Главная Обратная связь Добавить в закладки Сделать стартовой
Здоровая жизнь

Как хорошо известно в науке, природа не роскошествует излишними причинами. Следовательно, должен существовать какой-то ранее неизвестный фундаментальный физический механизм, способный объяснить огромное количество накопленных к настоящему времени научных парадоксов и необычных явлений. Для выяснения возможного подхода к пониманию данного физического механизма попробуем выделить какие-либо принципиальные особенности его функционирования, обеспечивающего реализацию обширной группы внешне разных, но всё же обнаруживающих некоторую общность явлений, которые необъяснимы в рамках "традиционных" физических представлений. Значительная часть этих явлений была рассмотрена в данной статье как группа биогенных, либо биоактивных физических явлений, имеющих некоторое сходство свойств или реализуемых сходным образом. Внимательный анализ данных явлений показывает, что они имеют большое сходство обобщённых типов обуславливающих их физических механизмов.

Группа необъяснимых биогенных явлений может быть подразделена по следующим типам обуславливающих их физических механизмов:1) Явления, реализуемые за счёт только какого-то неизвестного биогенного физического агента (например, экранируемые формы биокоммуникации, биоэнергетические воздействия на физиологическое состояние живых организмов, а также на физические объекты и процессы).2) Явления, реализуемые за счёт только информационных процессов взаимодействий информационных отображений объектов и процессов материального мира ¾ "энерго-информационные" взаимодействия (например, неэкранируемые физическими преградами и расстояниями формы биокоммуникации, психофизические явления).3) Явления, реализуемые за счёт синергии (взаимодополнения) неизвестного биогенного физического агента и энерго-информационного взаимодействия (наиболее сложные варианты реализации биоэнергетических и парапсихологических явлений, например, "металл-изгибающие" психофизические воздействия).

Группа необъяснимых биоактивных физических явлений также может быть сходным образом подразделена по следующим типам обуславливающих их физических механизмов:1) Явления, реализуемые за счёт только каких-либо ранее неизвестных физических агентов или ранее неизвестного вида квантовых явлений (например, "торсионные" воздействия, "неэлектромагнитная компонента" излучения лазеров, некоторые виды "форм-воздействий" на физические процессы и явления, а также, возможно, "переноса информации").2) Явления, реализуемые за счёт только энерго-информационных взаимодействий (например, некоторые виды "форм-воздействий", "фантомных" эффектов и "переноса информации").3) Явления, реализуемые за счёт синергии неизвестного физического агента (или ранее неизвестного вида квантовых явлений) и энерго-информационного взаимодействия (возможно, некоторые виды "фантомных" эффектов и "переноса информации").

С точки зрения ранее имевшихся физических представлений, наиболее необычен энерго-информационный механизм реализации различных сложных явлений. Однако, он представляет собой комплекс строго физических явлений, крайне сложных для современного человеческого понимания. Общий вид и подходы к пониманию принципов функционирования данного физического механизма были рассмотрены в работе автора "Основы энерго-информационной теории.[2]

Основной причиной прихода автора к энерго-информационной концепции явилась её абсолютная безальтернативность для объяснения психофизических явлений.[1] Ни одна другая концепция, принципиально не способна объяснить каким образом при психофизических явлениях обеспечивается избирательность, чёткая адресность взаимодействия субъекта с объектом при одновременной неэкранируемости данного взаимодействия физическими преградами и расстояниями. Также не существует другого полностью сходимого (достоверного при комплексном рассмотрении) способа объяснить каким образом возможно формальное нарушение причинно-следственных связей при некоторых видах экстрасенсорного восприятия.[47] Кроме того, ни одна другая концепция, не способна удовлетворительно связать процесс генерации и восприятия какого-либо гипотетического физического агента обуславливающего их реализацию, либо рассматриваемые квантовые процессы, с процессом генерации нервных импульсов, являющихся материальной основой всех процессов функционирования мозга. Энерго-информационная концепция позволяет решить эти проблемы и, более того, имеет глобальный общефизический характер, применима к объяснению множества ранее необъяснимых чисто физических явлений.

Энерго-информационная концепция утверждает факт существования информации как нематериальной, по меркам нашего мира, но вполне конкретной специфической физической субстанции (сущность субстрата которой пока находится вне пределов нашего понимания), а также непрерывное взаимоотображение материального мира и его "информационного двойника" как способ существования нашего Мироздания. Согласно энерго-информационной концепции, всем живым объектам соответствуют комплексные динамические информационные системы, внутренние процессы в которых, а также взаимодействия между собой и информационными "отпечатками" неживых объектов определяют сущность парапсихологических явлений. Основными и принципиальными свойствами энерго-информационных взаимодействий являются их неэкранируемость физическими преградами и расстояниями, а также чёткая адресность.

Механизм взаимодействий информационных отображений объектов и процессов материального мира колоссально сложен для современного человеческого понимания. В настоящее время лишь сформирован перспективный подход к его пониманию на основе концепции процессов самоорганизации физической информации разработанной физиком А.М.Хазеном.[88-91] В качестве механизма взаимоотображения информации и объектов и процессов физического мира, вероятно, служат информационно-энтропийные процессы, воспринимающие либо обуславливающие изменения квантовых состояний объектов физической среды (вероятно, в виде смещений состояний квантовой неопределённости к какому-либо определённому квантовому состоянию), а также ранее неизвестный квантовый физический механизм, обуславливающий разнообразие конечных эффектов суммы единичных сдвигов квантовой неопределённости. В отношении живых организмов, обладающих ЦНС, этот механизм сочетается с тем, что данные квантовые процессы обуславливают изменение функционального состояния синаптических рецепторов нейронов и, вследствие этого, влияют на нервно-импульсные процессы функционирования ЦНС.

