Главная Обратная связь Добавить в закладки Сделать стартовой
Историки психоанализа, будь то психоаналитики или иные психологи, указывают, что в течение длительного периода развития психоанализа Фрейд применял топографическую модель личностной организации. Согласно этой модели психологии личности, в психической жизни можно выделить три уровня: сознание, предсознательное и бессознательное. Рассматривая их в единстве, Фрейд, как психолог и психотерапевт, использовал эту "психическую карту", чтобы показать степень сознаваемости таких психических явлений, как мысли, сны, фантазии и раскрыть суть таких феноменов, как невроз, депрессия, страх - результатов стресса или отклонений в развитии, требующих психологической помощи - профессиональной консультации психолога и психотерапии. Уровень сознания состоит из ощущений и переживаний, которые вы сознаете в данный момент времени. Например, сейчас ваше сознание может вмещать в себя мысли авторов, написавших этот текст, а также смутное ощущение надвигающегося голода. Фрейд, как психолог-практик (психотерапевт),настаивал на том, что только незначительная часть психической жизни (мысли, восприятие, чувства, память) входит в сферу сознания. Что бы в данный момент времени ни переживалось в сознании человека, это следует рассматривать как результат процесса избирательной сортировки, в значительной степени регулируемого внешними сигналами. Более того, определенное содержание сознается лишь в течение короткого периода времени, а затем быстро погружается на уровень предсознательного или бессознательного по мере того, как внимание человека перемещается на другие сигналы. Сознание охватывает только малый процент всей информации, хранящейся в мозге, что необходимо учитывать в психологической консультации и практике оказания помощи психотерапевта.Область предсознательного, иногда называемая "доступной памятью", включает в себя весь опыт, который не сознается в данный момент, но может легко вернуться в сознание или спонтанно, или в результате минимального усилия. Например, вы можете вспомнить все, что вы делали в прошлую субботу вечером; все города, в которых вам довелось жить; свои любимые книги или аргумент, который вы высказали вчера своему другу. С точки зрения Фрейда, предсознательное наводит мосты между осознаваемыми и неосознаваемыми областями психического. Самая глубокая и значимая область человеческого разума – это бессознательное. Бессознательное представляет собой хранилище примитивных инстинктивных побуждений плюс эмоции и воспоминания, которые настолько угрожают сознанию, что были подавлены или вытеснены в область бессознательного. Примерами того, что может быть обнаружено в бессознательном, служат забытые травмы детства (хронический стресс, сильный иррациональный страх, невроз, депрессия), скрытые враждебные чувства к родителю и подавленные половые желания, которых вы не сознаете. Согласно Фрейду, такой неосознаваемый материал во многом определяет наше повседневное функционирование и, иногда, провоцирует психопатологию, требующую консультации психолога или помощь психотерапевта в формате психологического консультирования или психотерапии. Фрейд не первым обратил внимание на значение бессознательных процессов в поведении человека. Некоторые философы XVIII и XIX веков предполагали, что основное содержание внутреннего мира недоступно для осознания. Однако, в отличие от своих идейных предшественников, Фрейд придал концепции бессознательной жизни эмпирический статус. В частности, он подчеркивал, что бессознательное следует рассматривать не как гипотетическую абстракцию, а скорее, как реальность, которую можно продемонстрировать и проверить. Фрейд твердо верил в то, что действительно значимые аспекты поведения человека оформляются и направляются импульсами и побуждениями, всецело находящимися вне сферы сознания. Эти влияния не только не сознаются, но, более того, если они начинают осознаваться или открыто выражаться в поведении, это встречает сильное внутреннее сопротивление индивидуума. Неосознанные переживания, в отличие от предсознательных, полностью недоступны для осознания, но они в значительной степени определяют действия людей. Однако неосознанный материал может выразиться в замаскированной или символической форме, подобно тому, как неосознаваемые инстинктивные побуждения косвенно находят удовлетворение в снах, фантазиях, игре и работе. Эту догадку Фрейд, как психоаналитик, использовал в своей работе с пациентами, пытаясь оказать им психологическую помощь.


