимального уровня изменения сигнала уменьшилась. Большинство проявлений воздействия (которые можно условно отнести к I-му типу) имеют характер коротких (0,01-0,5с) резких увеличений средней амплитуды шумов по всему спектральному диапазону относительно изменившегося среднего уровня шумов. Эти аномалии возникали как разрозненно, так и группами в моменты усиления воздействия оператора. Изредка появлялись подобные участки длительностью более 10 секунд. Интересной особенностью является появление "затенённых" участков с пониженным относительно фона уровнем шумов в средней и верхней части спектра, в то время как нижний спектральный участок оставался почти без изменений. В моменты усиления воздействия оператора также появлялось значительное общее усиление уровня шумов в "целевом" канале, преимущественно, в нижней части спектра (что можно условно отнести к аномалиям II-го типа). Это может быть интерпретировано как усиление 1/f-шумов обратного тока.

В отличие от результатов первого опыта, во II-м, контрольном канале детектора не возникало никаких выраженных синхронных проявлений воздействия оператора. Его спектральная характеристика была идеально равномерной, но средний уровень сигнала увеличился приблизительно на 10 Дб. Кроме того, обнаружилось наличие во II-м канале устойчивой асимметрии сигнала из-за упоминавшейся возникшей нелинейности усиления, которая сохранялась до окончания эксперимента.

После предварительного анализа результатов второго опыта была сделана дополнительная контрольная запись сигнала в отсутствии воздействия оператора (длительностью 10 минут), поскольку в сигнале первого канала обнаружился устойчивый эффект последействия. Анализ этой дополнительной записи показал, что в сигнале "целевого" канала долгое время продолжали точно такие же аномалии (их количество и степень выраженности резко уменьшились спустя 7 минут (~18 минут после окончания второго опыта)). Так же без изменений осталось и фоновое акцентирование шумов в нижней части спектрального диапазона.

Перед третьим опытом было решено, что оператор попытается снова изменить "цель" воздействия (будет воздействовать на II-й канал). Кроме того, он перешёл в соседнюю комнату, чтобы продемонстрировать независимость эффекта от своего присутствия рядом с датчиком. Длительность опыта составила около 26 минут. Последующий анализ показал, что оператору не удалось изменить "цель" своего воздействия. Оно продолжалось в том же самом виде, что и в течение второго опыта, но увеличилась степень выраженности эффектов. В общей сумме было обнаружено около 40 выраженных проявлений воздействия и множество более слабых. Спектральная характеристика II-го канала датчика также оставалась идеально равномерной, но с ещё более увеличенным средним уровнем сигнала относительно установленного перед началом эксперимента. Точно так же оставался и устойчивый эффект последействия.Через 6 часов после окончания эксперимента была сделана дополнительная контрольная запись сигнала детектора, которая показала его полный возврат к норме. При этом также устранилась асимметрия сигнала из-за нелинейности усиления во II-м канале.

Анализ результатов и выводы.Анализ результатов эксперимента показал, что в процессе настройки оператора на реализацию эффектов проявления его воздействия существенно менялись. В этом плане показательна разница эффектов первого и второго воздействий оператора в первом опыте, а также их разница с последующими результатами. (Следует отметить, что нет оснований связывать наблюдавшиеся формы проявления воздействия с какими-либо уникальными индивидуальными особенностями оператора по сравнению с другими людьми, обладающими подобными способностями.)

Судя по значительной корреляции эффектов во II-м и I-м каналах детектора при первом воздействии, оно затронуло не только первичные источники шума, но и усилитель сигнала. (Это показывает необходимость использования полной "электрической развязки" (в частности, по источникам питания) каналов сигнала подобных экспериментальных устройств.) Вероятно, это было следствием первого, самого мощного усилия оператора на получение эффекта, когда у него (как и у других) ещё не было полной уверенности в возможности успеха. В дальнейшем, по мере внутренней настройки оператора, увеличилась суммарная выраженность эффектов при некотором ослаблении каждого из них в отдельности. Воздействие, фактически, превратилось из импульсного в непрерывное на протяжении не менее двух часов.

Точное и полное понимание физических аспектов наблюдавшихся в эксперименте эффектов потребует значительных усилий на протяжении длительного времени. В этом отношении автор рассчитывает на проявление заинтересованности со стороны других специалистов. В качестве первичного анализа можно констатировать, что увеличение амплитуд импульсов шума было обусловлено увеличением проводимости полупроводникового перехода первичных источников шума (диодов) вследствие воздействия оператора. Однако наблюдался и обратный эффект. Причём увеличение или уменьшение проводимости перехода происходило почти мгновенно (около 0,001 с). Вероятно, понимание физического механизма этого удастся найти при рассмотрении эффектов формирования шумов в полупроводниках.[6-8]