В качестве выводов энерго-информационной теории были предложены принципиальные функциональные модели основных типов психофизических явлений, а также теоретически предсказаны несколько ранее не обращавших на себя внимание существенных особенностей психофизических явлений и некоторые особенности физического мира, которые подтверждаются анализом ранее сделанных физических и парапсихологических экспериментов, а также феноменологии психофизических явлений.[2] Следует отметить, что энерго-информационная теория предсказывает возможность нарушения причинно-следственных связей в квантовых явлениях (возможность регистрации эффектов до воздействия обуславливающих их факторов).

Основой для понимания сущности информационных процессов гипотетического информационного плана физического мира является разработанная физиком А.М.Хазеном концепция универсального механизма самоорганизации информационных процессов.[90] Её основными положениями являются следующие:

1) Физическая информация - это мера устранённой неопределённости состояния физической системы, т.е. характеристика обратная энтропии физической системы. Её величина и изменения задают факт существования физических объектов и процессов.

2) Существует функция состояния любой физической системы - "энтропия-информация" - мера количества информации в пределах заданных признаков и условий для наиболее вероятного состояния системы из многих элементов. Энтропия-информация как функция состояния системы определяется в виде:S = K ln W= - K ln y , где K - адиабатический инвариант системы (минимальная дискретная единица изменения энтропии-информации в системе),W- функция, описывающая число возможных состояний системы, образованной многими элементами,y- функция, описывающая вероятности этих состояний системы (y £1).

3) Энтропия-информация может суммироваться при разных входящих в её определение признаках и условиях, учитывая уравнения связи их между собой. Для любых, входящих в определение энтропии, признаков и условий существует нуль отсчёта энтропии-информации, который зависит от них. Локальный (соответствующий какой-либо иерархической ступени) нуль энтропии соответствует максимально возможной оставшейся энтропии для каждой из нижних ступеней иерархии энтропии данной системы. Энтропия-информация есть знакопостоянно определённая переменная. Существование разных нулей отсчёта разрешает в конкретных задачах использовать её с отрицательным знаком.

4) Фундаментом всех физических процессов являются процессы синтеза информации (на основе цепочки: случайности-условия-запоминание) и комплексного роста энтропии-информации (имеющей иерархическую структуру). Синтез информации превращает энтропию как меру информации, которой недостаёт до полного описания системы, в параметры состояния физических систем (например, материальных объектов).

5) Основополагающим принципом процессов физического мира является принцип максимума производства энтропии: "Формирование физических объектов и их взаимодействий происходит так, что это гарантирует возможный в данных условиях максимум их способности к превращениям". Количества энтропии-информации в природе растут самопроизвольно, поскольку все процессы в системах из многих элементов самопроизвольно происходят в сторону увеличения количества информации, необходимого для описания индивидуальных элементов системы при заданных для них признаках и условиях. Это главный созидающий принцип во Вселенной, который универсален как для неживой природы, так и для возникновения и эволюции жизни и разума.

6) Согласно принципу максимума производства энтропии, синтез информации об адиабатическом инварианте в определении энтропии происходит так, что гарантирует существование устойчивого, по Ляпунову, потока (в котором возмущения устойчиво нарастают). По определению, устойчивость этого потока означает, что его можно описать как последовательность стационарных состояний. В каждом из них локально действует принцип минимума производства энтропии Пригожина или другие условия самоорганизации. Это возможно потому, что условный экстремум энтропии-информации связан с седловой точкой её функции: максимум производства энтропии-информации для одной группы условий совместим с минимумом самой энтропии-информации для другой. В одной плоскости выполняется условие Ляпунова для динамических равновесий - обеспечивается минимум энтропии, соответствующей адиабатическому инварианту, и максимум производства энтропии. Но в перпендикулярной плоскости, которая проходит через седловую точку, выполняется условие Пригожина для статических равновесий - обеспечивается максимум энтропии и минимум производства энтропии.

7) Энтропия-информация есть функция комплексного переменного. Её действительная составляющая - "семантическая информация" - отображает роль энергетических экстремумов в синтезе информации о физических процессах. Запоминание при синтезе информации определяется критериями устойчивости в комплексной плоскости.

8) В природе доминирует стремление к состояниям динамических или статических равновесий. Они не превращаются в "тупики равновесия" потому, что синтез информации на основе принципа максимума производства энтропии-информации гарантирует возможность их преодоления.

9) Существует иерархическая структура энтропии-информации для разных уровней организации физических систем и взаимодействий, а также уровней организации биологических и социальных систем. Каждый уровень организации систем возникает спонтанно вследствие проявления принципа максимума производства энтропии в отношении определённого количества элементов нижележащего по отношению к нему уровня организации.1 Эта самоорганизация элементов систем представляет собой синтез энтропии-информации.

10) При иерархическом синтезе информации энтропия внешне уменьшается за счёт того, что объект, возникающий в результате самоорганизации элементов системы, существует как иерархическое целое (объект для предыдущего уровня иерархии, он же – элемент для последующего). Но, в действительности, энтропия-информация объекта нового уровня иерархии организации равна сумме энтропии-информации всех составляющих его элементов нижележащих иерархических уровней.

Концепция А.М.Хазена имеет строгое физико-математическое обоснование[90] и подкреплена обширным анализом феноменологических данных. Она является универсальной для всего нашего мира и распространяется не только на физические, но и на биологические и социальные системы. Несмотря на то, что данная концепция была первоначально разработана для объяснения только "классических" физических явлений, она также оказалась перспективной основой для понимания сущности энерго-информационных процессов, поскольку, как отмечал сам А.М.Хазен, "наука отличается тем, что её запомненные результаты не зависят от воли их творцов".

Основой для понимания сущности принципиально нового квантового механизма, входящего в общий механизм взаимоотображения информационных и физических процессов, вероятно, является концепция "Единой теории поля" физико-математика И.Л.Герловина, названная им "Теория фундаментального поля".