Всем хочется верить, что любовь является неким фундаментальным фактором, а враждебность случайным обстоятельством. Но, в силу большой распространенности неурядицы в любовных отношениях, можно задать вопрос, а что является причиной конфликта. И почему так легко возникают недоразумения, которые могут вылиться в открытое противостояние?

Атмосфера подозрительности и отсутствии веры в своего избранника связано не столько с определенным партнером, сколько с неспособностью справиться со своими эмоциональными реакциями.

Человек, чаще всего, не замечает, как мало он дает другому, но с легкостью обнаруживает этот изъян у своего партнера, чувствуя, что "ты никогда на самом деле меня не любил".

Жена, лелеющая мысль о мести мужу, из-за того, что супруг не уделяет ей все свое внимание и всю свою любовь, не замечает, сколько враждебности и агрессии выражено в ее установке. Каждый из нас периодически забывает о собственных враждебных импульсах и приписывает их своему партнеру.

Такой процесс, естественно, вызывает недоверие к любви избранника или избранницы. Подозрительность по поводу верности и искренности порой принимает навязчивые состояния. Осознавая свою собственную способность легко и непринужденно развлечься на стороне, человек нисколько не сомневается в том, что и другой способен на это. Страх любви всегда смешан со страхом перед тем злом, которое мы могли бы причинить другим людям, или они могли бы причинить нам. И начинается изнурительная гонка преследования.

Осознание своих бессознательных желаний и запретов на проявление собственной сексуальности позволяет человеку избежать параноидальных ловушек.

Еще один источник недоверия в обычной любовной жизни - это тот факт, что если любовь возникла, то она рисуется нами как источник счастья, как реализация наших сокровенных мечтаний. Именно в любви человек, противоречивый по своей сути, вдруг надеется решить все свои внутренние конфликты и жаждет исполнения всех своих заветных желаний.

Такая любовь всегда направлена на наши собственные ожидания и фантазии. В самом прямом смысле это не любовь к другому человеку, а любовь к себе.

Следующей причиной возникновения недоверия является идея о том, что партнер должен соответствовать идеальным представлениям об идеальной любви. Таким образом, на партнера возлагаются непосильные требования. Партнер должен быть сильным и в то же время беспомощным, вести и быть ведомым, быть суровым и чувственным. Он должен быть агрессором в сексе и одновременно быть нежным, а также отдавать нам все свое время и в то же время работать, работать и работать.

Пока мы считаем, что он может осуществить все наши мечты, избранник окружен ореолом сексуальности. Не замечая, что этот ореол всего лишь отражение наших ожиданий. Именно здесь находится источник наших разочарований, когда реальность вступает в свои права, иллюзии разрушаются, и партнер предстает таким, каков он есть.

Уверенность в себе, ощущение внутренней силы и значимости, отсутствия страхов перед своей зависимостью от любимого человека, позволяет сохранить и укрепить отношения.

Если же внутри - низкая самооценка и страх потери партнера, то наступает паралич сознания, мы оказываемся в лапах бессознательного конфликта.

В любви судьба не выдает вместе с любимым человеком гарантийного талона на верность и преданность. Это вопрос личностной зрелости и опознания своих внутренних страхов.

Любовь - это огромная ответственность не только за партнера, но и за собственную предсказуемость и желание понимать, что со мной происходит в данную минуту. Из каких потаенных глубин вылезло чудовище, которое хочет разрушить мою жизнь.

Любовь - это выбор, свободного человека, который себя любит так, что способен искренне полюбить другого, чтобы дать партнеру столько любви и свободы, сколько он может унести.