Исходя из конструктивных особенностей использованного экспериментального устройства (кремниевые диоды с напряжением электрического пробоя ~7,0 В в качестве шумящих элементов) можно с уверенностью предположить, что мощные сдвоенные импульсы шума при первом воздействии оператора были обусловлены кратковременным быстрым увеличением проводимости полупроводникового перехода вплоть до возникновения его туннельного электрического пробоя. При этом аномально быстро (около 0,001-0,05 с) происходил возврат проводимости полупроводникового перехода к уровню даже менее чем до начала эксперимента. Закономерно предположить, что все наблюдавшиеся эффекты изменения проводимости полупроводникового перехода имеют единую природу, которая объясняется влиянием пока неизвестных квантовых явлений, обусловленных воздействием оператора. Согласно накопленному опыту исследований шумов в полупроводниках, эти квантовые явления, возможно, затронули процессы генерации носителей заряда, но в гораздо большей мере затронули квантовые процессы непосредственно в области "объёмного пространственного заряда" (ОПЗ) полупроводникового перехода (следует отметить возможную значительную роль в этом процессов в дислокациях в ОПЗ).[6, стр.132-133] Именно это могло обусловить весьма сильное модулирующее влияние изменений ширины ОПЗ и, возможно, высоты потенциального барьера на обратную проводимость полупроводникового перехода. В частности, именно это объясняет наблюдавшиеся в эксперименте аномалии I-го типа с мгновенным увеличением или уменьшением мощности шума равномерно по всей ширине спектра. Наблюдавшиеся эффекты усиления 1/f-шума, вероятно, объясняются на основе концепции "каналов избыточного тока" в полупроводниковых переходах.[6, стр.187-201]

Необходимо отметить, что конструктивные особенности использованного экспериментального устройства, к сожалению, не могли обеспечить достаточно широкий динамический диапазон усиления импульсов шума первичных источников, который мог быть существенно больше наблюдавшегося. Это замаскировало, вероятно, более значительное, чем было зарегистрировано, увеличение мощности шумов в моменты наиболее выраженного проявления воздействия оператора.

Следует также отметить, что в последующих экспериментах целесообразна организация непрерывной записи сигнала детектора, поскольку даже в перерывах между опытами оператор может неосознанно настраиваться на реализацию следующего воздействия, что способно проявляться в интересных физических эффектах.

Невозможность изменения оператором "цели" воздействия в третьем опыте согласуется с имеющимся опытом подобных исследований. Он показывает, что перестройка ярко выраженного эффекта воздействия требует от оператора больших усилий и удаётся не всегда. Отчасти это может объясняться психологическими причинами, но в большей мере это является хорошо известным в данной области исследований специфическим физическим эффектом аккумуляции воздействия. Причиной того, что воздействие оператора затронуло усилитель, вероятно, являлась мысленная настройка оператора на достижение максимально выраженного эффекта при недостаточной нацеленности на его строгую избирательность.

Наблюдавшиеся эффекты, безусловно, обусловлены пока ещё неизвестной формой квантовых явлений, взаимосвязанных со специфическим функционированием психики в моменты реализации "психофизических" явлений. Никакие виды излучений со сколь угодно экзотическими постулированными свойствами не способны объяснить избирательность воздействия оператора, который воздействовал полностью "вслепую" без понимания того, на что он должен воздействовать в чисто физическом плане, а также многие другие аспекты. Теоретические аспекты природы явления психокинеза в данной публикации рассматриваться не будут. Но следует отметить, что перспективный подход к пониманию этого уже существует, и последующие экспериментальные исследования автора будут направлены на его проверку.

Заключение.Можно констатировать полный успех эксперимента как в плане очередного объективного подтверждения реальности явления микропсихокинеза, так и в отношении получения высокозначимых научных результатов и подтверждения возможности использования нового метода подобных исследований. В отличие от ранее проводившихся экспериментов, его результаты полностью запротоколированы в виде записи сигнала использованного детектора. Эти записи могут быть предоставлены автором всем заинтересованным в развитии научных исследований по данной теме.

Эксперимент подтвердил как сам факт реальности явления, так и возможность сознательного выбора оператором объекта воздействия. При этом также в очередной раз подтвердилось, что при психокинезе воздействие оператора реализуется вне зависимости от наличия у него понимания физической сути требуемых эффектов, только путём мысленного настроя на достижение какого-либо внешнего требуемого результата. Также подтвердилось упоминавшееся многими исследователями существование длительного последействия эффектов психокинеза после интенсивной работы оператора. Наблюдавшиеся эффекты также позволяют понять причины часто наблюдаемых сбоев в электронной аппаратуре во время особо сильных воздействий операторов.

Аккумулированная в ментальности большинства научных специалистов негативная мистичность представлений о явлениях психокинеза (как и многих других) связана лишь с их неинформированностью в частом сочетании с недопустимым в науке снобизмом и самоуверенностью по отношению к вызывающе необычным явлениям. Никаких реальных проблем с их исследованием в настоящее время нет, если использовать истинно научный, последовательно добросовестный подход к делу. (Д.Н.Куликов)



Современную цветовую психодиагностику обычно критикуют за отсутствие удовлетворительных научных теорий, лежащих в основе той или иной конкретной методики, и одновременно за то, что интерпретации, предлагаемые этими методиками, сильно напоминают «астрологическо-кофейное» мировосприятие. Прежде всего, это касается, безусловно, наиболее популярной на сегодняшний день методики — цветового теста Макса Люшера (M. Luscher color test). Исходя из этого, наиболее последовательные критики, отвергают и само право на существование цветовой психодиагностики, тем самым, «выплескивая с водой и ребеночка». Но, как известно, «свято место пусто не бывает», а потому это «рвение» приводит как раз к тому, что в цветовую психодиагностику приходят «астрокофейщики» и вполне уютно в ней располагаются.