Депрессия – это болезненное состояние тоски, подавленности, безысходного отчаяния. Зачастую люди, погруженные в депрессию, ощущают себя опустошенными и лишенными энергии. Как отличить депрессию от «плохого настроения»?

Существует так называемая депрессивная триада, наличие которой указывает на это состояние:

1.Общее сниженное настроение в течении не менее двух недель.2. Двигательная заторможенность3. Идеаторная (мыслительная) заторможенность.

Основная эмоциональная нота депрессии – грусть, тоска. Эти переживания могут восприниматься как душевная боль, которая в пиковые моменты так сильна, что у человека может даже возникнуть желание причинить себе физическую боль – чтобы почувствовать что-то другое. Кроме того, на пике депрессии может возникнуть «болезненная бесчувственность». И на этом фоне – переживания от того, что невозможно почувствовать всю палитру эмоций, высокий уровень тревожности или тоски. При этом тревожность всегда обращена в будущее, а тоска – в события прошлого.

Меняется восприятие окружающего мира. Краски тускнеют – мир словно теряет яркость и четкость. Часто можно услышать: «Моя жизнь серая и беспросветная».

Пища воспринимается как бесвкусная, аппетит резко снижен. Поэтому может наблюдаться значительная потеря веса. Окружающий мир словно отдаляется от человека: звуки слышатся как-бы издалека.

Замедляется двигательная активность. Иногда выражение лица приобретает страдальческий оттенок. Окружающие могут отметить, что человек вдруг страл выглядеть старше своих лет. У некоторых женщин может возникать нарушение менструального цикла.

Меняется ощущение времени – кажется, что минуты тянутся бесконечно, и даже нет сил на слезы. Мышление человека - самоуничижительного характера.

Все это приводит к субъективному ощущению, что это состояние будет тянуться вечно.

Возможна и тревожная форма депрессии - когда человек находится в возбужденном состоянии, снижена способность к концентрации. На пике такой формы депрессии могут возникать попытки самоубийства.

Депрессия скрывается и под маской. Настроение вроде ничего, а наблюдается бессоница, «все болит – ничего не помогает». Как правило, врач не может поставить диагноз, поскольку боли носят психосоматический характер.

Депрессии разделяют на эндогенные и экзогенные. Эндогенные депрессии связаны с нарушением обмена серотонина, характеризуются сезонностью (осень, весна). И в этом случае наряду с консультациями психотерапевта применяются антидепрессанты. Экзогенная депрессия связана с кризисными событиями в жизни человека и предшествуют ей. Здесь играет свою роль психологическая травма. Антидепрессанты не помогают, только психотерапевт поможет справиться с такой болью. Очень часто клиенты, страдающие экзогенной депрессией, говорят: «Как накрыло». И в таком случае в процессе работы с психотерапевтом находится событие, связанное с горем и утратой.



То, что касается нас всех, - это дурные наклонности. Вот широко известные виды дурных наклонностей: страсть к наркотикам, алкоголю, курению, азартным играм. Но есть и менее известные, но становящиеся все более известными виды повседневных наркотиков: еда, секс, романтика, работа, религия, духовность. Почти все хорошее может обернуться дурным при зацикленности на нем и отсутствии умеренности. Некоторые люди имеют пагубное пристрастие к негативным мыслям и чувствам, производным от этих мыслей. Некоторые преуменьшают серьезность своих пагубных страстей, называя их "дурными привычками". Другие отрицают свои пристрастия до степени пристрастия к отрицанию. Многие из тех, кто считает, что у него нет пагубных страстей, имеет пристрастие к нормальности. Его мы имеем все. Пристрастие - это нечто, имеющее над вами больше силы, чем имеете вы над собой. Если это управляет вами, значит, это пристрастие. Если вы не уверены в том, что это пристрастие, прекратите это делать. Если вы можете прекратить это делать на достаточно долгое время, значит, это не пристрастие. Если не можете (даже подумать о том, чтобы оставить это), тогда это пристрастие. Прежде вместо слова "пристрастие" говорили "искушение": "Не вводи нас во искушение" (Иисус); "Я могу сопротивляться всему, но только не искушению" (Оскар Уайльд). Как только вы испытали искушение, вы пали. Единственный вопрос заключается в том, как низко вы падете, прежде чем подниметесь опять? Программой, которая обеспечивает наибольший успех в преодолении дурных наклонностей, является программа "Двенадцать шагов". Созданная для оказания помощи алкоголикам, программа "Двенадцать шагов" была приспособлена для всех известных видов дурных наклонностей. Эту программу по достоинству оценили миллионы людей. Двенадцать шагов: 1. Мы признали, что мы бессильны перед нашим пристрастием и что наши жизни стали неуправляемыми. 2. Мы поверили, что Сила, более могущественная, чем мы сами, может вернуть нас к здравомыслию. 3. Мы приняли решение вверить нашу волю и нашу жизнь Высшей Силе, каковой мы представляем ее или его. 4. Мы бесстрашно предприняли исследование глубин своей души. 5. Мы признались перед собой. Высшей Силой и другими людьми в истинной природе наших недостатков. 6. Мы готовы к тому, чтобы наша Высшая Сила устранила все эти дефекты нашего характера. 7. Мы кротко попросили нашу Высшую Силу устранить наши недостатки. 8. Мы составили список всех людей, которым причинили зло, и почувствовали желание возместить нанесенный им ущерб. 9. Мы предприняли шаги по непосредственному возмещению ущерба, нанесенного всем людям, за исключением тех случаев, когда это может причинить им вред. 10. Мы продолжали исследовать себя и если были в чем-то не правы, то немедленно признавались в этом. 11. Мы пытались через медитации и молитвы улучшить наш сознательный контакт с нашей Высшей Силой, какой мы представляем ее или ею, моля только о том, чтобы знать волю Высшей Силы в отношении нас и о силе, которая поможет нам выполнить эту волю. 12. Пережив духовное пробуждение как результат этих шагов, мы постарались донести это послание до других и практиковать эти принципы в наших повседневных делах. Как только вы преодолеете свою дурную наклонность, вы будете знать, что вы можете преодолеть все, что угодно. Невозможное становится возможным. Невыполнимое - выполнимым. Неподвластное вам - подвластным. Это даже облегчит процесс освобождения от нашей дурной привычки к жизни в момент смерти. В процессе преодоления дурной наклонности вы научаетесь дисциплине, уверенности в себе, смирению, уважительности, любви к себе и способности прощать. Это важные уроки. Вот почему мы называем дурные наклонности скрытым Главным Учителем.



