Практическая психология
Главная Обратная связь Добавить в закладки Сделать стартовой

Человек в этом мире не один, как ему может представляться, он совсем не похож на необитаемый остров в океане. Каждый человек вплетён во множество различных связей. Он приходит в этот мир посредством людей, которых называет своими родителями - папой и мамой. Проходит время… Человек развивается, взрослеет, находит свою пару и спустя определённый отрезок времени он становиться и сам тем, через кого в этот мир приходит новая жизнь, и затем способствует её становлению.

Семья является для человека первой и главной школой межличностных отношений, накладывающей отпечаток на всю его дальнейшую жизнь. Все мы несем в себе послания своей семьи, свои семейные сценарии. Внутренний Образ наших семейных систем, запечатленный на глубоком бессознательном уровне, является, по сути, нашим базовым языком. Языком, которым мы продолжаем пользоваться и в создаваемых новых семьях, новых отношениях. На глубоком бессознательном уровне все мы некоторым образом "вплетены" в свою родительскую семью, как в некое "роковое сообщество". Такую метафору по отношению к переплетениям в семье использует Берт Хеллингер. В этом "сообществе" действуют Силы, которые возникают из наших отношений с родителями, братьями и сестрами, дядями и тётями, бабушками и дедушками,… , мужьями и жёнами.

В клиентской работе, зачастую бывает трудно понять и разобраться в динамике проблем обратившегося за помощью человека в ходе индивидуальной терапии, не принимая в расчет возможность её системного характера. Индивидуальная терапия, проводимая без учета того, что человек является частью системы семьи и рода, может оказываться неэффективной или приводить к нежелательным результатам, нарушая сложившийся семейный баланс. Системный семейный подход по сравнению с индивидуальной терапией обладает рядом особенностей, которые привносят с собой новый взгляд и новые, более широкие возможности, не приуменьшая при этом полезности последней. Системно семейная терапия Б.Хеллингера является без преувеличения уникальным по своей эффективности и результативности методом, позволяющим за короткий отрезок времени проделать работу, которая может заменить несколько лет психоанализа.

Если в индивидуальном подходе терапевту приходится прикладывать много усилий для актуализации межличностной проблематики, простраивать сложную систему переносов, изощряться в метафорах, годами повышая креативность своего клиента, то в системном подходе фокус терапевтических усилий смещается в сторону "…осознания того, что за любым поведением, даже за тем, которое кажется нам очень странным, стоит любовь. Скрытой действующей силой всех симптомов тоже является любовь". Следовательно, очень важно, чтобы во время психотерапевтической сессии была найдена та точка, где сосредоточена вся сила любви человека, так как здесь находится и корень его личной или семейной проблемы, и ключ к разрешению этих трудностей. Расстановочная терапия может проводиться и в рамках краткосрочных и длительных программ, что может служить прекрасным дополнением к индивидуальной терапии одного из членов семьи. Семейные расстановки могут проводиться также и с семейными парами. Личностные изменения в таком случае носят более глубокий и экологичный характер.

Хотелось бы сказать несколько слов о родоначальнике метода, и о самом методе системной семейной психотерапии, более известном в профессиональном кругу, как "Семейная расстановка по Хеллингеру".

Берт Хеллингер (1925 года рождения) изучал богословие, философию, педагогику и психотерапию. В качестве миссионера он проработал в Южной Африке около 25 лет. Там же он обратил внимание на то, как решаются семейные проблемы в племенах коренных жителей Африки и в 80-х годах ему удалось выявить закономерности, которые приводят к трагическим событиям и конфликтам между членами семьи. Он увидел, что их истоки очень часто коренятся в более ранних поколениях своего рода.

К заслугам Берта Хеллингера можно отнести выведение или формулировка им неких законов или закономерностей организующих процессы внутри семьи. Эти законы Берт Хеллингер назвал "базовыми порядками". В результате нарушения этих базовых порядков возникают и проблемы в отношениях между членами семьи. В силу отсутствия этого "системного порядка", человек также неосознанно втягивается в динамику системных переплетений и очень часто ценой своего счастья, здоровья или даже ценой собственной жизни, компенсирует вину, утрату или другое "несчастье" родителей и других членов своей семьи в нескольких поколениях. Это может выражаться в виде снижения жизненного тонуса, депрессии или же в желании преждевременной смерти, если например, существует связь с трагически погибшими или рано умершими членами семьи (например: абортированными братьями и сестрами). Это может также проявляться в виде глубокой вытесненной печали или грусти, связанной с тем, что кто-то из значимых для человека людей не был оплакан. Это могут быть также и другие чувства, которые не имеют видимой причины и которые, зачастую человеку не подвластны. В этих случаях человек может чувствовать, что им движет (или руководит его действиями) какая-то другая, не подвластная ему "сила", иногда, это может даже граничить с сумасшествием. В подобных случаях речь может идти об "идентификациях", "паринтификациях", "перенятых" чувствах и других формах переплетений с судьбами членов семейной системы.

Врядли у меня получится осветить все тонкости этого метода в коротком докладе. Ведь сам метод и лежащий в его основе феноменологический подход, также как и все его особенности не могут вместиться в простые слова, и, на мой взгляд, он не может быть полностью описан. В связи с этим, важно отметить, что в философской феноменологии речь идет о восприятии только сущностной природы феноменов, когда человек полностью открывает им себя. Сущность, в этом случае, проявляется из скрытого внезапно, как молния… И проявившееся всегда превосходит то, что человек мог бы выдумать или логически вывести, исходя из уже известных ему представлений и понятий. Первое обобщение принципов, лежащих в основе работы Берта Хеллингера, было сделано врачом-психиатром, исследователем семейных отношений из Гейдельбергского университета Гундхардом Вебером, который принимал участие в его группе. Можно говорить о каких-то законах, техниках применяемых в данной работе, но главное совершенно не в них…

Повторюсь: "Самым важным элементом моего подхода - писал Б.Хеллингер,- является осознание того, что за любым поведением, даже тем, которое кажется вам странным, стоит любовь…". Есть также и важное наблюдение, лежащее в основе данного метода, состоящее в том, что любовь может существовать и действовать только в тех границах, в которых она поддерживает Жизнь. Основным свойством Жизни является течение, движение (т.е.- Жизнь про-те-ка-ет). Заслуга Берта Хеллингера состоит также и в том, что он заметил порядок, поддерживающий это. Любовь - это тоже течение, течение отношений между людьми, и она может существовать только в границах порядка который поддерживает Жизнь. Нарушение порядка Жизни (а значит и порядков в контексте семьи) ведет к уменьшению Любви.

Для того, чтобы это было белее понятным, я бы хотел здесь привести в качестве метафоры, короткую и яркую формулировку о порядках и любви, которую я услышал от Марианны Франке-Грикш:

"ПОРЯДОК - собирает. ЛЮБОВЬ - наполняет.

ПОРЯДОК и ЛЮБОВЬ - действуют вместе.

ПОРЯДОК - это сосуд. ЛЮБОВЬ - это вода.

Если разбить ПОРЯДОК, ЛЮБОВЬ тоже утечёт".

Расстановка почти волшебным образом отражает и показывает тот порядок, который существует в семьях, те переплетения, которые в ней присутствуют. Другими словами, она делает видимым невидимое и позволяет быстро найти нужный Образ-решение по восстановлению естественного потока Жизни и Любви.

Она позволяет найти человеку свое место в собственной или родительской семье, восполнить "перекосы" и пробелы в её структуре, выйти из "роковых" переплетений, найдя для всех членов семьи "хорошее" место, "отпустив" или приняв с любовью кого-то из её членов.

Расстановки по Хеллингеру - это эффективный метод краткосрочной семейной психотерапии и, пожалуй, единственный метод, позволяющий столь быстро обнаружить и распутать клубки проблем, охватывающие многие поколения. Сама процедура расстановки занимает обычно от 40 минут до 2-х часов. Чаще всего, заявленная проблема, разрешается за одну расстановку.

Даже такое краткое и приблизительное описание работы с семейной расстановкой дает представление о том, что она вполне работает как раз и "с этим…", т.е. с теми актуальными вопросами, которые существуют в данный момент и у уважаемой аудитории / читателя.



Во всех воспоминаниях о Льве Ландау обязательно отмечается, что он работал, лежа на диване. Друзья великого физика любили шутить, что у него голова перевешивает туловище, поэтому он и лежит. А Уинстон Черчилль свое политическое долголетие объяснял тем, что никогда не стоял, если можно было сидеть, и не сидел, если можно было лежать.Оказывается, эти два великих человека интуитивно выбрали положение, наиболее благоприятное для умственной деятельности.«Горизонтальное положение действительно влияет на работоспособность мозга, - утверждает нейрофизиолог доктор Даррен Липницкий из Школы физиологии Австралийского национального университета. - Мои опыты показали: лежа люди гораздо легче справляются даже с самыми сложными задачами». По просьбе физиолога 20 добровольцев разгадывали анаграммы - составляли слова из пяти перепутанных букв. И при этом сначала они делали это стоя, а потом - лежа. И оказалось, что, лежа на диване, испытуемые находили решения гораздо быстрее. Причем решения эти, как правило, появлялись в их мозгу внезапно.Нейрофизиологи установили, что, когда человек размышляет, приняв горизонтальное положение, в его кровь попадает большое количество норадреналина. Этот гормон вырабатывают надпочечники. Он действует как нейромедиатор центральной нервной системы, повышая познавательную способность и внимание. Доктор Липницкий не исключает при этом и влияния комфорта: лежащий человек спокоен, следовательно, у него больше сил для того, чтобы сосредоточиться на решении конкретной задачи.Именно поэтому психоаналитики просят своих пациентов лечь на кушетку, прежде чем начать беседу. Так проходят все сеансы психоанализа.Деловые вопросы тоже, как выяснилось, лучше утрясаются, если партнеры по бизнесу полулежат в креслах, а не стоят на фуршете с бокалом вина в руках. Может быть, конечно, беседы в стоячем положении, притом в окружении посторонних людей, не могут вестись достаточно серьезно. Как показывает практика, продуктивность переговоров, проводимых в креслах, увеличивается почти в 10 раз.


Время является нашим привычным домом. Мы рождены во времени, живем во времени и исчезаем во времени. На протяжении жизни мы по-разному сталкиваемся со временем. Есть хорошие и плохие времена. Иногда нам не хватает времени и мы стремимся закончить что-либо к назначенному сроку - успеть на поезд, подать заявку или завершить проект. В другом случае нам хотелось бы заняться чем-то более существенным, чем просто убивать свое время. Время находится с нами на протяжении всей жизни.

Мы также знаем динамику и силу времени, которые играют центральную роль в нашей жизни. Для определенных вещей есть особое время. Например, фермер точно знает, когда наступит время сеять, когда следует начинать и заканчивать орошение. Он также знает правильное время для сбора урожая. Кузнец знает, когда нанести удар по разогретому железу, чтобы оно приняло желаемую форму. Станционный смотритель знает, когда показать сигнал проходящеу поезду и насколько это важно. Даже домохозяйка знает, когда надо убрать горшок с рисом с плиты и когда следует открыть крышку. Каждый здравомыслящий человек знает, как функционирует время в нашей жизни и как мы учимся действовать согласно времени.

Время, обладая многосторонним влянием и силой, производит и разрушает деятельность человека. В общих чертах, жизнь сосредоточена во времени.

Как в случае с различными видами деятельности, время играет жизненно важную роль и в духовной жизни. Если человек пытается начать духовную жизнь, для этого должно наступить определенное время. Если время не пришло, никакие советы или попытки вести более высокую жизнь не помогут. Рамакришна обычно приводил пример высиживания яйца:

"Вы видите, пока цыпленок внутри яйца не разовьется, мать не разбивает скорлупу. Скорлупа разбивается с полнотой времени. Необходимо практиковать духовную дисциплину. Нет сомнений, что гуру делает все возможное для своего ученика. Однако в конце он делает так, чтобы ученик немного потрудился самостоятельно. Если человек рубит большое дерево, он прорубается через ствол. Когда он на мгновение отходит в сторону, дерево с треском падает".

Разбитие скорлупы указывает на правильное состояние, когда цыпленок должен появиться из своей защитной среды. Пока правильное время не пришло, скорлупу нельзя трогать, иначе последствия могут быть губительными.

Есть одна увлекательная история, иллюстрирующая важность скорлупы. Однажды маленький мальчик читал книжку у окна. Неожиданно он заметил гусеницу, которая пыталась выбраться из своего кокона. Бабочка боролась, проталкивалась и предпринимала всевозможные попытки появиться на свет. Видя это, сердце мальчика смягчилось. Он наклонился, взял борющуюся бабочку в свои руки и осторожно вытащил ее из кокона. Но, увы, в противоположность его ожиданиям, бабочка не смогла летать. Она была слишко слабой. Она взмахивала своими крыльями, но не могла подняться. Он ждал, но бабочка так и не взлетела.

Со стороны за происходящим наблюдал дядя мальчика. Он подошел поближе и, обратившись к мальчику, сказал: "Посмотри, ты помог бабочке появиться на свет раньше положенного времени. Этим ты практически убил ее. Таков план природы: бабочка должна бороться за свое появление на свет. Через борьбу, движение вперед и назад, ее крылья развиваются и обретают необходимую для полета силу. Эта бабочка не сможет летать".

План природы

План природы для человеческой жизни практически аналогичен. Мы не можем избежать борьбы и жизненных проблем по одной простой причине - они способствуют нашему росту. Свамиджи (Свами Вивекананда - А.Б.) говорил:

"Добро и зло обладают равной долей в формировании характера. В определенных случаях страдание является более хорошим учителем, чем счастье. Если изучить историю великих людей, которых создал этот мир, я осмелюсь сказать, что в большинстве случаев будет обнаружено, что страдание научило их большему, чем счастье, бедность научила их большему, чем богатство, удары, которые обнаружили их внутренний огонь - большему, чем похвала".

Все переживания жизни - успех и неудача, похвала и критика, тяготы и поддержка - являются лишь событиями, которые подготавливают волшебный момент, когда человек выходит более сильным и чистым, преодолевает человеческие ограничения и открывает свою божественную природу. В этом состоит тайна мгновения. Она является тайной, потому что время ее появления неизвестно. Его невозможно включить в график, хотя, имея в виду совершаемые попытки, можно предсказать его наступление. Человек продолжает совершать свои духовные практики с верой и энтузиазмом. Однако он не может определить время, когда можно будет пережить окончательный результат. В одном из своих стихотворений великий святой северной Индии Кабир пишет:

"О ум! Все происходит в должное время с помощью терпения. Садовник поливает свой сад сотнями ведер воды, но деревья принесут плоды только когда наступит сезон".

Тем временем мы должны продолжать поливать растения. Это требует взращивание терпения. Мы не должны пребывать в бездействии по имя терпения, так как терпение не означает недостаток действий. Это деятельность с упорством и стойкостью, не падая духом.

Время является таинственным фактором, который оказывает влияние на каждого человека. Тот, чье время пришло, не может ничего поделать. Тот, чье время еще не наступило - никто не сможет ему помочь, кроме, возможно, его самого.

Под тайной мгновения подразумевается, что человек не знает, когда наступит правильный момент. Вы должны быть готовы, всегда готовы. Если вы не готовы сегодня, значит, вы никогда не будете готовы в будущем. Вы должны пожелать испытать боль и радость терпеливого ожидания. Терпение означает доступность. Человек должен быть доступным для мгновения.

Английский поэт Джон Мильтон пишет об этом так:

God doth not need Either man's work or his own gifts. Who best Bear his mild yoke, they serve him best. His state is kingly: thousands at his bidding speed, And post o'er land and ocean without rest; They also serve who only stand and wait. В самом деле, служение означает не только выражение желания служить, но и доступность служения. Другими словами, вы должны быть готовы, терпеливо ожидая правильного момента.

Подумайте о скульптуре. Когда скульптор задумывает определенный образ в камне, каким бы даром воображения он не обладал, он не в состоянии создать его своими мыслями. Конечно, он открывает нечто, чего другие люди не могут увидеть в камне. Люди могут видеть обычный камень, но скульптор будет видеть улыбающееся лицо Вишну или сострадательный взгляд Божественной Матери. Задумав образ в камне, он берет свои инструменты, молоток и резцы, и начинает небольшими ударами день за днем высекать, удаляя ненужные части, Вишну или Божественную Мать. Когда его резец направлен в определенную точку и он мягко или сильно бьет по нему молотком, он знает, что пустился в длинный путь. Он не может с уверенностью сказать, когда его путешествие закончится. Или подумайте о человеке, который играет на ситаре. Он трогает струны, пытается произвести правильный звук и взять правильный аккорд. Он терпеливо и сосредоточенно практикует на протяжении многих дней. Даже игрок в крикет, если он хочет усовершенствовать свою игру, должен терпеливо тренироваться. Мгновение может неожиданно наступить в любой момент времени.

Последствия быстротечного образа жизни

Мы живем в эру, в которой терпение не взращивается. Наш век - Век Мгновения. Мы привыкли к мгновенной передачи информации, быстрой пище, мгновенным посланиям, скорой медицине - этот список можно продолжить. Мы привыкли к этому настолько, что если кто-нибудь говорит нам о терпении, мы немедленно называем его "устарелым", таким, кто не идет в ногу со временем. Наука и технологии творят чудеса в повседневной жизни. Однако ничто не проходит бесследно, за все надо платить свою цену. Ценой мгновенного образа мышления является потеря терпения.

Эту потерю терпения можно увидеть в растущей урбанистической культуре. Посмотрите на беспокойных водителей такси, пытающихся обогнать даже в самых узких местах. Подумайте о нетерпеливых людях, нажимающих на гудок, когда загорается зеленый свет светофора. Либо о людях, которые хотят есть все что пожелают и желающих быстро похудеть. Повсюду все большее число людей ищут кратчайшие пути и легкие методы.