Принимая, в целом, подобную критику, следует обратить внимание на тот факт, что отмеченные «больные места» цветовой психодиагностики, представляют собой исторически сложившееся объективное противоречие между наследством традиций цветовой символики, ее современным этапом развития и существующими в настоящее время цветовыми тестами.

Цветовые методики психодиагностики родились из «недр» цветовой символики и покуда полностью от нее не отпочковались. Для них закономерно теорией и методологией являются традиции и схемы цветового символизма. Да, это «теория» архаическая, но коль скоро она «породила» цветовую психодиагностику, следовательно, в ней есть нечто «стоящее». Следовало бы выплавить из руды цветового символизма «чистый металл» собственно научной теории цветовой психодиагностики.

В статье рассматривается ряд ключевых, на наш взгляд, аспектов подобной «плавки».

Этапы развития цветовой символикиМы выделяем три основных этапа развития цветового символизма [2]. Но прежде, чем дать их характеристику, следовало бы ответить на вопрос, правомочно ли вообще говорить о развитии цветовой символики. Автор сторонник положительного ответа. Известно, что «принятым по умолчанию» доказательством того, что нечто развивается, есть сравнение разнесенных во времени образцов одного и того же объекта исследования. В случае цветового символа речь должна идти о сравнении его содержания в различные исторические эпохи.

Проведенные нами анализ и сравнения позволяют утверждать, что содержание цветового символа определенным образом меняется в зависимости от историческо-культурного контекста. Приведем пример, используя данные, полученные в исследованиях В. Тэрнера [6]. Общим для первобытных народов древности и современности (например, «Ндембу»), а также ряда древних культур, в частности, древнеиндийской, В. Тернер полагает особенно высокую степень сакральности цветового символа. Цвет для них выражает мировые силы и начала «высшего» уровня (например, цвета «гун» в древнеиндийской философии). Цвет как бы и есть сама высшая сила или божество, которая, тем самым (визуально), являла себя людям. Использование цвета в магических ритуалах и обрядах воспроизводило различные перипетии божественного бытия и отношения между высшей силой и смертными. «Просто так», случайно или исходя из эстетических соображений цвет, не применялся. Естественно, что только «посвященные» знали священную тайну цвета, а остальные соблюдали ритуал. При этом, безусловно, считалось, что «носитель» священного цвета получал от него определенную силу, значимость, а то и сам становился земным воплощением силы.

Отголоски такого отношения к цвету достаточно распространены и сегодня, и не вызывают, практически, никакого отторжения. Надевая сейчас на новорожденных ленточки определенного цвета (чаще красного или синего зависимо от пола), мы отличаемся от древних людей лишь тем, что собственно не знаем, зачем это делаем. Знаем, что «так принято». Легко приняли и новый старый обычай надевать одежду определенного цвета, встречая новый год, продолжаем шарахаться от черных кошек, подбираем соответствующие нам по цвету камни и т.д. и т.п.

Но вместе с тем, наша эпоха «изобрела» много такого, что не могло и присниться древним мудрецам. Что мы подразумеваем, говоря «красные», «белые», «зеленые», «голубые» и т.д.? Что они — земное лицо высших сил? Речь здесь тоже идет об идеях (вот почему в данных примерах цвет не является знаком, но символом), но идеях «частных», «низких», не вызывающих священного трепета.

Формально получается, что развитие цветовой символики есть ее регресс, обеднение, стирание первоначальных архетипических смыслов и замещение сиюминутным, преходящим, «земным». Очень много эклектичного, взаимоисключающего, «субъективного».

Но, как часто это бывает, упадок одного, есть обратная сторона прогресса другого. Такой обратной стороной, по нашему мнению, есть цветовая психодиагностика, развитие которой происходит в форме прогресса. Цветовой символизм должен потерять в определенной степени власть над умами людей, чтобы могла возникнуть цветовая психодиагностика. Но поскольку эта власть еще достаточно сильна, цветовая психодиагностика продолжает оставаться своеобразным практическим придатком символики.



