Психология » Страница 74 » Мир народной медицины
Главная Обратная связь Добавить в закладки Сделать стартовой

Тема, предлагаемая вашему вниманию, выглядит интригующе необычной и даже таинственной, мистичной несмотря на то, что в действительности, явление мысленного внушения, как и многие другие необычные психические явления, известно людям с древнейших времён. (Например, развитие подобных способностей является элементом Раджа-Йоги.) Также как и большинство других явлений, оно долгое время не удостаивалось научного внимания из-за редкости ярких случаев своего проявления и сложности достоверной интерпретации. Особенностью научного мировосприятия является то, что оно последовательно строит всё более совершенные, рациональные и логичные модели окружающего мира, загоняя всё видимое людьми под субъективно наиболее близко соответствующие этому приблизительные модели (которые, тем не менее, почти всегда считались окончательными) и отвергает то, что не может быть объяснено при каком-либо текущем состоянии знаний и человеческого интеллекта. Логически строгую и достоверную модель многих сложных явлений долгое время создать не удаётся, поэтому их предпочитают не замечать, либо отвергать их реальность под любыми предлогами.

В связи со спецификой явления, первыми научными специалистами, заинтересовавшимися изучением мысленного внушения, были гипнологи. С середины IXX века это явление привлекало внимание таких учёных как английский гипнолог Майо (1850г.), французские гипнологи Жибер, Жане и Рише (1878-86г.) и т.д. Однако ни этим, ни последующим исследователям не удалось решить три основные задачи:1) провести глубокий и полный анализ психических процессов индуктора и перципиента, обуславливающих реализацию явления;2) создать эффективную методику обучения его реализации;3) найти достоверное объяснение природы явления.

Практически все исследования ограничивались лишь изучением внешних особенностей данного явления. Это было обусловлено следующими основными трудностями:1) Редкостью ярких случаев проявления данного явления. Всем людям свойственно закрывать глаза на что-то необычное, но слабовыраженное и оставляющее сомнения в интерпретации. Человеческое подсознание отбрасывает это как маловажные случайности, фильтруя информацию на основе формируемых с детства стереотипов восприятия. И лишь только какие-либо яркие жизненные случаи способны заставить человека задаться вопросом: "Каким образом это возможно?"2) Чрезвычайной сложностью самоанализа психических процессов, обуславливающих реализацию явления. Без этого тонкого дифференциального анализа психических процессов не удавалось создать эффективную методику обучения реализации мысленного внушения.3) Сложностью природы явления. Вопрос - "Каким образом это возможно?" - долго выходил за рамки возможностей научного объяснения. Дело в том, что при мысленном внушении "каналом" передачи воздействия на перципиента является именно мысль индуктора и ничего более. Учёные многократно убедились в этом в ходе множества экспериментов. Но невозможность как-либо научно объяснить это создавала впечатление пугающей мистичности либо недостоверности, особенно у людей не имевших непосредственного знакомства с явлением.4) Психологическими особенностями человеческого восприятия и мышления. Упомянутое отбрасывание человеческим подсознанием слабопроявленных и сомнительных явлений за пределы "поля анализа" является именно общечеловеческим явлением - оно свойственно и гипнологам, и психологам, и другим учёным. Именно поэтому данное интереснейшее явление ещё серьёзно не изучается и даже не упоминается в научной психологии, остаётся неизвестным для большинства людей. Вторым существенным фактором является неосознаваемая склонность людей к созданию ложных интерпретаций. Как совершенно справедливо отмечается (но опять же не всегда предохраняет от ошибок) психологами, существуют сами по себе феномены и совершенно отдельно от них субъективное, внутреннее психическое восприятие их людьми. Это сугубо индивидуальное восприятие и интерпретация явлений окружающего или внутреннего психического мира могут казаться совершенно правильными с точки зрения какого-либо человека, но совершенно ложными с точки зрения абстрактной "абсолютной научной истины". Следует отметить, что с точки зрения научной философии истина - есть процесс: на каждом историческом этапе человечество располагает относительной истиной - приблизительно адекватным, неполным, содержащим заблуждения знанием. Его истинность обусловлена уровнем развития материальной практики, духовной культуры, совершенством специализированных средств наблюдения, эксперимента и т.п. Современный человек пока часто не способен уберечься от ошибки принять своё личное мнение в качестве неоспоримой "истины в последней инстанции". Его сознание находится под влиянием подсознательной психики, которая "не терпит пустоты", принимая в качестве объяснения чего-либо просто то, что выглядит наиболее достоверным исходя из личностных особенностей и подсознательных интересов (неосознаваемого актуализированного мотивационного влияния на восприятие и мышление) данного человека.