Первый психический механизм, участвующий в образовании депрессии, принцип, по которому работает наш мозг и в норме, называется «принципом доминанты». Суть принципа доминанты состоит буквально в следующем: когда возбуждается какой-то центр мозга, он постепенно оказывается доминирующим и подавляет (тормозит) работу других центров мозга. Более того, возбуждение, возникающее в этих недоминантных центрах, перенаправляется на поддержание и усиление господствующего центра.Иными словами, при депрессии возникает почти патовая ситуация! У человека формируется «депрессивная доминанта» (система функционирования нашего мозга с соответствующими реакциями, ответами, взаимосвязями, депрессивными мыслями и т. д.). А другие центры мозга при этом, напротив, тормозятся, и даже больше того — отдают свое возбуждение разрастающейся депрессии. Человек, страдающий депрессией, оказывается в своеобразном замкнутом круге именно из-за принципа доминанты. Если мы пытаемся его развеселить, ему становится еще хуже. Если мы пытаемся его отвлечь, он с удивительным (но не для физиолога или психотерапевта!) упорством возвращается к своим прежним идеям и подавленности.Проще говоря, после того, как человек зафиксировался на каком-то депрессивном переживании, оно — это переживание — начинает завоевательную тактику. И если депрессивный очаг организовался сначала в какой-то одной части мозга, то очень скоро он распространится и на прочие его отделы. Было «плохо» что-то, станет «плохо» всё. Доминанта депрессивного больного, словно черная дыра, сжирает всё и вся и, несмотря на все усилия, только растет и увеличивается. Поэтому никакое лечение, кроме строго и научно обоснованного антидепрессивного — фармакологического и психотерапевтического, — не возымеет действия.Второй психический механизм, играющий одну из наиважнейших ролей в развитии депрессии, — механизм «динамического стереотипа» (или, проще говоря, — привычки). Поскольку человек ко всему привыкает, то он вполне способен привыкнуть и к своему депрессивному состоянию. А как известно, бороться с привычкой — дело неблагодарное. Депрессия удерживается в нашей голове не сама по себе, а по механизму динамического стереотипа. Привычка страдать может быть просто привычкой страдать, и это вовсе не обязательно депрессия. Но зато сам психологический механизм привычки может сыграть с нами злую шутку, если у нас развивается депрессия. Здесь возникает своеобразный порочный круг — мы впадаем в депрессию, свыкаемся с этим, а потом уже не в силах из ней выйти. Более того, если депрессия у нас возникла однажды, и мозг научился быть «депрессивным», то в последующем риск возникновения депрессии у нас существенно возрастает. Если есть заготовленный шаблон, то под него всегда проще подогнать новые обстоятельства.И самое ужасное, что природа предусмотрела биологический механизм защиты нашей привычки от изменений. Потому всякий раз, когда мы будем пытаться переломить эту свою патологическую склонность к печали и тоске, мозг будет автоматически сопротивляться этим попыткам, генерируя тревогу и внутреннее напряжение, словно бы желая наказать нас за попытки изменить устоявшееся в нашем мозгу положение дел. Поскольку же депрессия и возникала для этих целей, то есть для того, чтобы мы справились с разрушительной силой тревоги, то подобные реакции нашей психики только усиливают депрессивные реакции.Третий основополагающий психический механизм, который верховодит нами в состоянии депрессии, связан со спецификой того, что называется языком (или речью). Мы обычно думаем, что сознание — это «ясный рассудок», а бессознательное — это «темные силы». В каком-то смысле это действительно так, однако у сознания с бессознательным очень непростые отношения, сложно организованные, коррумпированные связи. Хочется думать, что мы — существа разумные, а наше сознание в полной мере руководит нашим подсознанием. Блажен, кто верует, и еще он не застрахован от развития тяжелой депрессии, поскольку ситуация на самом деле здесь прямо противоположная. Это не сознание руководит нашим подсознанием, а подсознание руководит нашим сознанием. Сознание послушно исполняет все инструкции, исходящие «снизу», и, мало того, еще желает перед этим «низом» выслужиться. А потому, если в подкорке сидит негативная эмоция, сознание не станет убеждать нас в том, что всё прекрасно. Напротив, оно будет всеми возможными способами взращивать и пестовать пессимистическую, депрессивную идеологию.Наши эмоции «квартируют» именно в бессознательном. Сознанию же остается лишь принять их настрой, а в случае депрессии он соответствующий. Это мы, сами того не подозревая, вынуждены будем кляузничать на свою жизнь, стряпать депрессивные пасквили по поводу «несправедливости мира», собственной «несостоятельности», «бесперспективности будущего» и т. д., и т. п. И потому подобные речи в устах человека, страдающего депрессией, отнюдь не случайность и, по большому счету, не являются его мнением. Это мнение его депрессии, а его собственное в этот момент просто отсутствует. Подсознание диктует нам соответствующие речи, а наше сознание является лишь их выразителем. Но каким способным, каким одаренным и каким ретивым исполнителем оно в этом случае оказывается!