Система общественного воспитания до школьников — важное завоевание социализма в нашей стране. В настоящее время большинство детей посещают детские сады. Педагогическая наука и практика утверждают, что общественное воспитание детей дошкольного возраста в сочетании с семейным способствует их психическому и личностному развитию.Однако условия жизни детей, которые по тем или иным причинам лишены попечения родителей, принципиально отличаются от тех, в которых живут дети, посещающие дневные группы детского сада. Для таких детей единственной средой жизни и воспитания является дошкольное учреждение закрытого типа — детский дом. Все дети в нашей стране обучаются по единым программам, что должно гарантировать равные возможности образования для детей, имеющих семью и растущих вне семьи. Вместе с тем понятно, что дети, растущие вне семьи, требуют особого внимания и заботы как со стороны общества в целом, так и со стороны педагогов и воспитателей. Именно поэтому возникает настоятельная необходимость в более тщательной и научно обоснованной организации их жизни в учреждениях закрытого типа. В январе 1985 г. Политбюро ЦК КПСС рассмотрело на своем заседании дополнительные меры по улучшению воспитания, обучения и материального обеспечения детей, оставшихся без попечения родителей. Принято соответствующее постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР. Важная роль в обосновании воспитательных мероприятий, которые могут способствовать компенсации положительного влияния семьи, принадлежит психологии. Между тем вопрос о психологических особенностях детей, растущих вне семьи, пока остается недостаточно разработанным. Очевидно, что разный опыт жизни и воспитания, которые получают дети, растущие в семье и вне семьи, существенно влияет на их психическое развитие. В чем заключается это влияние, как разные условия воспитания отражаются на личностном и психическом развитии ребенка, в общих чертах проанализировано применительно к раннему [1], [3], [5] и младшему школьному возрасту [6]. Мы выясняли некоторые специфические особенности психического развития детей, растущих вне семьи в дошкольном возрасте. Основное условие и движущая сила общего психического развития ребенка — его общение со взрослым. Именно через это общение ребенок усваивает основные человеческие способности, ценности и формы деятельности. В общении со взрослым происходит и актуализация важнейших, достижений ребенка в самых разных аспектах практики. Поэтому уровень развития общения ребенка с другими людьми можно рассматривать как важнейший показатель его общего психического развития. Исследование младенцев [5] показало, что в семье дети уже в три месяца лучше выделяют взрослого, используют более разнообразные средства общения, чем их сверстники из дома ребенка. Однако сглаживаются или усиливаются эти различия в дошкольном возрасте — до сих пор не установлено. В своей работе мы попытались сопоставить характер общения дошкольников, воспитывающихся в детском доме и посещающих дневные группы детского сада, рассматривая при этом общение как основной показатель психического развития детей. Понятно, что общение со взрослым не исчерпывает всего богатства и разнообразия контактов дошкольника. В этом возрасте у детей интенсивно формируется и развивается опыт общения со сверстниками. И если взаимодействие со взрослым у тех из них, кто живет в семье, значительно богаче и разнообразнее, то возможности общения со сверстниками примерно одинаковы у всех. Поэтому важно установить, влияет ли ограниченный опыт общения со взрослым на характер взаимодействия детей между собой. Ответ на этот вопрос поможет выявить роль взрослого в развитии общения сверстников в дошкольном возрасте. Для решения поставленных задач мы проводили наблюдения за двумя группами детей 4—6 лет: имеющими родителей и посещающими дневные группы детского сада и воспитанниками детского дома. Наблюдение проходило в ситуации просмотра диафильма: присутствовали двое детей и взрослый. Данная ситуация создавала условия для реального взаимодействия как со взрослым, так и со сверстником. Диафильм, вызывая эмоциональный отклик и интерес детей, служил поводом для общения и обмена впечатлениями со взрослым и со сверстником. В начале изложения результатов своих наблюдений остановимся на общей картине поведения детей, а затем подробнее рассмотрим особенности общения детей из детского дома со взрослым и со сверстником.Поведение детей, посещающих дневные группы детского сада, можно охарактеризовать как свободное и эмоционально насыщенное. Они с большим интересом смотрели диафильмы: прыгали, смеялись, бурно и непосредственно выражали свои эмоции. Воспитанники детского дома вели себя менее активно и весьма скупо выражали свои переживания: смеялись в исключительных случаях, даже улыбались редко. Их движения были скованы и маловыразительны. Дети спокойно и послушно сидели на своих местах и только изредка при удивлении или восхищении подбегали к экрану, чтобы показать заинтересовавший их предмет или персонаж. Взволнованность и интерес выражались у них в междометиях и восклицаниях. Детей из детского дома отличали также некоторые особенности речи: их словарный запас был беднее, а грамматический состав высказываний проще и однообразнее, чем у детей из детского сада. В то время как семейные дети сравнительно легко составляли сложные предложения и умозаключения, большинство высказываний у воспитанников детского дома носило характер констатации факта: «он побежал», «она упала». Оценочных суждений у них было отмечено в 3,5 раза меньше, чем у семейных детей, а объяснительных высказываний не было совсем. В целом уровень обработки информации у детей из детского дома оказался менее высоким, чем у детей из детского сада. Дети из детского дома не могли сосредоточиться на длительное время. Они в 4 раза чаще отвлекались на предметы окружающей ситуации, чем дети из детского сада: смотрели по сторонам, занимались своей одеждой (завязывали и развязывали шнурки, теребили носовой платок), задавали посторонние вопросы («что шумит на улице?» и пр.).