Психологические защиты являются функциональными элементами нормальной пси¬хики. Для нормальной успешной адаптации они должны быть гибкими, разнообразными и эффективными. Преобладание тех или иных видов защит обусловливает характероло¬гические особенности личности.Гипертрофия с резким преобладанием одних защит над другими, их ригидность – способствует социальной дезадаптации и психическим нарушениям разного уровня – от неврозов до психозов. Личность, чье поведение носит защитный характер, бессозна¬тельно стремится выполнить одну или обе из следующих задач:  овладеть неким мощным угрожающим чувством, дезадаптирующим психическую деятельность (трево¬гой, страхом, горем), или избежать его; сохранить самоуважение и позитивную само¬оценку.Существует более 50-ти видов защиты. В них выделяют два уровня: так называемые первичные, примитивные защиты, и вторичные защиты, защиты высшего порядка.Примитивные защиты (первичные) развиваются в довербальный период развития ребенка и характеризуются тем, что действуют общим, недифференцированным обра¬зом во всем сенсорном пространстве индивида, сплавляя между собой когнитивные, аффективные и поведенческие параметры. Считается, что они имеют дело с границей между собственным Я и внешним миром. Им присущи два основных качества, связан¬ные с довербальной стадией развития: 1) они имеют недостаточную связь с принципом реальности (по Фрейду развитие ребенка происходит от руководства принципом удо¬вольствия – "хочу удовлетворения всех моих желаний, даже взаимоисключающих", требует всегда другую игрушку, а если дать, то требует снова прежнюю и т.д....) к руководству принци¬пом реальности (удовлетворение некоторых желаний проблематично, исполнение же наилучшего стоит того, чтобы подождать); 2) недоучет отделенности и константности объектов, находящихся вне собственного Я – ребенок в первые недели и месяцы жизни воспринимает мать не как обособленное существо, а как своё продолжение.В общем про примитивные защиты можно сказать, что это просто способы, с помо¬щью которых ребенок познаёт мир, причем эти способы обретения опыта присутствуют в каждом из нас, независимо от того, имеем ли мы сколько-нибудь заметную патологию или нет.Защиты второго порядка – высшие, более зрелые, работают с внутренними грани¬цами. (т.е. между Эго, Суперэго и Ид) или между наблюдающей и переживающей ча¬стью Эго. Поскольку клиническая практика имеет дело с относительно тяжелыми пси¬хическими нарушениями (психозы и пограничные состояния – в понимании DSM-(III) -IV, кото¬рые характеризуются отсутствием зрелых защит, а не наличием примитивных), рассмотрим только некоторые основные защиты первого порядка, или примитивные.К ним относятся: примитивная изоляция, отрицание, всемогущий контроль, прими¬тивная идеализация и обесценивание, проекция, интроекция и проективная идентифи¬кация, расщепление Эго и диссоциация.Примитивная изоляция. Младенец, если он перевозбужден или расстроен, иногда просто засыпает. Особенно это свойственно детям с повышенной чувствительностью к стрессовым факторам. В патологических случаях это синдром детского аутизма. У взрослых проявляется в виде склонности замещать напряжение от социальных и меж¬личностных ситуаций изоляцией от них фантазиями внутреннего мира. Этот способ защиты преобладает у шизоидных личностей, ограничивая их возможности в решении межличностных проблем. При этом большое достоинство этой защиты в том, что, по¬зволяя психологическое бегство от реальности, она почти не требует ее искажения. Анекдот про английского мальчика, молчавшего до пяти лет. "Каша подгорела,"– а до этого нечего было сказать.Отрицание. Это еще один ранний способ справляться с неприятностями путем от¬каза принять их существование. Всем нам свойственно в той или иной мере реагировать отрицанием на какие-то катастрофические события в жизни. На смерть близкого чело¬века – "Нет!" Раковые больные отрицают рак, хотя могли до этого страдать канцерофо¬бией. Эта способность помогает нам переживать житейские трудности, совершать героические поступки, рисковать... Человек, у которого отрицание является фундамен¬тальной защитой, склонен всегда настаивать, что все прекрасно, всё идет к лучшему. В патологических случаях формируется гипоманиакальный характер или, при истощении энергетических ресурсов, это выступает в виде циклотимии.Всемогущий контроль. Для новорожденного мир и собственное Я составляют еди¬ное целое (теория первичного эгоцентризма Пиаже или первичного нарциссизма по Фрейду). Это означает, что ребенок воспринимает себя как источник всех внешних со¬бытий (дискомфорт – крик – реакция матери).Этим закладывается основа самоуважения, дееспособности, успешности и компе¬тентности человека. Патологическая гипертрофия этой защиты часто является основой психопатических антисоциальных личностей. Личность организуется вокруг поиска и переживания удовольствия от ощущения, что она может эффективно проявлять и ис¬пользовать собственное всемогущество, в связи с чем все этические и практические соображения отходят на второй план. Перешагивать через других -- их основное заня¬тие. Эти люди часто проявляют себя в тех сферах, где необходима хитрость, любовь к возбуждению, опасности, готовность подчинить все интересы главной цели – проявить своё влияние. Бизнес, политика, армия, спецслужбы, тоталитарные секты, реклама, развлекательная индустрия – все сферы, где много власти в чистом виде.Примитивная идеализация. Представление о всемогуществе у ребенка постепенно замещается примитивной фантазией о всемогуществе заботящегося лица. Малыш хо¬чет верить, что его родители могут всё. Реальность пугающа, и ребенку необходимо защититься от страха верой в то, что кто-то всемогущий обеспечит ему защиту. Мы все склонны в большей или меньшей мере к идеализации, потребности приписывать особые достоинства и власть людям, от которых эмоционально зависим. Нормальная идеализация является существенным компонентом любви. Томление по идеалу свой¬ственно религиозным верованиям. Более проблематичным оно выглядит в идолопо¬клонстве, особенно в молодежной среде. Клиническим выражением гипертрофирован¬ной примитивной идеализации является так называемая нарциссическая личность. Ей свойст¬венно ранжировать все аспекты человеческого бытия согласно ценности в сравнении с несовершенными альтернативами. Она мотивирована поисками совершенства – как через слияние с идеализированными объектами, так и через совершенствование соб¬ственного Я. Она движима потребностью заново убеждаться в своей привлекательно¬сти, силе известности и значимости для других, в своем совершенстве. Самооценка людей, личность которых построена на примитивной идеализации, искажается идеей, что любить себя самого можно лишь совершенствуясь.