В современном быстротечном стиле жизни многие люди недооценивают необходимость культивирования терпения, особенно те из них, кто начал духовную жизнь. Они хотят применить к духовной жизни те же самые правила из своего высокоскоростного образа жизни. Они хотят немедленных и быстрых результатов. Они убеждают, что если в духовности содержится хоть какая-то истина, тогда должен быть результат. Они одновременно правы и неправы. Они правы в том, что желают получить результат, потому что доказательство пудинга состоит в его поедании. В чем польза от разговоров о более высокой жизни, если нет результатов? Но они также неправы в том, что ожидают получить немедленный результат. Подобно тому, как нельзя ожидать, что ребенок станет взрослым за одну ночь, нельзя форсировать немедленный результат.

Где же выход из сложившейся ситуации? Терпеливо продолжать свою борьбу, не теряя надежды. Божественная мать Сарада Деви сказала:

"Необходимо отводить фиксированное время для духовных практик. Потому что нельзя сказать, когда наступит благоприятный момент. Он приходит неожиданно. Никто не может получить намек заблаговременно".

Благоприятный момент означает такой момент, когда человек открывает свою внутреннюю божественную сердцевину или определенную подсказку. Никто не в состоянии спланировать ее приход.

Здесь уместно вспомнить историю Шабари, упоминаемую в Рамаяне. Шабари была женщиной-аскетом и жила в ашраме неподалеку от горы в южной Индии. Она вела преданную и чистую жизнь и была ученицей риши Матанга. Гуру благословил ее, что она в своей жизни встретит Раму, свой избранный идеал. После ухода ее гуру она продолжала жить в этом ашраме, терпеливо ожидая, когда придет Рама. Ее повседневный распорядок состоял в следующем: она вставала ранним утром, совершала омовение, медитацию и молитвы, чистила дорогу к ашраму и украшала ее цветами. Она делала это каждый день в ожидании, что Рама, ее возлюбленный бог, может прийти в любой день. Ожидание прихода Бога было ее основной формой тапаса на протяжение многих лет.

К тому времени, когда Рама во время своих поисков Ситы, которая была похищена царем демонов Раваной, достиг ее ашрама, Шабари была уже старой женщиной. Несмотря на свой преклонный возраст, она оставалась молода душой и с энтузиазмом и искренностью продолжала совершать свою повседневную деятельность. Когда Рама наконец-то прибыл в ашрам и благословил ее своим присутствием, она была охвачена радостью и преданностью. Рама спросил ее, есть ли результат ее семилетнего тапаса? Она ответила с удовлетворением и радостью: "Моя жизнь теперь благословенна, потому что я увидела тебя".

В мемуарах Свами Брахмананды, видного ученика Рамакришны, есть один интересный инцидент.

Однажды утром Свами Гнянешварананда поторопился выйти из своей комнаты, оставив позади неубранную постель и беспорядок. Он встретился с Махараджем (Свами Брахманандой) на майдане, большом открытом поле неподалеку от его комнаты. После засвидетельствования своего почтения, он с удивлением услышал, как Махарадж произнес: "Покажи мне свою комнату, я хочу видеть место, где ты спишь".

Свами Гнянешварананда с чувством стыда ответил: "Махарадж, ты не можешь прийти немного попозже? Я не ждал твоего прихода и моя комната не готова к нему".

Махарадж сказал: " Мой мальчик, ты всегда должен ждать меня".

Свами Гнянешварананда понял глубокое значение происходящего и слова Махараджа: вы всегда должны быть готовыми, чтобы принять Бога как самого почетного гостя.

Патанджали, великий учитель йоги, говорит, что человек достигает твердости в своих усилиях и устойчивого состояния ума, когда он следует пути йоги "длительное время, непрерывно, без приостановки практики, с преданностью и уважением".

Рамакришна также говорил еще об одном измерении тайны мгновения следующим образом:

"Предположим, что вы осветите комнату, которая была погружена в темноту на протяжении тысячи лет. Разве темнота уйдет постепенно? Комната будет мгновенно освещена".

Это магическое мгновение освещения может прийти в любой момент времени. Сколько времени потребуется, чтобы осветить комнату? Существует поверье, что устрица начинает создавать жемчужину, только когда одна капля чистой дождевой воды попадет в нее, именно когда звезда свати будет восходить над горизонтом и никак более. Важен момент времени.

Заключение

Резюмируем: мы должны быть терпеливыми и всегда готовыми. В начале духовного путешествия это играет важную роль. Размышляя над подобным отношением ума, Жозефина Маклеод, американская ученица Свамиджи, сказала: "В одно мгновение встреча со Свамиджи изменила мою жизнь! Но я была к этому готова, готовность - это все".



Чистая табличка или запрограммированный компьютер?

В XVIII в. принято было считать, что ребенок рождается лишенным всяческих характерологических признаков, что его интеллектуальные способности ничем не отличаются от таковых у всех только что родившихся детей. Психику ребенка называли tabula rasa - чистая табличка. К сожалению, эта формула почти двухсотлетней давности в 30-40-е годы XX в. рассматривалась в нашей стране как единственно научная. Говорить о врожденно-наследственной природе способностей человека, его конституционных особенностей ученые не могли, ибо это противоречило принципу всеобщего равенства. Даже проблему умственной отсталости в те времена пытались объяснить чисто социальными факторами. Будущее же виделось свободным как от социальных противоречий, так и от биологического неравенства.

Сегодня мы знаем, что ребенок рождается со своеобразной программой развития, закрепленной в его генетическом коде. И это не только рост и масса тела, не только цвет волос и глаз, но и основные особенности характера и личности. Но не только набор наследственных признаков определяет в дальнейшем поведение человека. Влияние родителей и окружающей среды в первые месяцы и годы жизни ребенка оказывает на него определяющее влияние.

Обычно мы ничего не помним о годах нашего раннего развития. Связные воспоминания начинаются с 3-4 лет, и лишь какие-то отрывки приходят в наше сознание о более раннем периоде. У многих людей связные воспоминания начинаются лет с семи. А забытые годы очень важны для нас. В это время мы овладевали первыми словами, учились понимать речь, ходить, сидеть, приобретали навыки опрятности, усваивали первые принципы отношений между людьми. Впервые в науке внимание на важную роль раннего детского развития обратил 3. Фрейд. Безоблачное, счастливое детство, не отягощенное никакими заботами, оказалось очень драматичным и сложным периодом - периодом неудовлетворенных желаний, непредсказуемых воздействий, периодом, когда взрослые и все окружающее представали неконтролируемой грозной силой, перед которой младенец выглядел совершенно беззащитным. Сам факт забывания ранних детских переживаний 3. Фрейд считал доказательством того, что они травматичны для нас, и поэтому подвергаются устранению - вытеснению из сознания.

Действительно, при психоанализе больных неврозами часто удается выяснить, что корни их психического расстройства заложены в период раннего детства.

В дальнейшем теорию 3. Фрейда разрабатывали такие ученые, как Э. Фромм, А. Фрейд, X. Сэлливен, К. Хорни, А. Адлер. Они изучали различные стороны развития ребенка, те комплексы переживаний, которые возникают в раннем детстве и в дальнейшем предопределяют поведение человека. Нас это интересует прежде всего потому, что причиной семейных конфликтов могут быть аналогичные конфликты раннего детского возраста. Очень подробно влиянием раннего детства на жизнь человека занимался Э. Берн. Его книга "Игры, в которые играют люди, и люди, которые играют в игры" издана в нашей стране в 1988 г.

Э. Берн считает, что в раннем детстве закладывается своеобразный сценарий дальнейшего поведения человека. Он называет этот период периодом программирования - "сценарное программирование" (язык, характерный для нашего компьютерного века). И кто бы не пытался нас программировать в будущем - средства массовой информации, общественные организации, производственные коллективы, наши родственники, программа, заложенная в раннем детском возрасте, по мнению Э. Берна, многое предопределяет, хотя фатальности в этой программе нет. Даже в период кормления ребенка поза матери, те слова, которые она говорит ребенку, имеют значение. В дальнейшем отношения между матерью и ребенком становятся более сложными. Будет мать восхищаться ребенком или отталкивать его от себя? Будет ставить его в пример другим детям или, наоборот, ставить других детей в пример ему? Станет, как писал Э. Берн, ребенок "принцем" или "лягушкой", или, может быть, он станет "вечным принцем" или "принцессой", имея программу на достижение цели и успех любой ценой? В раннем детском возрасте, по мнению Э. Берна, вырабатывается жизненная позиция. Он образно выделяет несколько типов такой позиции.

Первый тип: у меня все хорошо, и у тебя все хорошо. Это позиция оптимиста, который желает работать и который реализует свои возможности в среде других людей.

Второй тип: у меня все хорошо, а у вас все плохо. Это позиция самовлюбленного, некритичного к себе человека, который остается заласканным ребенком на всю жизнь, делает других людей ответственными за все свои неудачи.

Третий тип: у меня все плохо, а у вас все хорошо. Это позиция человека, который, с одной стороны, завидует окружающим, испытывает собственную неполноценность, с другой - всю жизнь обречен работать не для того, чтобы заработать на хлеб или получить удовольствие, обречен любить не потому, что он влюблен, а для того, чтобы доказать самому себе и окружающим, что он такой же человек, как и все, что он не так плох, как ему самому кажется.

Четвертый тип: вы плохие и я плохой. Это наиболее неконструктивная позиция, с которой человек приходит в мир. Он насыщен внутренними конфликтами, склонен к депрессиям, а иногда к более серьезным психическим заболеваниям.

Э. Берн считает, что в жизни каждого ребенка при программировании сценария имеют значение следующие моменты: так называемый сценарный толчок, когда то или иное замечание матери или отца как бы предопределяет его дальнейшее развитие. Например, если один из родителей в порыве гнева кричит ребенку: "Исчезни" или "Чтоб ты провалился", - это указание на характер смерти ребенка. Когда мать говорит: "Ты кончишь, как твой отец", - и если отец алкоголик, - это приговор на всю жизнь. Подобного рода высказывания Э Берн называет также сценарным итогом или "проклятьем".

Кроме того, родители дают указания-предостережения, которые призваны снять с ребенка "проклятье". Это способ избежать тех неприятностей, о которых они ему говорят. Например: "Не плачь, не капризничай, отстань от отца", "Не приставай к матери", "Будь скромнее при гостях". Иногда родители дают указания, поощряющие поведение ребенка: "Вот так и веди себя, ты хороший мальчик, продолжай сидеть спокойно, наконец-то ты взялся за учебу". Кроме того, они дают предписания, как заполнить время в ожидании действия. Иногда эти предписания носят характер моральных сентенций. Совершенно, казалось бы, простые слова, которые мы слышим в детстве, могут предопределить все наше дальнейшее поведение.

Программирование или воспитание?

То, что Э. Берн в духе времени называет сценарным программированием, люди веками называли воспитанием. Описывая различные типы воспитания, ученые чаще употребляют прилагательное "неправильное". Очевидно, определить, что такое правильное воспитание, и прийти к согласию по этому поводу нелегко... Дискуссии вызывает каждая деталь, даже требование воспитывать в ребенке честность порой подвергается критике на страницах печати, ибо в итоге ребенок оказывается "неприспособленным к жизни". Можно ли наказывать ребенка и если можно, то как? Допустимы ли противоречия в воспитательных приемах со стороны отца, матери, бабушек и дедушек? Педагоги почти единодушно считают, что все воспитывающие должны придерживаться одних и тех же принципов и форм воспитания.

Говорить о неправильном воспитании значительно легче. Во-первых, все крайние, отклоняющиеся формы его всегда более четко очерчены и их проще описать. Во-вторых, легче понять "неправильность" воспитания по его итогам - формирование "изломанного" характера, появлению непреодолимых трудностей при попытке адаптироваться в обществе.

А. Адлер определил два крайних полюса неправильною воспитания: гиперпротекция (повышенная опека) и гипопротекция (недостаточная опека, безнадзорность).

Сверхопекаемый ребенок приходит в самостоятельную жизнь капризным, требовательным, неспособным принимать самостоятельные решения, взять на себя ответственность за собственные неудачи.

А. Адлер считал, что основные принципы поведения такого человека - это, во-первых, никогда не предпринимать ничего на свой страх и риск, требовать от окружающих опеки и заботы и, наконец, возложить на окружающих ответственность за неудачи. Стремление получить желаемое "здесь и теперь", не заботясь о возможных последствиях своих поступков, достаточно характерно для таких людей. В супружестве люди, воспитанные в духе гиперпротекции, будут проявлять две противоположные тенденции: стремление повелевать и одновременно повышенную зависимость от партнера и собственных родителей. Именно бывшие сверхопекаемые дети сохраняют тесные связи с родителями, будучи почтенными отцами и матерями семейств, что чревато серьезными конфликтами. Но если брачный партнер будет обладать сильными родительскими чертами, то брак может оказаться стабильным, хотя и "не безоблачным".

А. Личко, специалист в области подростковой психиатрии, выделяет несколько вариантов повышенной опеки: потворствующая гиперпротекция, доминирующая гиперпротекция, воспитание в духе повышенной моральной ответственности.

Потворствующая гиперпротекция - воспитание по типу "кумир семьи" - наиболее близка к той, о которой писал А. Адлер. Доминирующая гиперпротекция - подавление любых проявлений самостоятельной активности ребенка: все решения принимаются за него, его увлечения, его друзья принадлежат не ему, а его родителям. Это они выбрали, с кем должен дружить ребенок, какой кружок или спортивную секцию он должен посещать, какие книги он должен читать и какие кинофильмы смотреть, чем он должен восхищаться, а чем - пренебрегать. Естественно стремление родителей навязать своему ребенку и выбор брачного партнера...

Воспитание в духе повышенной моральной ответственности сопровождается постоянным напоминанием ребенку, что он растет в "приличной семье" и это накладывает на него определенные обязанности. Он не может шалить, резвиться, получать плохие оценки, так как это "бросает тень на отца" и т. п. Любовь к ребенку в такой семье - это не естественное чувство родителей. Ребенок должен своим примерным поведении и высокими достижениями заслужить любовь матери или отца. "А что ты сделал для того, чтобы я поцеловала тебя?" - своеобразный девиз подобного воспитания.

Иногда лозунгом является популярное изречение: "Не мы - так наши дети". Родители, не реализовавшие себя в жизни, постоянно напоминают ребенку, что уж он-то просто обязан занять в жизни ту позицию, которую мечтали занять они. "Я имела такие блестящие способности к математике, но не смогла учиться из-за тяжелого положения семьи, а ты..." Родителям и в голову не приходит, что их детские мечты и планы могут не совпадать с желаниями ребенка... "Чтоб сердце загорелось, чтоб каждому хотелось догнать и перегнать отцов..." Песня хороша, оптимистична, но смысл ее достаточно печален, поскольку жизнь детей рассматривается как бег наперегонки, при этом бежать нужно именно по той дорожке, что и твой отец. Чем ответственнее позиции, которые занимают родители, тем труднее ребенку. Сын или дочь знаменитого отца - роль не из легких.

Посмотри, как я стараюсь

Особенно травматичным оказывается именно требование "заслужить любовь". Обычно в семьях, где к ребенку предъявляются подобные требования, присутствует скрытое эмоциональное отвержение. В силу особенностей характера мать и отец не испытывают к ребенку нежных чувств и поэтому, как бы ни старался ребенок, он все равно не получает того эмоционального тепла, к которому стремится. В лучшем случае его формально хвалят (но голос родителя лишен теплоты), в худшем - заслуги ребенка обесцениваются: "Конечно, ты получил пятерку, но все равно Н. учится лучше тебя". В конечном итоге родители дают ребенку поручение не для того, чтобы ребенок его выполнил, а для того, чтобы он оставил их в покое. Постепенно поведение человека, воспитанного в подобном духе, приобретает специфические черты, которые Э. Берн называл игрой "Посмотри, как я стараюсь".

Играют в эту игру отнюдь не дети, а вполне взрослые люди, создавшие собственные семьи. Часто бывает так, что человек, выбирая себе жену, ищет в ней черты сходства с матерью, даже если его матери были присущи недостаток любви и избыток требовательности к нему.

Итак, гражданин Белов женился на гражданке Черновой. Вскоре он убедился, что молодая жена не балует его вниманием и заботой. В семье начинаются мелкие конфликты типа "несвежая рубашка" либо "невкусный обед". Конфликты эти отнюдь не улучшают моральную обстановку в семье Белова и не делают чувства Черновой более нежными. Естественным выходом из подобной ситуации было бы прекращение супружеских отношений либо вдумчивый анализ ситуации с помощью квалифицированного психотерапевта. Кстати, обычно выясняется, что в формировании данной ситуации не последнюю роль играет сексуальная неудовлетворенность жены. Но приученный к тому, что "любовь нужно заслужить", Белов идет привычным путем. Он устраивается на несколько работ, зарабатывает вдвое больше, чем его коллеги, полагая, что этим он улучшит атмосферу в семье. Но никакого улучшения нет. Квартира по-прежнему не убрана, а обед не приготовлен. Зарплата Белова, конечно, помогает Черновой вести хозяйство, но деньги - явно не то, что ей нужно. Раздражительность Белова между тем доходит до критической черты. Выражение лица мужа, поздно возвращающегося с работы, как бы говорит: "Посмотри, как я стараюсь, постарайся и ты". Белов получает законное оправдание своей раздражительности, ибо он устает на работе. Между тем никто не требует его длительного пребывания на работе, он сам выбирает стиль жизни, как морально приемлемую для него форму частичного ухода из дома.

Наиболее явно это прослеживается в случаях, когда муж устраивается на работу, требующую длительного пребывания в командировках (наладка). Образно говоря, наладка станков и приборов вместо налаживания эмоционально теплых супружеских отношений. Печальные судьбы многочисленных семей моряков, уходящих в длительные рейсы, объясняются не столько неспособностью их жен переносить длительное половое воздержание, сколько тем, что подлинной эмоциональной теплоты между супругами нет и муж играет в игру "Посмотри, как я стараюсь".