Таким образом, воспитанники детского дома существенно отличались от детей из детского сада по общему характеру поведения. Как известно, в настоящее время в детских учреждениях закрытого типа преодолены грубые формы госпитализма, которые характеризуются отчужденностью ребенка от взрослого, аутизмом, агрессивностью, резким психическим недоразвитием. Однако в детских домах еще проявляется синдром госпитализма, характеризующийся прежде всего недоразвитием эмоционально-волевой сферы. Наиболее подробно соответствующие факты описаны в литературе в отношении детей младенческого возраста [3], [4], [9]. Эти же особенности присущи детям раннего возраста, растущим в закрытых детских учреждениях [2]. У них также отмечалась недостаточность эмоционально-волевой сферы и некоторые задержки в развитии познавательной деятельности. Те же тенденции мы обнаружили и у дошкольников из детского дома. Рассматривая особенности психического развития младших школьников, растущих вне семьи, А.М. Прихожан и Н.Н. Толстых в качестве основной отличительной характеристики этих детей выделяют недостаточное развитие внутреннего плана, которое порождает ситуативность их мотивации и поведения [7]. Анализируя результаты наших наблюдений, приведенные выше, можно отметить, что эти особенности проявляются уже в дошкольном возрасте: дети из детского дома были более склонны к констатации событий без выражения отношения к ним и без какой-либо переработки информации, они чаще отвлекались на окружающие предметы, их поведение было более ситуативным. Итак, у дошкольников из детского дома как бы совместились характерные особенности детей раннего и младшего школьного возраста, растущих вне семьи: сниженная эмоциональность, пассивность и задержки в развитии внутреннего плана. Поскольку основной причиной указанных особенностей и отставаний в психическом развитии детей из детского дома является дефицит общения со взрослым, основным путем преодоления этих негативных явлений должна быть правильная организация общения ребенка со взрослым. М.И. Лисина рассматривала развитие общения со взрослыми в дошкольном возрасте как смену качественно своеобразных форм общения. Каждая из этих форм представляет собой целостное образование, характеризуемое соответствующими потребностями, мотивами и средствами общения [5]. При этом основной содержательной характеристикой формы общения является та потребность, на удовлетворение которой оно направлено.Для того чтобы определить уровень развития общения, недостаточно констатировать наличие у ребенка потребности в общении, т. е. установить, что ребенок тянется к другим людям, нуждается в них. Здесь важно выяснить, что именно побуждает ребенка вступить в общение, что он хочет получить от другого, какие качества ребенок выделяет и ценит в своем партнере. В упомянутом исследовании было показано, что на протяжении первых семи лет жизни содержание потребности в общении со взрослым качественно меняется. Младенцы удовлетворяют в общении со взрослым потребность во внимании и доброжелательности; детям раннего возраста нужны сотрудничество и помощь взрослого; ребенок младшего и среднего дошкольного возраста нуждается в уважении взрослого, в удовлетворении своих познавательных интересов; старший дошкольник стремится к взаимопониманию и сопереживанию взрослого. При этом каждая новая потребность в общении не заменяет предыдущих, а ассимилирует их. Высшим достижением общения в дошкольном возрасте является внеситуативно-личностное общение, которое характеризуется потребностью во взаимопонимании и сопереживании взрослого. В концепции генезиса общения, разработанной М.И. Лисиной, под этой потребностью понимается стремление к общей оценке происходящего, к созвучному чувству, вызванному общностью понимания явления. Наличие такого стремления свидетельствует о высоком уровне развития общения и о становлении важных нравственных черт личности. Поэтому вопрос о влиянии условий жизни и воспитания на развитие потребности во взаимопонимании и сопереживании имеет особенно важное значение.Если следовать выделенным критериям форм общения, можно констатировать, что общение со взрослым у воспитанников детского дома не отвечает ни одной из известных форм. Эти дети проявляли значительно больший интерес ко взрослому, чем дети из детского сада. Об этом свидетельствуют прежде всего их частые обращения ко взрослому (в 6 раз чаще, чем к сверстнику). Они всячески стремились завладеть вниманием и расположением взрослого: рассказывали о себе, старались что-то сделать, не хотели уходить от него. Наши данные показали, что дети явно испытывали обостренную потребность во внимании и доброжелательности взрослого. При нормальном развитии общения потребность во внимании и доброжелательности взрослого характерна для детей первого полугодия жизни. Она удовлетворяется на уровне экспрессивно-мимических средств: младенцы стремятся к физическому контакту со взрослым, его ласке и доброму отношению. Для детей дошкольного возраста свойственны более сложные формы потребности в общении (потребность в сотрудничестве, в уважении, в сопереживании). Но, как оказалось, у детей, воспитывающихся в детском доме, до конца дошкольного возраста доминирующей (а может быть и единственной) остается потребность во внимании и доброжелательности взрослого. Эти дети не проявляют особой настойчивости в ходе познавательных контактов, их удовлетворяют поверхностные ответы взрослого, что свидетельствует об отсутствии острой потребности в уважении. Стремление к сотрудничеству и к совместной деятельности со взрослым у них почти не было выражено (в отличие от дошкольников из детского сада). Потребность во взаимопонимании и сопереживании со взрослым также оказалась недостаточно развитой. Об этом говорит тот факт, что дети совсем не высказывали оценочных суждений, вовсе не давали этических оценок событиям, происходящим в диафильме, не стремились к согласованию своего отношения с отношением взрослого (как это