Другая неизбежная сторона идеализации – примитивное обесценивание. Так как в чело-веческой жизни нет ничего совершенного, то архаическая идеализация неизбежно приводит к разочарованию, тем большему, чем большей была первоначальная идеали¬зация. Психотерапия нарциссических личностей чревата постоянной угрозой разруше¬ния рабочего альянса, когда пациент разочаровывается в психотерапевте. Нередко нарциссические пациенты своей склонностью идеализировать психотерапевта подтал¬кивают его к отрицанию своего неведения, к стремлению ориентироваться на наивысший результат, отвергая более скромные цели. В результате как правило следует неудача и обесценивание психотерапевта.Проекция, интроекция и проективная идентификация. Проекция и интроекция, две наиболее примитивные защиты, являются противоположными друг другу, но в их основе единый механизм недостаточного психологического разграничения окружающего мира и собственной личности. Ребенок на ранних этапах психического развития неспособен отделять себя от окружающего мира, не может отделить внешних источников диском¬форта от внутренних (боль в животе и боль от тесных подгузников воспринимаются одинаково). К этому периоду приписывают развитие психологических защит проекции и интроекции. Проекция это психическийй процесс, в результате которого внутреннее бессознательно воспринимается как приходящее извне. Интроекция, наоборот, харак¬теризует процесс восприятия внешнего как внутреннего. Нормальная проекция лежит в основе человеческого взаимопонимания, эмпатии; пытаясь понять другого человека, мы приписываем ему мысли и чувства, основанные на нашем собственном опыте, поэтому в среде психически здоровых людей проекция выполняет важную роль, обеспечивая невербальное интуитивное понимание людьми друг друга. Пример: игра в шахматы с просчитыванием ходов соперника.В патологических случаях проекция способствует, скорее, осложнению человеческих отношений и в наиболее выраженной форме у па¬раноидных личностей, у которых механизм примитивной проекции является домини¬рующим. Бессознательно отвергая у себя такие негативные черты, как агрессивность, предубежденность, подозрительность, зависть и т.д., они приписывают их оружающим, создавая основу для бредовых идей отношения, преследования. Иными словами, про¬екция – это тенденция сделать среду ответственной за то, что исходит от самого человека.Интроекция – в этом смысле обратная тенденция принять на себя ответственность за то, что в действительности является частью среды. В норме интроекция является ос¬новой воспитания, социализации ребенка. До того как он научится понимать причины и мотивы поведения окружающих, он заимствует эти стереотипы у значимых близких, идентифицируясь с ними. Как выразился один американский писатель:"Сначала мы проглатываем своих родителей, а затем тратим большую часть жизни, чтобы их пере¬варить". Один из вариантов патологической интроекции – так называемая "идентифи¬кация с агрессором". В ситуациях переживания сильного страха, насилия, плохого об¬ращения люди пытаются овладеть этим страхом, перенимая бессознательно качества своих мучителей, следуя бессознательной логике "я не беспомощная жертва, я сам мо¬гущественен". Это проявляется в садистических, эксплозивных наклонностях (уличные хулиганы). Бруно Беттельгейм описал ее на примерах заключенных концлаге¬рей. Дру¬гой вариант патологической интроекции связан с переживанием горя и его свя¬зью с депрессией. Глубокая привязанность, любовь сопровождается интроекцией объекта любви, и его репрезентация внутри нас становится частью нашей идентично-сти ("я сын такого-то"). Уход этого близкого, интериоризованного человека сопровожда¬ется не только обеднением окружающего мира, но и чувством уменьшения нашего Я, ощущением пустоты в нашем внутреннем мире. В ряде случаев, стремясь воссоздать присутствие любимого человека вместо того, чтобы его "отпустить", люди становятся поглощены вопросом о том, в результате какой их ошибки или греха они потеряли лю¬бимого. При этом за счет актуализации другой примитивной защиты, всемогущего кон¬троля, возникает иллюзия, что поняв свою ошибку, человека можно вернуть. Таким об¬разом, пытаясь избежать горя, человек бессознательно ввергает себя в иррациональ¬ные самообвинения и самоупрёки. Люди, систематически использующие интроекцию для уменьшения тревоги и сохранения целостности собственного Я путем удержания психологических связей с неудовлетворительными объектами ранних лет жизни, обычно характеризуются как депрессивные.Совместные действия примитивной проекции и интроекции порождают особый за¬щитный процесс, называемый проективной идентификацией. Ее суть сводится к тому, что пациент не только проецирует свои внутренние объекты на окружающих, но и вы¬нуждает окружающих вести себя подобно этим объектам, как если бы у них были бы те же самые интроекты. Говоря простыми словами, человек ведет себя таким образом, что окружающие невольно в своем поведении воспроизводят проецируемые на них его представления. К примеру, пациент ведет себя в агрессивной провокационной манере с врачом и персоналом, чтобы бессознательно подтвердить своё субъективное воспри¬ятие реальности как жестокого репрессивного мира, подавляющего свободу, индивиду¬альность. Важность действия этого механизма трудно переоценить в психотерапевти¬ческих отношениях. Врач, реагируя спонтанно (а по сути индуцированно) на агрессию пациента собственной агрессией, фактически усугубляет ситуацию.