Нелишне сказать, что "усталость после работы" позволяет мужу, не уверенному в своих силах, уклониться от сексуальной близости, что вполне устраивает жену, которой эта близость удовольствия не доставляет... Э. Берн подчеркивает, что муж не является "жертвой" холодной и нерадивой жены: он полноправный участник конфликта. Ситуация, совершенно неприемлемая при взгляде "со стороны", на самом деле устраивает мужа, поскольку отвечает его не вполне осознанным психологическим потребностям, сохранившимся с детского возраста... Кто из нас, будучи обижен, в детстве не представлял себя тяжело заболевшим, а то и умершим, при этом "обидчики" раскаиваются, плачут, но поздно, поздно!

Наиболее драматичные варианты игры "Посмотри, как я стараюсь", по Э. Берну, всегда связаны с тяжелой болезнью, которую скрывает Белов, продолжая свой утомительный и бесполезный труд. Они могут завершиться самоубийством героя, тяжело заболевшего и обреченного на мучительную смерть... Действительно, сочетание повышенных производственных нагрузок и эмоционального дискомфорта в семье не способствуют хорошему состоянию здоровья...

Потрясенная Чернова читает предсмертную записку мужа, между строк которой просматривается все то же: "Посмотри, как я старался"... Этот упрек обращен не только мужем к жене, но и ребенком к матери.

Конфликт по наследству

Воспитание по типу безнадзорности характерно для семей с низкими социальным статусом и экономическим уровнем. Мать-одиночка, воспитывающая двух детей, стоит перед выбором: дать им эмоциональное тепло либо как-то накормить и одеть их. В данном случае имеет место приоритет материального обеспечения: "Сначала хлеб, а нравственность потом" (Б. Брехт). Обеспечить и то и другое мать-одиночка не в состоянии. Еще хуже, если отец и мать погрязли в собственных конфликтах и до детей им попросту нет дела. И совсем беда, если алкогольная тема в семье является ведущей, а то и единственной...

А. Адлер считает, что воспитанный в обстановке безнадзорности ребенок привыкает действовать на свой страх и риск, относится к окружающим, как к врагам, и для того, чтобы добиться своей цели, легко идет на обман и агрессию. Подобная установка делает будущую семейную жизнь ребенка заведомо неблагополучной. Ребенок, с раннего детства присутствующий при тяжелых семейных конфликтах, сопровождающихся иногда прямым насилием, утрачивает тот нравственный иммунитет, который предохраняет нас от неприкрытой агрессивности. А сочетание безнадзорности и жестокости в семье не столь редко...

Авторы данной работы многократно в качестве судебных экспертов - психиатра и психолога - изучали уголовные дела, связанные с теми семейными отношениями, которые выходили за рамки не только нравственных, но и уголовных законов. Часто речь шла о тяжелых преступлениях против личности, в которые были вовлечены и родители, и дети .. Ю. Мориц в одном из своих стихотворений пишет: "Чудный свет на всю судьбу проливает детство". К сожалению, свет, который проливает детство на судьбу человека, не всегда бывает чудным. Порой - это страшный свет. И далеко не всегда речь идет о прямом наследовании асоциальных и агрессивных форм поведения, в том числе и жестокости в семье. Иногда взаимосвязь более сложна.

Вообразим себе печальную и достаточно частую в наших условиях историю. Маленькая девочка растет в семье, в которой пьет отец. Пьет, как говорят, "тяжело". Приходит домой в состоянии алкогольного опьянения, озлобленный, да еще и дружков с собой приводит. Конечно, появление мужа и отца ожидается с одним лишь чувством - чувством страха. Когда придет сегодня, придет ли вообще? Трезвый или пьяный? А если придет пьяный, - будет ли только браниться или пустит в ход кулаки? Не один раз берет мать ребенка и уходит ночевать к соседям. Наконец, ситуация разрешается так, как она заканчивается обычно. То ли отца осуждают за хулиганство, то ли умирает он от алкоголизма, то ли другим образом исчезает из жизни семьи. Маленькая девочка между тем выросла, полюбила и вышла замуж. Естественно предположить, что она любит своего мужа и испытывает чувство счастья. Но все мы понимаем, что, кроме чувства счастья, она испытывает и иные чувства, главное из которых - страх. Это вполне конкретный страх того, что в ее судьбе повторятся те же самые беды и те же самые конфликты, что и в судьбе ее матери. Но даже если сама невеста (молодая жена) об этом не думает, то ее мать наверняка задумывается над судьбой своей дочери и дает ей советы, как строить семейную жизнь. Выражаясь языком Э. Берна, - сценарную программу. Какими могут быть эти советы?

Прежде всего - взять функции главенства в семье на себя, не давать мужу воли. Есть такое выражение "держать на коротком поводке", и именно оно и отражает суть поведения жены по отношению к мужу. Жене предписывается не давать мужу денег, требовать всю зарплату до копейки, категорически прервать его отношения с друзьями, не ходить на дни рождения и свои дни рождения тоже не праздновать. Ибо известно, что все праздники - "одна пьянка".

На минуту забудем о молодой жене и вспомним о муже. Велика ли вероятность, что он примет ту роль, которую ему предначертали жена и теща? Скорее всего он попытается оказать сопротивление. История знает два вида сопротивления: открытые военные действия и тайная партизанская война. Вероятнее всего на первых порах сопротивление будет тайным.

Экономическая независимость мужа будет базироваться на так называемых заначках. Он будет оставлять себе часть зарплаты (премии) и хранить эти деньги так, чтобы жена их не нашла. Что касается общения с друзьями, то и здесь муж найдет возможность встретиться с ними. Однако постарается, чтобы на этих встречах не присутствовала его жена и, более того, чтобы она не знала о том, что он продолжает прежние встречи.

И наконец, употребление спиртных напитков. Разумеется, муж будет периодически выпивать, но постарается это скрыть от жены. После того как выпьет, он некоторое время гуляет (и поэтому приходит домой позже) то ли пытается уничтожить запах спиртного с помощью какого-нибудь другого, принятого в известных кругах, средства. Короче говоря, он будет вести себя так, чтобы его не уличили в приеме алкоголя. Но это произойдет довольно скоро. Почему? Прежде всего потому, что к этому стремятся. Иногда бывает, что супругу сходят с рук куда худшие провинности, о которых знают все: и соседи, и родственники, и сотрудники по работе. Не знает только один человек - жена. Почему? Потому, что она не хочет знать об этом. Здесь же случай обратный: жена хочет знать о том, что муж обманывает ее, даже если обманывает в мелочах.

3. Фрейд писал о том, что страх - это подавляемое желание, и в данном случае страх перед тем, что муж окажется не тем человеком, на которого рассчитывала молодая жена, сочетается с желанием поймать мужа на неблаговидном поступке. Тот день, когда супруг будет уличен в утаивании части денег, в недозволенном времяпрепровождении среди друзей либо, что особенно страшно, в употреблении даже небольшой дозы спиртного, партизанская война перейдет в открытые военные действия. Между супругами возникнет скандал, в ходе которого, возможно, жена узнает, что супруг вовсе не обязан отдавать всю зарплату. Что его друзья - это его друзья. Что пить он имеет право, как любой человек, не страдающий алкоголизмом. И, вообще, он будет пить принципиально, для того чтобы доказать это своей жене.

Кроме того, жена может узнать, что ее финансовые права чрезвычайно ограничены, что она получит свои 25 % от его зарплаты, после того как родит ребенка. Осложнение отношений в семье выглядит подлинно катастрофически. Эти отношения портятся с каждым днем. Прежде всего муж продолжает выпивать, продолжает приходить домой еще позже. Каждый раз приход мужа домой сопровождается семейным конфликтом. Постепенно молодая жена убеждается в том, что именно то, против чего она боролась, именно то, чего она так боялась, сбывается. Что же произошло? Кто виноват?

Прежде всего обвинят жену, которая контролирует мужа сильнее, чем это следует, и беспричинно разговаривает с ним грубо, подозревая в нем алкоголика. Вспомнят добрым словом и тещу. Только в последнюю очередь, может быть, помянут отца, который своим агрессивным поведением и злоупотреблением спиртными напитками создал у маленькой дочери негативную установку против мужчин и против семейной жизни вообще.

Что показывает данная история? Она показывает, что конфликты могут "передаваться по наследству", они могут переходить из генетической семьи в семью собственную, передаваться из поколения в поколение. И неизвестно, может быть, главный виновник этого конфликта - отец - в свою очередь был жертвой конфликтного поведения своей жены, которая также унаследовала этот конфликт в прошлом поколении. Таков один из наиболее демонстративных примеров унаследованных конфликтов.

Приведем еще один.

Чужими руками

Этот пример не столь прост, однако он, на наш взгляд, необходим для того, чтобы продемонстрировать многомерность и сложность некоторых конфликтных ситуаций. Мужчина средних лет, отличающийся очень уравновешенным, спокойным, даже слегка меланхоличным характером, женится на женщине, которая является ему прямой противоположностью. Она взбалмошна, несдержанна, часто без достаточного повода агрессивна. Усиливает конфликтную ситуацию в семье то обстоятельство, что пожилая и больная мать мужа становится объектом постоянных нападок и довольно грубых претензий со стороны своей молодой невестки. Конфликтное поведение продолжается довольно долго. Обе женщины ведут скрытую борьбу, предметом и объектом которой является муж и сын, который, в свою очередь, как бы разрывается между двумя равно дорогими ему людьми.

В результате подробного психотерапевтического анализа сложившейся ситуации выясняется, что мать молодого человека давно и тяжело болеет. Он вынужден был помогать ей, ухаживать за ней, тем самым отказывая себе во многих детских и подростковых удовольствиях. Со временем у него сложился глухой бессознательный протест по отношению к матери из-за того, что она, как и большинство больных людей, была придирчива и часто несправедлива. Однако та любовь, и даже обожание, которое он с детства испытывал к ней, не позволили ему каким бы то ни было образом реализовать свое раздражение, а подчас и агрессивное отношение к матери. Лучшим средством для выражения его подавленных бессознательных агрессивных чувств явилась женитьба. Его молодая жена обладала всеми качествами, которые позволили ей выразить или, как говорят психологи, отреагировать на те чувства, которые так долго накапливались в душе у супруга. Более того, после свадьбы он помогал своей жене стать нападающей силой, часто не понимая того, сам провоцировал ее на грубый, агрессивный тон.

В данном конфликте можно обнаружить по меньшей мере два направления: явное поведение и скрытый мотив. Явное поведение обычно маскируется естественными, понятными или, как принято говорить, рациональными мотивами. При ближайшем рассмотрении все они сводятся к обычным претензиям, мелочным придиркам. Гораздо сложнее дело обстоит с неосознаваемой мотивировкой, которая собственно говоря, и служит пружиной, обеспечивающей энергией длительное время продолжающиеся конфликты. В виде такой пружины выступают неосознанные, подавленные, вытесненные переживания, которые формируются, как правило, в раннем детском возрасте. Осознаны и поняты без посторонней помощи они быть не могут. Затяжные, хронические конфликты могут быть успешно разрешены с помощью психолога, психотерапевта, опытного консультанта по вопросам семьи и брака, а иногда просто умудренного жизненным опытом рассудительного и доброжелательного человека. Главный же вывод, который может быть сделан из анализа подобных случаев, состоит в том, что энергия и даже содержание конфликтов во многом не зависят от партнеров, в этом конфликте участвующих. Как в первом, так и во втором случае сценарий конфликтного поведения был, по сути говоря, написан до того, как возникла супружеская пара. Хотя каждому из них не пришло бы в голову искать виновника агрессивного отношения друг к другу в своих родителях.

Тем не менее тщательный анализ и весь психологический опыт показывают, что, организуя новую семью, люди приходят в нее не с пустыми руками, а с достаточным багажом, в котором есть место и для деструктивных, агрессивных форм поведения. Но это всего лишь маскировка - камуфляж. Чтобы добраться до глубинных причин, необходим профессиональный опыт.

"Не бери у попа лошади, не бери у вдовы дочери", - гласит русская поговорка. Те, кто повторял ее, понимали, - девушка, не видевшая в доме мужчины, выросшая в семье, где всем заправляла женщина, будет претендовать на лидерство в своей семье... Не каждый муж в давние времена переносил такие претензии спокойно. Не все мирятся с подобными притязаниями и сегодня.

Английский богослов К.С. Льюис - сторонник жесткой патриархальной семьи. Он с некоторой осторожностью дает советы, поскольку сам не женат. Аргументы его таковы: любая женщина с неодобрением отнесется к чрезмерно авторитарной соседке или знакомой, а муж -"подкаблучник" неизбежно будет вызывать сочувствие, смешанное с презрением... Так ли это?

Ты убедишься

Вообразим себе мужа-тихоню, воспитанного в семье, где всем заправляла мать. Если молодой человек нашел себе волевую, авторитарную жену (а именно такую женщину он подсознательно ищет), семья будет стабильной, хотя и не очень спокойной, так как муж периодически будет вступать с женой в споры, в которых он обречен на поражение. Впрочем, он не собирается побеждать.

Часто идеологическим оформлением пассивности и уступчивости мужа является изречение "Ты сама убедишься, что я был прав". Фактически предоставляя поле деятельности жене, муж как бы оставляет за собой возможность "наказать" ее, напомнив ей об ошибке тогда, когда она сама ее осознает. Парадоксальная ситуация - муж вполне осознанно желает жене неудачи в ее начинаниях для того, чтобы добиться сомнительной чести - быть всегда правым и одновременно всегда уступающим... Иногда, когда жена реализует долговременную и заведомо тупиковую программу поведения ("диссертация", "загородный дом"), эмоциональная напряженность у мужа может достигнуть значительной интенсивности, но он не делает серьезных попыток изменить ситуацию. Роли в этом конфликте не фиксированы. С неменьшим успехом его может разыграть и жена, торжественно объявляющая мужу, что все было бы гораздо лучше, если бы он с самого начала прислушивался к ее мнению.

Если невеста выросла в семье патриархального типа и ждет от жениха способности принимать решения и распоряжаться ситуацией быстро и авторитарно, то в ближайшее время она будет разочарована. Возникает ситуация, в которой супруги напоминают двух людей, которые пропускают друг друга в дверь первым. Никто никуда не идет. Следуют бесконечные предложения пройти первым. В конечном итоге эта ситуация не устраивает женщину. Она справедливо упрекает мужчину в нерешительности и ищет себе иного партнера (конфликт "Тряпка").

Значительно более бурно проходит становление семьи, в которой жених воспитан в семье патриархального типа, а в семье невесты всем заправляет мать. Здесь медовый месяц посвящен не только более близкому знакомству брачных партнеров, но и борьбе за власть. И эта борьба разворачивается на всех фронтах. Любая обязанность становится предметом споров и выяснения отношений.

Свекровь, невестка и другие

Влияние родителей на молодую семью не ограничивается тем воспитанием, которое они дали ребенку в детстве и отрочестве. Родители, как правило, влияют на структуру молодой семьи в период ее становления, а иногда формируют ее на протяжении долгих лет. Экономическая ситуация в нашей стране сложилась так, что подлинную независимость от родителей молодая семья обретает далеко не сразу, иногда спустя 10-15 лет после ее формального образования, а экономические рычаги влияния достаточно мощные.

В повседневной жизни конфликты между зятем и тещей, свекровью и невесткой - это тема, которая звучит постоянно, то усиливаясь, то утихая, но никогда не исчезая. По-видимому, такая враждебность между поколениями имеет инстинктивные биологические корни. Об этом в свое время писал 3. Фрейд в книге "Тотем и табу", в которой он обращал внимание на то, что у многих примитивных народов (правильно было бы, конечно, эти культуры называть традиционными, как это делается ныне) имеется строжайшее табу на взаимоотношения между зятем и тещей, между свекровью и невесткой. Так, например, если теща приближается к зятю, он обязан сойти с дороги или отойти от нее не менее чем на три шага и повернуться к теще спиной. Точно так же должна вести себя теща. На некоторых островах Океании зять не может пройти по берегу океана вслед за тещей, пока прилив не смоет ее следы.

З.Фрейд считал, что в основе такого табу лежит инцестуозное кровосмесительное влечение тещи к зятю и наоборот.

Большее значение, на наш взгляд, имеют другие причины. Родители всегда привыкают к тому, что они распоряжаются своими детьми и дети принадлежат именно им. Переход сына во владение его жены и дочери во владение мужа - процесс, болезненность которого понятна даже по известной цитате из Библии: "Ибо оставит человек отца и мать свою, и прилепится к жене своей". Для того чтобы прилепиться к жене своей, необходимо в той или иной степени оставить отца и мать, и эта частичная разлука, разумеется, более тягостна для родителей, чем для детей.

В агрессивном поведении по отношению к новому члену семьи ведущую роль обычно исполняет женщина: свекровь или теща. Это стало традиционным. Heт, наверное, народа, у которого по этому поводу отсутствуют поговорки, прибаутки. Вспомним хорошо известное в народе растение, которое называется "тещин язык".

Попробуем разобраться, с чем же это связано. С одной стороны, необходимо учитывать, что женщине присуще в основном эмоциональное отношение к событиям. Женщина живет больше сердцем, чем головой, поэтому ей гораздо труднее смириться с тем, что у нее отнята часть самого дорогого. Не следует забывать, что для женщины в силу ее биологической, исторической, социальной роли семья всегда представляет наибольшее значение и смысл. Поэтому любые изменения, перестановки и особенно потери в семье являются чрезвычайно чувствительными, болезненными для нее и порождают сложный комплекс переживаний, среди которых враждебное отношение к тому, кто посягнул на семейный статус и благополучие, занимает достаточно много места.

Женщина традиционно связывается с понятием хранительницы очага. Она несет в себе консервативное, то есть сохраняющее, начало. (В слове "консервативное" не нужно искать отрицательного смысла. Его значение - сохранение). В силу того что человек, появившись на свет, не может автономно развиваться и действовать, первые годы он неминуемо должен проводить в семье, возле матери, и в этом, видимо, предначертанное природой существо женского поведения. Мы можем проследить то ревнивое отношение к любым посягательствам, которое несет в себе женщина, не соглашаясь примириться с какими бы то ни было серьезными перестановками, сложившимися в ее собственной семье.