Практически все попытки объяснить природу феномена мысленного внушения сводились к абсолютно ложному отрицанию чисто мысленного характера взаимодействия индуктора с перципиентом, т.е. к отрицанию самого факта существования феномена. Тем не менее, такая ситуация устраивала "научное большинство", поскольку единственной альтернативой являлось признание своего интеллектуального бессилия перед крайне необычной и сложной научной проблемой. Подсознание людей выбирало отстаивание их личного профессионального самолюбия в ущерб честности и научной добросовестности.

Та позиция, которую заняла "широкая научная общественность" по отношению к рассматриваемому феномену (как, впрочем, и ко многим другим), показывает, что существует проблема общего несовершенства человеческого разума - неспособность самоконтроля влияния подсознания на процессы восприятия и мышления. Эта проблема является серьёзнейшим препятствием на пути научного развития человечества, а также скрытым источником личностных и социальных конфликтов, развития психопатологий. Поэтому она должна стать предметом серьёзного научного анализа в психологии.

Наиболее серьёзные научные исследования особенностей мысленного внушения были предприняты российскими учёными Л.Л.Васильевым ("Экспериментальные исследования мысленного внушения." 1962г.) и С.Я.Турлыгиным ("Излучение микроволн (l»2мм) организмом человека."
Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. 1942г. т.XIV, №4). Результаты этих экспериментов доказали, что речь идёт именно о крайне необычном биофизическом явлении чисто мысленного воздействия индуктора на перципиентов, а также показали, что такое воздействие возможно и при изоляции индуктора от перципиента расстоянием или каким-либо экранированием (хотя это увеличивало затраты усилий индуктора). Это указывало на не электромагнитный, а какой-то более сложный характер биофизической природы явления.

Как уже отмечалось, наиболее часто с яркими случаями мысленного внушения сталкиваются гипнологи, поскольку это обусловлено спецификой их работы. Это тем более делает поразительным то, сколько времени закрывались глаза на факт существования этого необычного явления. По сути, огромное количество людей близких к науке молча мирилось с наличием элемента мистицизма в их профессиональной деятельности. Дело в том, что достижение основного "рабочего состояния" клиента - состояния раппорта - в гипнологии традиционно трактуется как результат специфического сужения его сознания (до функций речевого взаимодействия с индуктором и отображения внушаемых им образов) вследствие специально подбираемых форм воздействия на первую и вторую сигнальные системы и ничего более. Однако практический опыт гипнологов показывает, что этих форм воздействия недостаточно для по-настоящему эффективной работы с клиентами. Негласным и даже зачастую неосознаваемым секретом мастерства профессиональных гипнологов является использование мысленных усилий, направленных на достижение клиентом требуемого психического состояния, увеличение его восприимчивости к гипнотической индукции. (Очень часто этот аспект профессионализма трактуется просто как "состояние твёрдой уверенности индуктора в успехе его работы", мистическим образом воздействующее на клиента.) Именно способность жёстко волевого "мысленного ведения" клиентов к достижению ими гипнотического состояния определяет успешность работы гипнологов. Причём, затрачиваемые ими на это умственные усилия зачастую чрезвычайно велики. Например, знаменитый российский гипнотерапевт Феликс Зах (который, в частности, много и успешно выступал с массовыми сеансами гипноза и был одним из немногих специалистов, владевших навыком гипнотического излечения заикания) несколько раз в жизни полностью слеп на долгое время из-за огромных мысленных усилий при реализации гипнотического воздействия в отношении наиболее сложных пациентов. Ещё большую роль играет "мысленное ведение" клиентов в эриксонианском гипнозе и НЛП. Причём, в них официально выделены метод гипнотической индукции путём использования "прямой личной силы" (мысленного воздействия), а также метод "вживания" во внутренний мир объекта гипнотического воздействия, для обеспечения "несловесной синхронизации и ведения". Однако специалисты предпочитают не замечать и никак не объяснять мистичность этих привычных им, но необычных по сути методов.