делали дети из детского сада). Однако интерес ко взрослому, инициативные действия, обращенные к нему, обостренная чувствительность к его оценкам свидетельствовали о том, что дети испытывают нужду во внимании и доброжелательном отношении взрослого. Мотивы, побуждающие детей к общению, соответствовали этой потребности и носили личностный характер: ребенка привлекал сам взрослый человек, независимо от уровня его компетенции и умения наладить совместную деятельность. Дети охотно принимали любые обращения и предложения взрослого, однако все контакты с ним сводились к поиску его внимания и расположенности. Что касается средств общения, то у детей из детского дома они оказались не соответствующими мотивам и потребностям. При взаимодействии со взрослым у этих детей почти не было экспрессивно-мимических средств, они совсем не стремились к физическому контакту со взрослым, к его ласке. Среди средств общения явно доминировала речь. Но эта речь, как сказано выше, была весьма бедной по своему содержанию и лексико-грамматическому составу. По-видимому, рассматривая общение детей из детского дома со взрослым, мы можем говорить о своеобразной форме ситуативно-личностного общения, где потребность во внимании и доброжелательности взрослого удовлетворяется на уровне речевых средств. Такое отставание в развитии мотивационно-потребностной стороны общения от его операционального состава или средств характерна для дошкольников, растущих в дефиците общения со взрослым.Наличие обостренной потребности во внимании и доброжелательности взрослого свидетельствует о том, что ребенок открыт для воздействия взрослого, что он охотно идет на любые контакты с ним, напряженно ждет одобрения и участия. Эта открытость, сензитивность дошкольников ко всякому обращению взрослого может стать залогом эффективности педагогических воздействий. Проявляя к ребенку внимание, ласку и одобрение, взрослый может удовлетворить эту потребность. Однако здесь важно помнить, что потребность во внимании и доброжелательности не должна оставаться единственной коммуникативной потребностью детей. На ее основе необходимо формировать потребности более высокого порядка — в сотрудничестве, в уважении, во взаимопонимании и сопереживании. Эти потребности формируются в совместной деятельности ребенка и взрослого, в процессе познавательных и личностных бесед. Но потребность во внимании и доброжелательности, которая так ярко проявляется у воспитанников из детского дома, является необходимой предпосылкой их коммуникативного и общего психического развития. Она должна стать той основой, на которой строится педагогическая работа с дошкольниками, растущими вне семьи. Рассмотрим теперь, как складываются у воспитанников детского дома контакты с ровесниками. Отражаются ли приведенные выше особенности общения со взрослым на характере взаимодействия детей.Наши наблюдения показали, что контакты детей в детском доме выражены слабее, чем в детском саду. Дети из детского сада активно обращались к сверстникам по самым разным поводам. При сильном эмоциональном возбуждении они всегда устремлялись именно к другому ребенку, а не ко взрослому. Взаимодействие детей было очень свободным и раскованным. Любопытство, восторг, радость дети не могли переживать в одиночку, они непременно вовлекали сверстника в свои переживания. Как показали специальные исследования [1], ребенка привлекает в сверстнике прежде всего возможность реализовать свою потенциальную активность, свободно выражать свои желания и переживания. Специфической характеристикой общения сверстников в дошкольном возрасте является его динамичность и эмоциональная насыщенность [7]. Все это ярко продемонстрировали дети из детского сада. Воспитанники детского дома проявили значительно меньший интерес к сверстнику. Они в 3 раза реже обращались к другому ребенку, что свидетельствует о менее напряженной потребности в общении со сверстниками. При этом контакты детей были весьма однообразны и мало эмоциональны. Они сводились, как отмечалось выше, к простым обращениям и указаниям. Эти данные могут свидетельствовать о тесной связи двух сфер общения: недостаток общения со взрослым приводит к обеднению отношений между сверстниками. Уровень развития общения ребенка со взрослым во многом определяет характер его контактов с другими детьми. Действительно, общение со взрослым возникает уже на втором месяце жизни и развивается очень интенсивно, в то время как общение со сверстником складывается гораздо позже (примерно к 3 годам [1]). С первых месяцев и на протяжении всего дошкольного возраста взрослый является центральной фигурой, организующей жизнь ребенка, формирующей его интересы и потребности, в том числе и потребность в общении со сверстником. Именно взрослый открывает ребенку субъектные качества сверстника, стимулирует общение маленьких детей, наполняет его новым содержанием [1]. В работе Т.М. Землянухиной [2] было показано, что уже в раннем детстве у детей, воспитывающихся в доме ребенка, обращения к сверстнику как к субъекту общения наблюдаются значительно реже, чем у детей, посещающих детские ясли [2]. Наши данные показали, что в дошкольном возрасте эта тенденция продолжает действовать и различия в общении детей, растущих в семье и вне семьи, в дошкольном возрасте усиливаются. Все это свидетельствует о том, что сама по себе достаточно богатая возможность общения со сверстником, которую имеют дети из детского дома, не ведет к развитию содержательных и эмоциональных аспектов такого общения. Взрослые, работающие в детских домах с детьми дошкольного возраста, должны помнить, что общение детей между собой не возникает и не развивается само. Здесь особенно важна роль воспитателя в создании специальных условий для совместной деятельности детей, организации их взаимодействия. Он призван учить детей коллективной сюжетно-ролевой игре, умению видеть субъективные качества других детей. Только полноценное общение со взрослым может способствовать углублению обогащению контактов дошкольников. Особенно важное