Поэтому, когда появляется зять или невестка, то именно мать жены (мужа) оказывается самым строгим судьей, совершенно не желающим прощать даже самой малой ошибки и готовым, если нужно, пойти на обострение конфликта, ибо, как считают некоторые психологи, для многих женщин характерно подсознательное стремление к разрушению новой, возникшей семьи. Этими обстоятельствами объясняются те напряженные отношения, которые сплошь и рядом складываются между молодыми супругами и представительницами предшествующего поколения. Конкретные же формы и поводы для конфликтов могут быть самые разнообразные - от плохо вытертой перед тем, как войти в дом, обуви, до супружеской измены или разных взглядов на проблемы воспитания детей.

Напряженность отношений между поколениями отразилась в восточной пословице: "В раю пустуют два кресла: одно предназначено для хорошей свекрови, а второе для хорошей невестки". Хотя, как видно из вышеприведенного, конфликты с участием генетической семьи многообразны, они все-таки доступны классификации: ситуации, которые возникают с участием таких героев, как теща, зять, свекровь, невестка, достаточно типичны. Разберем несколько конкретных.

"Судебная комната". "Вызов по повестке"

Представим себе, что молодые находятся в наиболее благоприятных условиях. Они живут своим домом, достаточно обеспечены, ведут автономное хозяйство, то есть они свободны от всех тех классических рычагов, воздействие которых испытывает большинство семей сегодня. Но наступает день, и к ним в гости приходят родители. Жена накрывает на стол. Муж говорит ей: "Ты лучше перетерла бы тарелки, смотри, какие они у тебя". Жена, почувствовав подвох, отвечает ему приблизительно следующее: "Чем говорить о моих тарелках, лучше сказал бы, когда и в каком виде ты пришел вчера домой". "А когда я должен приходить домой, если в доме нет настоящей хозяйки? - спрашивает муж. - Мне действительно не хочется сюда приходить. Посмотри на эту паутину, посмотри, что творится здесь".

"А как я должна вести себя в доме, где муж не чувствует себя членом семьи, где он продолжает якшаться со всеми своими старыми знакомыми, часто выпивает и вообще не является мужем в полном смысле этого слова". Либо что-нибудь в этом роде, то есть между супругами возникает перепалка. Спецификой этой перепалки является то, что взаимные обвинения произносятся в присутствии родителей. От родителей в данном случа



Обратите внимание, как в поисках смысла изображения вы рассматриваете фигуры. Скорее всего, вы видите в них совершенно бессмысленные контуры - и это ни к чему не приводит. Но стоит вам сосредоточиться на промежутках между контурами, как начнет проступать слово "ТЕКСТ". Чтобы оно стало более очевидным, проведите прямые линии по верхнему и нижнему краям рисунка. Теперь решение кажется настолько простым, что вы наверняка удивляетесь, как это раньше ничего не увидели.Благодаря иному углу зрения можно расширить свои возможности и увидеть то, чего прежде не замечали. Именно такое впечатление сложится у вас, когда вы столкнетесь с подобными головоломками: вы будете воспринимать уже известную информацию совершенно по-другому. И этот путь приведет вас к новым идеям и подлинным озарениям.Неважно, чем вы сейчас занимаетесь. В любом случае, ваше будущее во многом зависит от тех новшеств, которые внедряются сегодня. Откуда взялись спортивно-оздоровительные клубы? А магазины видеофильмов? Кто помнит те времена, когда единственной спортивной обувью были полотняные кеды с плоской подошвой? Вы помните, в какой момент обратили внимание на то, что японские машины и прочие товары из Страны восходящего солнца заполонили рынок? А когда вы впервые увидели карманный плейер? То, как сложится наша жизнь, безусловно, во многом зависит от великих идей, и в этом деле нельзя полагаться на случай.Игры для ума научат вас генерировать идеи. Эти игры представляют собой специфические приемы, или техники, позволяющие выдвигать самые разные идеи: большие и маленькие, помогающие делать деньги и карьеру, решать проблемы, побеждать конкурентов, создавать новые изделия и более совершенные технологии.Техники отбирались с учетом их практической значимости. Они охватывают широкий спектр - от классических до самых современных. Все они делятся на линейные - позволяющие манипулировать информацией для выработки новых идей, и интуитивные - демонстрирующие, как находить новые идеи с помощью интуиции и воображения*.Вспоминается одна популярная детская головоломка-картинка с шестью рыбаками. Лески их удочек так перепутались, что образовали лабиринт. На конце одной лески - пойманная рыбка. Надо определить, кому эта рыбка принадлежит. Можно, конечно, пройти вдоль каждой лески - но при этом потребуется до шести попыток (тут уж как повезет). Совершенно очевидно, что надо идти с конца - от рыбки до того рыбака, который ее поймал. Тогда потребуется всего одна попытка.Я отбирал игры для ума именно по такому принципу. Вместо того чтобы составить каталог всех известных техник, направленных на развитие творческих способностей, и предоставить вам самим разбираться, какие из них реально работают, я начинал с идеи (рыбка) и постепенно доводил свое исследование до ее носителя (рыбака). А уж затем определял тот технический прием, на который "клюнула" идея.


Английский писатель Г.К.Честертон метко заметил: "Дети не любят слушаться своих родителей, но охотно им подражают". Чем старше мы становимся, тем чаще замечаем, что повторяем слова, услышанные в детстве от мамы с папой, и вообще смотрим на мир, во многом руководствуясь их точкой зрения.

С годами каждый из нас все более ясно понимает то, на что уже давно обратили внимание психологи: образ мыслей взрослого человека, его манера поведения, особенности отношений с другими людьми закладываются еще в детстве под влиянием примера собственных родителей. Особенно это касается брачно-семейных отношений и родительских установок. Ибо давно замечено, что взрослый человек в своей семье вольно, а чаще невольно стремится реализовать ту модель отношений, которую усвоил в детские годы на примере своих родителей.

Одним из первых обратил на это внимание Зигмунд Фрейд, создавший оригинальную, хотя и не бесспорную теорию возрастного развития. Опираясь на идеи Фрейда, его последователи разработали целую систему семейной психотерапии, основанную на принципе коррекции негативного детского опыта. В рамках этой системы предполагается, что женщина, перенимая модель отношений своих родителей, усваивает жизненную позицию, которая может быть определена либо как материнская, либо как дочерняя.

Если в родительской семье доминировала сильная и энергичная мать, которая к тому же уделяла дочери максимум внимания и заботы (пускай порой и в строгой форме), то у девочки на ее примере формируется материнская позиция. Впоследствии она стремится стать своим близким надежной и заботливой мамой, которая все знает лучше других и всегда готова помочь, а порой и приструнить.

Если же главенство в семье принадлежало отцу, то женщина скорее усвоит дочернюю роль. Она на всю жизнь сохранит в себе маленькую девочку, которой легче прислониться к чьему-то сильному плечу, нежели самой нести груз решения жизненных проблем.

В похожем положении оказывается и мужчина. Имея в детстве пример сильного и доминирующего отца, он стремится уподобиться ему и на всю жизнь принимает отцовскую роль - роль хозяина и главы, ответственного за свои решения и готового стать опорой близким. Если же отец по каким-то причинам не являл собой такого примера и реальное главенство в семье принадлежало матери, у мальчика формируется пассивная сыновняя позиция. В его жизни женщина всегда будет нужна для того, чтобы получить от нее материнскую поддержку и ласковое поглаживание по головке, чтобы выплакать, уткнувшись в ее юбку, слезы разочарования, обиды и гнева.

Нетрудно представить, как сложится семейная жизнь, когда повзрослевшие девочка и мальчик привнесут в нее свои сформировавшиеся в детстве позиции. Отношения могут сложиться вполне гармонично, если эти позиции дополняют друг друга, т. е. материнская совмещается с сыновней либо отцовская - с дочерней. Тогда один из супругов с легкостью принимает лидирующую роль, которая вполне согласуется с душевным складом другого, готового идти навстречу, слушаться и подчиняться. Отношения, пускай и неравноправные, естественны и удовлетворяют обоих. Такая семья является вполне благополучной, хотя и не может служить другим назидательным примером: ведь во многих других случаях баланс ролей может сложиться иначе.

Дело обстоит гораздо хуже, если такое взаимодополняющее сочетание отсутствует. Столкновение в супружеской паре материнской и отцовской позиций приводит к изнурительной борьбе за лидерство, в которой чаще всего обе стороны обречены на поражение. Если же супруги приносят в семью соответственно дочернюю и сыновнюю позиции, их отношениям тоже не позавидуешь. И муж, и жена не в состоянии принимать ответственные решения и стремятся переложить этот груз на плечи другого. Оба ищут и не находят в другом поддержки и опоры. В результате возникает взаимная неудовлетворенность, которая еще более усугубляется, если и муж, и жена по старой привычке продолжают искать утешения под крышей дома своих родителей.

Эта довольно убедительная схема зачастую действительно может служить ключом к решению семейных проблем. Однако ее едва ли можно признать исчерпывающей. Вероятно, в былые времена она была справедлива для любой семьи. Но если попытаться проанализировать отношения современных супругов, то они часто не укладываются в эту объяснительную схему. И тому видится несколько причин.

Во-первых, среди современных мужей и жен немало тех, кто вырос в неполных семьях. Если еще не так давно одинокая мать или разведенная женщина с ребенком была явлением исключительным, то в последние десятилетия это явление приобрело массовый характер. Казалось бы, в неполной семье девочка непременно должна усвоить материнскую жизненную позицию, а мальчик - сыновнюю. Но все оказывается не так однозначно.

В отсутствие отца девочка, конечно, отчасти перенимает стиль женского доминирования (хотя и не очень понятно - над кем?), но в то же время ощущает неудовлетворенность от того, что нет в ее жизни мужской фигуры, способной противостоять единоличной власти матери и послужить образцом независимости и силы. Эта нереализованная потребность дает о себе знать и впоследствии. И женщина теряется перед выбором, какую стратегию применить - либо последовать усвоенному образцу и стать кому-то опорой, либо искать насыщения своей глубинной потребности и самой на кого-то опереться.

Мальчик, которого воспитывает одна мать, безусловно, более склонен к обретению сыновней позиции. Однако всякий человек в своем возрастном развитии проходит более или менее выраженный этап подросткового бунта, когда нормы и ценности старшего поколения критически переосмысливаются, а порой и отвергаются. В отсутствие отца этот своеобразный бунт оказывается направлен против установок, прививаемых матерью. В результате мальчик начинает противиться любому женскому влиянию - часто даже вопреки здравому смыслу. Легко представить, какой ершистый и непредсказуемый муж из него получится.

Все это относится к выходцам из неполных семей, которые, к счастью, все же не составляют большинства. Однако ни для кого не секрет, что полная семья и благополучная семья - это не всегда одно и то же. Многие отцы и матери, даже будучи недовольны своими отношениями, продолжают тянуть семейную лямку, сделав таким образом свой выбор между худым миром и доброй ссорой. Даже если супружеские позиции несовместимы, муж и жена пытаются их примирять, образно говоря, цементируя семейное здание штукатуркой.

Их взрослеющий ребенок оказывается в двусмысленном положении: отношения родителей не могут служить ему позитивным примером и он скорее всего бессознательно усваивает, к чему не следует стремиться в семейной жизни. А вот как надо себя вести - этому научиться он просто не имеет возможности.

Описанная схема подходит лишь к консервативному типу семьи, построенному на отношениях преобладания-подчинения. А современный идеал семейных отношений очень далек от этой авторитарной модели. Сегодня, создавая семью, большинство людей мечтают о демократичном, равноправном союзе, где права одного не ущемляют прав другого, где ответственность взаимна, а обязанности справедливо распределены. Понятно, что в такой союз плохо вписывается любая из названных позиций. Правильнее сказать, что ярко выраженная родительская или детская позиция препятствует развитию подлинно гармоничных отношений. То есть если отношения осложняются и перестают удовлетворять супругов, то в этом скорее всею виновато заострение кем-то из них архаичной стратегии супружеского поведения - причем неважно, какой именно стратегии. Потому что каждый из нас в нашем семейном здании опирается на другого и в то же время служит ему опорой. Если нарушить этот баланс, вся конструкция начинает трещать по швам. Чтобы этого не произошло, желательно избегать крайностей в супружеских отношениях. Как, впрочем, и во всем остальном.

Так или иначе, полезно было бы разобраться, на каких исходных позициях строятся супружеские отношения в вашей собственной семье.

В каком бы сочетании ни складывались ваши позиции, существует несколько общих советов, прислушаться к которым нелишне любому мужу и жене.

1. Распределение ролей и обязанностей в семье - дело сугубо индивидуальное. Не старайтесь применить к себе правила и эталоны, которые вам, может быть, и не подходят. Вы соединили свои судьбы, чтобы радовать друг друга, а не для того, чтобы соответствовать чьим-то представлениям об идеальной семье.

2. Если вы недовольны тем, как к вам относится супруг, бесполезно осуждать его и упрекать: упреков никто не любит. Наоборот, всем своим поведением демонстрируйте удовлетворение от того, что вас устраивает. Поощряемый таким образом, супруг невольно станет чаще идти вам навстречу и реже огорчать.

3. Взаимопонимание даже между самыми близкими людьми никогда не бывает абсолютным. Вас может обижать, что супруг не чувствует вашего настроения или не понимает желания, которое кажется очевидным. А может быть, только кажется? Не бойтесь выражать свои мысли и чувства яснее.

4. Большинство проблем человек создает себе сам, поэтому не торопитесь обвинять супруга, если вас что-то не устраивает. Конечно, не исключено, что виноват именно он, но все равно полезнее сначала разобраться в себе.

5. Избегайте потребительского отношения друг к другу, не расценивайте супруга как источник удовлетворения ваших потребностей. По большому счету многие ваши потребности - общие, и удовлетворять их лучше сообща. А с потребителя рано или поздно взыщут плату!

6. Желая будущего семейного счастья своим детям, воспитывайте их не столько назиданием, сколько примером. Помните: хороший семьянин, как правило, вырастает в хорошей семье.



Всегда ли человек отдает себе отчет в том, для чего ему нужен ребенок. Для чего вообще нужны дети, вроде ясно всем: чтобы род человеческий не пресекся. Но зачем каждому из нас? Ведь не все заводят детей. А те, кто позволяет себе это, во-первых, имеют или 1 ребенка, или 10; а во-вторых, руководствуются при этом разными мотивами. Очень часто, когда задаешь вопрос молодому супругу на эту тему, ответы не радуют. Как правило, звучат фразы: "У всех дети" или "Что за семья без детей"? С одной стороны, такая, казалось бы, неосмысленность в столь серьезном вопросе выглядит удручающе, но с другой - если поглубже разобраться, здесь же и залог того, что данный процесс никогда не прекратится, коль происходит он практически неосознанно. Его прочность в его автоматизме. Он не рискует стать предметом риторики, а значит, спонтанно не оборвется.

И все же по-рассуждаем, что побуждает людей в современном обществе, при условии существования свободного выбора, рожать детей. Попробуем приблизительно набросать круг вопросов, появляющихся у супругов, когда они оказываются перед дилеммой иметь или не иметь. Естественно, более остро проблема звучит в тех случаях, когда беременность уже возникла, но сейчас для нас это обстоятельство не имеет значения. Удивительно, но чаще более активным сторонником увеличения семьи выступает жена. Ведь кому, как не ей, достается вся тяжесть носить ребенка и рожать его, а затем львиная доля забот, связанных с уходом и воспитанием. И все же именно женщина делает выбор в пользу того, чтобы иметь. Сказав, что дело здесь в инстинкте, мы мало проясняем ситуацию. Само слово почти ничего не объясняет, во всяком случае не помогает понять, почему возникают конфликты на этой почве.

Одним из распространенных является мотив сохранения и укрепления семьи. Сознательно или бессознательно большинство женщин стремятся и сохранить мужа, и укрепить свое положение в партнерстве. Не будем забывать, что, родив ребенка, женщина к своему социальному статусу жены добавляет статус матери, который заметно повышает ее значимость в обществе. Она приобретает целый комплекс средств защиты, как юридической, так и моральной. Если женщина забеременела, то это меняет также и ее общественное положение, она приобрела больший вес в обществе. Соответственно добавляются и средства влияния на мужа. Им легче манипулировать. То, что это действительно так, легко увидеть на примере отношений, возникающих нередко после развода. Возможность встречаться с ребенком подчас используется для вполне откровенного шантажа.

Существует другой мотив, возможно, он даже более универсален, чем первый. Почти каждый человек стремится испытать ощущение полной самореализации, самораскрытия. Конечно же, для всякой женщины способность к деторождению является одной из наиболее важных, соответствующей, быть может, ее главной исторической и социальной роли. Но, как любая способность, она может быть в окончательном виде удостоверена только через реализацию. То есть, не совершив акта рождения, никто не может быть уверен, что способен родить. Высокий удельный вес данного мотива подтверждается тем, что многие женщины вполне удовлетворяются одним ребенком. Они как бы говорят себе и всем остальным: "Раз я сделала это однажды, то нет сомнения в том, что сделаю еще столько раз, сколько захочу".

Наконец, важным действующим фактором в решении иметь или не иметь ребенка служит пассивное, то естьцеликом основанное на традиции, поведение. "Раз большинством в данном обществе поощряется деторождение, значит, я буду рожать".

Мы сознательно ничего не говорим о так называемых радостях материнства, хотя искренне убеждены в том, что они существуют. Но, во-первых, их нельзя отделить от чувства удовлетворения, вызванного усилением социальной значимости и так далее, другими словами, от того, что только что обсуждалось, а во-вторых, положительные эмоции, связанные с появлением детей, настолько могут быть "уравновешены" отрицательными, особенно когда дети болеют, получают травмы, совершают правонарушения и тому подобное, что эмоциональный фактор, следует признать, играет не вполне понятную роль.