Следует отметить, что явление мысленного внушения не ограничивается лишь одним мысленным взаимодействием человека с человеком. Множество людей столкнулись с фантастическим фактом возможности подобного воздействия и на поведение самых различных животных. Однако учёные даже не пытались это объяснять или исследовать. Такие факты относили к субъективности восприятия, простым видам невербальной коммуникации (на основе зрительного и слухового восприятия), а также различным случайностям.

Уникальный характер явления мысленного внушения демонстрируют эксперименты на животных, осуществлённые, например, в 1919-26 годы знаменитым психофизиологом, гипнологом и психиатром В.М.Бехтеревым по инициативе знаменитого дрессировщика В.Л.Дурова. В этих экспериментах В.М.Бехтереву удавалось своим мысленным воздействием заставлять собак выполнять достаточно сложные задания, чтобы была очевидна реальность подобного воздействия. Однако невозможность как-либо объяснить это явление остановила дальнейшее развитие его изучения. К сожалению, это было характерно и для всех последующих попыток проведения подобных исследований. Между тем, экспериментаторам следовало бы задаться естественным вопросом: "Не имеет ли явление мысленного внушения общий характер для всех живых существ?" Знакомство с результатами экспериментов В.М.Бехтерева и В.Л.Дурова возбудило в авторе интерес проверить это, и в результате упорных и длительных тренировок ему удалось сделать то, что казалось невозможным: провести эксперименты, показавшие, что мысленное воздействие человека возможно в отношении практически всех живых существ. Необходимо отметить, что автору удалось добиться уникальных результатов: удалось обнаружить и подробно изучить особенности реализации явления мысленного воздействия на поведение и физиологию любых живых существ (вплоть до примитивнейших плоских червей - планарий) и изучившим особенности реализации этого фантастического явления. Ничего подобного ранее никому не удавалось, и даже сама возможность подобного никем не предсказывалась и ещё почти никому не известна.

Исследования вынужденно были неофициальны и не имели строго научный характер, поскольку осуществлялись в начале 80-х годов и их результаты могли вызвать нездоровый интерес со стороны представителей мировых спецслужб. (Сейчас эта эпоха уже начала забываться людьми, но в то время это было актуальным фактором жизни.)

Результаты исследований показали, что явление мысленного воздействия применительно к человеку представляет собой осуществляемое мысленным усилием внушение объекту каких-либо команд, управляющих поведением объекта, и "моделей" внутреннего физиологического состояния, воспринимаемых объектом без задействования органов чувств и реализуемых им без осознания их обусловленности внешним влиянием, а также мыслей, эмоций и псевдосенсорных (галлюцинационных) восприятий. Обобщённо по отношению ко всем другим видам живых организмов это явление представляет собой осуществляемое мысленным усилием полное управление двигательным поведением и всеми физиологическими процессами в организме объекта (вне зависимости от особенностей его биологической природы).

Следует отметить, что пока не существует устоявшегося научного термина, характеризующего данное явление. Понятие "мысленного внушения" применимо лишь по отношению к мысленному воздействию человека на человека, говорить же о "внушении" по отношению к примитивным видам животных - некорректно. В терминах зарубежной парапсихологии его можно отнести к DMILS - Direct Mental Interaction with Living Systems ("прямое умственное взаимодействие с живыми системами"). Однако этот термин имеет более широкое поле значений и, пожалуй, недостаточно удобен для употребления в русском разговорном языке. Поэтому, возможно, в русском языке будет более удобен англозвучащий термин "суггестия" с оговоркой специфичного контекста его употребления (при обсуждении явлений мысленного воздействия человека на других людей или живые существа).



Внимание, как и все остальные психические процессы, имеет низшие и высшие формы. Первые представлены непроизвольным вниманием, а вторые — произвольным. Непосредственное внимание — это также более низкая форма его развития, чем опосредствованное.

Историю развития внимания, как и многих других психических функций, пытался проследить Л.С. Выготский в русле своей культурно-исторической концепции их формирования. По его мнению, история внимания ребенка есть история развития организованности его поведения, что ключ к генетическому пониманию внимания следует искать не внутри, а вне личности ребенка.