Ожидание неприятностей не уменьшает разочарования от неудач, когда они происходят. К такому выводу пришли американские психологи, проведя серию экспериментов со студентами.

Большинство людей считает, что если мысленно приготовиться к худшему — например, к провалу на экзамене или к поражению в состязаниях, — то перенести эти неприятности, если они действительно случатся, будет намного легче. Однако это представление опровергается экспериментом, который был проведен психологами из Тихоокеанского университета Сиэтла (Seattle Pacific University) и Университета штата Вашингтон (University of Washington).

Сначала группе из 80 студентов предложили заполнить опросник, по которому определялся общий эмоциональный портрет человека — радостный или мрачный. Затем студентам дали возможность попрактиковаться на компьютере в решении средней сложности задач на подбор словесных ассоциаций. На основании этого опыта студентов просили оценить, насколько успешно они справятся со второй серией подобных заданий — уже без помощи компьютера.

В новой серии половина студентов получила немного более простые задания, а другой половине предложили более сложные задачи. По окончании тестирования студенты заполнили еще один опросник, проверяющий их эмоциональное состояние, — определялось, насколько обескураженными чувствуют себя те, кто допустил в тестах серьезные ошибки.

Неожиданно оказалось, что студенты, которые с самого начала не надеялись на хороший результат, чувствовали себя хуже тех, кто был уверен в успехе, но просчитался. А вот в тех случаях, когда результат был хороший, уровень положительных эмоций был примерно одинаковым, сообщает журнал Nature.

Исследователи считают, что реакция человека на неудачу определяется в основном его общим отношением к жизни, а не степенью готовности к конкретной ситуации. Оказалось, что старый совет «быть готовым к худшему» попросту не работает, а пессимистическая установка превращает человека в неудачника. Те же, кто уверен в успехе, даже при неудаче часто считают, что действовали в целом не так уж плохо.

Еще один опрос участников эксперимента показал, что пессимисты склонны винить в неудачных результатах теста себя и свои недостаточные способности. В этом проявляется их меньшая готовность к неудачам. Напротив, оптимисты не связывают полученные слабые результаты с самооценкой, что позволяет им легче пережить неудачу.

Но у подобного отношения к своим успехам есть и оборотная сторона: люди, которые смотрят на мир и на себя через розовые очки, не склонны признавать свою ответственность за допущенные провалы. Их самоуспокоенность может скрывать от них реальный масштаб проблем вплоть до того момента, когда последствия становятся необратимыми.

С пессимистами тоже не всё так однозначно. Для некоторых людей беспокойство по поводу возможной неудачи служит мощным мотивирующим стимулом. Собственный негативный прогноз заставляет их тщательнее готовиться к предстоящим испытаниям. Психологи называют такую реакцию «защитным пессимизмом».

Всё это, конечно, делает неоднозначным вопрос о практической пользе пессимизма и оптимизма, но вот мнение о том, что пессимистическая установка сбережет вам нервы при неудаче, можно считать экспериментально опровергнутым.



Человек - существо социальное. Всю жизнь его окружают другие люди. Поэтому совершая тот или иной поступок, мы так или иначе оглядываемся на общество, надеясь на их поддержку и опасаясь их осуждения. Тем самым мы устанавливаем для себя рамки, ограничиваем себя.