У мужчин стремление к потомству выражено менее. Чаще всего муж занимает роль пассивного соучастника. С одной сторны, он признает за будущей матерью приоритет в решении проблемы, уважает ее право на выбор. С другой - не считает приемлемым заявить в полный голос о своих возражениях. Хотя чаще всего они имеются. Правильнее сказать, должны быть. Почему? Да потому, что роль мужчины в самом широком биопсихосоциальном смысле отличается от женской. Если для женщины лейтмотивом поведения является консерватизм, воплощенный в стремлении сохранить то, что уже есть (семейный очаг, среду обитания, традиции), то для мужчины, напротив, ведущими будут стремление к поиску, жажда перемен. Говоря образно, женщина осваивает уже отвоеванное пространство, тогда как мужчина разведывает и стремится овладеть новым. То, что в современном обществе подобные стереотипы выдерживаются не так уж строго, сути дела не меняет. Просто, благодаря большей внутренней мобильности нашего общества, часть людей занято в сферах, которые издавна почитались как имеющие определенную половую принадлежность (мужские или женские профессии), вопреки присущей им идентификации.

Кстати, с точки зрения психолога, каждый человек содержит в себе черты и того, и другого пола. В конечном итоге дело в том, каково их соотношение, каких качеств больше. Если мы согласимся, что основная роль мужчины в расширении имеющегося, не важно какого, ареала (пространственного, информационного, экономического), то следует признать: сильной потребности в ребенке у него нет. Отсюда не следует, что он не будет любящим и заботливым отцом. Он вполне им может стать, но следует иметь в виду, что мысль о появлении в семье ребенка вызывает поначалу у супруга не одни только восторги.

Существует устоявшийся киноштамп. Жена срывающимся голосом, переходящим в шепот, объявляет мужу о своей беременности, а он тут же на глазах зрителей теряет голову от счастья, бормочет ей милые нежности, камера отъезжает, показывая затылки супругов, - они смотрят в радужное будущее.

В жизни подобные ситуации намного прозаичнее. Один из возможных супружеских конфликтов формируется вокруг проблемы появления ребенка. Вариантом его является ситуация, когда муж против ребенка, хотя прямо об этом и не заявляет. Он чувствует, что с появлением в семье третьего члена ему придется лишиться значительной доли любви и внимания, которые, естественно, достанутся ребенку. Чувствовать он чувствует, но не всегда может осознать причину своего дискомфорта. Моральные нормы и стереотипы, навязанные обществом, не позволяют проникнуть в сознание эгоцентрическим мыслям. Поэтому возникают расплывчатые и не выраженные словами недовольство, раздражение, которые для выхода наружу находят другие, более приемлемые, с точки зрения морали, поводы.

Ситуация накаляется благодаря соответствующим реакциям противоположной стороны. Жена видит, что бесспорные ее достоинства недостаточно поощряются. Она рассчитывала, что беременность принесет ей существенные преимущества, но этого не произошло. Ей начинает казаться, что муж слишком огорчен ее потускневшим внешним видом, ведь очень многие женщины в период беременности дурнеют. Кроме того, женщина была уверена, что сейчас, как никогда, она может пользоваться режимом наибольшего благоприятствования. Вместо этого - непонятное охлаждение, временами даже агрессивность. Напомним, что в силу чисто физиологических причин состояние беременности сопровождается неустойчивостью эмоций, склонностью к депрессивным реакциям (в первой трети срока), нервозностью, ощущением дискомфорта. Все это, вместе взятое, не располагает к правильному анализу и взвешенным решениям, напротив, обиды множатся, возникают взаимные претензии, даже негодование, дело доходит до упреков и оскорблений.

Разворачивается цепная реакция скандала со всеми присущими этой форме поведения компонентами: гнев, страх, стыд, вина. Разрядка наступает после очередной стычки, но ненадолго, поскольку основные причины остаются замаскированными и невыясненными, а стало быть, предпосылки нового конфликта, вернее, новой схватки при сохранении старого конфликта сохраняются. Это одна из возможных ситуаций, которые реализуются в реальной жизни более сложным и разнообразным путем, но схема приблизительно такова.

Конфликт между супругами, ожидающими ребенка, может не выходить на поверхность, оставаясь в глубинах вод, по которым движется семейная лодка. Тогда внешне события не выходят из границ респектабельности. Но иногда, в тот момент, когда жена жалуется мужу на недомогание или делится появившимися тревогами, вместо ожидаемого участия и сопереживания слышит фразу: "Но ведь ты сама этого хотела". В этой фразе как-будто уже произнесены и другие слова, например: "На меня, пожалуйста, не рассчитывай, у меня своих проблем выше головы", или: "Неужели ты думаешь, что свою работу я променяю на все эти пеленки-распашонки".

В такой ответственный момент над семьей нависает угроза кризиса, суть которого в том, что, как выясняется, преобладают индивидуальные интересы. Смысл любого эгоцентризма в примате индивидуальных интересов, т. е. индивидуальное противопоставляется групповому и поднимается над ним.

Наше общество, начертав на своем знамени коллективизм, вело длительную активную борьбу с индивидуализмом, но победы не добилось. И, видимо, потому, что коллективизм - это всего лишь противоположность индивидуализму, как бы его зеркальное отражение с противоположным знаком. Ни индивидуализм, ни коллективизм не учитывают такого существенного обстоятельства, что общество состоит не столько из индивидуумов, сколько из личностей. Не станем вдаваться в подробное описание различий. Приведем лишь одно сравнение. Индивидуум относится к личности примерно так же, как доска к растущему дереву. А коллектив и общество схожи как штабеля досок и лес. Если человек стал личностью, то, помимо индивидуально присущего, он непременно несет и множество качеств, которые свойственны ему как социальному существу. Ибо личность без общества существовать не может даже в абстрактном смысле. Личность - одновременно объект и субъект социального процесса.

К сожалению, семья оказывается довольно часто ареной, где разыгрываются сражения индивидуумов, каждый из которых прочно стоит на защите собственных интересов. Постоянно идет выяснение, чей интерес главнее. И спор этот трудно разрешим в принципе. Как впрочем, большинство принципиальных споров. Противники должны просто изменить правила игры. Вместо индивидуального подхода к оценке складывающейся ситуации им следует признать, что в семье они приобретают новое качество. Каждый из них несет свою функцию, но эти функции принадлежат единому целому. Целое, которое не сводимо ни к одному из них, ни даже к их сумме, а представляет третье, чему имя семья. При таком взгляде для конфликтов, подобных описанному, практически не находится места.

Соучастие и провокация

Итак, мы коснулись конфликтов, в которых дети не участвуют, но как бы их провоцируют, проявляя и выводя на поверхность антагонистические силы, заложенные в супружеских индивидуальностях.

Рассмотрим часто возникающую конфликтную схему, которая может быть условно названа "Почему он такой плохой?". Расстановка сил в этой игре примерно следующая: ребенок ведет себя иначе, чем хотелось бы родителям. Один из родителей считает, что в этом непременно виноват другой родитель и почти нисколько не виноват он сам. Предполагаемых виновных может быть больше, чем один (например, бабушка, она же свекровь или теща). Жена говорит мужу: "Коля получил за минувшую неделю две двойки, наверно, не сегодня-завтра позвонит классная руководительница и пригласит тебя в школу". "Кроме того, - продолжает она с несколько возрастающим напряжением в голосе, - разве ты не замечаешь, что он стал совершенно неуправляемым? Что бы я ни сказала, он вступает в спор, отказывается помогать по дому. Ты обязательно должен как-то на него повлиять". После такой "завязки" беседа может продолжаться принципиально в двух направлениях.

Первое, которое нас сейчас почти не интересует, поскольку оно функционально и бесконфликтно, приведет к выработке разумного решения благодаря тому, что усилия супругов будут направлены действительно в сторону коррекции отклоняющегося поведения сына.

Второе направление: в голосе жены муж слышит упрек в свой адрес, для него важно отклонить предъявляемые обвинения. Сообщение о плохом поведении сына воспринимается как агрессия по отношению к нему как к человеку, несущему ответственность за воспитание, и поэтому первая естественная реакция - защита. Любая защита требует мобилизации и концентрации сил, а следовательно, определенного сужения сознания. При этом кругозор, необходимый для объективной оценки и поиска взаимоприемлемых решений, сокращается, и соответственно, возможность выбора оптимального решения значительно ограничивается. В таких случаях анализу и оценке в основном подлежат те варианты, которые устраняют угрозу для индивида, а не служат подготовке совместного выхода из фрустрирующей ситуации.

Муж тогда отвечает, примерно, следующим образом: "Пусть в школу идет тот, кто во всем потакает своему сыночку и считает его вундеркиндом. Сколько раз я говорил тебе, что мальчику требуется строгость, иначе он неизбежно превратится в шалопая".

Следующий ход делает жена: "Вместо того, чтобы объяснить мне, что нужно ребенку, ты бы лучше вспомнил, когда ты с ним последний раз по-человечески разговаривал. Разве не понятно, у кого он мог научиться грубости и нахальству?"

Вскоре в семейную ссору втягиваются участники "второго звена". Будут помянуты родители обеих сторон, каждый партнер попытается с возможным остроумием найти грехи противоположной стороны, при этом совершенно забыт главный предмет дискуссии и, похоже, никого уже не интересует, что же будет дальше с ребенком. Главное - доказать собственную правоту и побольнее "достать" противника. Ведущая черта данной психологической ситуации может быть выражена словом "вина". Найти виноватого, наказать виновного, отрицать виновность и т. п. Достаточно отказаться от самого термина, а главное, понятия, и механизм конфликта разваливается, как прекращает работать заводная игрушка, в которой лопнула пружина. Хорошо известно, что ничто так не сплачивает людей, как общая цель. Возьмитесь с двух сторон помогать ребенку в учебе и других его детских, но вместе с тем достаточно сложных проблемах, и забудьте о поисках виноватого. Остерегайтесь превращать свою семью в "судебную комнату", ибо из зала суда люди, как правило, уходят в противоположных направлениях.

Нам кажется, что здесь уместно задержаться на понятии "вина". Данный термин занимает много места в современной психологии и патопсихологии, и толкуется он несколько глубже, чем это принято в обыденном сознании. Чувство вины возникает вследствие осознания неправильного поведения, нарушающего имеющиеся моральные и этические нормы. С ним же тесно спаяны представления о понижении оценки (самооценки, если обвиняешь себя, и другого, если вина приписывается ему) и об искуплении, то есть организации усилий на исправление возникшей ситуации. В соответствии с психоаналитической концепцией, вина рассматривается как результат внутреннего конфликта между "Я" и "Сверх-Я" (напомним, что под "Сверх-Я" понимается комплекс социально обусловленных стандартов поведения, морально-нравственных нормативов, этических представлений личности).

В бессознательном, которое сформировано опытом раннего детства, существует тесная связь между виной и наказанием. Таким образом, признание вины как бы автоматически влечет за собой готовность принять наказание. Хроническое чувство вины поддерживает тревогу, приводит к агрессивным импульсам или, напротив, к депрессии и аутоагрессии. У многих чувство вины оказывается пусковым механизмом в развитии алкоголизма. Причем в последнем случае пьянство может быть одновременно и следствием чувства вины и причиной. Гораздо раньше психологов эту особенность подметил известный французский писатель А. де Сент-Экзюпери. Вот развитие этой мысли в диалоге Маленького Принца с алкоголиком:

Почему ты пьешь? Я пью, чтобы забыть. Что забыть? Что мне стыдно. Чего стыдно? Того, что я пью.

Итак, ясно, что чувство вины действует на личность разрушающим образом. Поэтому мало кто готов признать себя виноватым без сопротивления и, значит, если вы кого-то обвиняете, то будьте готовы к борьбе. В жизни чаще всего борьба так подчиняет борцов, что они очень скоро забывают повод своей схватки и единственной их целью становится победа. В этом, как нам кажется, суть многих конфликтов.

Часто приходится сталкиваться с такой ситуацией, когда в деструктивной или распадающейся семье дети используются в качестве разменной монеты для решения сугубо эгоистических задач. С помощью детей осуществляется месть, реализуется агрессивность, компенсируется ущемленное самолюбие и т. п. Речь идет о тех драмах, когда одна из сторон запрещает другой (цаще жена не позволяет мужу) встречаться со своим сыном или дочерью после развода или в формально сохраняющейся семье активно восстанавливают ребенка против отца или матери. В подобных случаях у нападающей стороны всегда находятся резоны. Никто не говорит, что подобные действия совершаются из слепой ярости или мести, у каждого заготовлены более или менее приемлемые объяснения. Чаще всего речь идет о неблагоприятном влиянии. "Я не хочу, чтобы он был похож на тебя", - говорит жена мужу, отказывая ему в законном праве встречаться с сыном. Или: "Пусть лучше у него не будет отца, так ему легче". Подобные оправдания неправых действий не что иное как камуфляж, призванный замаскировать в общем-то неприемлемые мотивы поведения. (То, что в психоаналитической психологии называется рационализацией).

Суть подобных конфликтов предельно проста, она может быть выражена в одном предложении: "Я тебя ненавижу и сделаю все возможное, чтобы заставить тебя страдать". Остальные соображения носят исключительно маскировочный характер. То, что в таких конфликтах практически ничего нельзя достичь убеждением и все попытки родственников, друзей, даже суда, доказать инициатору агрессивного поведения его неправоту и несостоятельность обречены на неуспех, лишь подтверждает тесную связанность мотивов поведения с бесознательными, иррациональными, механизмами. В противном случае они бы поддавались коррекции логическими, рациональными средствами.

Рассмотрим еще один более легкий, но не менее типичный пример. Назовем конфликт "Заложник". Здесь ребенок служит только оружием в споре противоборствующих сторон. Обычно инициатор конфликта создает такие условия, в которых его партнер заведомо вынужден отвечать решительным жестом. Таким образом, конфликт провоцируется с помощью ребенка, последний же служит для оправдания агрессивного поведения инициатора. Например, мать знает, что отец болезненно реагирует на то, что 8-летнего сына кормят с ложки. Когда она испытывает легкую досаду на мужа, то, подчас не думая о мести, за обеденным столом усаживается поближе к сыну и начинает заталкивать в него еду ложку за ложкой уверяя себя, что не видит разгневанных взглядов и не слышит сердитого покашливания. Через несколько минут, теряя терпение, поскольку "индифферентные" маневры остаются незамеченными, отец начинает гневную и стереотипную филиппику о вреде такого поведения и грубых дефектах воспитания. Он также уверен, что вся сцена разыгрывается не для него, а просто жена не понимает, насколько мальчику важно прививать самостоятельность. В зависимости от темпераментов, традиций и культуры участников конфликт, развернувшийся из-за столь пустячного повода, может быть выведен на любой уровень, вплоть до рукоприкладства, однако ядром его остаются отнюдь не педагогические проблемы, а всего лишь знакомые нам эгоцентризм, агрессивность, преувеличенное чувство превосходства или, напротив, комплекс неполноценности.

Вероятно, почти все конфликты, происходящие в семье, небезразличны для детей. Хотя и принято считать, что они в силу недостатка знаний и неразвитости мышления плохо понимают суть происходящих событий, тем не менее эмоциональную сторону дети чувствуют чрезвычайно точно. Кроме того, они всегда конфликт между отцом и матерью воспринимают как угрозу своему благополучию и в силу этого реагируют на него повышением уровня тревоги и психическим напряжением. Другими словами, для ребенка даже невинная с виду перебранка между отцом и матерью является стрессовым фактором.

И снова "Отцы и дети"

Как складываются отношения между детьми и родителями? Частично об этом шел разговор в статье "Мы и наши родители: конфликты по наследству", поэтому здесь мы преимущественно коснемся ситуаций, в которых дети еще дети в социальном, абсолютном смысле, то есть в возрасте до 16 лет.

Когда ребенок появился на свет и растет, семья так или иначе занята его воспитанием. Нередко приходится сталкиваться с тем, что даже профессионалы не вполне отдают себе отчет, чем воспитание отличается от обучения. А разница довольно существенная: обучение всегда более или менее конкретно. Вы учите ребенка пользоваться горшком, держать в руках ложку, произносить слова и целые выражения. Но это еще не значит, что вы воспитываете у него чистоплотность, культуру речи и хорошие манеры. Обучение - процесс достаточно прямолинейный, почти односторонний. Происходит передача информации от одного субъекта другому, причем воспринимающий остается пассивным участником.

Воспитание же предполагает обязательное активное соучастие объекта воспитания. И здесь многое будет зависеть от качеств, наследственно обусловленных и преформирующих действия воспитателя, то есть учить можно одному, а воспитывать в это же самое время другое. Например, отец, читающий своему ребенку скучную нотацию, учит его с уважением относиться к учителям и, вместе с тем, того не желая, воспитывает у него негативное отношение к образованию, которое тот будет носить в себе всю жизнь. Результаты, а только по ним может оцениваться воспитание, прямо противоположны целям, ставившимся воспитателями. Следует признать, что для воспитателя менее важно то, что он говорит и чему учит, главное - как он это делает. И здесь весьма существенными факторами будут личность воспитателя и атмосфера, в данном случае семьи, в которой происходит воспитательный процесс (подробнее об этом читайте в статье "Главные условия воспитания детей в семье").

Непонимание различий между обучением и воспитанием, уверенность в том, что прямолинейная дидактика и бездушное натаскивание эквивалентны педагогике, во многом привели к вырождению нашей начальной и средней школы, в которой, как считается, личность учителя - это настолько эфемерное, метафизическое и малозначащее понятие, что и говорить о ней не стоит. А все усилия должны быть направлены на составление оптимальных и непременно универсальных школьных программ и затем - на контроль их выполнения. Кстати, значение исходного материала и необходимость с ним считаться в воспитании понимались, видимо, всегда. Например, великий французский философ М. Монтень в своем труде "Опыты" утверждал: "Трудно... преобразовать то, что вложено в человека самой природой. От этого и происходит, что, вследствие ошибки в выборе правильного пути, зачастую тратят даром труд и время на натаскивание детей в том, чего те усвоить как следует не в состоянии". Он же считал, что долг воспитания "в том, чтобы поселить в воспитанника желание не только уважать, но в равной, а то и в большей мере и любить добродетель".