Произвольное внимание возникает, когда окружающие малыша люди направляют его внимание, руководят им, подчиняют его и таким образом дают в руки ребенка те средства, с которыми он в дальнейшей жизни сам овладевает своим вниманием.

Культурное развитие внимания заключается в том, что при помощи взрослого малыш усваивает ряд искусственных стимулов-средств (знаков), посредством которых он дальше направляет свое собственное поведение и внимание.

Возрастное развития вниманияПроцесс возрастного развития внимания по идеям Л.С. Выготского представил А.Н. Леонтьев. С возрастом внимание ребенка улучшается, однако развитие внешне опосредствованного внимания идет гораздо быстрее, чем его развитие в целом, тем более натурального внимания.

В школьном возрасте наступает перелом в развитии, который характеризуется тем, что первоначально внешне опосредствованное внимание постепенно превращается во внутренне опосредствованное, и со временем эта последняя форма внимания занимает, вероятно, основное место среди всех его видов.

Различия в характеристиках произвольного и непроизвольного внимания возрастают, начиная с дошкольного возраста, и достигают максимума в школьном возрасте, а затем вновь обнаруживают тенденцию к уравниванию. Это связано с тем, что в процессе своего развития система действий, обеспечивающих произвольное внимание, из внешней постепенно превращается во внутреннюю.

Малыша с колыбели окружают неизвестные предметы, привлекающие его внимание своей яркостью или необычным видом, он также обращает внимание на своих родных, радуясь их появлению в поле зрения или, начиная плакать, чтобы они взяли его на руки.

Близкие люди, находящиеся рядом, произносят слова, смысл которых малыш постепенно постигает, они руководят им, направляют его непроизвольное внимание. Т.е. его внимание с раннего возраста направляется с помощью специальных слов-стимулов.

Овладевая активной речью, малыш начинает управлять и первичным процессом собственного внимания, причем сначала — в отношении других людей, ориентируя собственное их внимание обращенным к ним словом в нужную сторону, а затем — и в отношении самого себя.

Когда мы общаемся с малышом, наши слова вначале являются как бы указателями, выделяющими для него какие-то признаки в предмете, мы обращаем его внимание на эти признаки. При обучении слово все более и более направляется в сторону выделения абстрактных отношений и приводит к образованию абстрактных понятий.

Вначале процессы произвольного внимания, направляемого речью взрослого, являются для малыша процессами его внешнего дисциплины, чем саморегуляции. Постепенно, употребляя то же самое средство овладения вниманием по отношению к самому себе, ребенок переходит к самоуправлению поведением, т.е. к произвольному вниманию.

Последовательность основных этапов развития детского вниманияПредставим последовательность основных этапов развития детского внимания так, как она выглядит по данным наблюдений и экспериментальных исследований:

Первые недели-месяцы жизни. Появление ориентировочного рефлекса как объективного, врожденного признака непроизвольного внимания ребенка. Конец первого года жизни. Возникновение ориентировочно-исследовательской деятельности как средства будущего развития произвольного внимания. Начало второго года жизни. Обнаружение зачатков произвольного внимания под влиянием речевых инструкций взрослого, направление взора на названный взрослым предмет. Второй-третий год жизни. Достаточно хорошее развитие указанной выше первоначальной формы произвольного внимания. Четыре с половиной-пять лет. Появление способности направлять внимание под влиянием сложной инструкции взрослого. Пять-шесть лет. Возникновение элементарной формы произвольного внимания под влиянием самоинструкции (с опорой на внешние вспомогательные средства). Школьный возраст. Дальнейшее развитие и совершенствование произвольного внимания, включая волевое.



1. Если вы сильно устали, разведите 2 столовые ложки яблочного уксуса в стакане холодной воды. Разотрите этим раствором все тело. Яблочный уксус продается в магазинах.

2. Забудете, что такое хроническая усталость, если каждое утро будете выпивать настой или отвар овса. Взять неочищенный овес, перебрать, промыть, дать не много подсохнуть и размолоть в кофемолке. Вечером насыпать в термос 1 столовую ложку и залить стаканом кипятка, а утром следующего дня процедить отвар и выпить с разведенной в нем 1 ст. ложкой меда.