Маленькие дети не умеют владеть собой и своим поведением. Эта их особенность причиняет много неприятностей родителям и воспитателям. Обычно взрослые пытаются воспитывать детей прямыми указаниями и наставлениями: "Не шуми", "Не сори", "Веди себя прилично". Но это не помогает. Дети все равно шумят, сорят и ведут себя "неприлично". Словесные методы совершенно бессильны в воспитании дошкольников. Для них гораздо более подходят другие методы. Игра - традиционный, признанный метод воспитания маленьких детей. Игра соответствует естественным потребностям и желаниям ребенка, и потому в игре дети охотно и с удовольствием делают то, что еще не умеют в реальной жизни. Особенно велика роль игры в развитии младших дошкольников, которые еще не могут сами ставить перед собой конкретную цель и сознательно достигать ее. Если правила поведения, провозглашенные взрослыми, обычно плохо усваиваются детьми, то правила игры просто и естественно входят в их жизнь и становятся регулятором их деятельности. Ниже приводятся несколько игр для детей 3-4 лет, направленных на развитие произвольного поведения (З.М. Богуславская, Е.О. Смирнова, 1991).

Лохматый пес

Цель этой игры - воспитание у детей выдержки, способности преодолевать свою робость и соблюдать некоторые элементарные правила. Игровая ситуация носит сюжетный характер: в ней создается образ персонажа, которого нужно опасаться. Задача ребенка состоит в том, что он должен идти навстречу этой опасности и не убегать от нее до определенного сигнала. Таким образом, игра учит детей управлять своим поведением.

Проводится она следующим образом. Воспитательница чертит на земле кружок. Это дом для лохматого пса. На расстоянии 2-3 шагов от него проводится черта, до которой обязательно должны дойти дети. От этой черты на расстоянии 15-20 шагов рисуется вторая черта, где дети будут спасаться от лохматого пса. Одному из детей поручается роль лохматого пса - он идет в свой дом и ждет, пока дети придут к нему. Воспитательница подводит детей к черте их дома и выстраивает в шеренгу. Сначала воспитательница сама ведет шеренгу детей, задавая направление и темп движения, и произносит следующие слова, которые вместе с ней повторяют все дети:

Вот сидит лохматый пес, В лапы свой уткнувши нос. Тихо, смирно он сидит, То ли дремлет, то ли спит. Подойдем к нему, разбудим И посмотрим, что-то будет!?...

Под этот текст все дети, взявшись за руки, подкрадываются к черте рядом с домом пса. На последние две строчки они протягивают руки и дотрагиваются до него. Пес в это время не должен шевелиться: сидя с закрытыми глазами, он позволяет погладить себя. Вдруг, неожиданно для детей, пес открывает глаза и лает, а малыши убегают в свой дом (за черту). Пес бегает за детьми, лает на них, а когда все убегут за черту, возвращается в свой дом. Каждый ребенок, выбранный на эту роль, выполняет ее не более двух раз, после чего выбирается новый пес.

Несмотря на развлекательный и, казалось бы, примитивный характер этой игры, она содержит определенные правила, которые не так-то легко выполнить трехлетним малышам:

не дотрагиваться до пса до тех пор, пока не кончится текст; пес не шевелится и не открывает глаза до тех пор, пока его не тронут; бежать в свой дом и спасаться можно только после того, как пес залает.

Выполнение этих правил приучает детей к выдержке и организованному поведению в коллективе.

Воробушки и автомобили

Основная цель этой игры - учить детей управлять своим поведением. Задача ребенка состоит в том, чтобы вовремя выполнять порученные игровые действия, которые определяются ролью. Игровая ситуация предусматривает чередование двух групп игровых действий - активные движения и их торможение (ожидание), что требует от детей определенных усилий. Сдерживание своей двигательной активности особенно трудно для малышей. Вместе с тем в этой игре оно становится доступным и понятным, поскольку обусловлено сюжетом игры.

Перед началом игры желательно обратить внимание детей на то, как летают воробушки, как они прыгают и чирикают, и как разлетаются в разные стороны, когда проезжают машины или приближаются люди.

Напомнив детям их наблюдения, воспитательница предлагает поиграть в воробушков и автомобили. Она очерчивает на земле площадь, где могут летать и прыгать воробушки (пространство должно быть достаточно большим). По краям площадки она рисует домики для воробушков (кружочки, квадраты, и пр.). Сюда они полетят, когда поедет автомобиль. Воспитательница объясняет, что в своем домике воробьи не боятся машин, а как только автомобиль проедет, можно опять прыгать и летать.

Сначала роль автомобиля берет на себя воспитательница, показывая как он едет и гудит. Проделав соответствующие движения, она говорит: "Летите, воробушки!" Дети выбегают на середину площадки, изображая, как летают и прыгают воробушки. Вдруг раздается гудок, и автомобиль снова проезжает по площадке, а воробьи убегают в свои домики, где спасаются от машины. Воспитательница раза два "проезжает" из конца в конец по площадке, возвращается на свою стоянку и дает сигнал: "Летите, воробушки!". Так повторяется несколько раз. Затем выбирается несколько детей, которые изображают автомобили. Теперь воспитательница подает только словесный сигнал, когда должны действовать автомобили, а когда воробушки (например, гудок может быть сигналом для автомобилей, а чириканье - для воробушков). При повторении игры дети могут меняться ролями.