Однако далеко не во всех семьях "Опыты" М. Монтеня являются настольной книгой. В жизни взгляды на воспитание столь же разнообразны, сколь разнообразны характеры, образованность, жизненный опыт, хотя все воспитатели сходятся на том, что каждый "хочет как лучше", вот только в способах и средствах расхождения. И здесь мы видим почву для многих конфликтов. Коснемся вначале тех из них, которые разворачиваются между супругами, впрочем, с участием других членов семьи, чаще это дедушки и бабушки.

Как правило, ребенок для родителей - это средоточие собственных нереализованных честолюбивых стремлений. Это в свое время остроумно подметил французский писатель и философ Ж--П. Сартр. Но редко бывает, чтобы у обоих супругов в этом отношении было единодушие. Каждый из них воплощение своего честолюбия представляет по-своему. Соответственно и воспитательный процесс будет направляться по-разному. Один, например, будет воспитывать "бойца", а другой - "артистическую натуру". Одному кажется, что суровость и спартанское обращение - это те условия, которые являются оптимальными для его сына, а другой супруг убежден, что этим ребенок будет искалечен, у него воспитаются жестокость и преклонение перед силой, тогда как важнее доброта и любовь. Трудно найти компромисс в подобной ситуации. Один родитель уверен, что у ребенка математические способности и он должен как можно больше заниматься соответствующими предметами в школе, причем школа должна быть специальной, а другой видит, что у ребенка плохой цвет лица, неважный аппетит и его следовало бы отправить месяца на три к бабушке за город.

Понятно, что в конструктивной и функциональной семье такой вопрос может быть без ущерба для обеих сторон подвергнут открытому и благожелательному обсуждению, в результате которого будет избран наилучший из вариантов. В этих семьях преобладают отношения сотрудничества или паритета. Каждый супруг имеет более или менее очерченный круг проблем, за которые он ответственен, а остальные проблемы решаются сообща путем "консенсуса". В таких семьях и ребенок, едва появившись, уже обладает определенными правами и "долей" участия в решении глобальных для семьи вопросов. То есть с ним непременно считаются, не дожидаясь, пока он сам громко этого потребует. В этих семьях всегда присутствует либерально-демократический дух, в атмосфере которого воспитание проходит вполне безболезненно и представляет собой процесс овладения обязательными этическими комплексами ("любовь и уважение к добродетели") и своевременного раскрытия заложенных в ребенке склонностей с помощью имеющейся системы образования. В подобной семье невозможны ни благодушное попустительство, берущее свое начало от безразличия и душевной лени, ни авторитаризм, сопровождающийся постоянным насилием.

Как же обстоит дело в дисфункциональных семьях? Вместо сотрудничества или паритета в них основными являются другие формы отношений. Это конкуренция и конфронтация. В основе конкуренции лежит нечеткость в определении социальных ролей в семье. Как и во всякой другой конкуренции, в семейной цели могут быть примерно однозначные, но способы их достижения будут сильно различаться. Постоянно идет спор о способах. И отец, и мать, и дед, и бабушка хотят, чтобы ребенок вырос здоровым, всесторонне развитым, занял достойное место в обществе и был счастлив. Они убеждены, что в достижении столь благородной и бесспорной цели чуть ли не все средства хороши. Им часто невдомек, что, вступая друг с другом в спор по поводу тех или иных "воспитательных" вопросов, они только в самом начале будут обсуждать действительно проблему своего ребенка. Очень скоро они соскользнут в привычную колею, проложенную старыми, прошлыми конфликтами. Вернутся к "вечным" своим вопросам: "Кто главнее", "Чей папа сильнее" и другим подобным инфантильным проблемам. Набор причин для возникновения конфликтов более или менее ограничен. Подчеркиваем, речь в данном случае идет о причинах, а не о поводах. Недостатков в последних нет.

Если при конкурирующих отношениях есть общность целей, то при конфронтации общей является только арена схватки. Не следует думать, чго конфронтация в семье - это терминальное состояние, которое длится недолго и знаменует собой близость окончательного распада (развода). Опыт психологического консультирования, да и простые житейские наблюдения показывают, что существует немало людей, для которых атмосфера конфронтации является предпочтительнее любой другой. Они стремятся ее сохранить любыми путями, не доводя дело до окончательного разрыва. А если таковой произойдет, то со временем они находят новую семью, в которой устанавливают очень похожие отношения, ибо их правда жизни в том, чтобы разрушать, их главный стимул - борьба, а для борьбы нужна конфронтация и питающая ее ненависть.

Если в человеке сильно конфронтационное начало, то он любую проблему сможет повернуть так, чтобы найти в ней пункт, с которым нельзя согласиться. Он непременно скажет: "Да, это справедливо, но...", - и дальше, в зависимости от своего интеллекта или опыта ведения дискуссий, докажет со всей очевидностью, что предложение оппонента никуда не годится и что из десятка предложений подходящим может быть сочтено лишь его собственное.

В любом конфликте, возникающем в семье, всегда очень полезно попытаться отвлечься от содержательной стороны спора и сосредоточить внимание исключительно на эмоциональной. То есть сделать попытку разобраться, какие чувства владеют дискутантами. Как правило, удается установить, что содержание спора не более чем маскировка готовых уже эмоциональных комплексов, которые требуют разрядки и могут быть реализованы в данном случае через предмет обсуждения.

Вспомните, как часто, находясь в плохом расположении духа, встав, что называется не с той ноги, вы начинаете бурно реагировать на такие события и слова, которые еще вчера вас совершенно не беспокоили. Или понаблюдайте за своим начальником, если вы этого еще не сделали, и отметьте, когда лучше и вернее идти к нему с просьбой о внеочередном отпуске,-утром в понедельник или в пятницу во второй половине дня. Всем известно, что эмоциональный фон служит более весомым фактором, чем познавательное, смысловое содержание сигнала. Поэтому сообразительный школьник не станет сообщать отцу о вызове в школу до обеда, а непременно подождет, пока преобладающими эмоциями станут сытость и благодушие, тогда можно и о "двойках" побеседовать.

Иногда бывает, что в семье роли распределяются не в подчиненном смысле "старше" - "младше", а по разным качествам. Тогда, например, могут возникнуть "теоретик" и "практик". Естественно, разделение условное и, возможно, навязанное одним из супругов. Тогда поведение по отношению к детям строится таким образом, что один постоянно дает советы, а другой может только их выполнять. Причем в семьях, в которых "теоретик" отличается некоторым остроумием, он дает всегда несколько и, как правило, взаимоисключающих советов с тем, чтобы в любом из возможных исходов можно было сказать: "Но ведь я говорил совершенно другое!". Подозревая беспроигрышность позиции, занятой супругом, "практик" пытается восстать и добиться справедливости, но у "теоретика" всегда имеются подготовленные рубежи, на которые он может отступить. "В следующий раз ты поступишь так, как считаешь нужным". Этот максимум обычно удовлетворяет "практика", причем он не задумывается об истинных масштабах своей победы, а если бы задумывался, то понял, что она не слишком отличается от поражения, поскольку "поступать" все равно оставляется ему, а роль судьи, которая легко получается из роли советчика, остается за партнером.

Другой вариант игры такого типа можно назвать "Посмотри, что из этого получилось". Один из супругов намеренно не вмешивается в вопросы, связанные с воспитанием детей, предпочитая роль независимого наблюдателя, хотя по своему статусу ему следовало бы занимать более активную и действенную позицию. Особенно часто такие ситуации возникают тогда, когда дети входят в подростковый возраст и возможность влияния на их поведение становится все более ограниченной, а результат воспитательной интервенции все менее определенным.

Представим, что 14-летний сын подолгу "застревает" на улице в компании сверстников и дома регулярно появляется около полуночи. При этом отецдержится так, будто не видит в этом ничего предосудительного, а попытки матери изменить складывающуюся картину воспринимаются юмористически. В один из дней выясняется, что сын состоит на учете в милиции и причастен к компании делинквентных (нарушающих общественный порядок) подростков. Тогда разражается буря, одним из пунктов обвинения матерью выдвигаются упреки отцу в попустительстве и непринятии им мер, которые своевременно могли бы оказать профилактическое действие. Здесь, как и в других случаях дисфункционального поведения, главным вопросом представляется "Кто виноват?" вместо "Что делать?" В данном конфликте компенсация неспособности формировать и контролировать обстановку в семье происходит за счет малопродуктивной агрессии, направленной не на виновника, а на участника игры. Ему достается лишь потому, что он слабее и в данном случае "ближе". Своим поведением отец семейства как бы говорит: "Да, я не умею воспитывать детей, но это не значит, что можно безболезненно нарушать мой покой".

Теперь пора поговорить о конфликтах собственно между детьми и родителями. Напомним, что в каждой семье между ее членами существует система связей. И хотя они не видны невооруженным глазом, нет оснований сомневаться в их существовании. Так же, впрочем, как и в существовании гравитационных сил, которые невидимы, но существуют. Связи между детьми и родителями образуются различные. Принято выделять, по меньшей мере, четыре типа: силовые, эмоциональные, когнитивные и нормативные.

Под силовыми связями мы понимаем те, которые устанавливаются в порядке подчиненности и власти. Без особых раздумий ребенок принимает правила, в соответствии с которыми он обязан подчиняться своим родителям просто потому, что они сильнее. Его могут шлепнуть или наказать как-нибудь иначе, но потребовать подчинения, не вдаваясь в мотивировку этих требований.

Эмоциональные связи предполагают отношения любви, привязанности, восхищения, уважения, которые есть у детей по отношению к родителям и апелляция к которым считается в педагогике хорошим тоном.

Когнитивные связи осуществляются путем обмена информацией. Основные сведения об окружающем нас мире дети получают в первые годы жизни от родителей. В дальнейшем этим целям служат другие инстанции, но все же, как правило, информационный канал работает довольно долго, когнитивная связь может функционировать до периода зрелости и даже дольше.

Наконец, под нормативными связями понимаем систему передачи детям комплекса социальных норм и правил, без чего немыслимо существование общества. И хотя многие сетуют на деградацию общества и глухоту детей именно к этическим нормативам, на самом деле факт нарушения тех или иных стандартов совсем не свидетельствует об их отсутствии. Просто в разные времена по-разному складывается отношение к социальным императивам, но само их существование остается бесспорным.

Возникновение конфликта в системе родители - дети возможно по всем направлениям, по которым существуют связи. Конфликт - это дезорганизация структуры в рамках существующей связи и в то же время, по меткому выражению бельгийских психологов М. Роберта и Ф. Тильмана, "конфликт - это генератор новых структур (мы не говорим лучших!)" Последнее дополнение очень существенно, и тем не менее вряд ли возможно представить бесконфликтное развитие в семье. Либо родители настолько умны, что регулярно пересматривают свою политику по всем описанным направлениям и всякий раз вводят, по мере роста детей, необходимые коррективы своих отношений. Либо, что чаще, в результате серии чередующихся конфликтов, демонстрируя гибкость и способность к компромиссу, они создают новые и новые структуры, позволяющие в каждом случае поддерживать связь на уровне оптимального ф



Любовь, любовь - ты правишь миром! Мир болен любовью: все лучшие стихи, песни, фильмы - о любви. Тот, кто любим, счастлив, доволен - тот и становится центром вселенной. Господи, как же хочется оказаться именно в этом самом "центре"! Почему же, предпринимая путешествие в "прекрасную страну", мы, как правило, оказываемся в деревне Гадюкино с ее ужасным климатом? Да все потому что по большей части уповаем на Бога, надеемся на удачу, доверяемся случаю и ведем себя спонтанно. С себя же ничего не спрашиваем, грешим на судьбу и надеемся на чудо. Я не хочу сказать, что чудес не бывает - еще как бывают. Просто совершать их нужно самой и становиться самым главным чудом в этой жизни. И люди к тебе потянутся. Вот так и образуется центр вселенной! Вокруг тебя!

Эта книга - не набор рецептов и секретов обольщения. На Западе, на Востоке и в России подобных книг издано предостаточно. Так что просто нет смысла перечислять "технические" приемы: "Посмотрите на Него через плечо, прикрыв глаза ресницами... Сядьте нога на ногу, повернув колени в Его сторону...

Улыбнитесь и спросите: "Прикурить не найдется, красавчик?"" - занятие довольно бесперспективное. Ведь вы можете быть совсем не femme fatale, а он - вовсе не Джеймс Бонд. И разговор ваш может быть беспредметный, то есть невинный, вроде тренировочного боя - так, апробация шарма. Но обаяние надо тренировать - и для самых невинных целей, и не очень. А как, если без рецептуры и ноу-хау?

Предлагаю начать не с инструментов женского кокетства - взглядов, улыбок, вырезов на платье, - а с внутреннего состояния женщины. А потом уже перейти к использованию методов, приемов и инструментов женского очарования. Перед вами - новый взгляд на природу любви и... на женщину. Казалось бы: ну какие новые взгляды возможны в этом старом-престаром мире? И традиционные, и феминистские подходы к "женскому вопросу" без конца оспаривают первенство и в прессе, и на телевидении, и в быту. Кто-то мечтает о возвращении домостроя, кто-то горой стоит за надвигающийся матриархат... Надоело.

Особенно западные авторы хороши со своими советами, один другого краше. "Здоровайтесь с каждым мужчиной там, где вы работаете, ходите в магазин, ведете свои дела и развлекаетесь". Многие женщины не могут непринужденно сказать мужчине: "Вы производите впечатление интересного человека, и я бы с удовольствием поговорила с вами" (Маргарет Кент "Как выйти замуж") - еще бы, такое сказать незнакомому мужику в магазине! Он и на вопрос о том, сколько времени, отвечает: "Вася!", а тут и вовсе в подсобку потащит! Или "Шепните вашему поклоннику где-то в середине обеда: "Я забыла надеть трусики!" - и увидите, какой это произведет эффект" (Грэхем Мастертон "Одинокая, страстная, сексуальная... и благополучная") - какой эффект? Поднимет глаза от шашлыка и буркнет: "Ну, купи", а сам подумает, что у вас плохо с памятью и представлениями о личной гигиене.

Да, не та у нас обстановка, чтобы строить отношения таким образом. Культура другая, отношения между людьми иначе построены. У нас надо быть осторожнее. Россиянин от заповедей домостроя понемногу начинает отходить, но если ему "с места в карьер" Эммануэль изобразить - он в ступор впадет. Сотрясение ума получит, в тяжелой форме, переходящей в хроническую. Мужчина - существо ажурное, его надо брать тонко! Поэтому рецепты вроде уже процитированных - насчет приветствий и шокирующих фраз за обедом - воспринимаются у нас скептически. И даже саркастически.

И все же позвольте вас заверить - многое неправильно понятое тут же незаслуженно отбрасывается. Целиком - и ванночка, и младенец. А зря. Мы, женщины, часто отказываемся от "даров природы", чтобы выглядеть современными и независимыми, чтобы стать наравне с мужчинами. И наоборот - чтобы не выглядеть чересчур раскованными, свободными и неуправляемыми. А между тем существует тактика, которую полезно применять и традиционалисткам, и феминисткам. Как именно следует грамотно влюблять в себя окружающих, "осторожнее и тоньше", - стоит узнать и пользоваться этими методами для своего же блага.

Например, древние методы завоевания любви и приязни окружающих могут помочь женщине выжить в меняющемся мире, в опасном и непредсказуемом XXI веке. Надо только отказаться от устаревших взглядов и необоснованных запретов. Мы привыкли, что женское кокетство уместно только с возлюбленным - или, максимум, с кандидатом в возлюбленные. А с боссом или с соседом по лестничной площадке пускать в ход обаяние нехорошо. Что "он" подумает? Что, что. Много хорошего подумает. И всегда охотно предложит помощь и защиту. Гаечный ключ одолжит и премию увеличит. Если действовать не топорно, умеючи, согласно обстановке и целям.

Результат зависит не только от инструмента, но и от метода его применения. Так ли хорошо каждая женщина владеет своим главным "инструментом" - обаянием? Разве мы не боимся себя, не загоняем сознательно в угол, чтобы создать стереотипный, взятый напрокат образ ""неукротимой добродетели", "знойной обольстительницы" или "самостоятельной супервумен"? Что может быть хорошего в банальности? И какое отношение этот навязший в зубах сериальный персонаж имеет лично к вам?

Но если вы сомневаетесь в собственной неординарности, если вам кажется, что время идет, а успех запаздывает - знайте: у великих людей были те же проблемы.

Художница и писательница Мария Башкирцева жаловалась: "Если бы я родилась мужчиной, то покорила бы Европу. Родившись женщиной, я истощила энергию на споры с судьбой и эксцентрические выходки".

Значит, всякому, кто хочет достичь успеха, нужно запастись терпением, составить собственный план действий - и брать вселенную приступом! Мир состоит из людей - значит, это возможно! Так чего же время зря терять?

Все, кому хочется добиться своей цели, кому нравится любовь окружающих (а кому она не нравится?), - прочтите эту книгу. Она принесет вам немалую пользу, подскажет нестандартные решения, поможет поверить в себя.