В народной медицине овес применяется как общеукрепляющее, тонизирующее и в то же время успокаивающее средство. Отвар зерен: 2 стакана промытых зерен на 1 литр воды, кипятить 30 мин., процедить. Принимать по полстакана 3 раза в день.

Настой зерен (без перемалывания их в кофемолке): 2 стакана промытых зерен на 1 литр кипятка, настаивать 2 часа, процедить. Принимать по полстакана 3 раза в день.

Отвар зерен с медом: 1 стакан промытых зерен на 1 литр воды, варить на малом огне до густоты жидкого киселя, процедить, влить 2 стакана молока, довести до кипения, добавить 2 ст. ложки меда и прокипятить 5 минут. Принимать по 1/2-1 стакану 3 раза в день.

3. Эффективен для снятия усталости и такой рецепт: нужно встать лицом к востоку и говорить, крестясь: "Господи, солнце здесь восходит, а усталость на заход уходит. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь".

При всякой усталости (а также нервных расстройствах) надо разболтать в стакане теплого молока сырой желток, положить немного сахара и выпить не спеша. Это делать 2-3 раза в день.

При общем упадке сил, физическом перенапряжении, малокровии применяют землянику лесную. 2 столовые ложки ягод заварить стаканом кипятка и принимать по полстакана 3-4 раза в день. Настой листьев готовят из 1 столовой ложки измельченного сырья на стакан кипятка.

200 г меда, 10-20 г спирулины (порошок продается в аптеке) и 1 чайную ложку измельченных грецких орехов тщательно перемешивают. Принимают по 1 чайной ложке 2 раза в день до или после еды - это значения не имеет.



Ясновидящие обрастают легендами еще при жизни. Каждое удачное предсказание порождает новую легенду, и даже более того - иногда человек приобретает репутацию ясновидца, не сделав ни единого точного прогноза! Впоследствии бывает очень трудно отделить легенды от фактов и разобраться, было ли на самом деле ясновидение или это затейливая имитация этого явления. Замечено, что число знаменитых провидцев (истинных и ложных) возрастает в те времена, когда на них имеется спрос. Чем больше вокруг нас провидцев и пророков, тем более вероятно, что мы стоим накануне больших перемен, которые вот-вот начнутся или уже начались. И биографии людей, о которых будет рассказано здесь, свидетельствуют об этом как нельзя лучше.

ТИРЕСИЙ. Самый знаменитый и загадочный из ясновидцев Древней Греции, Тиресий всецело принадлежит миру легенд и мифов. Исторических сведений о нем не сохранилось: не исключено, что это собирательный образ древних "видящих", игравших большую роль в греческой культуре II тысячелетия до н.э. Тиресий жил задолго до Троянской войны, в эпоху, когда боги ходили по земле и общались со смертными. Именно он посоветовал молодому царю Пенфею принять нового бога Диониса, но Пенфей не послушал его и был разорван на куски. Известно также, что Тиресий открыл Эдипу трагическую тайну его происхождения и рассказал Одиссею, какие приключения ждут его по дороге домой. Впрочем, с Одиссеем он общался уже в подземном царстве, куда герой спустился для беседы с мертвым провидцем. Согласно древнейшим легендам, Тиресий был слеп, а ослепила его сама богиня Афина, чтобы он "не видел лишнего". Рассказывали также, что однажды он убил палкой совокупляющихся змей и за это был на семь лет превращен в женщину. А согласно некоторым источником, он жил столько же, сколько живут семь поколений, и менял свой пол каждые семь лет. Тиресий владел языком птиц и змей, был вхож к богам и легко спускался в преисподнюю, если ему нужно было пообщаться с умершими. Как ни странно, то же самое рассказывают о себе сибирские и североамериканские шаманы. И даже слепота в некоторой мере свойственна сибирским коллегам Тиресия: для вхождения в транс они часто принимают мухоморы, после чего несколько дней страдают сильной близорукостью.

ФЕОКЛИМЕН. Герой гомеровской "Одиссеи", который также славился своей способностью понимать язык птиц, зверей и змей, а также умением читать "птичьи знамения". Феоклимен был наставником Телемаха как раз в тот период, когда отец последнего, знаменитый воин Одиссей, пропал без вести. Он предсказал Телемаху, что Одиссей вернется, а несколько позже осадил женихов Пенелопы, рассказав им о своем видении. Как известно из поэмы Гомера, вернувшийся Одиссей вскоре жестоко расправился с наглыми женихами своей жены, перестреляв их в собственном доме.