значение для оценки уровня развития общения ребенка как со взрослым, так и со сверстником имеет потребность во внимании и сопереживании. Как мы уже указывали, эта потребность лежит в основе внеситуативно-личностного общения. Такое общение мы наблюдали тогда, когда дети обращались к партнеру ради достижения с ним общности мнений, для получения поддержки и обмена впечатлениями. У детей в детском саду подобного рода контакты отличались большим разнообразием. Дети активно выражали свое отношение к персонажам диафильмов, оценивали их поступки, сообщали о своем эмоциональном состоянии. Среди обращений личностного характера были также доверительные слова о себе, о своих друзьях и об отношениях с ними. Дети стремились добиться сходной оценки происходящего в диафильме как со взрослым, так и со сверстником. Но со взрослым ребенок согласовывал свое мнение («какая хорошая, правда?»), а со сверстником лишь сопоставлял свою оценку («мне большой зайчик нравится, а тебе?»). Со взрослым дети меньше делились своими переживаниями, но больше ждали от него одобрения и подтверждения правильности своих оценок. Ко взрослому дети чаще обращались в «страшные» моменты сказок за поддержкой («а потом все хорошо кончится?», «ой, я таких змей боюсь!»). А в моменты наибольшего возбуждения дети из детского сада всегда стремились вовлечь в свою радость сверстника, настойчиво добиваясь от него ответных улыбок и смеха. Помимо активного поиска сопереживания себе, дети детского сада выражали сочувствие персонажам сказок («щенка жалко!»), а также откликались на переживания сверстника («не бойся, это не страшно, все хорошо кончится»). В детском доме наблюдалась совсем другая картина. Свое эмоциональное состояние дети выражали слабее и реже, поэтому стремление разделить свои переживания было выражено менее ярко. Желания согласовать свою оценку с оценкой взрослого в детском доме почти не наблюдалось, поскольку дети практически не высказывали своих оценок или отношения к событиям, происходящим на экране. Стремление к личностным контактам у этих детей выражалось в ожидании внимания и одобрения взрослого. При этом ребенок робко добивался этого одобрения и напряженно ждал его. В детском доме (впрочем, как и в детском саду) среди личностных контактов со взрослым первое место занимали доверительные сообщения ребенка о себе, свидетельствующие о желании усилить интерес к себе взрослого и завоевать его доброжелательное отношение. Картина личностного общения со сверстником в детском доме также выглядела достаточно бедно. Как правило, дети обращались к сверстнику только для того, чтобы подчеркнуть, что это они видят тот или иной объект, а не кто-нибудь другой («я вижу белочку»). Таким образом, сравнительное изучение особенностей общения детей, растущих в семье и вне семьи, показало, что дети из детского дома существенно отличаются в развитии общения как со взрослым, так и со сверстником от детей, живущих в семье. Особенно заметно эти отличия проявляются в личностном общении, в основе которого лежит потребность во взаимопонимании и сопереживании. Главная причина такого отставания — различия в условиях жизни и воспитании детей в семье и вне семьи, связанные прежде всего с практикой общения ребенка со взрослым. Причем эти различия проявляются в нескольких направлениях. Во-первых, в семье ребенок получает больше внимания взрослых. Воздействия взрослого (его обращение, действия, взгляды) адресованы ребенку индивидуально. Личностная обращенность взрослого является важной характеристикой общения с детьми в семье. В условиях детского дома воздействия взрослого, как правило, адресованы скорее группе детей, чем каждому ребенку в отдельности. Во-вторых, в семье ребенок общается с одними и теми же взрослыми и соответственно имеет дело с одними и теми же программами поведения. Для общественного воспитания характерно наличие сменяющихся взрослых с несовпадающими типами поведения и отношения к ребенку. В-третьих, эмоциональная насыщенность общения со взрослым в семье является более разнообразной, чем в детском доме. В-четвертых, для семейного воспитания характерно относительно мягкое, терпимое отношение к поведению ребенка, в то время как в условиях детского дома дети более жестко регламентированы в своем поведении. Это лишь некоторые характеристики, качественно отличающие общение ребенка со взрослым в условиях семейного и общественного воспитания и определяющие своеобразие общения детей из детского дома со взрослым и со сверстником. Для обогащения жизни детей человеческим общением целесообразно в детских домах создавать разновозрастные группы. Младшим детям это даст дополнительное внимание и заботу старших детей, что может частично компенсировать недостаток эмоционального общения со взрослым и удовлетворить их напряженную потребность во внимании и доброжелательности старших. Старшие дети при этом будут приобретать необходимый опыт заботы о другом, более слабом, будут ощущать привязанность к себе младших детей. Организация небольших разновозрастных групп позволит отчасти компенсировать недостаток эмоциональных отношений. Одним из факторов задержки в развитии эмоционально-волевой сферы у воспитанников детского дома является недостаточный опыт совместных эмоциональных переживаний. Для преодоления этого недостатка необходимо обогатить жизнь детей новыми впечатлениями, которые ребенок мог бы разделить со своими ровесниками. Совместные просмотры диафильмов, совместное прослушивание сказок или пластинок может создать условия для развития эмоциональной сферы и способности делиться своими переживаниями с другими. Все это поможет развить способность во взаимопонимании и сопереживании. Однако при этом необходимо помнить, что, как бы ни были разнообразны и благоприятны условия для общения детей между собой, все же основным источником психического развития ребенка и носителем человеческих отношений, ценностей и способностей является взрослый человек. И ничто не может заменить ребенку внимания и доброго отношения взрослого.