Упpавление эмоциями с помощью HЛП Это не сpедство самоpазвития, хотя те,кто пользyется им для самоpазвития, опять же полyчают впечатляющие pезyльтаты. И yж никогда и ни за что это не пpедмет для самостоятельного или заочного изyчения. Оно слишком хоpошо pаботает, чтобы быть безопасным в неyмелых pyках, так что лyчше yчиться под pyководством опытных и квалифициpованных тpенеpов. Вы бы стали yчиться плаванию с аквалангом y соседа, котоpый как-то pаз неделькy поныpял в бассейне? В этой статье pечь пойдет о некотоpых пpедположениях, сyществyющих в нашей кyльтypе, и о том, как, пользyясь пpедоставляемой HЛП инфоpмацией, наyчиться самостоятельно изменять их.HЛП изyчает, как мы констpyиpyем свои мысли, как мы знаем то, что знаем,и как мы создаем свои пеpеживания. Конечно же, наши сyбъективные пеpеживания отличаются от чьих yгодно еще. Точно также и сyбъективные пеpеживания любого дpyгого человека отличаются от сyбъективных пеpеживаний остальных. Однако все наши мысли, эмоции, воспоминания и мечты состоят из каpтинок, звyков и ощyщений. Разница в наших пеpеживаниях пpоисходит из-за того, что мы можем pасположить эти звyки,каpтинки и ощyщения миpиадами pазных способов, а также от того, что именно пpивлекает наше внимание.Многие на Западе считают, что им легко yвидеть их мысленные каpтинки,или же их довольно легко этомy наyчить. Мысленные каpтинки создают все - вся pазница в том, что некотоpые люди еще не наyчились их замечать. Подyмайте немного о своих собственных мысленных каpтинках того, что вам нpавится. Они цветные или чеpно-белые, неподвижные или движyщиеся, близко или далеко, большие или маленькие, вытянyты веpтикально, гоpизонтально, или паноpамны, какие части в центpе? Вы видите сцены так,как видели их тогда, или видите себя в них, как на видеозаписи?Все это - пpимеpы того, как мы можем делать одни и те же вещи иначе, чем дpyгие. Вы можете изменить значение пеpеживания, изменяя однy из этих хаpактеpистик. Если вы выбpали что-то, что вам нpавится, выясните, что слyчится, если пpидвинyть каpтинкy ближе или yвеличить ее. Вы можете двигать мысленные каpтинки, пpосто подyмав об этом. Если вам понpавился pезyльтат, оставьте так, иначе веpните все на место и выясните, что слyчится, если сделать цвет более насыщенным. Меняйте по одной хаpактеpистике за pаз и возвpащайтесь к исходномy ваpиантy пеpед следyющим изменением. Конечно, если найдется один или более ваpиантов, котоpые вам понpавятся больше, чем исходный, оставьте их. Бyдьте остоpожны, запоминайте, какие изменения каpтинки пpоизводите, и если сделали что-нибyдь, pезyльтат чего вам не понpавился, немедленно веpнитесь к пpедыдyщемy состоянию. Пpоследите за тем, чтобы в конце концов пеpеживание осталось бы как минимyм столь же пpиятным, как в начале.Для большинства западных людей каpтинки - как pаз то, что легче всего заметить и изменить, потомy-то мы с них и начали. Вы можете наyчиться так же легко делать это со звyками и чyвствами, пеpедвигая звyки в дpyгое место, изменяя скоpость, высотy, гpомкость, как если бы y вас был хоpоший микшеp. Вы можете yсиливать или ослаблять ощyщения, менять их текстypy, взвинчивать или yспокаивать их, замедлять или yскоpять темп или скоpость, пеpедвигать их, делать их больше или меньше, или вообще yбиpать.Вы могли заметить, что если изменяете некотоpый паpаметp каpтинки, звyки и чyвства тоже изменяются, или если вы изменяете опpеделенный паpаметp звyка, каpтинка и чyвства изменяются в соответствии с ним. Hайти ваши особые pазличения - значит найти быстpый способ воздействовать на тy системy (зpение, слyх или ощyщения), котоpyю вам наименее легко менять. Hапpимеp, если ваша каpтинка вам yмеpенно нpавилась, а после yвеличения стала нpавиться больше, вы изменили ощyщения изменением каpтинки. Если каpтинка была pасплывчатой с искаженным звyком и скpебyщим ощyщением, может быть, она сфокyсиpyется, если сделать звyк чистым, или ощyщение cтанет гладким, если изменить звyк?В западной кyльтypе сyществyет pаспpостpаненное yбеждение, что ощyщения нельзя пpоизвольно изменять и что эмоции тоже не поддаются изменению. Сyществyет связанный с этим миф о том, что любой, кто может изменять свои эмоции - лицемеp, пyстышка, эгоист или обманщик (в последнее вpемя также - не осененный благодатью, подавленный или "не готовый к изменению"). В большинстве кyльтyp есть yбеждение, что одной из систем (зpением, слyхом или ощyщением) нельзя yпpавлять, но не все считают наиболее сложным ощyщения. Hапpимеp, абоpигены Амеpики пpославились тем, что изменяли чyвства и ощyщения так же легко, как западные люди изменяют каpтинки или мyзыканты - звyки.Для абоpигенов Амеpики видимые мысленные каpтинки pавны видениям, ниспосланным их богами, а потомy имеют pелигиозное значение. Ритyалы Танца Солнца и Испытания Видением pазpаботаны специально для того, чтобы yвеличить шанс yвидеть мысленные каpтинки. Оба pитyала включают в себя доведение посвящаемого до кpайнего дискомфоpта такой степени, что большинство западных людей считает это непpиемлемым. Для коpенных амеpиканцев - с их легкостью в yпpавлении ощyщениями - контpоль над болью, осyществляемый ими во вpемя pитyала, является сpедством сместить их внимание и изменяет состояние их yма в достаточной степени, чтобы позволить им yвидеть каpтинки. Это pаботает потомy, что делает невозможным ноpмальное использование их пpедпочитаемой системы(ощyщений), так что им пpиходится делать что-то дpyгое (видеть). Посколькy pитyал является pелигиозным или дyховным, в их кyльтypе пpиемлемо видеть каpтинки в таком контексте.Западный эквивалент этомy - pынок "pазвития личности", пpыжки с моста на pезинке, наpкотики и pелигиозные pитyалы. Западные люди оценивают остpые и pелигиозные пеpеживания по интенсивности ощyщений, котоpые они в этот момент испытывают. Кое-кто называет это эмоциями... но ведь эмоции состоят из каpтинок, звyков и ощyщений, пpосто наиболее yбедительны из них (для западного человека) ощyщения.Способность чyвствовать то, что хочешь, тогда, когда хочешь, - очень полезный навык. Это освобождает нас от доpогостоящего поиска остpых ощyщений. Одного pаза достаточно, чтобы занести ощyщение в личнyю библиотекy. Потом мы можем изменить его, yсилить, пеpеделать любыми способами, игpая каpтинками, звyками и ощyщениями, с котоpыми оно было связано пеpвоначально. Можно, наобоpот, создать библиотекy на пyстом месте, использyя пpивлекательные элементы обычных пpиятных пеpеживаний, обогащая и смешивая их по вкyсy. Делать это можно так, как описано выше, чеpез каpтинки и звyки. Пpосто вспомните пpиятный эпизод и сделайте его большим, яpким, жизненным и, может быть, чyть-чyть замедлите. По меpе того, как вы бyдете pаботать с ощyщениями и пpивыкать к этомy, делать это бyдет все легче, и вы наyчитесь изменять их непосpедственно.Следyющая стyпень - бyквально yпpавление эмоциями. Есть два пpостых способа. Пеpвый хоpош для нейтpализации любой неyдобной эмоциональной pеакции. Если вы хохочете на похоpонах, или pыдаете на pаботе, или злитесь на неповинного человека, быстpый способ нейтpализовать любyю из этих pеакций - отодвинyть каpтинкy далеко-далеко или yменьшить ее до pазмеpов почтовой маpки. Вы всегда сможете потом веpнyться к ней, независимо от того, знаете ли вы, что там наpисовано. Сделайте ее достаточно маленькой или достаточно далекой, и y большинства людей это снизит интенсивность ее воздействия.Чтобы вызвать опpеделеннyю эмоциональнyю pеакцию, когда ее нет, вспомните или вообpазите слyчай, вызывающий такyю pеакцию, и сделайте большyю, яpкyю и близкyю каpтинкy. Это замечательно, когда тpебyется поблагодаpить нyжного человека за пpекpасный подаpок, или если нyжно создать pаскаяние, когда вы кокнyли любимyю маминy вазy, котоpyю ненавидели многие годы. Вам пpиходилось мечтать о теpпеливости, когда вы обyчали pебенка или животное? Хотите сказать комy-то "нет" так, чтобы он понял, что это всеpьез? Hайдите в памяти каpтинкy, обладающyю тpебyемым свойством. Сделайте ее большой, яpкой, жизненной - и нyжное чyвство появится.Втоpой способ yпpавлять эмоциями включает ощyщения более непосpедственно. Лесли Камеpон-Бэндлеp пpиводит в своей книге "Пленник эмоций" семь изменяемых частей любой эмоции. В них входят pитм, темп, интенсивность, вpеменные pамки и личная вовлеченность. Камеpон-Бэндлеp пpедлагает изменять ощyщения так же, как мы изменяли каpтинки в начале статьи. Hапpимеp, y беспокойства обычно быстpый неpовный pитм, и оно всегда относится к бyдyщемy. Если вы замедлите pитм до pовных 120 yдаpов в минyтy, чyвство изменится и станет более yдобным. Если вы пpедставите, что находитесь в бyдyщем по отношению к ожидаемомy событию, беспокойство пpопадет. Вспомните, как вы беспокоились в последний pаз, и как пpиемлемо то событие сейчас, когда вы на него оглядываетесь.Вина и стыд тpебyют личной вовлеченности. Вина слyчается, если вы постyпили вопpеки чьим-то ценностям, и вас это беспокоит. Стыд слyчается, когда вы постyпили вопpеки собственным ценностям, и нет более важной ценности, опpавдывающей это. Если вы измените вpеменные pамки, не бyдет ни вины, ни стыда, посколькy вы еще ничего такого не сделали. Вы можете обнаpyжить, что сделали это намеpенно, в таком слyчае вы постyпили согласно своим ценностям, или же что вы ошиблись, а это слyчается, и на ошибках yчатся. Последствия могyт быть печальными, или необpатимыми, но могyт стать пpиемлемыми. Дpyгой выход - yменьшить интенсивность и, возможно, сменить pитм на танцевальный. В любой эмоции, котоpyю вы хотите изменить, возьмите наиболее заметнyю чеpтy и измените ее. Выясните, что пpоизойдет. Чтобы yсилить эмоцию, возьмите ее компонент и yвеличьте его. Вы сможете сами создавать себе остpые ощyщения! Джулз Коллингвуд


Первое, что приходит в голову, когда человек пытается ответить на вопрос, почему в семье возникают конфликты - это измена. Однако этот фактор является наиболее значимым в 2-х из 10-ти разводящихся семей, не сумевших решить семейный конфликт.

Каждый, кто изменял сам, и кому изменяли, знает, что измена - довольно часто своего рода попытка обрести на стороне то, чего не хватает в семье: эмоциональной поддержки, тепла, понимания, наконец, просто хороших слов о себе, под каким бы соусом лести они не подавались. Причиной измен может быть и потребность в новизне сексуальных ощущений, которая, впрочем, достаточно быстро удовлетворяется. Такую измену те, кто изменяет, называют просто случайностью, которая произошла по вине тех или иных обстоятельств, включая количество употребленного алкоголя.

Любопытно, что 35% жен принимают решение сохранить семью, зная об изменах мужа. Мужья, смиренно воспринимающие измену жены, встречаются гораздо реже.

Детское вспоминание пациентки:

- Мне пять лет. Я на каникулах у бабушки с дедушкой. Вдруг дедушка пропадает, мы с бабушкой не можем найти. Спустя пару часов дедушка появляется радостный, шутит и смеется своим шуткам. Бабушка плачет. Тогда я не понимала, почему она плакала, и куда пропадал дедушка. Спустя много лет мама рассказала мне, что по соседству жила красавица Ульяна, которую он любил всю жизнь. 50 лет назад его родители женили на ней его старшего брата: по традиции вначале должен был жениться старший сын. Дедушка изменял бабушке все 50 лет совместной жизни. Она это терпела и прощала. Не понимаю, почему...

Столь же редко, как и измена, мотивирует разводы фактор непосильного нервно-психического и физического напряжения, тревога. Согласно данным статистики, разводы чаще всего происходят в семьях в период от месяца до года после рождения ребенка. Инициаторами развода являются молодые жены, для которых груз материнства оказывается непосильной нервно-психической нагрузкой из-за того, что муж пытается "уйти", и психологически, и физически от нахлынувших проблем. Молодая мама чувствует себя брошенной, одинокой и спешит воплотить свои ощущения в жизнь: уходит от мужа. Ей и в голову не приходит, что он просто прячется от собственного незнания, неумения, страха, испытывая, в целом, те же чувства, что и молодая мама. Взаимное непонимание и нежелание найти точки соприкосновения в таких ситуациях и создают семейные руины.

Семейная тревога, создающая неразрешимые супружеские конфликты, может возникнуть из-за длительной болезни детей, одного из супругов, либо кого-то из их родителей. Существует печальная статистика: 85% мужчин, когда узнают о том, что у ребенка онкология, уходят из семьи. Тоже случается, если тяжело заболевает дедушка или бабушка, которые живут в одном доме с молодой семьей. Происходит это в тех случаях, когда самому браку не более трех лет. Тяжелые испытания часто оказываются не под силу тем, кто пока только учится воспринимать и терпеть свою вторую половину.

Ванечке полтора года. Три месяца он пролежал в детском онкологическом центре с бабушкой. Мама, узнав о диагнозе, оказалась в больнице: ее сердце оказалось не готово к таким "известиям". А папа ушел из семьи через неделю после того, как ему сказали:- Сколько проживет Ваш сын, одному Богу известно...Бабушка плакала и молилась. И Ванечка выздоровел. Его папе потом было стыдно, и он просил, чтобы его "приняли обратно". Но мама Вани не смогла простить папу ...

Каждый из супругов в сложной для него ситуации ждет, что его вторая половина придаст ему уверенность, поможет и поддержит. Но вторая половина "сама" находится в состоянии отчаяния и спасается бегством от ситуации, переживание которой требует больших психических и духовных затрат, вряд ли понимая, что совершает предательство по отношению к своей половине. Семья должна быть тылом, в котором можно пережить все свои неудачи, ошибки или страдания, бремя которых для каждого супруга в отдельности может оказаться непосильным.

Два других фактора, разрушающие семейную гармонию и порождающие подчас неразрешимые конфликты, - нарушение общения в семье и несоответствие ролевых представлений - становятся причиной большинства нерешенных семейных конфликтов.

Итак, что это за ролевые представления? И можно ли наладить разрушенное общение в семье, которая остается семьей только по статусу, а по сути представляет собой совершенно чужих друг другу людей, непонятно для чего живущих рядом.

"Милые бранятся - только тешатся", "Бьет, значит, любит" - кто из нас не успокаивал себя подобными фразами, убеждая себя и свою вторую половину в том, что конфликты в семье - дело нормальное.

Муж возвращается вечером с работы. Он устал, но спешит поделиться с женой новостью: его повысили по службе. Он открывает дверь, входит в квартиру. Жена разговаривает по телефону с подругой, от которой сегодня утром ушел муж:- Нюш, ну мало ли их на нашем веку-то, плюнь...Нюша на том конце телефонного провода плачет.

Муж ждет десять минут, двадцать. Жена разговаривает с подругой. Наконец, он не выдерживает, выдергивает телефонный шнур из розетки:- Я работаю, как вол, а дома ко мне нет никакого внимания!- Я что, по-твоему, на диване лежу? - жена пытается включить телефон. Ей это удается.- Сорок минут трещать по телефону! - он снова отключает телефонный аппарат.- Ну, я же не с любовником разговариваю, это же Нюша...Она снова набирает номер подруги.

- Еще не хватало, чтоб с любовником! - он отталкивает ее от телефона.Она упирается:- Ты грубиян, со мной не считаешься! Ты не уважаешь меня! Тебя вообще ничего, кроме самого себя не интересует! Ты просто эгоист! - она отнимает у него телефон.-Дура! - он вырывает из ее рук телефонный аппарат, бросает его в стену.- Сам дурак!

Эти ее слова уже звучат вслед ему, уходящему из квартиры. Хлопает входная дверь. Она, рыдая, падает на кровать.

Причина большинства семейных конфликтов - невозможность удовлетворения потребностей, желаний или капризов кого-либо из супругов. Конфликт превращается в скандал в том случае, если обе стороны считают, что именно их требование должно быть удовлетворено в первую очередь. Умение разделять отношение к своей второй половине от сиюминутного настроения - важно для семейной жизни.

К сожалению, а может быть к счастью, все мы - люди с обыденным сознанием. Руководствуясь в своих поступках здравым смыслом, желанием соответствовать общепринятым нормам, мы редко отделяем человека от ситуации, которая происходит с ним по той или иной причине.

- Где моя ручка? - спрашивает муж, собираясь что-то пометить в своем ежедневнике.- Ну, это же твоя ручка, - пожимает плечами жена.- Утром я оставил ее здесь, - муж повышает голос.- Откуда я знаю, - она сохраняет спокойствие, продолжает заниматься домашними делами.- Может, ты ее прибрала куда-нибудь?! Или Сережка?- Спроси у него.- Ему два месяца, он не умеет разговаривать.- Тогда зачем же ему, по-твоему, нужна твоя ручка?

Он раздражен спокойствием жены, ему кажется, что она его игнорирует.- Где моя ручка?! - он кричит.- Ты ведь не на меня кричишь, правда? - с улыбкой спрашивает она мужа.- А на кого же? - он растерян.- На ситуацию.

Семейная жизнь, в которой супруги вначале пытаются взаимодействовать, а потом реагируют или оценивают, может преодолеть любые противоречия, даже те, которые приводят большинство семей, оказавшихся в подобной ситуации, к разводу. Лучше всего, конечно, удержать себя от негативного оценивания поведения своего партнера, либо попытаться оценить возникшую ситуацию.

Начать взаимодействовать может и один из супругов, если другого захлестывают эмоции. Правда, в таком случае сохранять спокойствие и, не смотря ни на что, не воспринимать повышенный тон и упреки второй половины, как личное оскорбление, и не реагировать на них гораздо труднее. Конфликт становится психологической реальностью только тогда, когда обе стороны, либо одна из конфликтующих сторон, воспринимают его как конфликт.

Способность не включаться в конфликт - редкое для супругов качество. Столь же редкое, как и умение не воспринимать возникающие между супругами противоречия как конфликтные. Конфликтной становится ситуация именно тогда, когда ее так оценивают. Именно оценка супругами сложившегося между ними взаимодействия как конфликтного позволяет им соответственно на него реагировать. Их реакции на конфликт, как правило, повторяют отношения между родителями самих супругов.