КАССАНДРА. Эта дочь троянского царя Приама была знаменита тем, что выпросила у Аполлона дар ясновидения - и тут же увидела, как ее родной город разрушают войска ахейцев. Когда же она попыталась поведать об этом людям, ей не поверил даже родной отец. "Стены Трои крепки, - сказал он, - и врагам до нас не добраться". Пытаясь убедить своих соотечественников, Кассандра повредилась рассудком и сделалась всеобщим посмешищем. О ее пророчествах вспомнили лишь тогда, когда они начали сбываться - но тут уж ничего нельзя было изменить. Интересно, что гибель Трои предсказывал и жрец Аполлона Калхас, а другой жрец, Лаокоон, умолял троянцев не ввозить в свой город деревянного коня, оставленного ахейцами. Но именно Кассандра осталась в веках символом злосчастной судьбы провидца, которому никто не верит. Говорят, что после гибели Трои она стала наложницей Аякса, но о том, что она предсказала этому герою, история умалчивает.

ДАНИИЛ. Один из самых авторитетных еврейских пророков, о жизни и прогнозах которого была написана книга, позднее включенная в Библию. Даниил родился в Иерусалиме в VI в. до н.э. После того как этот город был завоеван и разрушен вавилонским царем Навуходоносором, будущий пророк вместе с тысячами других соотечественников, был угнан в Вавилон. Здесь судьба улыбнулась ему: будучи красивым и смышленым мальчиком, он быстро обучился халдейскому языку, стал царским евнухом и получил имя Валтасар. Весьма вероятно, что он обучался и другим халдейским наукам, поскольку через три года начал "разуметь и всякие видения и сны". Вместе с тем он соблюдал все заповеди иудейской религии, и это помогло ему стать первым среди халдейских магов и провидцев. При жизни Даниил прославился как толкователь снов и аномальных явлений, и только после смерти его соотечественники обнаружили, что он довольно точно предсказал даты восстановления и последнего разрушения Иерусалима (в 70 г. н.э.). Кроме того, христиане утверждают, что он предсказал точную дату появления Христа и основные факты его биографии. Однако это заявление спорно, поскольку не исключено, что жизнеописания Христа просто подгонялись под пророчества Даниила.



В психоанализе, психотерапии существует несколько вещей, технических процедур, осуществление которых призвано инициировать и поддерживать процесс психологической проработки. Под психологической проработкой психологи подразумевают, обычно, душевную работу, организованную особым образом, обеспечивающую целительные трансформации в психологической структуре пациента. Что это за процедуры?

Во-первых, припоминание.

Фрейд, в свое время, придавал припоминанию ценность ключевой психотерапевтической процедуры в психоанализе. Фрейд говорил о том, что пациенты страдают от воспоминаний. Речь идет о воспоминаниях, о травматических переживаниях в прошлом, не обязательно связанных с явными травматическими событиями, такими, например как, потеря близкого человека. Степень травматизма всегда субъективна и то, что может быть травматичным для одного не обязательно травматично для другого. Так вот, травматические переживания, подчас, настолько не выносимы для психики, что человек бессознательно борется с ними, используя те или иные психологические защиты.Результатом этой борьбы оказывается амнезия воспоминаний о психической травме. Однако, простым вытеснением из сознания патогенных мыслей о травме проблема обретения душевного покоя не решается - эти патогенные мысли и переживания перестают быть "видимыми" но не перестают быть действенными. Их скрытая активность провоцирует бессознательный внутрипсихический конфликт и способствует формированию тех или иных психических симптомов, которые, вторичным образом, заставляю человека страдать, и приводят его в кабинет психолога или психоаналитика. По видимости пациент страдает от своих симптомов, хотя на самом деле его страдания и симптомы обусловлены не узнанными в своем собственном качестве воспоминаниями о психической травме, точнее говоря, они (воспоминания) и являются травмирующим психическим фактором. Понятно почему, Фрейд придавал такое большое значение припоминанию.

Идя от симптомовдепрессии или невроза как чего-то внешнего, к воспоминаниям о травмирующих событиях и переживаниях мы способны идентифицировать истинную причину психического страдания, и установить жизненно важные для психического благополучия связи между событиями, как внутренними, так и внешними. В результате психика пациента становится более цельной и жизнеспособной.