Со времен Фрейда известно, что наше бессознательное проявляется в сновидениях, анализ которых может открыть потаенные грани нашего «я». Среди знаков, образов и символов, наполняющих сны, спрятаны ключи от многих наших проблем. Чтобы найти их, со снами надо уметь взаимодействовать. Традиционно этим занимаются психоаналитики, но научиться работать со сновидениями можно и самостоятельно. Андрей Россохин предлагает несколько правил: соблюдая их, вы сможете приблизиться к разгадке собственных снов и с их помощью разобраться в себе.

Сохраняйте сон

Нет ничего более летучего, чем наши сны, они очень быстро стираются из памяти. Но не стоит, едва проснувшись, вставать с кровати и записывать сновидение на бумагу или диктофон, боясь забыть что-то существенное, – в этом случае могут быть упущены действительно важные детали. Важно научиться оставаться в измененном состоянии сознания, которое называется «сновидным». Оно возникает при постепенном, медленном пробуждении: в нем продолжают жить наши сновидения, но одновременно появляется и способность к самонаблюдению.

Свободные ассоциации

Нередко мы сразу же пытаемся объяснить себе свой сон, а этого делать не стоит: размышление – это функция сознания, а сновидение – результат активности бессознательного. Мы можем быть искренне уверены в том, что понимаем сон, но это не более чем иллюзия: в действительности мы слышим только голос собственной логики. Поэтому не торопитесь, дайте сновидению «дышать», разрешите приходить разным мыслям и ощущениям, которые будут возникать в связи с увиденным. Использовать метод свободных ассоциаций самостоятельно – все равно что быть одновременно главным героем, зрителем и режиссером спектакля, но этому можно научиться.

Отложите сонник

Люди верят сонникам прежде всего потому, что их пугает неизвестное. Многим страшно погрузиться в собственное бессознательное, сложно поверить, что при этом можно получать удовольствие от творческого общения с собственной душой. «Сонники – словно ограничивающие рамки для тревожащегося человека, – говорит Андрей Россохин. – Что бы ни приснилось, в них можно быстро найти объяснение и внутренне успокоиться: за тебя уже все придумали». Но наши сны говорят не о том, что будет, а о том, что уже есть. Во время Второй мировой войны летчики часто видели сны о собственной гибели – так проявлялась накопившаяся за годы боев внутренняя тревога. Многие из тех, кто верил снам, садились за штурвал и действительно погибали, поддавшись этому состоянию, поверив в свою обреченность. Те, кто не верил, чаще возвращались на аэродром. «Важно знать, что в снах всегда проявляется наша внутренняя тревога, – поясняет Андрей Россохин. – Когда мы осознаем ее, тревожные сны перестают нас беспокоить. А предсказанием будущего они не являются».

От ассоциаций – к размышлению

Ассоциации на тему сновидения невольно подталкивают нас к его анализу: какая связь между образами сна, ассоциациями с ними и моей жизнью? Почему, например, думая о приснившейся плитке шоколада, я вспомнил коричневое пальто старшего брата? Есть ли в моей жизни сейчас что-то, что заставляет меня чувствовать детский страх, обиду, вину? Задавая себе эти вопросы, мы думаем о сне так же, как о заинтересовавшей нас книге, взволновавшем фильме, в котором мы вместе с героями проживали что-то очень личное.Очевидный смысл сна – только ширма, за которой скрыты более глубокие «сообщения» бессознательного. Необходимо замечать детали, особенно необычные, – часто именно в них зашифрована основная идея сновидения. Это может быть футбольный мяч, внезапно оказавшийся у вашего рабочего стола, или неестественных размеров цветок, растущий в глубине двора, – изменениями вида и формы обычных предметов, созданием странных ситуаций бессознательное дает нам подсказку: искать надо здесь.

Удивитесь себе

Способность удивляться – одна из самых важных для самоанализа сновидений. Не испугаться, а именно удивиться своим снам, ассоциациям, внезапным мыслям – значит сделать первый шаг к постижению своего внутреннего мира, открыться новому, неизвестному переживанию. Если мы этого боимся, то начинаем внутренне защищаться от таких переживаний, тем самым обеспечивая себе предсказуемое будущее. Эта перспектива выглядит более спокойной, но ловушка в том, что в мире, где нет неопределенности, – нет творчества, новизны и развития.

Помните об ограничениях

Необходимо помнить, что самоанализ имеет серьезные ограничения. В процессе ассоциаций и размышлений мы можем серьезно углубить наше знание о самих себе, но с неизбежностью столкнемся с внутренними преградами. Мы не во всем можем помочь себе сами. Принять это ограничение не означает быть пассивным в ожидании внешней помощи. В идеале самоанализ приводит человека к пониманию необходимости более основательной работы с собой с помощью специалиста – в этом случае на другой, более глубокий уровень выходит и способность к самоанализу.



© 2012 Мир народной медицины | Все права защищены.Копирование материалов запрещено
Яндекс.Метрика