Хотите пару примеров? Да сколько угодно. Вот живет себе молодая красивая СВОБОДНАЯ девушка 25 лет. Какой вопрос она слышит чаще всего, встречая знакомых, которых давно не видела, родственников или друзей семьи? «Замуж еще не вышла? Почему? Пора уже!» В лучшем случае, она будет просто думать об этом, ища причину своей свободы в своих же недостатках. В худшем случае выйдет за друга детства, который давным-давно ее любит и будет просто счастлив взять ее в жены. А что? Он хороший, добрый, ее любит. Что еще надо? А вот будет ли она счастлива, вопрос второстепенный.

Или посмотрите на сотни и тысячи женщин, подрывающих свое здоровье диетами в стремлении достичь идеальных пропорций 90-60-90 или считающих, что их личная жизнь не устроена из-за отсутствия груди 3-5 размеров.

А как насчет пар, несостоявшихся из-за небольшой, маленькой такой разницы в возрасте?

И таких примеры тысячи. Это стереотипы, своеобразная дань обществу. Неписанные законы и правила, которые якобы следует соблюдать. Довольно часто они необоснованны и надуманны. Очень хорошо описано понятие «стереотип» в Большом Энциклопедическом Словаре: «Выражает привычное отношение человека к какому-либо явлению, сложившееся под влиянием социальных условий и предшествующего опыта; составная часть установки. Нередко синоним устаревших и предвзятых представлений, связанных с предрассудками.»

Откуда же они берутся? Согласно определению, стереотипы основаны на пережитом прошлом. Действительно, ты один раз обжигаешься на чем-то и потом начинаешь утверждать, что это плохо, неправильно, что этого допускать нельзя, потому что такое положение дел изначально обречено на провал. Так ты создаешь для себя некий шаблон поведения, свой стереотип. Но как получается так, что этот стереотип становится социальным?! Люди общаются, делятся своим опытом, находят единомышленников, а то, что противоречит их взглядам, гордо называют исключением из правил. Но для того, чтобы шаблон поведения кучки людей стал действительно социальным, всеобщим, нужно время. И оно делает свое дело. Процесс рождения стереотипов - долгий процесс, так же как и процесс их разрушения. Причем, занимательным является то, что создают и уничтожают стереотипы одни и те же факторы - опыт людей и время.

Самое же интересное в существовании стереотипов - это то, что их содержание не написано в книжках, этому не учат в школах, но тем не менее установки предков прочно сидят в наших головах. Иногда очень глубоко, тогда человек может противостоять обществу, иногда прямо на поверхности, и тогда мы идем на поводу у социума. Получается, что мы опираемся не на свой опыт, а на опыт целых поколений. Что заставляет нас так поступать, брать на веру чужие слова? Ответ прост - страх. Страх совершить ошибку, сделать себе больно, услышать «как ты мог так вляпаться, ты же знал…»

Конечно, времена меняются, меняются и стереотипы. Люди становятся более открытыми, более смелыми. Но избавиться от такого феномена, как стереотип, полностью не могут. Вспомните, каково было отношение к неравным бракам, в которых один из двоих богатый, а другой бедный. Сейчас отношение к этому гораздо лояльнее, но тем не менее существование выражения «встречаться с кошельком», «содержанка» по-прежнему существуют.

Остается только один вопрос: зачем общество создает стереотипы? Ведь каждая ситуация индивидуальна, а каждый человек уникален. Неужели мы так боимся ошибиться? Тогда все встает на свои места. Мы стараемся избегать ошибок, следуя шаблонам. А если все-таки нарушим, то можем запросто оправдать себя тем же самым шаблоном, мол проблема не в тебе, все было известно заранее, это ж всем было ясно.

Но что, если вы бежите от своего собственного счастья? Что, если вы теряете свой шанс? Давайте научимся слушать себя, собственное сердце, а не других людей. Давайте оставим прошлое в прошлом, освободимся от шаблонов и просто будем счастливы!



© 2012 Мир народной медицины | Все права защищены.Копирование материалов запрещено
Яндекс.Метрика