Говорить о том, что приходит в голову.

Так звучит основное техническое правило психоанализа. Это правило, которое называют "правилом свободных ассоциаций", используется для облегчения припоминания пациентом своего травматического прошлого опыта о котором, судя по его симптомам, он забыл.Если бы меня попросили одной фразой выразить цель психоаналитических усилий, я, не боясь показаться поверхностным, сказал бы так: "Вспомнить все". Хотя понятно, что в реальном психоаналитическом процессе иногда необходимы ограничения в стремлении к этой цели. Если на консультации психолога мы попросим пациента говорить то, что приходит ему в голову мы, иногда, можем столкнуться с препятствием, когда нам отвечают, что в голову ничего не приходит. И это странно, поскольку человеку в обычных условиях всегда приходит что-то на ум. Произвольно избавиться от мыслей чрезвычайно сложно. Дисциплина ума, если можно назвать дисциплиной политику сдерживания мыслей, дается, как показывает опыт адептов духовных практик, обычному человеку с большим трудом. Окончательно избавиться от мыслей, похоже, невозможно. Поэтому, когда в психоанализе пациент утверждает, что ему ничего не приходит в голову, психоаналитик может подумать о некоем внутреннем процессе происходящим в пациенте, процессе, по каким то причинам, вызывающем торможение мыслей. Этот процесс был назван сопротивлением припоминанию. Природа этого процесса, как правило, носит защитный характер, т. е. пациент сопротивляется припоминанию, поскольку ожидает усиления своего психического страдания.

Преодолеть сопротивление.

Другая важнейшая часть аналитической работы это анализ сопротивления пациента. Сопротивление защищает патологическую психическую структуру пациента и само по себе также является частью этой структуры. Преодоление сопротивления не всегда является легкой задачей: часто, для успешного анализа сопротивления, от психолога, психотерапевта требуются значительные усилия, терпение и мастерство, а для пациента этот этап психоанализа может явиться настоящим испытанием его мотивации продолжать психоанализ. Именно преодолению сопротивления пациента аналитическому лечению, обязан психоанализ своей длительностью.

Толкование сновидений

Фрейд очень ценил сновидение как важнейший феномен психической жизни, предоставляющий в распоряжение психоаналитика уникальную информацию о событиях, происходящих в глубинах психики пациента. Именно сновидениями, по мнению Фрейда, вымощена "королевская дорога в бессознательное". Фрейд всегда подчеркивал близость психических процессов сновидения с процессами формирования невротических симптомов. Само сновидение обладает структурой симптома. Поэтому если мы научимся понимать и толковать сновидения мы поймем значение симптомов, от которых страдают наши пациенты, а значит, научимся эффективнее помогать им.Толкование снов в психоанализе, со времен Фрейда, занимает место не только исследовательского метода, но и ценнейшей психотерапевтической процедуры, способствующей психологической трансформации пациента в направлении психического исцеления.

Анализ перенесения.

И, наконец, последняя в списке, но далеко не последняя по значимости аналитическая процедура это анализ перенесения. Перенесением (или переносом) в психоанализе называют воспроизведение пациентом в настоящем времени, в ситуации "здесь и сейчас" - особенно во время сеанса психоанализа и по отношению к психоаналитику - забытых мыслей и чувств, относящихся, прежде всего, к значимым людям из прошлой жизни пациента, из ситуации "там и тогда". Это "новое издание" прошлого опыта пациента.

Прошлые отношения драматизируются в настоящем, в отношении пациента к психоаналитику и проявляются в его требованиях адресуемых психоаналитику, требованиях, часто конфликтных и не реалистичных. Именно в этих требованиях, совершенно отчетливо раскрывается - а значит, становится доступным для психотерапии - природа невротических переживаний пациента.

Анализ перенесения( или переноса) чрезвычайно полезная в психотерапевтическом отношении процедура, помогающая пациенту осознать (припомнить) и проработать типические невротические паттерны его отношения к другим людям и к самому себе, переживая их заново по отношению к психоаналитику, в безопасном формате психоаналитических рамок.



© 2012 Мир народной медицины | Все права защищены.Копирование материалов запрещено
Яндекс.Метрика