Кому из нас не знакомо желание папы или мамы добиться желаемого здесь и сейчас, обвинить другого, регулярно "выливать" на него все накопившиеся за день отрицательные эмоции, "наступать" на слабые стороны своей второй половины, повышать голос, разумеется, применяя усвоенный от родителей лексикон.

В детском саду воспитательница решила поиграть с детьми в новую игру. Она предложила им, используя игрушечную посуду, "организовать" праздничное семейное застолье:- Представьте себе, что вы - взрослые, как ваши родители, а все эти игрушки - ваши дети...Дети легко усвоили правила игры. Четырехлетний Валера, покачивая завернутого в платок плюшевого медвежонка и одновременно громко плача вместо него, совал "младенца" шестилетней сестренке:- Убери его отсюда! Иди с ним на кухню и там плачь!- Как это убери?! - отодвигалась от "ребенка" девочка.- Могу я отдохнуть от всех вас хотя бы раз в год?Валера покачивался из стороны в сторону, имитируя алкогольное опьянение.- Я тоже хочу отдохнуть, я все это готовила, ты думаешь, твоя работа тяжелей, чем растить троих детей?!- Конечно тяжелей, что ты жопу-то с пальцем сравниваешь?!

Воспитательница поспешила остановить "игру во взрослых".

К счастью, или, к сожалению, хотим мы этого или нет, но все мы рождаемся, живем и умираем в обществе, и в каждый период своей жизни играем определенные социальные позиции, функции, роли. Даже новорожденный уже социальное существо: брат, сын, внук. В течение одного дня мы сменяем более десятка социальных позиций: пассажир, водитель, зритель, родитель, ребенок своих родителей, кому-то начальник, кому-то подчиненный. Понятия "как надо", "что положено", "как принято" и кому мы "что-то должны" - своего рода контроль обществом выполняемых нами социальных позиций, функций и норм поведения, которые в сумме и составляют наши социальные роли.

Супруги - тоже социальные роли, обуславливающие поведение человека. Основные семейные конфликты начинаются в тех случаях, когда представления каждого из супругов о ролях - его собственной и второй половины - существенно расходятся.

Глава семейства сидит в своем кабинете и работает за компьютером. Открывается входная дверь. По коридору мчится на роликовых коньках сын-подросток. За ним въезжает в кабинет отца игрушечный танк. Сияет от счастья, держа в руках пульт управления танком, его шестилетняя дочь.

Глава семейства пытается сосредоточиться.

- Вот, список тебе написала, - к нему подходит жена, - и смотри, не забудь в химчистке дубленку.- Лето ведь, какая дубленка, - пытается не отвлекаться муж.- Милый мой, - повышает голос жена, - лето есть лето, а дела есть дела!- Послушай, у меня завтра лекция...- Вот именно! Ты думаешь только о себе! А дети? А я? Ты вспомни, когда мы последний раз были на море?- Но ты же видишь, я работаю!- Пап, ты что, ошалел, - шепелявит дочь, - ты нас больше не любишь?- Люблю! Но сейчас я хочу поработать!- Работай, работай, - не сдается жена, - но поручения выполни...-Да это же через всю Москву, а мне завтра в институт!- Хоть к черту, но все, что я написала, сделай!

Представления жены о том, что одна из главных супружеских ролей мужа - помогать ей по хозяйству, как правило, не соответствуют мужскому представлению: главное в его жизни - работа. В большинстве семей это является главным камнем преткновения супружеских разногласий. Понятно, что разногласия обусловлены своеобразием мужской и женской психологии. В книге О. Вейнингера "Пол и характер" достаточно четко проведены границы мировосприятия мужчины и женщины, в основном, сказывающиеся на сексуальной сфере их взаимоотношений. Но, как известно, семейная жизнь этим не ограничивается.

Откуда берется несовместимость

Именно несовпадение представлений мужа и жены о супружеских ролях и создает ту или иную погоду в доме. Улучшить климатические семейные условия можно очень просто: попробовать сблизить представления друг друга о супружеских ролях. Для начала хотя бы выяснить, чего же ждет от нас наша вторая половина? Потом перестать раздражаться, когда она поступает не так, как, на наш взгляд, должна поступать.

В литературе по психологии часто сегодня можно встретить точку зрения, согласно которой совместимость - не что иное, как совпадение взаимных представлений о социальных ролях друг друга. Не разделяя его целиком, попробую, тем не менее, определить типичные несовпадения супружеских социальных ролей.

Основная ошибка, которую совершают мужья, заключается в том, что они считают главной задачей - материальное обеспечение семьи, забывая о моральной и эмоциональной поддержке, которых больше, чем материальных благ, ждут от них жены. Подобную ошибку совершают и женщины, стирая, убирая, стряпая, не оставляя ни физических, ни душевных сил на главное - то, в чем тонкая и ранимая мужская душа нуждается не меньше, чем сама женщина, - в ласке, поддержке и теплом добром слове. Впитанная от своих пап, мам, бабушек и дедушек ориентация молодых супругов на главное в семье - хорошо налаженный быт - может оказать их личным отношениям плохую услугу. Гораздо реже встречается другая крайность.

Муж возвращается с работы, уставший и голодный. В дверях его встречает сияющая жена, с макияжем, с новой прической, на которую она потратила три часа, сидя в очереди в парикмахерской. Пятилетнюю дочь она оставила у подруги (слава Богу, та согласилась!) и первый раз за последние три месяца решила наконец-то привести себя в порядок.- Я тебе нравлюсь, дорогой? - она целует мужа - ну просто сама нежность - и обнимает.Он отталкивает ее, проходит на кухню, заглядывает в кастрюли.- Что-то ты не больно ласков, дорогой, - язвит она ему вдогонку.- Когда я голоден, я зол, - отвечает он нехотя, - а что у нас сегодня на ужин...И открывает пустой холодильник.- Извини, у меня не было времени, я только что из парикмахерской, кстати, ты не ответил...

Дальше начинается "традиционный" семейный скандал с употреблением взаимных упреков и оскорблений. Каждая половина считает себя правой, не хочет уступать, считает, что в этом споре нужно непременно одержать победу, которая окажет большое значение на дальнейшую семейную жизнь. И как всегда, проигрывают обе стороны. Потому что желание быть первым и главным в семейной жизни, не важно принадлежит оно мужчине или женщине, довольно часто превращает семейный очаг в пепелище.

Расхождение ролевых представлений внутри человека тоже оказывает отрицательный эффект на "погоду" в его доме. Это наиболее характерно для мужчин: внутреннее противоречие между восприятием себя как мужа и отца, с одной стороны, а с другой - руководителя или подчиненного, одним словом, человека, играющего определенную производственную роль. Типичное для многих семей противоречие: "Что важнее, семья или работа?" нередко перерастает в неразрешимый супружеский конфликт, требующий окончательного выбора: "Или-или!".

Внутренней причиной подобных ситуаций нередко является психологическая инфантильность некоторых мужчин, их неумение уравновесить инстинктивные влечения и потребности с социальными требованиями. Неразрешенное в детстве внутреннее противоречие между "хочу" и "должен", насильственно-агрессивное родительское воспитание в стиле "мало ли чего ты хочешь, ты обязан!" перерастает с годами в желание переступить через любое "обязан". Мужчина начинает испытывать страх перед любым "должен", особенно, когда это касается личных отношений. Но если взрослый мужчина все-таки вынужден принять социально-ролевые условия, типа: "Я не должен опаздывать на работу", то семейно-ролевые: "Почему это я не должен кричать на свою жену, это же моя жена!?" вызывают бурю негодования в его душе, страдающей с детства от нехватки родительского внимания, потраченного ими на ссоры друг с другом.

Отец четырнадцатилетнего Игоря - капитан - месяцами не бывает дома. Каждый его приезд превращается в скандал из-за неправильно потраченных женой денег, троек сына, очередного прогулянного им занятия в музыкальной школе.

Мать - учительница, делает все возможное, чтобы дать сыну достойное, по ее мнению, воспитание. Сын занимается гимнастикой, теннисом, играет на рояле. Причем делает это все без особого удовольствия, понукаемый мамой, которая часто говорит ему:- Ты должен радовать успехами своих родителей!

Игорь не отвечает матери, зная, что его непочтительный ответ будет передан отцу, после чего последует жестокое наказание. Любая инициатива Игоря пресекается, любое желание тут же "выводится на чистую воду". Он уже научился прятаться и врать, прогуливать ненавистную музыкальную школу, курить и выпивать с друзьями так, чтобы этого не заметила мать.

Игорь возвращается после "музыкальной школы", понимает, что не может видеть стоящий посреди комнаты рояль, обращается к матери:- Мам, можно я переставлю мебель в своей комнате?- Вот когда мы умрем, тогда и переставишь! - Не терпящим возражения тоном отвечает мать сыну и едва не падает в обморок от его слов:- Скорей бы вы умерли! ...

Психологи считают, что наиболее конфликтным является именно подростковый период, потому что подросток, находясь в переходном возрасте между ребенком и взрослым, сам провоцирует семейные конфликты: пытается отгородиться от родителей, не допустить их в свою жизнь. Нередко он хвастается перед сверстниками, как доблестью, тем, что "сегодня опять поставил предков на место". Потребность еще не сложившегося ума в эмоциональной яркости, не важно положительной или отрицательной, заставляет его, пока еще ребенка, заострять любые углы семейных отношений, противостоять родителям во всем, подчеркивать свою полную им противоположность. Причем более конфликтными оказываются именно мальчики в возрасте от 12 до 15 лет. Родителям стоит помнить об этом и в ситуации назревающего семейного конфликта делать скидку на трудный возраст своего чада.

Второе место по склонности оценивать конфликтной ситуацию, которая такой не является, занимают женщины. В конце 19 века были получены любопытные данные о влиянии пола на предрасположенность к отрицательной оценке любой эмоционально значимой ситуации. Оказывается, женщины, работающие на производстве, сориентированные на перспективы научного или творческого роста, любые отношения - с коллегами или с супругом - оценивают более конфликтно, чем домохозяйки, все свое время отдающие семье.

Еще одна часто встречающаяся ошибка, приводящая затянувшиеся семейные конфликты к разводам, - ориентация обоих супругов на семейно-родительский союз, убеждение в том, что они, прежде всего, - папа и мама, обязаны не зависимо от их личных отношений воспитать своего ребенка в соответствии с нереализованными представлениями их родителей о том, каковы должны быть отношения в правильной семье. Неспособность родителей вовремя заметить, что сын уже вырос и не нуждается в прежней опеке и заботе, могут разрушить супружеские отношения, построенные по принципу: "Мы все еще существуем вместе исключительно для нашего ребенка".

...Ситуация в той же семье четырнадцатилетнего Игоря. Папа - капитан дальнего плаванья возвращается из командировки. Мама готовит праздничный семейный ужин. Сын ходит по квартире в спортивной форме, раздумывая, как бы поскорее улизнуть.

- Игорь, почему ты до сих пор не переоделся? - требует у него отчета мама.- У меня же теннис...- Теннис у тебя был в 11 часов, а сейчас половина седьмого! Ты куда? - замечает, что он берет в руки спортивную сумку.- Надо мне.- Что значит, тебе надо? Сегодня мы должны ужинатъ всей семьей! - Возмущению мамы нет предела.- Потом, ма, - он откусывает бутерброд и хочет выйти из кухни.- Когда потом? - мама преграждает ему путь, сын пытается ее обойти:- Меня ребята ждут.- Отец!

Отец смотрит футбол. Слыша призыв жены, берет в руки ремень, направляется воспитывать сына. По его искреннему убеждению, семейные традиции превыше всего...

Запреты, жесткое обращение с ребенком вряд ли способны помочь ему правильно сориентироваться в крайне сложных вопросах потребностей, обязанностей и возможностей. Родителям, ориентирующимся на взаимодействие, а не на конфликты, проще научить малыша спокойно отказываться от выполнения некоторых его желаний, искать способов достижения собственного удовольствия морально приемлемыми путями. И конечно, гораздо труднее воспитать в ребенке адекватное отношение к своим желаниям, правам и обязанностям, если его отец декларирует свое убеждение в том, что он "ничего никому не должен".

Родительские конфликты, запавшие в душу ребенка, часто становятся причиной поведенческих патологий в более зрелом возрасте. Не важно при этом, выясняют ли родители при ребенке отношения, слышит ли он скандалы, видит ли драки, знает ли об изменах друг другу своих родителей. Ребенок все это чувствует, и для него нет ничего важнее вопроса: "Любят ли папа и мама друг друга?". И он всегда знает ответ на этот вопрос.

Пятилетнему Саше показалось, что папа во время застолья замахивался бутылкой на маму. Долгие годы он внутри себя переживал эту ситуацию. Однажды, спустя много лет, он напомнил об этом маме и спросил ее:- За что, мам?На что мама совершенно искренне ответила: - Да не было никакой бутылки, что ты придумываешь?!- Была, - ни секунды не сомневаясь, возразил сын.

В разговоре с психологом, мама горячо убеждала всех, в том числе и сына, что не было бутылки. На что Саша упрямо возражал: "Была".

Двадцатитрехлетняя пациентка рассказала мне об одном из самых "ярких" воспоминаний своего детства:

- Помню раннее утро. Солнечные лучи неровным светом ложатся на полинялые обои. Комната в коммунальной квартире, которую снимают мои родители, тогда еще студенты. Мне самой на днях исполнился месяц. Мама ищет в шкафу пеленки, она только что покормила меня. Я лежу на розовом полотенце посередине единственного в комнате полированного коричневого стола с отбитыми углами, на краю которого - папины чертежи - дипломная работа выпускника архитектурного института...

Еще помню: в комнату заходит отец. Он смотрит на стол, я вижу его глаза, в них - ужас: от меня под чертеж течет тонкая желтая струйка. Он бросается к столу, сбрасывает меня на пол...После этого - ничего не помню...

Если верить науке психологии, ребенок в возрасте месяца не может такого помнить: дети начинают различать цвета только с двух с половиной месяцев. Цветной эпизод "из жизни своих родителей" придуман. Но для пациентки он реален, и более того, он уже определил ее семейную жизнь, которая к моменту обращения за психологической помощью походила на развалины песочного замка. Муж, по мнению пациентки, оказался таким же, как ее отец, карьеристом, "которому было наплевать на собственного ребенка".

Приоритет одной из жизненных целей не обязательно исключает другие. Брак трещит по швам, когда муж ориентирован на одну главную цель, а его вторая половина - на другую. И мнение самоуверенных психологов, что можно за пару сеансов решить проблему, обговорив с супругами их взаимные представления о социально-семейных ролях, - иллюзия. Потому что, как правило, у этих представлений есть своя почва, свои корни, чаще всего, это детский опыт взаимоотношений пациентов со своими родителями.

Каковы же представления мужей и жен о семейных социальных ролях? Женщины чаще всего в супруге видят друга, сексуального партнера, финансового покровителя, защитника, опекуна. Мужчины - сексуальную партнершу, домохозяйку, маму, которая должна все прощать и терпеть.

Неразрешимые семейные конфликты возникают, когда муж, вместо того, чтобы выполнять ожидания жены и быть защитником и другом, оказывается ребенком.

Тихий семейный вечер. Посапывает в своей кроватке трехлетний сынишка. Его мама, 25-летняя русоволосая красавица, час назад купила себе модные туфли, прохаживается по паркету, слушая стук каблучков. Папа с головой ушел в чтение статьи о маньяке-насильнике, который душит молодых женщин. Она подходит к зеркалу, смотрит сначала на правую туфлю, потом на левую:- Мы с тобой поедем на выходные к моим родителям?Он увлечен, искренне переживает: восемь убийств за полтора месяца! Отвечает нехотя:- Ну, я не знаю...Она ставит ножку на носок, приподнимает юбку, делает ножкой изящное "па":- А в театр?Он в ужасе: оказывается, маньяк-душитель выбирает себе жертву, как жену. Он учтив, образован, обаятелен, ни у кого не вызывает настороженности:- Я не знаю...

Она резко поворачивается на каблуках, смотрит в зеркало, как это выглядит со стороны:- Что за мужик такой, который ничего не знает!Ему не до нее, он узнает, что, оказывается, маньяка привлекают русоволосые женщины в возрасте 20 - 25 лет, что они отправляются с ним через лесные зоны, полностью ему доверяя:- Не нравится, найди другого!Она набрасывает на плечи плащ, выходит из квартиры:- Непременно найду!

Он дочитывает статью: "Возможно, он оказывал всем этим женщинам какую-то услугу, и они соглашались, подписывая себе смертный приговор". Тут он спохватывается и бросается следом за женой.

Любопытно, что представления о семейных ролях у незамужних и разведенных женщин отличаются. Анкетирование показало, что незамужние женщины на первое место ставят обязанности жены: рожать и воспитывать детей, обслуживать семью, терпимо относиться к раздражительности и перепадам настроения своего мужа. Разведенные женщины вначале перечисляют обязанности мужа: он, прежде всего, должен быть предан матери своих детей, создавать финансовую базу для семьи, непременно помогать жене и ребенку после развода.

Женщины, которые вступают в брак первый раз и возраст которых от 18 до 25 лет, придерживаются следующих представлений о социальной роли мужа: ухаживать за своей женой, говорить ей комплименты, восхищаться ею, быть внимательным, заботливым, нежным, организовывать совместный досуг. Мужчины в таком же возрасте ждут от жен сексуального удовлетворения, на второе место они ставят умение быть привлекательной в кругу друзей, гостей и знакомых, на третье - способность создавать и поддерживать полезные для него деловые контакты.

После 30 лет представления о семейных ролях друг друга становятся более схожими. И мужчины, и женщины, на первое место ставят общую ответственность за детей, взаимный экономический вклад в благосостояние семьи. Жены, которые готовы отказаться от ожидаемого ими до 30 лет рыцарства со стороны мужа, а также мужья, признающие равный статус жены, ее участие в принятии любых семейных решений, обычно легко решают семейные конфликты.



© 2012 Мир народной медицины | Все права защищены.Копирование материалов запрещено
Яндекс.Метрика