Эта простая по организации и увлекательная для малышей игра содержит очень трудный для них момент - торможение своей импульсивной двигательной активности, а также развивает способность действовать строго по сигналу. Причем здесь, в отличие от предыдущей игры, дети уже не держатся за руки, а действуют хотя и вместе, но самостоятельно. А это уже требует элементарного умения управлять своими движениями и контролировать себя.

Смелые мышки

Цель этой игры - воспитание у детей выдержки, формирование самоконтроля (в четкости выполнения правил), способности преодолеть свою робость. По сравнению с предыдущими, задача ребенка в этой игре усложняется: она требует большей выдержки (сигналу к действиям предшествует длительная пауза), более зримой для детей становится опасность "быть пойманным", усложняются пространственные условия движений детей. Все это учит ребенка управлять своим поведением и способствует формированию произвольного поведения.

Эта игра, как и предыдущие, связана с выполнением ролевых действий, с воображаемой ситуацией. Но, в отличие от предыдущих, активные действия выполняются небольшими группами (5-6 человек) по очереди. Остальные дети в это время выполняют роль жюри. Наблюдая и оценивая правильность действий других детей, они легко замечают их ошибки, и неточности. Это имеет важное значение для лучшего усвоения и осознания правил игры, более четкого и сознательного их выполнения. Таким образом, игра не только учит выдержке, но и создает важные предпосылки дня формирования самоконтроля.

Игра начинается с организации игрового пространства, в которой активно участвуют сами дети: они ставят стульчики для всех участников. Впереди перпендикулярно к линии стульчиков проводятся две черты на расстоянии примерно 20 шагов; напротив стульчиков рисуется дом для ловишки ("кота")’ После этого все дети садятся на приготовленные стульчики. Воспитатель выбирает из них 5-6 человек на роль мышек, а одного - на роль кота. Мышки становятся у черты, а кот занимает свое место в доме. С началом стихотворного текста, который произносит воспитательница вместе со всеми детьми, мышки делают несколько шагов по направлению ко второй черте. Произносится следующий хорошо известный текст С.Я. Маршака:

Вышли мыши как-то раз Посмотреть, который час. Раз-два-три-четыре – Мыши дернули за гири... (Остановившись примерно в середине пространства между двумя чертами, мыши делают движение руками, будто дергают за гири, а дети на стульчиках хлопают в ладоши). Вдруг раздался страшный звон! (... продолжительная пауза...) Убежали мыши вон!

С последними словами, которые произносятся резко и неожиданно, мыши убегают, а кот их ловит. Спасаться от кота мыши могут за любой чертой, двигаясь либо назад, либо вперед (по своему выбору). Ловить их кот может только в пространстве между двумя чертами. Пойманными считаются только те мышки, до которых кот дотронулся (хватать и тащить детей нельзя).

Сразу же производится оценка действий мышей и кота: это один из главных моментов игры. Дети на стульчиках, выполняющие роль жюри, вместе с воспитательницей отмечают, какие мышки были смелые, кого кот поймал, хороший ли был кот, не нарушил ли кто-нибудь правила игры. Воспитательница, задавая наводящие вопросы, должна помочь детям заметить все нарушения правил и поощрить тех детей, которые вовремя начали бежать и четко выполняли все правила. После этого выбираются новые мышки и кот и игра повторяется сначала.

В первый раз эту игру лучше проводить в помещении, где меньше отвлекающих воздействий и легче сосредоточиться. В дальнейшем, когда дети усвоят правила игры, ее можно проводить на участке.

Кто раньше дойдет до флажка

Как и в предыдущих случаях, цель этой игры - воспитание выдержки и способности управлять собой. Однако здесь задача усложняется тем, что, во-первых, отсутствует воображаемая ситуация (дети действуют от себя, а не от имени персонажа), а, во-вторых, дети должны преодолеть привычное и естественное для них, но запрещенное в данной игре движение (бег). Решение этой задачи представляет для маленького ребенка значительную трудность и учит владеть своими движениями. Игра носит характер соревнования в скорости ходьбы. Соревновательный характер этой игры способствует тому, что дети лучше оценивают свои возможности и стремятся к лучшим результатам. Как и в предыдущей игре, дети учатся оценивать четкость выполнения правил. Оценивая и контролируя друг друга, дети лучше осознают требования игры и таким образом приучаются к самоконтролю.

Игра проводится как соревнование по "спортивной ходьбе". На земле чертится линия - это "старт". Напротив этой линии на расстоянии 25-30 шагов ставится стол или скамейка, на которой лежат флажки. Воспитательница вызывает сначала двух детей, предлагает им встать на старте и по сигналу (хлопок или удар бубна) идти к флажку. При этом она подчеркивает, что к флажку надо идти, а не бежать. Тот, кто побежит, уже проиграл, ему еще нужно учиться быстро ходить. Воспитательница дает сигнал, а двое детей наперегонки идут к флажкам; остальные дети наблюдают, и когда кто-то поднимет флажок, хлопают ему и оценивают выполнение правил. После такого объяснения воспитательница выбирает пять детей, предлагает им встать у черты (на старте), и подает сигнал, по которому начинается движение к флажкам. Выиграл тот, кто удержался от бега и быстрее всех подошел к флажкам. Победителю дается какая-нибудь награда (тот же флажок или бумажная медаль). Всем остальным детям, участвующим в соревновании, если они не нарушили основное правило, т.е. не побежали, все хлопают. Затем выбирается новая пятерка детей, взамен взятого флажка кладется новый, и соревнование продолжается. Если победителей будет двое или трое - все они получают награды.

Чтобы дать детям двигательную разрядку, после соревнования нужно разрешить им возвращаться на свое место бегом, или крупными прыжками, или любым другим способом.

Лети, голубок!

В этой игре дети учатся выполнять указания воспитательницы и должны быть внимательными и совершать определенные умственные усилия. Решение умственной задачи сочетается с движением, которое приносит детям радость и является естественной эмоциональной разрядкой. Кроме того, в игре детям приходится действовать по очереди. Терпеливое ожидание своей очереди формирует выдержку, терпение, умение организованно вести себя в совместной деятельности. Выполнению этих достаточно сложных для трехлеток требований способствует особая организация игры, позволяющая наглядно видеть, как приближается их очередь.

В игре участвуют все дети группы. По указанию воспитательницы они раскладывают игровой материал по всей комнате - на столах, стульях, свободных полочках и пр. Игровым материалом служат любые предметы основных тонов спектра (красные, синие, желтые и зеленые): флажки, ленточки, колечки, пирамидки, бумажные кружки и пр. Воспитательница следит за тем, чтобы одинаковые по цвету предметы располагались в разных местах.

Игра проходит живо, весело. Вместе с тем, овладев ее правилами, дети делают важный шаг в развитии произвольного поведения. Ведь в ней они должны удержать цель, поставленную взрослым, не отвлекаясь на посторонние предметы другого цвета, выбрать из окружающей обстановки именно то, что поручил взрослый. А это требует уже не только умения управлять своим внешним поведением, но и овладение внутренними процессами - вниманием, памятью, и даже мышлением, поскольку нужно выбрать один значимый признак предмета из множества посторонних. И хотя это овладение собой происходит в элементарной форме, оно очень важно для формирования произвольности как качества личности.

Покончив с подготовкой к игре, все дети садятся на стульчики в ряд, а воспитательница начинает рассказывать: "Давайте сегодня поиграем в голубей. Вы будете ученые голуби, которые любят свою хозяйку и хорошо ее слушаются, а она их кормит, учит и тоже очень любит". Для создания игрового образа воспитательница берет коробочку и "понарошку" кормит своих голубей, обходя их по очереди. "А теперь голуби поучатся выполнять разные поручения хозяйки", - говорит воспитательница и подзывает к себе трех детей, сидящих с краю. Остальным детям она предлагает передвинуться и занять их места, освободив тем самым три стула, на которые сядут "вернувшиеся голуби".

Вызванным детям воспитательница предлагает принести любые предметы определенного цвета. Поручение хозяйки выглядит следующим образом: "Лети, голубок, и принеси нам что-нибудь синего цвета. Можно кружок, можно флажок, а можно и ленточку. Лети!" С последним словом дети разбегаются по комнате и ищут предметы названного цвета. Найдя нужные предметы, дети возвращаются к воспитательнице и показывают, что они принесли. Все остальные участники игры вместе с воспитательницей проверяют правильность выполнения поручения. Затем отыгравшие дети садятся на оставленные для них места, а воспитательница подзывает к себе следующих трех детей и предлагает им принести предметы другого цвета. Все дети при этом передвигаются на три стула. Игра продолжается до тех пор, пока все дети не пройдут через роль голубей, выполняющих поручения хозяйки.

Мы привели лишь несколько из огромного количества игр, очень полезных для развития и формирования произвольного поведения дошкольников. Несмотря на кажущуюся примитивность и простоту, каждая из этих игр требует от ребенка определенных усилий, направленных на овладение собой и на достижение определенных целей. Эти усилия заключаются в том, что ребенок должен удерживаться от импульсивных движений, действовать строго по сигналу, преодолевать некоторые внутренние препятствия (например, страх быть пойманным (псом или котом), желание побежать или схватить любой привлекательный предмет и пр.). Преодоление этих внутренних препятствий является серьезным шагом в развитии произвольности дошкольников. И, что особенно ценно, это преодоление происходит не по приказу и принуждению взрослого, а добровольно, по желанию самого ребенка. Именно поэтому эта маленькая победа над собой, которая внешне выглядит всего-навсего как выполнение игровых правил, приносит так много радости и удовлетворения ребенку.

Дидактическая игра как средство формирования произвольного поведения не теряет своего значения на протяжении всего дошкольного возраста. Понятно, что с возрастом правила этих игр все более усложняются, предъявляют все более серьезные требования к внешней и внутренней деятельности детей. Важно помнить, что необходимо постепенно подготавливать детей к выполнению этих правил и требований, идти от простых игр к все более сложным. Слишком сложные и невыполнимые правила игры могут понизить у неподготовленного к ней ребенка уверенность в себе, сформировать комплекс неполноценности и лишить всякого желания участвовать в коллективных играх. Здесь необходимо пошаговое планирование обучающих игр, их предварительный и специальный подбор.

Если в младшем дошкольном возрасте игра является основным и главным средством воспитания произвольного поведения, то позже, в 5-7 лет не менее эффективным в этом отношении может быть специально организованное внеситуативно-личностное общение дошкольника со взрослым, которое развивает сознание ребенка, осознанное отношение к своему поведению.

Это отношение может возникнуть только в таком общении, которое отражает деятельность и интересы ребенка, но все же не совпадает с ними, позволяет посмотреть на них со стороны. Напоминая детям события их недавнего прошлого и приоткрывая перед ними будущее, взрослый как бы растягивает их жизнь во времени, выводит за пределы воспринимаемой ситуации, дает те "точки опоры", с которых можно посмотреть на свои сиюминутные действия. В разговорах с детьми очень важно вместе планировать их жизнь, обращать их к тому, что было вчера, сегодня утром, что будет вечером или завтра. Нужно сделать так, чтобы его жизнь представлялась ребенку не как случайный набор разрозненных эпизодов, а как связный процесс взаимообусловленных событий, которые он сам планирует. Именно через речевую формулировку этих событий, которую может дать только взрослый, ребенок начинает осознавать мир и свою жизнь как временную и логически связанную целостность.



© 2012 Мир народной медицины | Все права защищены.Копирование материалов запрещено
Яндекс.Метрика